АГРОТУРИЗМ

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ МНЕНИЙ. Колокол уже звонит?..


Что происходит сейчас в некогда обласканной государством сфере сельского туризма? Повторяя нетленное, хемингуэевское – не звонит ли уже по нему колокол? AGROLIVE.by предлагает вам вникнуть и попробовать разобраться…

С официальной «колокольни»

После перерегистрации в Беларуси насчитывается 1,3 тыс. агроусадеб. (А до начала этой самой перерегистрации было 3150. – Прим. AGROLIVE.by)/ Об этом рассказала директор Департамента по туризму Министерства спорта и туризма Ирина ВОРОНОВИЧ в проекте БЕЛТА "Страна говорит".

Вся закавыка в том, что до 1 июля 2023 года агроусадьбы в Беларуси должны были пройти перерегистрацию. Хозяева подавали документы на перерегистрацию, после чего комиссия из представителей различных служб и местных исполкомов осматривала объекты агроэкотуризма на предмет соответствия деятельности указу №351 от 4 октября 2022 года.

Напомним: этот документ направлен на повышение качества оказываемых услуг, исключение возможности вести гостиничный или ресторанный бизнес под видом агроэкоусадеб, защиту прав проживающих по соседству граждан. Итогом перерегистрации и стало то, что на 1 января 2024 года лишь 1,3 тысячи субъектов хозяйствования подтвердили свой статус.

"Количество сократилось, но это не значит, что какая-то агроэкоусадьба исчезла. Вопрос – в каком формате она работает", – акцентировала И. Воронович.

Она пояснила, что в этом направлении меняются и налогообложение, и сам подход.

"Встал вопрос о наведении порядка. До момента принятия указа агроэкоусадьбы превратились в гостиницы, рестораны, поэтому многие люди продолжают работать, но уже не как агроэкоусадьбы. Изначально так было задумано и это идея Президента Александра ЛУКАШЕНКО – развивать нашу традиционную жизнь на селе и демонстрировать это, – отметила чиновница. – Перерегистрированные исконные агроэкоусадьбы продолжают работать. Люди, которые имеют дом и проводят свадьбы и другие мероприятия, просто работают в другом формате".

По версии белорусской власти, задача вышеупомянутого указа – сохранить агроэкоусадьбы, чтобы эта деятельность не потеряла свой смысл.

"Очень большой труд людей, которые живут этим делом и работают в данном направлении. Те люди, которые исконно готовят агроэкоусадьбу, проводят мастер-классы, вкладывают душу. Это – целые семьи, это – образ жизни. Думаю, что сознание у людей поменяется, и агроэкоусадьбы теперь будут воспринимать не только как место, где можно переночевать, отгулять свадьбу, но и как что-то очень традиционное и важное для белорусской культуры. Через агроэкоусадьбы передаются традиции того или иного региона страны", – полагает И. Воронович.

Под одну гребенку

По мнению эксперта, доцентом кафедры международного туризма БГУ Валерии КЛИЦУНОВОЙ, которая с 2002 по 2022 год возглавляла БОО «Отдых в деревне» и по праву считается «мамой» сельского туризма в стране, намерения изначально были неплохими – навести порядок, гармонизировать сферу.

«Но подошли к этому слишком жестко, – прокомментировала в интервью «Экономической газете» В. Клицунова. – Я всегда говорила на всех уровнях: надо вводить дифференцированную шкалу, чтобы требования к усадьбе (и здесь речь идет не только о налогах) зависели от ее размера. Чем больше усадьба, тем жестче должны быть подходы. У нас же всех подгребли под одну гребенку – и большие комплексы, и маленькие домики на пару комнат».

К слову, раньше организация «Отдых в деревне» и представители агроусадеб очень активно участвовали в разработке таких документов, отстаивали свои интересы, в том числе – в публичном пространстве. Но когда шла работа над указом № 351, общественная организация «Отдых в деревне» уже была ликвидирована. Что касается хозяев агроусадеб, то, по мнению В. Клицуновой, формально они участвовали в обсуждении новых норм, но высказать свое мнение дали далеко не всем.

«К тому же, обсуждался один документ, а на выходе мы получили немного другой, – сетует авторитетный эксперт. – Прежде в стране действовал заявительный принцип: человек решил заняться агроэкотуризмом в деревне, написал заявление, оплатил одну базовую – и мог работать. Теперь же все отдали на откуп местным властям, и в этом я вижу главную проблему документа. Чтобы открыть агроусадьбу, предприниматель должен получить разрешение от исполкома. Для этого к нему приезжает целая комиссия, в которую входят представители всех сфер – пожарники, архитекторы, санстанция, культработники и дальше по списку. В теории это, возможно, и неплохо, но на практике получается по-разному. В исполкомах не всегда есть специалисты по туризму, которые понимают, как именно работают такие объекты, что входит в турпродукт, на какие моменты стоит обратить пристальное внимание».

И касательно регистрации, и перерегистрации – в тех регионах, где местные власти поддерживают агроэкотуризм, ситуация складывается неплохо. Хозяевам усадеб помогают привести объекты в соответствие с новыми нормами. Как правило, так происходит в провинции – в том же Каменецком или Волковысском районах перерегистрацию прошли практически все. А вот к тем, кто работает недалеко от Минска, больше вопросов. Например, в Воложинском районе работало 60 усадеб, перерегистрацию прошли только 10. В Логойском районе тоже было около 60 объектов, осталось меньше 10.

Что делать непрошедшим?

Самый распространенный вариант – сдавать дома в аренду на длительный срок. Второй путь – продать (но здесь нет никакой гарантии, что получится продать по той цене, которую такой дом действительно заслуживает). Некоторые намерены отдать усадьбы детям. Вообще, многим проще было закрыть бизнес, чем пытаться пройти через «горнило» перерегистрации. Возникало немало вопросов с регистрацией (оформлением) домов, количеством комнат (если больше 10-ти, то будь готов к затратам).

Как полагает В. Клицунова, сейчас все упирается в желание местных властей поддерживать или не поддерживать эту сферу. Да, Указ № 351 сделал условия работы более жесткими, но по нему можно работать. Проблемы вызывают сопутствующие документы – новации в налоговом законодательстве, нормативные акты Министерства культуры. Парадокс в том, что иногда они… противоречат Указу № 351.

Всяк чиновник диктует по-своему

Много вопросов вызывает и то, как местные власти трактуют нормы законодательства.

– Яркий пример: в документе прописано, что хозяева усадеб имеют право знакомить туристов с окрестностями, – поделилась эксперт. – При этом местные власти трактуют этот пункт так, что экскурсии хозяин может проводить либо в рамках своей усадьбы, либо в рамках своего населенного пункта. Но почему так? В Указе № 351 об этом нет ни слова. Многие объекты держат местные жители, они прекрасно знают свои места, легенды, истории. Кто будет об этом рассказывать? Профессиональные гиды? Но поедут ли они в глухую провинцию, где нет массовых турпотоков? Им ведь надо не просто приехать, а найти всю необходимую информацию, разработать экскурсию, утвердить ее. И сколько будут стоить услуги такого гида? Много ли агроусадеб потянут дополнительные расходы? Вопросов много».

Еще одна ужасная вещь произошла с мастер-классами, народными танцами, батлейками, которые показывали гостям хозяева усадеб. Иногда для таких случаев приглашали носителей местной культуры. К примеру, в усадьбе «Полесские традиции» приглашали бабушку, которая знает около 150 фольклорных песен, и это была та изюминка, на которую ехали. А теперь, оказывается, хозяева усадеб ничего подобного делать не могут, это уже анимация, заниматься которой могут только работники культуры. Вести программы, петь, развлекать гостей могут те артисты, которые внесены в реестр Минкульта. Тем временем, в Указе № 351 написано, что проводить мастер-классы, организовывать фольклорные выступления, знакомить гостей с традициями хозяева усадеб не просто могут, а даже должны.

Развитие инфраструктуры никто не учитывает

Раньше хозяева усадеб платили сбор в размере одной базовой величины в месяц (за одну усадьбу). Теперь такой режим налогообложения они могут использовать только по разрешению местных властей.

– И здесь подходы различаются в зависимости от региона и отношения властей, – обратила внимание В. Клицунова. – Если в Волковысском районе платить сбор разрешили практически всем, то в Воложинском – никто не получил такое право. Да, маленькой усадьбе, которая работает несколько месяцев в сезон, комфортно переходить на НПД. Особенно если ее хозяева – пенсионеры, процентная ставка в таком случае составит всего 4% (для них действуют льготы). Максимальная ставка по НПД – 20%, и это уже ощутимо. Но если усадьба работает круглый год, у нее неплохие обороты, то платить сбор было намного выгоднее. При этом надо понимать, что у такого объекта и издержки больше. Хозяева вынуждены постоянно вкладывать деньги в развитие инфраструктуры. Этот момент никто не учитывает.

Сможет ли выжить?

Агроэкотуризм одно время гордо именовали едва ли не визитной карточкой Беларуси. Но разве сможет он уцелеть, не говорят уже про бурное развитие, при таком – явно изменившемся – отношении со стороны государства?

«Я надеюсь, что да, сможет, – говорит В. Клицунова. – Ведь это – наша изюминка, наша особенность. Сейчас рынок сократился, но, думаю, что все постепенно выправится. Те, кто хочет работать, нашли способ подстроиться и продолжат свое дело. 20 лет мы учились работать в этой сфере, создавали туристические объекты, в которые хочется вернуться. Это не могло пройти бесследно. Я верю в наших людей, они очень талантливые. Главное у нас – это человеческий капитал, на нем можно строить будущее…»

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ…

В Браславском районе почти всем агроусадьбам отказали в перерегистрации

На Витебщине большому числу агроэкоусадеб было отказано в перерегистрации в связи с выявленными нарушениями в их работе. Об этом рассказала главный специалист сектора туризма и физкультурно-оздоровительной работы управления спорта и туризма Витебского облисполкома Ольга ФЕДОРОВА.

Как отметила чиновница, в регионе главной причиной отказа в перерегистрации агроэкоусадеб стало то, что основной их деятельностью стала сдача жилья внаем.

«В Витебской области было очень много агроэкоусадеб. Основная масса приходилась на Браславский район – там было 300 таких объектов, а при перерегистрации осталось только 5. Дальше мы их не контролируем», – сообщила О. Федорова.

Также, по ее словам, среди типичных нарушений значились отклонения от принятых санитарно-гигиенических норм.

Всего после перерегистрации в регионе осталось 162 агроэкоусадьбы, причем рекордсменом по их количеству стал Глубокский район – там 32 объекта. Как Нет агроусадеб только в двух районах Витебщины – Дубровенском и Толочинском.

(При создании материала использована информация БЕЛТА, «Экономической газеты», Mifin.by)

Снимок носит иллюстративный характер!

Фото из архива AGROLIVE.by 


Система Orphus

ПОИСК ПО САЙТУ

СКАЗАНО!

Владимир ГРАКУН, заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь:

– Картофель в Беларуси будет возделываться, культура продолжит оставаться актуальной. Хотя посадочные площади и снижаются в последнее время, валовка остается примерно на одном и том же уровне. Это свидетельствует о том, что работаем более качественно: с каждого га удается собирать больше клубней. Вот и в текущем сезоне, надеемся, в общественном секторе будет получено 1 млн 200 тыс. т – больше, чем в предыдущем…

ЦИФРА

Около 1000 сортов винограда

культивируется сейчас в Беларуси. Выбор достаточно обширен, но важно определиться с тем, что подойдет именно вам. Об этом рассказал во время практического семинара, прошедшего в начале апреля на базе РУП «Институт плодоводства», научный сотрудник Владимир УСТИНОВ (на снимке с участниками семинара).

ГЛАС(З) НАРОДА

«Болезнь X»: потенциально угрожает индустрии путешествий?

Любые прогнозы – дело неблагодарное? Или благодарное, когда они все-таки сбываются? А много ли прогнозов сбывается вообще? Опытные, умудренные жизнью люди говорят: всегда ставьте на черное и, скорее всего, не прогадаете. Впрочем, для глобальных событий это правило, похоже, не действует.

СИЗОХРЕНИЯ

Вверх по склону, ведущему вниз…

Вверх по склону, ведущему вниз…

Фото Владимира СИЗА.

ПОЧТА@AGROLIVE.BY

Логин:
Пароль:

(что это)