СЕРИАЛ

Молоко. Сырьевой поток. Что в активе, а что — в пассиве?

Молоко

На первый взгляд, в молочном скотоводстве у нас — все более-менее благополучно. Во всяком случае, на бумаге, в многочисленных отчетах. Ставятся на повестку дня все и новые прогнозные показатели — вершины берутся, но вот какой ценой? И сколько, вообще, нам нужно получать молока? Если добиваться удвоения экспорта продовольствия в два раза, а молочка здесь – главный резерв… То, по идее, нужно удваивать молочный вал — с нынешних более чем пяти миллионов до десяти-одиннадцати, а то и до 12-ти.

Но это — из разряда механически, формально поставленных задач! Сейчас, когда верстаются планы на будущую пятилетку, никто, похоже, и не сомневается, что молока белорусские животноводы способны получить… сколько прогнозами будет велено? Но так ли это на самом деле? Почему мало просто прирастать экстенсивно? И отчего у самих аграриев возникают резонные сомнения — например, по поводу окупаемости суперферм, которые строились в каждом районе, по Указу Президента? И, наконец, не тонет ли среди чисто количественных прогнозов самый главный — качественный? Ведь уже сегодня ясно — рынок России перестает быть палочкой-выручалочкой. В братской стране основательно поднялся агропром, принимаются серьезные протекционистские меры по защите собственного производителя. А прорываться на европейское рыночное пространство – нелегко, потому как наши стандарты в молочном деле пока слабо унифицированы с многочисленными и жесткими требованиями ЕС…

Попробуем разложить белорусский молочный поток на составляющие. Чтобы яснее и четче представить, какие проблемы не позволяют уже сейчас впадать в эйфорию и надеяться, что запланированный рубеж удвоения – легко взять...

Новый техрегламент остановит «войны»?

Минувшей осенью в Беларуси был утвержден новый технический регламент на молоко и молочную продукцию. Он вступил в действие с 1 января 2011 года. В принципе, это тот шаг, который сделан для укрепления наших экспортных позиций. Очень правильный, кстати, шаг! Особенно, если иметь в виду, что учитывает и законодательные акты Европейского Союза в области обеспечения безопасности пищевых продуктов, и положения Федерального закона Российской Федерации «Технический регламент на молоко и молочную продукцию». В принципе, у нас нет другого выхода — рынки сопредельных государств и не только стремятся к унификации. Можно, конечно, спорить, настолько ли уж идеальны стандарты и подходы к решению молочного вопроса по-европейски, однако ж — приходится подтягиваться. Иначе как осваиваться на тамошних, да и на российском рынке — тоже с белорусской «молочкой»? В чужой монастырь со своим уставом, как известно, не суются.

Здесь позволю себе небольшой экскурс в лето 2009-го. Помните разгар молочной «войны», когда фуры с белорусской продукцией тормозили на границе? Тогда подумалось: не занимаемся ли все скопом погоней… за иллюзорным преимуществом? (В тот момент еще казалось, что российская сторона смягчит позицию, но, в итоге, скорее, нам пришлось признать — без нового молочного техрегламента не удержим даже нынешние экспортные показатели, что уже подумывать про удвоение). Пока эксперты с обеих сторон ломали копья в жарких дебатах, были и есть до сих пор очень даже заинтересованные теневые наблюдатели. Тут срабатывает железное правило любой детективной развязки: ищите, кому выгодно! Правда, в наблюдении за молочной «войной» Беларуси и России речь шла не про авантюрный, а про вполне здравый, прагматичный сценарий развития событий. Лично я не припоминаю никакой реакции извне. Дескать, Россия и Беларусь пытаются урегулировать сугубо внутренние разногласия?

Между тем, пока две страны-союзницы решали, кто, куда и сколько будет поставлять, конкуренты одними наблюдениями не ограничились, будьте уверены! Молочная «война» вольно-невольно ослабляла позиции как упершегося импортера — Россию, так и отстаивавшего свою правду экспортера, то бишь Беларусь. Свободные же рыночные ниши сегодня, особенно — на рынке продовольствия, занимаются молниеносно. Экспансию же на Восток со стороны тех же агрессивных европейских компаний никто «не отменял». Защищать бы при таком раскладе сообща интересы своих производителей — Беларуси и России, насколько, ясное дело, позволяют аграрные стратегии. Но до недавнего времени разговоры о такой коллективной защите, увы, шли на уровне… Не сказать, чтобы совсем уж низовом, но, все же… Между тем, разобщенность интересов двух сторон непременно вела к усилению третьего игрока — это закон жизни, экономической, в том числе.

Мало кто сомневается в довольно высокой конкурентоспособности белорусской молочной продукции. Те же россияне признают и качество, и доступность по цене наших продуктов (это касается не только молочки, к слову). Та самая молочная «война» в 2009-м стала еще одним испытанием на прочность. Пережили — поставляем в Россию, и немало чего! Значит, последнее слово осталась за нами? Возможно, но не пахнет ли тут «пирровой победой»? А нам всем — россиянам, белорусам — нужны эти самые ослабляющие «войны»? «От ненужных побед остается усталость», — гениально поет Андрей Макаревич. Добавила бы сюда — и слабость конфликтующих сторон на фоне усиления третьего игрока...

Легко ли вводить новые стандарты?

Как ни крути, а главная проблема — в том, что мы давно уже принимаем за бесспорную аксиому факт высокой конкурентоспособности нашей продукции. Точнее — ее определенный, достигнутый даже не вчера, уровень считается едва ли не оптимальным. Тем временем, Европа, а вслед за ней и Россия (пример-то «заразителен») диктует уже совершенно иные подходы! Мы лечим коров антибиотиками, а конкуренты уже не первый год «носятся» с пробиотиками. И не просто говорят, а на деле внедряют! Во многих странах Европы, это — ни для кого не секрет, очень сильны позиции у «зеленых». А посему уже мало, чтобы фермы просто выдавали «на гора» определенный молочный вал! Он должен быть по максимуму «чист» в плане экологии, то бишь безвредности для потребителя. Последний — что за границей, что в Беларуси — вполне солидарен с таким ужесточением правил. Кому ж хочется питаться продуктами, качество который может запросто «спровоцировать» неслабую угрозу здоровью? Свинец, микотоксины, «следы» антибиотиков — вот далеко не полный перечень того, что европейским конкурентам нашего животновода велено «изживать» нещадно. Нельзя сказать, что, когда данные веяния дошли до белорусских аграриев, те растерялись. Нет! Хотя, помнится, первыми, все же, зашевелились переработчики. И тут «вылезла» старая наша болячка — разобщенность интересов. Не сразу и не все осознали, что ответственность за качество молочногого сырья мало механически «свалить» на колхозников, фермеров, хозяев ЛПХ. Последние, к слову, первыми ощутили на себе внедрение европейских подходов. В разных уголках Беларуси нередко возвращалось молоко частнику. Правда, теперь проблема в этом аспекте потеряла остроту, но не утратила актуальности — с подворьями нужно еще работать и работать в сырьевом аспекте! (Правда, с другой стороны, поголовье КРС в частном секторе стремительно убывает, несмотря на бодрые заверения чиновников о всемерной поддержке этого сегмента сырьевого молочного рынка в Беларуси). Здесь и просветительская, и организационная составляющая необходима. Ведь надеяться, что молоко с подворий само по себе подтянется по качеству, с учетом новым требований, не приходится.

Итак, если присмотреться к новому техрегламенту... Впервые в нем установлены европейские требования к содержанию остаточных количеств фармацевтических ветпрепаратов в сыром молоке (эти требования вступят в силу, правда, с 1 января 2012-го, так что есть еще время, чтобы подготовиться, хотя не так и много). Но перед введением непосредственно самого техрегламента было заявлено о намерении ввести в Беларуси более 50 (!) международных стандартов. Специалисты называют, в первую очередь, интегрированную систему контроля качества пищевых продуктов и кормов. Таким образом охватывается весь процесс — от сырьевых поставок, непосредственно выпуска молочной продукции до выхода ее на рынки — внутренний и внешний.

Сколько — доим, а сколько — планируем

Оставим на время разговор о необходимости качественного рывка. В нему вернемся ниже, а пока поговорим о количественном росте. Когда собирала, анализировала материалы к этой статье, немало была удивлена. Расхождением в цифрах. Сколько молока уже производим и сколько нужно, дабы замахнуться на более солидный молочный экспорт? «Перелопачивая» немало данных, столкнулась с тем, что в аналитических раскладах экспертов, чиновников, самих аграриев фигурирует разный показатель получаемого молочного вала в республике. Кое-какие источники, в первую очередь — интернетные, еще в 2008-м году «трубили» про восемь миллионов тонн молока, надоенных от белорусских буренок. В куда более поздний период мелькает цифра в 7 миллионов… На самом же деле, как официально сообщает Национальный статистический комитет, в 2009 году в республике, во всех категориях хозяйств, получено около 5,6 миллиона тонн молока. Не сказала бы, что молока получаем — залейся. При том, что объемы внутреннего потребления, тут многочисленные эксперты сходятся во мнении, не превышают трех миллионов тонн.

Почему обнаружилась такая цифровая «чехарда»? По моему мнению, сейчас в республике мало кто сосредоточен на скрупулезной, вдумчивой работе с цифрой. (В аграрной экономике такая небрежность может дорогого стоить!) Если уже сегодня получаем объем, вдвое превышающий внутреннее рыночное потребление, то, может, стоит приостановиться? Призадуматься, а не будем ли, бодро рванув на удвоение, работать на… склад? Ведь уже сегодня прорваться на международные рынки, диверсифицировав превалирующий российский вектор, непросто. Но, судя по всему, разработчиков новой Республиканской программы развития молочной отрасли, принятой недавно, не пугают никакие трудности! Во всяком случае, к 2015 году предполагается производство молока в республике довести до 10 миллионов тонн. Примерно такая же цифра фигурировала в проекте Программы социально-экономического развития страны на 2011—2015 годы. Заявлено, вполне амбициозно, что более половины полученной дополнительно продукции пойдет на экспорт, в виде молочных продуктов. А куда, возникает вопрос, остальное молоко девать станем? Можно, конечно, уповать, что на внутреннем рынке неожиданно и быстро сменятся конъюнктурные веяния. Но на данный момент в Беларуси, констатируют ученые-экономисты, происходит существенное сокращение емкости внутреннего молочного рынка. Сказываются повышение уровня платежеспособности и отсутствие дефицита молочных продуктов, которые приводят к изменению рациона питания белорусов? И этот фактор имеет место быть, однако мне лично не кажется нынешняя платежеспособность населения в республике настолько уж выросшей. Скорее, наоборот — об этом говорит, допустим, низкое, в разы меньшее потребление сыров у нас, по сравнению с некоторыми европейскими странами. Цены на этот продукт молочной переработки «кусаются», надо признать. Причем, нередко стоимость завозных аналогов оказывается не намного выше, чем отечественной продукции. Есть еще резервы, чтобы работать над ценовой конкурентоспособностью, согласитесь! Специалисты говорят: в 2008 году потребление молока на душу населения у нас составило 233 кг (при научно обоснованной норме — 393). По сравнению с 2005-м — сократилось на 26 кг! Того же сыра потребляем в среднем 2,5 кг в год (очень мало!)... Нужна действенная пропаганда рационального питания, в духе белорусской национальной традиции — в противовес агрессивной рекламной экспансии в пользу других напитков, к молоку не имеющих никакого отношения? Здесь, думается, потребуется отдельная госпрограмма, никак не меньше. А иначе — куда потом сбывать те «плоды», которые даст стратегия молочно-валового удвоения?

Продолжение темы в материале "Продуктивность – камень преткновения"

Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Елена СЕЛЕВИЧ, первый заместитель председателя Новогрудского райисполкома:

    – Энергосбережению в городе и районе – часть стратегии устойчивого развития, которую начали реализовывать с 2013 года. Тогда Новогрудок, кстати, вторым из городов Беларуси, подписал европейскую инициативу «Соглашение мэров».

    ЦИФРА

    С 83 до 2,7 тыс. особей за последние 3 года

    уменьшилась, по данным Минлесхоза, популяция дикого кабана в Беларуси.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В Гомельском районе – органик сад

    Здесь будут выращивать яблоки, груши и абрикосы без «химии». Местные фрукты прекрасно дополнят школьные обеды, а излишки планируют продавать – деньги пойдут на поддержку школы. К тому же сад станет местом отдыха деревенских жителей, сообщили www.agrolive.by в Центре экологических решений (ЦЭР).

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)