АВТОРА!

Петербург-22. Война и мир

Дворцовое великолепие Питера сегодня помножено на войну. В окнах – печатные листки формата А4 с буквой Z. Не много, нет, не сказать, что повсеместно, не так много, как в Кронштадте (о легендарном городе русских моряков ниже расскажу), но они есть в окнах, обычных окнах живых людей. И это – удручающее дополнение к огромным баннерам с фотографиями погибших «героев». Погибших в Украине.

Все парни, погибшие в «спецоперации», на баннерах – «арийские» красавцы, в парадных десантных формах. Бурятов со специфическим разрезом глаз и неевропейскими чертами на баннерах нет.

Вместо плакатиков Z на окнах почему-то хочется увидеть крест-накрест бумажные ленты. Как в блокаду.

А, вообще, Санкт-Петербург не производит впечатления воюющего города. Наоброт: почти сразу сложилось впечатление, что жители не особенно думают о том, что где-то идет война, в которой их страна выступает, как признает весь мир, в роли агрессора.

Я спросила об этом чудесного человека, очень советского, несостоявшегося кораблестроителя (несостоявшегося, потому что Ленинградский кораблестроительный он закончил в развал Советского Союза, когда все рухнуло). Жизнь у него сложилась очень и даже очень, но Питер он называет Ленинградом и полностью оправдывает развязанную Россией войну. Он говорит, что правду сейчас можно услышать только от священника Андрея ТКАЧЕВА, что фейсбук – помойка, а «все наши в Контакте». И… ненавидит белорусскую власть. А еще говорит, что Владимир ПУТИН возродил российскую промышленность.

Но не суть. Я спросила его (после дня прогулки по центру города) – питерцы, вообще, знают о войне? Болит им война? Им... страшно? Они все такие счастливые, летние, возбужденные жарой и радостью гулять с мороженым. Совсем как... немцы Берлина до бомбежек союзников. Есть в их жизни война?

 «Война – каждый день, – сказал мой собеседник Дима. – Америка захватила треть мира, вот когда Балканы бомбили и в Ираке – никого не волновало…». «Люди не могут думать и помнить о войне, иначе они свихнутся, человеку нужен позитив», – резюмировал Дима. И повез нас смотреть, как разводят мосты.

Желающих увидеть разведение мостов – тьмы и тьмы. На набережной по всей ее центральной протяженности не протолкнуться, особенно феерично столпотворение на воде: лодки, катеры, водные мотоциклы стоят бок о бок, заполонив, подобно косяку рыбы, всю ширину Невы. Между ними с трудом лавирует с мигалками водное ДПС на полицейских лодках.

***

Пачка самых дешевых сигарет в Питере стоит 128 рублей. Совсем народно-мужских. На скидке за 111 рублей можно купить приличную рыбную консерву. Литровую бутылку «Тархуна» можно найти за 29 рублей. Но, вообще, приехав с малыми деньгами, еду покупать лучше в «Дикси». Там даже чудесные яблочные пироги, сочащиеся вареньем, можно встретить за 43 рубля. «Дикси» – ни разу не аналог отечественных «Светофоров» и «Еврооптов». Там действительно вкусная, свежая качественная еда, уютные залы и чистый воздух без гнильцовой примеси бросовой пищи.

Очень много белорусских продуктов, невиданных (!) в Беларуси. Больше молочки. Красочные фантики и необычная начинка глазированных сырков, очаровательное сливочное масло фасовкой по 1-2 килограмма (стильный огромный брикет). «Как было «на экспорт», так и осталось», – шутим.

Кстати, о магазинах. Они – очарование Питера. Никаких громоздких сетевых «торчалок» в самых неподходящих местах. Все огромные мегамаркеты выведены на окраины и за город, а магазинчики в черте города так и остались магазинчиками: неброская дверь, некричащая вывеска, скромная площадь, удобно разложенный ассортимент. Удовольствие потребителя – пойти в магазин, а не в «сеть». Из сетей – только «Дикси». Но все они в полуподвалах, в небольших первых этажах, и чаще представляют собой не огромный «вестибюль», а лабиринт «комнаток»-отделов (мясо, молоко, сладкое, консервы, «бытовуха» и т.д.). В общем, покупать продукты в Питере гораздо вкуснее, чем в гламурных гигантах Минска.

***

В Кронштадт мы отправились от станции метро «Старая деревня». Автобусом. И в автобусе, очень нарядном и комфортабельном, почти девственном, узнали, что в городе свершилась... транспортная реформа. Ее очень живо обсуждают горожане, в том числе по автобусному «телевизору». Смысл – маршруток в городе больше нет. Вообще. Их заменили «социальные автобусы», на самом деле – просто новые автобусы, проезд в которых стоит 60 рублей.

С наличными деньгами автобусы не работают. Оплата только картой, на входе. Если нет кондуктора. А если есть (впрочем, кондукторы едут на линии только в центре Питера, окраинные маршруты без них), они тоже продают талончики по карте.

Мы ездили зайцем. И в Кронштадт, и на другие окраины. А как работает контроль, если зашел посреди маршрута? Снова прикладывает к устройству   оплаты карту. Если оплата была, то деньги повторно не спишутся. А, если ты «заяц», – карта скажет правду. И тогда штраф – 500 рублей.

Питерцы транспортной реформой очень довольны.

***

На Первой линии Васильевского острова увидели… путану. Путана была хороша, видна издали и… впечатляла. Три девочки-подростка начали ее задирать – дразниться и улюлюкать. Путана выматерилась и неспешно направилась за ними, фотографируя на мобилку. Девочки струхнули и сбежали.

Путана нам понравилась, девочки – нет.

Комплексный билет по все музеи Петропавловской крепости (он действует два дня, чтобы не «объесться» впечатлениями) стоит чуть больше тысячи. А «маленький» билет не так выгодно, например, в тюрьму Трубецкого бастиона – 200 рублей (нам, как белорусам, хотелось именно в тюрьму). Скидок для граждан РБ, единых со скидками для РФ, никаких нет, хотя на всех сайтах они обещаны.

Очередь в храм Спаса на Крови опоясывает собой многократно. Рядом со Спасом – закрытый дворик старого питерского дома. Гуляют дети, гуляют мамы, гуляет нежная изысканная женщина в белом. От нее исходит тепло и достоинство материнства. Вокруг дети, и ее, и чужие, и все как-то очень радостно с ней общаются. На секунду показалось, что вот прямо сейчас, прямо в этот дворик, прямо на эту женщину прилетит бомба. Порвет детей на ручки-ножки. Как в Украине.

***

В Кронштадте нашли написанное фломастером «Нет войне». Детским каллиграфическим почерком. «Может быть, кто-то их этих маленьких кадетов написал в увольнительной», – понадеялась дочка.

В Кронштадте много туристов. Очень много. Но – русских. Они не могут купить роскошные сувениры в «Сувенирном буфете» (обязательно разбогатею и привезу себе большой макет маяка за 11 тысяч рублей), не могут покататься по фортам на искрометных катерах. Они ковыляют за гидом и слушают о морских подвигах. На сувениры и катера деньги были у иностранцев, но иностранцев нет.

Аромат соли и морской крепости в Кронштадте – всюду. Городская эклектика поражает красотой неожиданности, домики разных эпох просто слеплены друг с другом: на острове приходится экономить место.

Почти все офисные здания – в бумажках с Z. А вот флаги вывешивают на балконах, судя по состоянию флагов, только… люмпены.

Морской собор – в именах. Это на самом деле уникальный собор, он построен на деньги людей, не государства. Людей, в семьях которых были моряки. И – на деньги российских диссидентов тоже.

Стены Никольского («О плавающих и путешествующих…») собора – в именах. Всех, кто когда-либо погиб… На войне или просто за имперские замашки России. Есть макет «Курска».

По собору прошел пожилой статный адмирал. Помолился, не приближаясь к алтарю. Потом привели строем моряков на утреннюю молитву, потом еще других моряков. Подумала, что свободных мест на стенах собора не заметила. Но ведь имена погибших на том «русском корабле, который пошел…» тоже предстоит написать.

Вода в Финском заливе холодная. Купаются только местные и… мы. А какой ей быть. «Остались они сдуру без теплого одесского моря», – говорю дочке.

Алкоголь в России продавать можно только с 10.00 до 22.00. Но в Кронштадте есть уникальный алкомаркет, который после 22.00 превращается в… бар. Он круглосуточный. И вам тут все продадут, но в Открытом Виде. Чем бы и какого объема не было бы это ВСЕ. Открыли – бери в руку и ступай себе по улице, прихлебывая. Впрочем, есть и терраса со столиками. Можно прямо здесь и со своей едой.

А еще в этом кронштадтском алкомагазине есть… Белорусский квас! «Скажите, – возопила я. – Вы можете проверить по накладной? Он на самом деле приехал из Беларуси, или это просто название?»

«На самом деле», – покопавшись в бумагах, сказал юный продавец. «А белорусам скидка на родной квас полагается?» – «Не полагается. Мы вас так угостим. А вы приехали с палаткой и спальниками? А зачем?» – «Ну, потому что мы любим море и ветер. И еще потому, что сейчас белорусам, в большинстве своем, не осталось никакого не занятого войной моря. Разве что кроме Финского залива». Откуда торчит «плавник» подводной лодки, соседствующей со старенькими крейсерами. Наш питерский друг – тот самый советский человек и несостоявшийся кораблестроитель Дима – сказал, что это старенькие крейсера и годятся только учить моряков и мальчиков-кадетов.

Попрощавшись с Димой, я уселась плакать на станции метро «Чкаловская». Над войной, над этой гадкой беспечностью питерцев, над всем этим адом кромешным. Сверху раздался голос: «Девушка, можно подарить вам? Ой, вы плачете. Возьмите. Все будет хорошо». На колени легла роза. Высокий дагестанец атлетического сложения с аккуратной бородкой и внимательными умными глазами положил мне на колени розу, поклонился, прижимая руку к сердцу, и ушел в метро.

В Питере, в Москве есть движение – дагестанцы дарят розы белым женщинам после прошлогодней резни. В смысле, довести, что кавказцы – не дикари, не сокрушители цивилизационных устоев, а достойные тихие люди, уважающие нравы тех, среди кого живут. Выходя в город, они покупают розу и дарят ее… кому-нибудь. В это утро я оказалась «кем-нибудь».

Фото автора 


Система Orphus

ПОИСК ПО САЙТУ

СКАЗАНО!

Дмитрий ЛУЖИНСКИЙ, заместитель генерального директора НПЦ НАН Беларуси по земледелию:

– Для Беларуси не так много надо выращивать сельхозпродукции, особенно в области растениеводства, чтобы обеспечить свою продовольственную безопасность. Например, для закрытия потребностей всего населения Беларуси в хлебобулочных, кондитерских изделиях и всех видах круп, достаточно миллиона тонн зерна. А мы производим только зерновых 6-8 млн тонн каждый год. Уже давно себя обеспечили, голода у нас по этим продуктам не будет. Остальное идет на корм скоту, это – дополнительная продукция животноводства…

ЦИФРА

97% к уровню первого полугодия 2021 г.

в сопоставимых ценах составило производство агропродукции в первом полугодии 2022 г. в хозяйствах всех категорий (сельхозорганизациях, КФХ, ЛПХ) Беларуси.

ГЛАС(З) НАРОДА

Былы бізнэсмэн пасадзіў пермакультурны лесасад

Бізнэсмэн кінуў працу ў Маскве і Піцеры, пасадзіў экзатычныя расліны ў беларускай вёсцы і пераехаў жыць у лес. DownShifter.by выбраўся ў госці да Іллі РЭМЕЗА, які ўжо 10 гадоў вырошчвае пермакультурны лесасад.

СИЗОХРЕНИЯ

Вверх по склону, ведущему вниз…

Вверх по склону, ведущему вниз…

Фото Владимира СИЗА.

ПОЧТА@AGROLIVE.BY

Логин:
Пароль:

(что это)