СЕРИАЛ

Молоко. Переработка – союзница сельчанина? Или...


Чем Беларусь сегодня может с успехом торговать на мировом рынке? Калийные удобрения, БелАЗы... Но даже не имея залежей углеводородов, вполне успешно можем зарабатывать валюту. В первую очередь, за счет экспорта продовольствия. Реализация продовольствия за рубеж – уже сейчас веский аргумент во внешнеторговой деятельности Беларуси. (Правда, такую позицию разделяют далеко не все, чаще всего она звучит лейтмотивом бравурных чиновничьих отчетов, где нет достаточной глубины проработки темы). Но что стоит за цифрой в два с лишним миллиарда долларов, которые удалось выручить за минувший год, торгуя продуктами? Это – впечатляющий рубеж или только ступенька к более серьезному результату? Ведь Президентом страны поставлена задача: к 2015 году выйти более чем на удвоение показателя года 2010-го, то есть реализовывать на экспорт белорусских продуктов не менее, чем на семь миллиардов долларов.
Выдержат ли неутерянные традиции накал конкурентной борьбы?

Если взглянуть на структуру этого сегмента внешнеторговой деятельности, то в основном торгуем молочной продукцией. Поставки мясные пока не могут соперничать ни по объемам, ни по денежной выручке. Впрочем, тут все логично – наша республика вряд ли может претендовать на звание «мясной державы» в экспортном преломлении. С «молочкой» же изначально ситуация более выигрышная: благодаря твердой государственной позиции удалось в трудные девяностые годы прошлого века сохранить, не разбазарить, не довести до банкротства ту высокоразвитую молокоперерабатывающую промышленность, которая создавалась еще в советские времена. Остались практически нерушимыми традиции, не наблюдалось и не наблюдается оттока квалифицированных кадров. Более того, идет постоянный приток молодежи...

Теперь белорусская молочная переработка перестраивается, модернизируется, что, согласитесь, — несомненный плюс! Правда, с другой стороны, и определенная доля «минуса» присутствует. Ведь конкуренты, создавая с нуля производства, вполне могут внедрить более прогрессивные технологии, закупить не просто качественное, современное, а — новейшее оборудование, созданное с учетом последних инновационных наработок.

Ситуация любопытна еще и тем, что существует сильная конкуренция даже на внутреннем рынке, не говоря уже про внешний. Да, удалось сохранить немалое количество молокозаводов. Но кое-какие, однако, пришлось закрыть, превратив в филиалы, сырьевые приемные пункты более крупных комбинатов. Что не лучшим образом отразилось на рынках труда небольших городов и райцентров – для них-то оказались потерянными так нужные рабочие места. Между тем, жесткая внутренняя конкуренция зачастую приводила и до сих пор приводит много где еще к так называемым «торговым войнам» локального масштаба. Когда местные власти тех или иных регионов волевым решением фактически перекрывают доступ в местные же магазины молочных продуктов от «чужих» производителей. Так проще всего – используя административный рычаг, делать вид, что продукция молочная от того или иного завода нарасхват. Но многие ли отечественные переработчики смогли прорваться на зарубежные рынки? Причем, прорваться и надежно там закрепиться, а не ограничиться разовыми поставками? Ведь не секрет, что на данном этапе наши экспортные успехи связаны — примерно на девяносто процентов, а это очень высокий показатель! — с российским направлением торговли. Неслучайно так больно бьет по белорусским экспортным расчетам даже малейшее осложнение в отношениях с российскими санитарными службами.

Напрягаемся...

Диверсификация рынков сбыта – на сегодня это, пожалуй, самый сложный путь. Но – другого не дано! Если продолжать уповать только на «бездонную» Россию, то можно оказаться у разбитого корыта. Тем более, в последние годы в экономические отношения между РФ и РБ все чаще и властно вмешивается политика. Нужно учитывать и то, что российский агропром больше не напоминает пациента, который скорее мертв, чем жив! Наоборот, тамошние конкуренты могут сегодня рассчитывать на довольно серьезные государственные вложения. Вообще, рыночная конъюнктура на мировом продовольственном «торжище» нынче переменчива – только успевай отслеживать новые веяния. Ориентироваться на внешних «торговых просторах» становится все сложнее. Несмотря на то, что миллиарды людей на планете голодают, легко «всучить» еду не получается! Парадокс? Вовсе нет! Просто всякой стране выгодно не экспортировать продовольствие, а всячески поддерживать своего агрария. И «проталкивать» своего же переработчика.

У белорусского – какие есть варианты выживания и процветания? Он старается действовать по принципу – ни в коем разе не складывать все яйца в одну корзину! И даже в слиянии, присоединении экс-убыточных заводов умудряется находить свои преимущества. Падает цена по основной экспортной позиции, допустим, сухому молоку – палочкой-выручалочкой становятся сыры, которые производятся в одном из филиалов.

К слову, о сухом молоке. У белорусского переработчика на него – очень даже серьезные расчеты. Не исключено, вскоре станет еще более востребованным на мировом продовольственном рынке? Постоянно нарастающая конкуренция вынуждает производителей оперативно «перебрасывать» молочное сырье в любую точку мира. Транспортировать его удобнее в сухом виде. В дружественной нам Венесуэле, к слову, из сухого молока делают многое – от цельномолочной продукции до сыров, используют для нужд кондитерской промышленности. Правда, пока лишь два белорусских молокоперерабатывающих предприятия смогли наладить туда поставки ценного, стратегического, по мнению некоторых специалистов, товара. Почему нельзя брать лихим наскоком тамошний рынок? Нужно вписаться в требования довольно жесткого стандарта «ковенин», специалисты еще называют его «американским». Ничуть не легче под него подстроиться, чем «угодить» Роспотребнадзору...

Где цены пляшут, но и выгода зарыта?

Какие выгоды принес белорусским молочникам год 2010-й? Одной из самых доходных статей оказались именно поставки сухого молока в Российскую Федерацию. Казалось бы, торгуй да радуйся? Но... Российский рынок, его близость, относительно высокая освоенность белорусским переработчиком – палка о двух концах. С одной стороны, сбытовые возможности там по-прежнему обширны. С другой – российский рынок уже не первый год отличается большими ценовыми разбежками, колебаниями. Причем, амплитуда этих колебаний – велика. Можно, конечно, пробовать предугадывать, куда качнется ценовой «маятник» по-российски. Но его переменчивость стала уже... привычной. Алогизм, как нельзя лучше характеризующий российский рынок! (Определенная ценовая неустойчивость присуща и для других зарубежных рынков, но не в таком ярко выраженном виде).

Да, курс на диверсификацию рынков сбыта нашими молониками взят. Но вряд ли удастся в ближайшее время уйти далеко от превалирования именно российского сбытового вектора. А, значит, придется иметь дело с отражением глубинных процессов, происходящих в российской аграрной экономике. Недавний вброс больших денег – в первую очередь, в строительство крупных современных МТК, а также свинокомплексов, птицефабрик в России – сделал свое дело. Неслабые затраты на модернизацию сырьевой части россиянам пришлось как-то покрывать. Они решили сделать это за счет высоких цен на молочную продукцию, что вызвало в 2009 году резкое падение спроса. А поскольку рынок правил скоропалительный бал, то часть скота, дойного поголовья, в частности, повырезали... Потом, когда снова потребовалось больше молочной продукции, брать ее оказалось... неоткуда. Вот в 2010-м и пошли вверх цены на молочное сырье. Белорусские экспортеры получили ситуацию, безусловно, выгодную для себя. Однако, по своеобразному закону «рыночной колебательности», у соседей опять покупательский спрос пошел на убыль. Начался обратный процесс – итогом его, по логике вещей, становится уменьшение цены на то же сухое молоко, к примеру.

Нужно ли питать иллюзии насчет возможного устранения «колебательности» российского рынка? На сей счет белорусские экспортеры настроены... Можно сказать – излишне пессимистично, а можно – здравомысляще, потому как надежд на большую предсказуемость российского рынка в будущем просто нет. Диверсификация поставок, многовекторность экспортных устремлений поможет уходить от сильной зависимости, не так чувствительно реагировать на рыночные веяния в Российской Федерации. Хотя, по причинам логистики, транспортных расходов, в целом – менее выгодной экономики, поставки любого вида молочной продукции в далекую Венесуэлу – спорный момент. Но для Беларуси сегодня это дело не только экономической целесообразности. Скорее, тут не обходится без политической мотивировки. В любом случае, куда лучше, если идут поставки, продукция не залеживается на складах. Конечно, самим белорусским производителям хотелось бы большей свободы маневра, в принятии решений, куда и как сбывать свой товар. Но наши молочники вынуждены жить и работать в условиях, когда, зачастую, вместо административных рычагов стоило бы применять чисто экономические методы, руководствоваться соображениями только эффективного хозяйствования...

Стандарты – под интересы

В торговом деле всегда немалую роль играли и будут играть так называемые закулисные игры. В хитросплетениях, которые вокруг да около самого экспортного процесса, честно признался мне «не на диктофон» один из руководителей крупного белорусского молкомбината, белорусы не чувствуют себя как рыба в воде. Слишком много подводных течений, слишком часто приходится упускать выгоду... Из-за чего? Да все просто: где-то требуется молниеносная быстрота в принятии решений, а, по нашим правилам игры, без долгих консультаций, согласований, отмашек «сверху» никак не обойтись.

Вместе с тем, чтобы поддержать своего производителя, у Беларуси есть немало веских оснований. Качество нашей молочной продукции – традиционно на высоком уровне. Вряд ли со времен СССР многое изменилось, а ведь тогда белорусская «молочка» уступала разве что прибалтийской. Статус-кво сохраняется и теперь. Но, чтобы завоевывать новые рынки сбыта, в условиях жесткой конкурентной борьбы, одного патриотического лозунга «купляйце беларускае» уже мало! Дабы убедить потенциальных покупателей, нужно вписаться в немалое количество стандартов.

Если бы на мировом молочном рынке действовал некий унифицированный стандарт... На деле же в разных регионах планеты то и дело приходится сталкиваться со специфическими требованиями к качеству молока, молочной продукции. Несоответствие нашей продукции требуемым параметрам – уже автоматически признак ее некачественности?

Сегодня эксперты говорят: в торговых отношениях на молочном «фронте» имеет место... манипулирование стандартами. Допустим, есть определенное рыночное пространство, на которое хотят внедриться со своей продукцией несколько производителей или групп производителей. И есть чиновники, отвечающие за обеспечение закупок продовольствия для данной территории. Нередко дальше процесс идет по схеме, далекой от честной конкуренции или заботы про безопасность для

здоровья потребителя. Надо пролоббировать интересы «нужного» продавца – другие будут отсеяны, в том числе, и путем выдвижения претензий по несоблюдению стандартов.

Чтобы успешно экспортировать, нужно много учиться

Аттестация на соответствие требованиям СТБ ИСО 9001-2001, внедрение системы управления качеством и безопасностью пищевых продуктов на основе анализа рисков и критических точек (НАССР), модернизация холодильного хозяйства... А еще, чтобы не допустить попадания в конечную продукцию даже крошечного «следа» от антибиотика, — применяется многоступенчатый мониторинг. Начинается он еще на стадии сырьевой зоны, то есть хозяйств, а завершается тщательной проверкой конечной продукции – на уровне республиканских ветеринарных инстанций. Эти и не только методы качественного продвижения наши молочники успешно осваивают.

Это, конечно, их субъективный подход, но слабым звеном в производственно-экспортной цепочке они все-таки считают сегодня сырьевую базу. На фермах – истоки и успехов, и проблем. И нельзя сказать, будто бы переработчики тут попросту переводят стрелки! Некоторые перерабатывающие предприятия сами для себя же и стараются: имеют собственные современные МТК. Такие проекты, впрочем, по части окупаемости – тоже явление весьма спорное. Счет идет точно не на месяцы – в текущей пятилетке вряд ли окупится объект, на который затрачено более тридцати миллиардов рублей. А тут еще, практически сразу, возникла проблема. Ввести-то ввели суперферму, а работать над качеством дойного стада – потом?

Переработчики – вовсе не альтруисты! Заняться еще и фермами их заставили, прямо скажем, не самые оптимистичные тенденции. Мощности белорусских молочных заводов, комбинатов сейчас недозагружены. Ничего удивительно, поэтому, что могилевские переработчики уже интересуются, нельзя ли разжиться сырьем аж за Гродно, в Свислочском районе! Ясно, что при таком раскладе иметь свою ферму – очень даже резонно. Но не получается ли распыления усилий? В принципе, неплохо ведь придумано – распределять нагрузку в АПК. Как говорится, кесарю – кесарево... Белорусская же модель отношений в цепочке «сырье – конечная продукция» похожа на переплетение. Или — перепутывание интересов? И будет ли толк от цепи, где столь тесно завязываются узелки на определенных участках, а на других – гладко?..

Как бы то ни было, сырьевой компонент, дружно признают белорусские переработчики, у нас еще не то, чтобы совсем «хромает»... Просто его необходимо еще большими темпами подтягивать непосредственно к перерабатывающему уровню. Далеко ушедшему вперед? По-моему, так можно сказать, но лишь применительно к конкретным производствам с обеих сторон – сырьевой и перерабатывающей. Но никак не в целом характеризовать положение по республике!

Многое делается за счет как раз общих усилий – государства, переработчиков, хозяйств, поставляющих сырье. Например, в Витебской области дает уже ощутимый эффект программа, предусматривающая установку на каждой ферме холодильников закрытого типа. Переработчики здесь играют «первой скрипкой», потому как их интерес – едва ли не основной двигатель прогресса. Да, хозяйства – поставщики сырья – тоже заинтересованы в модернизации ферм, но их финансовые возможности зачастую ограничены. А переработчики нередко авансируют СПК, КСУПы. Сырьевики не могут обойтись без подмоги извне? Кто — как, в зависимости от состояния казны. Но факт остается фактом: они не могут пока закрыть на все сто процентов загрузку существующих нынче перерабатывающих мощностей. Значит ли это, что низовое, сырьевое, звено экономически слабо простимулировано? Речь, конечно же, об уровне закупочных цен. Несмотря на постоянные сетования аграриев, государство, тем не менее, старается поднимать ценовую планку. В конце концов, появилась возможность реализовывать молоко сортом «экстра». Вопрос в том, выгодно ли переработчикам наращивать объемы закупок самого качественного из имеющегося у сырьевиков молока? Не окажется ли в итоге конечная продукция дороже, чем то требуется для завоевания новых экспортных рубежей?

— Добиваться от государства повышения закупочных цен – это самое элементарное! – так парируют возможный выпад в свою сторону переработчики. – А что делают сами производители сырья? Им нужно наращивать объемы производства молока. Другого пути нет, чтобы добиваться действительно высокой окупаемости агробизнеса. Поставлена задача – к концу пятилетки как минимум удвоить молочный вал. Думать надо, как ее решить! И еще – как получить максимальную отдачу от новых ферм, не зря же в них вкладывались миллиарды рублей?!

Робот на ферме – и все проблемы решены?

Покорение европейского рынка... Насколько реально белорусскому молочнику прорваться туда? Знающие люди утверждают – белорусская молокопереработка уже успешно прошла аж два этапа модернизации. Очень осторожно, в неофициальных беседах, белорусские специалисты признают: дескать, по этому вопросу мы немножко отстали, но сейчас в республике идет массовое обновление производств, так что – подстроимся и под евростандарты. Что для этого нужно? Внедрять все-таки новые технологии непосредственно в переработку, оснащать наши производства современным оборудованием – на старом-то багаже далеко в Европу не продвинешься...

Роботодоение – панацея от всех бед? Конечно, эти «дояры» помогают и получать качественное молоко, и, где это остро необходимо, решать кадровую проблему. Но как дальше быть со старыми фермами? Туда тоже роботов «мобилизовать»? В идеале, конечно, лучше снести весь фермский «хлам», да и построить вместо него новенькие МТК. Но это лишь сказка скоро сказывается... Жизненные реалии таковы, что сегодня придется подходить дифференцированно. Отсечь и «похоронить» те фермские объекты, которым, в принципе, уже не поможет никакая модернизация. (Стоит иметь в виду – в старых производственных помещениях прочно укореняются всевозможные болезни, их практически невозможно «вывести»). В силу же наших не шибко богатых возможностей навряд ли есть смысл отказываться от ферм, пусть не первой «молодости», но еще вполне годных к эксплуатации.

Качество дойного стада – задача архиважная! В принципе, поставив телегу впереди лошади, не сильно стоит рассчитывать на успех. По моему мнению, работа с качеством дойного стада в республике не была «закручена» должным образом и в унисон со строительством новых суперферм. В этом легко убедиться, посетив любую «навороченную» роботизированную ферму. Неважно, принадлежит ли она молкомбинату или СПК. Мне довелось как-то услышать: чтобы запустить новый перспективный фермский объект аж с 12 роботами, пришлось ставить туда оперативно... Чуть ли не весь скот, который был «под руками»! Хотя, на добрый толк, нужно тщательно подбирать первотелок, ведь коровы постарше идут на контакт с роботами не без проблем. И это — далеко не единственный нюанс в работе, которая должна вестись комплексно.

Не прозеваем ли невидимую экспансию?

В молочном «промысле» нет мелочей – будь то переработка или «добыча» сырья! Чуть-чуть промедлил, не сориентировался вовремя — глядишь, уже отстал. Или, того хуже, нависла угроза поглощения каким-нибудь богатым хозяином из-за рубежа. Тут уже не до покорения европейского рынка, удержаться хотя бы на завоеванных позициях, не потерять, так сказать, в суверенитете.

А, между тем, наши перерабатывающие мощности – очень даже лакомый кусок для стремящегося к расширению сфер влияния капитала всё из той же России. В конце прошлого года на Интернет-портале TUT.by промелькнула да и ушла в «недра» Всемирной паутины симптоматичная, на мой взгляд, информация. Казалось бы, что интересного в банальном, на первый взгляд, споре двух хозяйствующих субъектов? Сыр-бор разгорелся вокруг решения Пружанского райисполкома о консолидации активов двух хозяйствующих субъектов – ОАО «Пружанский молочный комбинат» и СООО «Юнимилк Пружаны». Последнее – было создано в 2009 году российской компанией «ЮНИМИЛК» на производственной базе ОАО «Пружанский молочный комбинат». Изначально в уставном капитале СООО доля известного российского игрока на молочном рынке составила 51 процент. СООО практически всю свою продукцию поставляет на экспорт, она пользуется хорошим спросом на российском рынке. Благо имеет право поставлять туда продукцию с конца 2009-го. Но и Пружанский молочный комбинат сейчас – вовсе не «лежачее» предприятие! Однако ж его фактически должно поглотить СООО.

Работники комбината обратились в местные СМИ, акцентируя внимание общественности на том, что «аппетиты» российских инвесторов почему-то нацелены на стабильно работающее предприятие, где недавно провели модернизацию. Вместо того, чтобы взять да и «поднять» более проблемное, а таковые есть на Брестчине? В ответ топ-менеджеры «Юнимилка» возразили: мол, руководство ОАО «Пружанский молочный комбинат» использует прессу для нагнетания страстей вокруг спора хозяйствующих субъектов. Недовольным тут же напомнили, что изначально СООО было организовано по принципу соучредительства... Консолидация же активов просто необходима, так как на молочном комбинате работают по старинке, уступают соседям из СООО по выходу продукции из одной тонны молока... Позже, уже в самом начале 2011-го, в дело вмешался лично Президент Беларуси Александр Лукашенко, устроивший жесткий разнос и «зарвавшимся» инвесторам, по мнению главы белорусского государства, и нерадивым чиновникам местного уровня, допустившим такую ситуацию. Правда, к сожалению, разговор на высоком уровне тем и ограничился. Создалось впечатление, будто бы кроме аппетитов российских инвесторов поглубже внедриться на белорусский молочный рынок у нас больших проблем в молочном же промысле нету. Если бы так... В сущности, нет ничего удивительного в желании российского капитала брать наши перерабатывающие под полный контроль, что называется. Вот только чем ответим на такие выпады?

Этот спор двух хозяйствующих субъектов непрост, ох, как непрост! Здесь видится задача, которую можно охарактеризовать примерно как «поиск оптимальных путей для будущего развития белорусской молокопереработки». Можно не сомневаться, что у солидных российских брэндов возникнет еще не раз и не два это желание – инвестировать в наши перерабатывающие мощности. (В последние месяцы, более того, озвучено намерение создать целую российско-белорусскую молочную компанию). И отдавая изначально превалирующую долю зарубежному инвестору в уставном капитале, стоит ждать от него активного стремления к расширению своего влияния. Ведь очевидно – уже сегодня на внутреннем рынке Беларуси наметилась довольно жесткая конкуренция в борьбе за сырье. Его не хватает, впрочем, и в России, иначе успешные компании не стали бы проникать на белорусские заводы. Либерально натсроенные белорусские экономисты уже давно, наряду с другими лакомыми кусками отечественной экономики, предлагают на продажу и мощности молокоперерабатывающих предприятий. Дескать, что там тянуть, особенно теперь, когда ситуация на валютном и торговом пространстве республики обострилась?

Но, с другой стороны, если пустить дело на рыночный «самотек», то скоро можем тихой сапой лишиться еще нескольких заводов. Ведь, по сути, они станут уже российскими, а значит – наши аграрии станут работать на зарубежного покупателя, в первую очередь? А нужно ли это допускать применительно к белорусской молочной переработке? Пока заводы находятся под контролем родного государства, риск того, что там сократят работников, невысок. А что захочет сделать новый хозяин? Не превратится ли зачастую единственное на весь небольшой райцентр стабильно работающее предприятие в просто сырьевой пункт, не больше? Наверняка в Беларуси есть отрасли, которые гораздо больше нуждаются в инвестициях извне. Молочная переработка может подниматься за счет внутристрановых резервов. Где брать деньги? Конечно, наивно полагать, будто бы отечественные переработчики поскребут по сусекам да и одолеют-таки еще один этап модернизации. Кое-какие переоснащения они потянут и сами, но если замахиваться по-крупному... Например, тот же европейский рынок вряд ли удастся покорить, опираясь на старые технологические подходы. Нужны прорывные инновационные методы – тут бы отечественной науке сказать свое веское слово.

Между прочим, по части качества дойного стада. Не раз и не два приходилось слышать от животноводов, тех же переработчиков, что ставка на старую проверенную черно-пеструю породу – слишком традиционный подход! В конце концов, ее бы улучшить не помешало. Но, кроме давно применяемой голштинизации, иных подходов не выработано?

Кредиты на производственное переоснащение с более выгодными процентными ставками, инвестиции по государственной линии и зарубежные, более активное движение капиталов – все это поможет белорусской переработке, в итоге, успешнее конкурировать на экспортном направлении. Но вдумайтесь, а какие из вышеназванных подходов относятся к жестким, административным мерам? Пожалуй, лишь государственные вливания можно отнести к таковым. Но, очевидно, их доля вряд ли будет велика в ближайшие годы. Беларусь – не сырьевой Клондайк, шальных денег, нефтяных, газовых, здесь не может быть никак. Но вот ослабить административное влияние, а усилить экономические методы регулирования АПК – уже пришло время! Нужны большая свобода действий для переработчика, приветливое, деловое, в меру осторожное отношение к инвестору, не отягощенное излишними формализмом и бюрократией... Тогда сможем и тихую экспансию не прозевать, и справиться в целом собственными силами с более широким вхождением на мировой продовольственный рынок.

На снимке: Виталий Кастюкович, укладчик-упаковщик сухого молока ОАО «Лепельский молочно-консервный комбинат», отвечает за то, чтобы экспортный продукт — сухое молоко — добрался до Венесуэлы в целости и сохранности.


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир НОВИЦКИЙ, глава ФХ «Новицких» Лунинецкого района:

    – Почему сегодня в Беларусі колхозы попросту раздеты? Они много зарабатывают, но получается, что для мясокомбинатов выступают спонсорами. Цена закупки не соответствует себестоимости. Не говоря уже, чтоб получить прибыль. Моя задача – разобраться и поставить всё на своё место. Если кто-то думает, что меня будет учить – так не пойдёт...

    ЦИФРА

    130 лизинговых компаний

    на сегодня входят в реестр Национального банка РБ.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В деревне, где оставалось пять жителей, – теперь 100 домов

    В последние годы все больше череповчан, желая сбежать от городской суеты, поглядывают в сторону деревни. Почему? Мы постарались узнать на конкретном примере. «Голос…» побеседовал с жителями уютной маленькой деревеньки Юрьевец, что в 7 км от города. Итак, как же череповчане изменили ее жизнь?

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)