СЕЛЬСКИЕ ВЕСТИ

Яблочный барон: "В теории можно зарабатывать и 240 тысяч долларов, но на практике все по-другому"


Иван учился в столичном вузе и мог стать политологом, но трагическая гибель отца внесла свои коррективы в планы молодого человека. Бросив институт, он вернулся в родную деревню, где получил в наследство 40 гектаров земли и свыше 40 тысяч яблоневых деревьев.

Иван Корольчук родился в деревне Бережное Столинского района Брестской области в семье потомственного садовода. В детстве мечтал профессионально заниматься спортом, а, повзрослев, переехал на учебу в Минск. Здесь он окончил четыре курса Института предпринимательства и парламентаризма по специальности «политология» и намеревался осесть в столице. Однако трагедия, которая потрясла его семью, заставила молодого человека переосмыслить жизненные ценности и вернуться к истокам.

Гибель отца

В отличие от отца и деда к садоводству Иван не тяготел. С детства думал, что в родной деревне не останется. А вот Корольчук-старший, отдавший садоводству всю свою сознательную жизнь, примерно пять лет назад выиграл грант на создание в Беларуси экологического яблоневого сада для обеспечения населения чистой плодово-ягодной продукцией.

Получил 40 га земли, из них 36 засадил яблонями различных сортов, приобрел в лизинг технику и начал строить дом-школу для обучения молодежи экологическому садоводству. И вроде бы все складывалось неплохо, но…

— Когда в Беларуси начался финансовый кризис и были проблемы с валютой, перестали выделяться грантовые деньги и продолжать пришлось за свои средства, —вспоминает Иван.

До кризиса успели засадить поле и поставить коробку будущего дома-школы. На этом, в принципе, и все. Ни электричество, ни газ сюда провести не успели. Из более-менее приспособленных для жилья помещений был вагончик, когда-то пригнанный отцом. Здесь он иногда проводил ночи, охраняя экосад.

Однако на этом проблемы не закончились. Через некоторое время погиб глава семейства. Как рассказал Иван, по официальной версии, причиной гибели стало неосторожное обращение с огнем, но семья считает, что отцу помогли уйти из жизни.

"Он умер прямо на ступенях этого вагончика. Его ударили по голове, а потом подожгли. Зачем? Думаю, все из-за земли", — убежден Иван.

В память об отце Иван поставил прямо возле ступенек вагончика крест и оградку, а рядом посадил березу повислую, или, как называют дерево в народе, плакучую березу. Ее верхушка слегка наклонена вправо, как бы склоняясь перед деревянным "памятником" погибшему.

Когда не стало инициатора и вдохновителя экологического проекта, весь груз по продолжению дела отца лег на плечи Ивана, которому на тот момент было 26 лет.

"Вопроса о том, что делать с садом, не стояло. Под топор этот сад пускать жалко, да и в память об отце решил продолжать его труд", — сказал Иван.

Вот и решил студент бросить институт, где ему оставалось учиться год и вернуться в родную деревеньку.

Проще сидеть в колхозах, чем работать у частника

Неопытный садовод получил во владение территорию, на 36 гектарах которой высажено около 40 тысяч яблонь различных сортов.

— Обычно человека, который владеет землей, называют арендатором. А в Ольшанах (деревня неподалеку от Бережного – Прим. автора) таких называют "баронами", — смеется Иван.

Азы садоводства постигал со всех источников, которые только мог найти: читал интернет, газеты, книги, которые остались от отца, разговаривал с сельчанами, практиковался в поле. Всё сам – учить было не кому.

— От отца много литературы осталось, когда он еще сам в университете учился. Советские книги – это самый надежный источник информации…

Весь груз по ведению хозяйства лег на плечи Ивана и его матери, которая помогает сыну в свободное от основной работы время. Единственный работник, который состоит у Ивана в штате, – сторож Володя. С ним они несут вахту посменно: день через день. Если возникает необходимость, молодой садовод берет на подработку кого-нибудь из местных, но, как он сам отмечает, такое случается нечасто, да и найти хорошего непьющего работника – сложно.

— Люди предпочитают сидеть в колхозах, чем работать у частника и получать в три раза больше. Почему? Да потому, что в колхозе можно сидеть и ничего не делать, и соляру сливать. У меня так не получится.

Киевский Джо

Пока мы разговаривали, в сад за яблоками приехал бусик. За рулем сидел Сергей, друг Вани и, по совместительству, перекупщик. Не теряя времени, мы загрузились в автомобиль и поехали по саду. Останавливаемся возле полосы деревьев с крупными, бордовыми плодами.

— Этот сорт называется Жемчужина Киева, — не без гордости отмечает Иван. — Был случай, когда один из продавцов на рынке, забыв точное название этого сорта, поставил возле ящиков табличку с надписью "Киевский Джо". Говорит, расходились яблоки на ура.

— За время работы в саду уже проснулась любовь к земле? Есть наслаждение от работы? — интересуемся мы.

— Конечно. Особенно, когда подходишь к дереву и видишь красивые плоды. Видишь результат своего труда.

Деньги, деньги…

Первый год Иван пережил с относительным успехом: сад не загубил, урожай собрал, яблоки продал. Правда, прибыль еле-еле покрыла расходы. Продавал белорусским перекупам, иногда возил товар в Минск, но самому реализовывать свои яблоки он, пока, считает нерентабельным.

— Сейчас мне самому невыгодно на «Ждановичи» ездить. Вот день простоя для буса – 700 тысяч. И спроса нет. Не бывает такого, что машину привез и все накинулись. Бывало, конечно, что и машину яблок продавал, а было и такое, что 80 коробок везли, а из них 30 оставалось. Тем более, заплатил за место, за топливо. Сегодня зарабатывают деньги не те, кто выращивает яблоки, а те, кто их перепродает. Я замечал, что то, что я привозил и продавал оптовикам за 5 тысяч за килограмм, потом перепродавалось по 10-15 тысяч. Но без перекупов никак. Ведь самому продавать – это и затраты времени, и дополнительные расходы. Поэтому основная моя клиентура – перекупы, которые сами приезжают.

Как отмечает перекупщик СЕРГЕЙ, в этом году яблоки в Минске идут хорошо:

— В прошлом году было такое, что даже по 1500 за килограмм никому не нужны были. А в этом хорошо берут.

Пока прибыли не много: еле-еле хватает на то, чтобы покрыть расходы. По словам Ивана, в сухом остатке получается такой мизер, что даже смешно назвать это "фондом для развития бизнеса". А развивать в саду есть что. Провести хотя бы электричество и поставить систему капельного полива, чтоб не надо было самому на тракторе ездить и поливать деревья шлангом из цистерны, поставить камеру хранения, купить мини-завод по производству натурального яблочного сока, претворить в жизнь мечту отца и достроить-таки дом-школу. В общем, планов много, а вот со средствами на их реализацию пока, к сожалению, туго.

— Собранный урожай только покрывает расходы. А перспективы большие. Можно спокойно конкурировать с Сербией и Польшей, которые считаются основными поставщиками. Только импорт мешает. В прошлом году у нас был хороший урожай, но польского яблока было даже больше, чем нашего. Если сейчас польские яблоки дороже наших, то в прошлом году продавали по нашим ценам. При этом, если польские продают по 5 тысяч за килограмм, я уже вынужден ставить цену 3-4 тысячи. Почему? Потому, что люди считают: польские яблоки лучше и красивее. Получается, что импорт идет и вытесняет с рынка отечественную продукцию. Хотя, по моему мнению, наши яблоки лучше польских.

На вопрос, сколько же за сезон удается заработать на яблоках, Иван затрудняется ответить – не подсчитывал.

— Получается, что как только заработал, так сразу на сад все и потратил. Если говорить в теории, то, при моей урожайности, за сезон реально собирать по 10 тонн c гектара. С моего сада выходит 360 тонн. Переводим в килограммы, а потом умножаем на 6 тысяч (цена за килограмм). Получается, что в теории можно зарабатывать и 240 тысяч долларов, но на практике все по-другому. Пока мой сад требует больше вложений, нежели приносит какую-то прибыль.

Эко и пестициды

Как отмечает Иван, без обработки выращивать яблоки для коммерческих целей практически невозможно. Тем не менее, использование пестицидов он старается свести к минимуму.

— Я приблизился к концепции экологического сада настолько близко, насколько это возможно. В этом году у меня денег хватило только на пять обработок. В Польше, например, делают 20 обработок. Пять обработок – это, можно сказать, без химии. Если говорить об экологическом саде, то это ближе всего. Я ведь эти яблоки и сам ем. Реально же обрабатывать сад нужно 8-10 раз. Главная проблема пестицидов в том, что люди бездумно их применяют.

Самое сложное – недостаток общения

Студенческая жизнь в Минске оставила в памяти Ивана теплые воспоминания. И, после переезда в Бережное, именно общения со своими сверстниками ему больше всего не хватает.

— Здесь, в деревне, практически молодых не осталось. Если судить по моим одноклассникам, то процентов тридцать осталось, остальные разъехались кто куда. Из-за постоянной занятости свободного времени практически не остается. Но когда есть, то смотрю фильмы в интернете или читаю книги. Из последнего прочитал сборник рассказов Гийома Аполлинера. Выйти куда-то вечером? Да тут, в принципе, и некуда.

По словам Ивана, самое сложное время – зима: работы практически нет, сидишь с утра до ночи в вагончике на печном отоплении, в котором и мобильная связь-то тянет только на стульчике в самом углу. Сидишь и терпишь, ведь хозяйство не оставишь – разворуют.

— Вот и сидишь сутками в вагоне. Иногда сидим вместе с Володей и разговариваем: что упало, что не упало, что там в колхозе.

К деревенской жизни Иван приспособился быстро. О том, чтобы бросить все и переехать в город, он сейчас даже не думает, хотя и отмечает, что если бы не смерть отца, то в садоводство вряд ли бы подался.

— Если в сельское хозяйство впрягаешься, то уже и мыслей не возникает о том, чтобы уехать куда-то отсюда. Хозяйство в 40 гектаров — не самый плохой вариант. Мести улицу в Минке, по-моему, хуже. Хотя, конечно, кто-то не согласится. В деревне жизнь намного дешевле. И, в плане проживания, тут намного комфортнее. Тут и свой огород рядом, который кормит. Жизнь в деревне в некотором смысле проще, чем в городе.

Несмотря на все преимущества деревенской жизни, сам Иван не отрицает, что в Бережное его привела не сельская экзотика, а память об отце, дело которого он и взялся продолжать.

На снимке: Иван КОРОЛЬЧУК решил твердо – нужно продолжать дело отца…

Фото Tut.by

Комментарий AGROLIVE.by

Почему белорусский частный садовод, имея в своем распоряжении примерно столько же угодий под садом, сколько и среднестатистический европейский фермер-конкурент, не может нормально развивать свое дело? Почему не может зимой поехать отдохнуть, набраться сил куда-нибудь в теплые страны? Почему вынужден сторожить свое добро, извините, как первобытный человек, опасающийся набега агрессивных налетчиков из недружелюбного племени?

Согласитесь, все это не стыкуется как-то с утверждением, якобы в Беларуси наличествует высокоразвитый агросектор, работают цивилизованные рыночные законы на внутреннем продовольственном рынке и т.д., и т.п. Между тем, розничная цена белорусского яблока в тех же крупных торговых сетях практически ничем не отличается от цены аналогичного завозного товара. Но почему сетевики, торговля в целом предпочитает импортное яблоко? Можно приводить множество факторов, но, пожалуй, главным следует признать два: финансовую заинтересованность посредническо-торгового звена в более активном завозе польского, молдавского яблока и несильную конкурентоспособность нашего яблока, в плане себестоимости и, как следствие, розничной цены.

С первым фактором, как ни крути, одному садоводу никак не совладать: должно быть более мощное государственное продвижение отечественного товара на внутреннем рынке, чего, на наш взгляд, не наблюдается. Дело тонет в разговорах, стенаниях по поводу отсутствия в торговых сетях в разгар фруктового сезона свежего белорусского яблока и так далее… А меры-то какие принимаются?! Об этом – молчок?..

А вот второй фактор – еще более многоаспектная проблема. Да, проще всего кивнуть на самого садовода, обвинив его в том, что получает яблоко, которое дороже, чему у конкурентов -- поляка или молдаванина. Но ведь таковы экономические реалии: затраты растут как снежный ком во многом не из-за непрофессионализма белорусских садоводов, а по причине дороговизны у нас всего и вся. И от того, что нет фактически цивилизованного посреднического механизма: те же перекупы стремятся взять подешевле, а продать подороже, да так, чтобы непременно в несколько раз (!) наварить. Как-то все это, повторимся, далеко от реалий цивилизованного агробизнеса и бизнеса вокруг него…

Недавно AGROLIVE.by довелось общаться с садоводами из крупнотоварного, общественного сектора белорусского АПК. В одном из хозяйств на Могилевщине заложили сад «по указке сверху», но теперь – что поделаешь? -- пытаются сделать его экономически выгодным предприятием. Получается с трудом, и главная проблема – как раз сбыт. Отдают товарное яблоко перекупщикам по 3000 рэ за кило – и душа болит у людей. Разве ж это цена? А есть и другая, совсем уж издевательская: на промпереработку принимают яблоки менее чем по тысяче за кг! О какой экономической целесообразности можно тут вести речь?! Одним словом, белорусский садовод терпеливо, покорно ждет, когда та же торговля или посредническое звено соизволят поделиться долей доходов.

…А вы еще спрашиваете, почему столинский «яблочный барон» не может поехать отдохнуть на Канары?


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Галина ДУБРОВИНА, советник директора ОАО «БЕЛГИПС» по техническим вопросам, внедрению и продвижению продукции, ученый-экоурбанист:

    – Беларусь находится на 3-м месте в мире по относительной смертности от болезней, связанных с загрязнением воздуха. Такие данные приводятся в немецком исследовании «Среднегодовые концентрации в атмосферном воздухе 2005-2017 гг.».

    ЦИФРА

    600-700 тыс. т зерна за рубежом

    планирует закупить на рубеже 2018 и 2019 годов Беларусь. Об этом сообщил заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Владимир ГРАКУН на пресс-конференции в пресс-центре БЕЛТА.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Аб вёсцы Радастава, дзе адбывае “штрафбат для карупцыянераў” экс-кіраўнік Салігорскага раёна

    Гэтая вёска месьціцца за пару кілямэтраў ад украінскай мяжы. Тут вырас старшыня КДБ Валерый Вакульчык. Калісьці вёска была заможная, а цяпер тут можна зарабіць, толькі зьбіраючы ягады. Некалькі тыдняў таму старшынём мясцовага калгасу прызначылі Аляксандра РЫМАШЭЎСКАГА, які раней узначальваў Салігорскі райвыканкам. А ня так даўно быў абвінавачаны ў атрыманні хабару, асуджаны на 8 гадоў пазбаўлення волі. Але нечакана нават для яго адваката – выпушчаны з-за кратаў і адпраўлены адбываць “штрафбат для карупцыянераў” менавіта ў Радастава…

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)