ШКОЛА ЖУРНАЛИСТА

«В тумане»: возвращение Василя Быкова и воплощение белорусской ментальности Сергеем Лозницей


Сегодня, уважаемые коллеги, попытаемся в нашей «Школе журналиста» вспомнить, что такое кинорецензия. Время-то на дворе – листопадное, с легким “привкусом” кинодейства. Самая пора – поупражняться в кинокритике, чего не делала уже неприлично давно. Потому, не удержавшись, “рванула” на просмотр киноленты, открывавшей в столичном кинотеатре «Октябрь» очередной кинофестиваль «Лістапад”.
p>Выбрала фильм Сергея Лозницы “В тумане” сознательно. Не потому, что среди всех белорусских писателей больше всего люблю Караткевича и Быкова, а хороших экранизаций произведений последнего – дефицит. (Хотя на сегодня во всем мире имеется аж 14 – ну, не парадоксально ли?). И даже не потому, что Лозница своим кинопрочтением повести Василя Быкова ” покорил Канны в этом году, о чем столько уже писано-переписано.

Осмелюсь поделиться тут с вами не только журналистским послевкусием, которое пришло ко мне после просмотра… Какое же предчувствие позвало меня в кинозал? Хотелось, в том числе, убедиться, что Лозница тонко прочувствовал скупую правду, удивительную, неброскую глубину быковской прозы. Но, пожалуй, главное, что интересовало: насколько удалось режиссеру проникнуть в белорусскую ментальность, душу народную, стойкость национальную, которая подвергалась жестокому испытанию в годы той страшной войны?

Впрочем, то был уже второй этап великой драмы. Первый – в другой повести Быкова “Знак бяды” показан не менее гениально. По сути, тотальная коллективизация, уничтожение белорусского крестьянства, затеянное во имя утверждения нового строя, новой формации, фактическое лишение земли Хозяина стало отправной точкой ужасной по своей сути ломки нашей ментальности.

Но за первой бедой пришла другая – война…

Экранизация “Знака бяды” режиссером Михаилом Пташуком – профессиональное кино, но до уровня “Восхождения” Ларисы Шепитько не дотягивает. (Хотя кто-тот может и поспорить, не отрицаю). Но смог ли Лозница, кинотворец нового поколения, не отягащенного необходимостью работать в условиях советского строя, с его идеологическим “испрямлением извилин”, бросить дерзкий вызов – попытался стать вровень с Шепитько?

…Перед началом просмотра зрителям обещали встречу с актерами, играющими в ленте Лозницы. Их мы не дождались, зато в очередной раз выслушали генерального директора национальной студии “Беларусьфильм” Олега Сильвановича. Он заверил, что “127 минут вашей жизни не пройдут напрасно – фильм “В тумане” из тех, которые надолго “селятся” в душе каждого посмотревшего”. Кинодеятель просветил также, что Сергей Лозница – наш земляк, родом из Барановичей. Вынашивал идею экранизировать именно эту повесть Быкова тщательно, средства же на воплощение замысла, сбросившись, нашли сразу шесть стран.

И тут возникает первый вопрос: а насколько, вообще, можно считать работу Лозницы частью нового белорусского национального кино? А, учитывая огромный фестивальный успех ленты, имеем ли право приобщиться к раздаче заслуженных наград? Да, в титрах название национальной студии “Беларусьфильм”, присутствует, но далеко не в первых строках. Из вполне достоверных источников, наведя справки, можно легко убедиться: вклад наш в создание этого заметного кинопроизведения сводиться если не к чисто символическому, то… Судите сами: процент участия определяется примерно на уровне 12-15.

“Измерять” искусство таким образом – может, и не сильно корректно, однако. Считаю, проза замечательного белорусского произаика Василя Быкова достойна того, чтобы ее брали и бережно, с трепетом, практически со 100-процентным участием национальной студии экранизировали! Иначе – как тогда оценивать роль этой самой национальной студии?!

Вообще, экранизировать в современной Беларуси на 100 процентов такую вещь, как повесть “В тумане”, -- вряд ли реально. Это – идеологически очень вольная, свободная, незашоренная картина. И дело не в режиссерском видении, Лозница просто очень точно, тонко следовал канве самой повести. Она же не поэтизирует отважную борьбу партизан против немецких захватчиков, не показывает этих самых борцов вовсе не идолами, кумирами, героями без страхи и упрека и так далее. А показывает людьми – с обычными судьбами, с не совсем смелыми, а, скорее, безысходными мотивами, толкающими на поступок вроде похода в лес, “на барацьбу”.

Я сейчас вспоминаю, как в далеком детстве моя бабушка, простая крестьянка, отработавшая всю жизнь свинаркой на ферме, обронила примерно такую фразу. “А еще же партизаны приходили – только успевай хавацца…” Бабушке тогда, в войну, было чуть за 16. Что она имела в виду конкретно, не знаю, а спросить уже – не у кого, к сожалению. Потом, в школе, когда проходила по истории соответствующие параграфы, как-то подзабыла эти слова бабушки. Но как раз пронзительная проза Быкова на многое приоткрыла глаза…

…Опасно и теперь подвергать сомнению прописанные, надиктованные, навязанные кем-то идеологические установки, рамки, границы! Но там, где все это есть, вряд ли появится качественное, берущее за ум и душу кино.

Можно согласиться с Олегом Сильвановичем: действительно, Сергей Лозница смог добиться такого эффекта, когда, с одной стороны, – в каждом кадре, в каждой реплике фильма «В тумане» -- Быков, с другой – сам Лозница. Это высочайший режиссерский пилотаж, который подвластен действительно зрелым, пусть и не по биологическому возрасту, мастерам!

И этот сознательный отказ от музыки, использование только звукового ряда… Хочется употребить слово «сопровождение», но здесь оно, пожалуй, не будет уместно. Звук в картине – еще одно «действующее лицо», наряду с традиционно малым количеством персонажей, коим отмечаются повести Быкова (за редким исключением).

Владимир Головницкий, белорусский звукорежиссер, подаривший «голос» творению Лозницы, перед показом был лаконичен:

-- Рад, что мы в этой картине вернулись к Быкову. И Быков, через эту ленту, вернулся к нам…

…Сюжет картины – незамысловат. Двое партизан, Буров и Войтик, по заданию командира партизанского отряда, приходят к дому путевого обходчика Сущени. С конкретной целью – покарать человека, которого не повесили вместе с коллегами-обходчиками, после диверсии на «железке». Немцы выпустили одного Сущеню. Значит, он – автоматически… становится предателем? Перед зрителем разворачивается скупая, немногословная, но такая жесткая, убийственная ПРАВДА. Правда жизни в экстремальных, аморальных обстоятельствах, когда доверие, уважение к человеку, давно знакомому, живущему тут, на этой территории в белорусской глубинке, становится делом совести общества.

…И – страшным грузом, большой болью, тяжким крестом для самого человека, которого подозревают все, даже любимая жена, в самом гнусном, мерзком, низком – предательстве.

Сущене предлагали переметнуться на немецкую сторону – он отказался. И не потому, что очень хотел выжить или совершить героический поступок. Путевой обходчик предупреждал коллег, что «диверсия» не из идейных соображений может плохо кончится для многих: самих «диверсантов», а также жителей окрестных деревушек… Его никто не услышал. Это ощущение одиночества, обособленности, неприкаянность личности, пытающейся остаться Человеком в нечеловеческих условиях, показана режиссером очень точно.

Путь в глубоком тумане заканчивается выбором, который Сущеня делает осознанно. Последний кадр: выстрелом буквально разрывает тишину осеннего леса. Это – не мелодраматический финал и не тяжелая безысходность мрачной драмы. Это – свидетельство силы духа, которая не может примириться с жизнью, купленной ценой потери доброго имени, самоуважения.

Посмотрев фильм до конца, можно закруглить размышления о том, что же все-таки происходило с белорусским народом в годы Великой Отечественной. Да-да, по-моему, образ путевого обходчика Сущени – это образ просто белорусского мужика, крестьянина от мозга до костей, носителя основных черт нашего национального менталитета.

Да, он стремится в партизанский отряд, но чтобы доказать – честное имя, оно никуда не делось. Но Сущеня – не борец-мститель по своей сути, не идеологически правильная личность, не ведающая сомнений, терзаний. Путевой обходчик оказался тем собирательным образом, через который Быков, в первую очередь, смог подняться в своей прозе до отображения глубинных черт “беларускасці”. Ну, а Сергей Лозница, в этом плане, постарался четко следовать замыслу великого писателя.

Выбор актера Владимира Свирского на роль Сущени – абсолютно точное попадание в цель! Даже по чисто внешним данным, не беря в расчет неплохую игру, он вызывает ощущение правдивости. Белорус – он такой, как Свирский. Большой, неброский, скупой в эмоциях, голубоглазый, светловолосый…. Жаль, что настолько яркий актер не нашел себе применения в родной стране, а подался, в поисках профессиональной самореализации, в Москву. Но что-то мне подсказывает: не окажись он там, не случилось бы в творческой биографии Свирского.

…И тут снова возникает упрямый вопрос: а где ж тут участие, “след” Беларуси, в создании замечательного, отзывающегося в душе зрителя, кино? И в самом ли деле Лозница старался делать белорусский фильм, создавать яркий национальный характер, через образ Сущени, в первую очередь? Или, все-таки, режиссер стремился сделать вещь, понятную зрителю в любой стране мира, картину, отражающую некий глобальный, общечеловеческий контент? Сначала я подумала, что неплохо бы задать эти вопросы самому Сергею – к 7 ноября, «лістападаўскай» премьере картины в столичном «Доме кино», Лозница обещал подъехать. Из Бразилии, где у него как раз в эти дни завершается ретроспективный показ.

Я подумала-подумала, и решила, что знаю ответы на вышеуказанные вопросы. Режиссер, даже не ставя перед собой такой задачи, ощутимо приподнял уровень белорусского кино, показав своим фильмом «В тумане», что наше национальное может быть понято в мире. И, в более масштабном плане, он открыл для мира духовный контекст белорусской нации. Впрочем, за это в равной степени можно благодарить и самого Сергея Лозницу, и великого белорусского писателя Василя Быкова. Хочется верить, что последний -- действительно возвращается. И не только в наше кино! Но, что гораздо важнее, -- в наши мышление, сознание, отношение к современности…

…Это нужно не самому Быкову, и даже не нам, ныне живущим белорусам, это – нужно будущим поколениям...

ОТ АВТОРА. Эту рецензию посвящаю памяти моей наставницы, зачинательницы белорусской кинокритики, известного журналиста, педагога, многолетнего профессора журфака БГУ Ефросиньи Леонидовны Бондаревой. Не так давно ее не стало, а пустота до сих пор ощущается, ниша, как сейчас говорят, остается не заполненной…

Ноябрь – это ее месяц. Ближе к концу – замечательный кинокритик, настоящий фанат кино отмечала свой день рождения. Ну, а в начале, конечно же, пропадала на фестивале «Лістапад”. Переживала и за его уровень, и за то, что в свободное постсоветское время белорусское кино не отличалось именно тонким проникновением в глубинную, национальную, сущность белорусской ментальности.

Наверное, фильм Сергея Лозницы удостоился бы похвалы от маститого журналиста и критика. А мне почему-то кажется не очень справедливым то, что на «Лістападзе”, белорусском кинофоруме, не нашло места спецпризу имени профессора Бондаревой. Ну, пусть бы это был, например, наш аналог каннской премии… «ФИПРЕССИ»? Или, допустим, награждать таким именным спецпризом автора самой лучшей, по мнению фестивальщиков, рецензии, опубликованной в ходе «Лістапада”? Вот только профессор Бондарева точно бы “не вынесла”,, если б приз ее имени вручался авторам каких-либо “журналистских отчетов”, вроде тех, где описываются наряды заезжих “звезд” или то, что у них в райдере…


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Григорий РАПОТА, госсекретарь Союзного государства Беларуси и России:

    – Особую озабоченность и споры вызывает вопрос допуска белорусских сельхозпродуктов на российский рынок. При этом стабильно в структуре белорусских поставок в Россию ведущее место занимают продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье – 35 процентов. Более того, последние три года, несмотря на кипящие страсти, уровень поставок сельскохозяйственной продукции в Россию сохраняется на неизменно высоком уровне.

    ЦИФРА

    В 1,5 раза в 2017 году

    вырос экспорт сельскохозяйственной продукции из Беларуси в страны Евросоюза, сообщил министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид ЗАЯЦ на пресс-конференции в пресс-центре БЕЛТА.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Проблемы небольшого аграрного района в Беларуси: работы нет, но люди терпят

    За день до визита Александра ЛУКАШЕНКО (в ноябре 2017 года – Прим. www.agrolive.by) на центральной улице Буда-Кошелево смешались техника и люди. В воздухе – запах краски, рев болгарок и шорох щеток по асфальту.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)