СЕЛЬСКИЕ ВЕСТИ

МНЕНИЕ. Леонид ФРИДКИН: «Дело Шарейко – дело выеденного яйца»


На лавры события номер один в июне 2016-го в Беларуси, безусловно, претендует возвращение в кресло директора Витебской бройлерной птицефабрики Анны ШАРЕЙКО. Она и ее соратники прямо из зала суда были отпущены и амнистированы. Но что стоит за этим процессом? Почему наше уголовное законодательство нуждается в более пристальном изучении на предмет улучшения?.. Об этом рассуждает главный редактор «Экономической газеты» Леонид ФРИДКИН (на снимке).

«Приговор, вынесенный 10 июня 2016 года директору Витебской бройлерной птицефабрики, сенатору Анне Шарейко и ее сотрудникам, выглядит шедевром, но не правового, а дипломатического искусства. Если ни преступной группы, ни материального ущерба не было, то в чем, собственно состоял вред государственным и общественным интересам? Из-за чего сыр-бор, затянувшийся на 2,5 года?

Кто там был правым уклонистом, а кто, как оказалось, ни при чем, уже неважно. Просто оправдать менеджеров птицефабрики и литовского бизнесмена суд никак не мог. Зато вынесенное под аплодисменты зала решение стало оправданием для контролеров и правоохранителей, по милости которых люди 2,5 года провели за решеткой, а предприятие осталось без руководителей и возможности нормально работать. Это все теперь позволяет не извиняться за излишнее рвение и домыслы, не разбираться с анонимными и прочими инициаторами дела, не заикаться о компенсации морального и материального ущерба сидельцам. Хоть никакого 6,6-миллиардного ущерба доказать не удалось, присужденные штрафы кое-как пополнят казну. И никакие летящие во все стороны щепки не помешают карающему мечу тотального контроля и далее рубить предпринимательский лес – невзирая на форму собственности отдельных деревьев и общественный статус их вершков и корешков.

Никто не станет измерять масштаб имиджевых потерь страны. Но подобные случаи гораздо сильнее влияют на мнение о деловом и инвестиционном климате Беларуси, чем заверения чиновников о намерениях раскрепостить предпринимательскую инициативу, даровать бизнесменам и руководителями право на деловой риск и т.п. Можно только гадать, сколько проектов не состоится из-за опасений, что любые действия окажутся превратно истолкованными, или контролеры вольно или невольно станут орудием недобросовестной конкуренции и рейдерства.

Экономическая целесообразность отдельных хозяйственных операций – штука тонкая. Здесь не применимы однобокие подходы «дешевле – лучше» и «даешь импортозамещение». Тут нужно охватить все нюансы бизнес-процессов, например, те, которые предъявил суду и следствию финдиректор птицефабрики Н. Комаров. По-видимому, такие расчеты ревизорам не по плечу.

Впору посчитать ущерб, нанесенный предприятию действиями контролеров и следователей, а затем проверить на практике, кого и как можно привлечь, скажем, по ст. 232 УК за противозаконное вмешательство в предпринимательскую деятельность, совершенное должностным лицом с использованием своих служебных полномочий и повлекшие причинение ущерба в крупном размере.

Конечно, ничего подобного не будет. Собственно, финансовые результаты по итогам прошлого года ухудшились у большинства белорусских птицефабрик. Если в 2014 убыточными были 8 из 20 ОАО, работающих в этой сфере, то в 2015-м – 10, включая витебскую. У 7 чистая прибыль сократилась, причем у некоторых – в 3-9 раз.

Экономика не больше истории терпит сослагательное наклонение. А потому не буду гадать, спасли бы А. Шарейко и ее сотрудники, если бы остались на свободе, Витебскую птицефабрику от последствий девальвации и изменения конъюнктуры продовольственного рынка, или нет. Было бы полезнее сделать другой вывод: отечественное уголовное законодательство, касающееся предпринимательской деятельности, излишне криминализовано и нуждается в серьезном исправлении.

Самое страшное, по-моему, в этой истории – заявления Анны Шарейко после суда: о вере, что государство всегда право, готовности работать и далее на его благо, что органы «нельзя провести», они обязательно разберутся, а если кого-то ни за что посадили, то это случайная ошибка. И, вообще, спасибо СИЗО за «нормальные условия содержания» и справедливое отношение.

Упрекать за такие слова не приходится. Наверное, счастье оказаться на воле перевешивает любые иные чувства. Да и сразу дарованные зачет предварительного заключения с амнистией куда приятнее догоняющей спустя десятилетия реабилитации. Но человечество вообще, и особенно Беларусь, достаточно натерпелись от идеологии «государство превыше всего», чтобы повторять подобные эксперименты».

Источник фото: www.buh.by


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Алексей ГОРДЕЕВ, вице-премьер Российской Федерации:

    – У нас возникает перепроизводство зерна, это уже очевидно. 2017-й достаточно явно это показал, ведь впервые в истории страны, в рамках сельскохозяйственного года, на экспорт было отправлено более 50 миллионов тонн зерна. При этом мы видим, сколько не используется продуктивной пашни в стране. И когда начинаем обсуждать тему штрафов и отъема земли у нерадивых сельхозпроизводителей, то, конечно, корень зла здесь экономический: ты производишь продукцию, а она никому не нужна, отсюда пустеет земля…

    ЦИФРА

    В 58 стран мира

    за 5 месяцев 2018 года поставили продукцию предприятия Минсельхозпрода РБ. Это на три страны больше, чем в аналогичном периоде прошлого года, сообщило БЕЛТА со ссылкой на начальника главного управления внешнеэкономической деятельности Министерства сельского хозяйства и продовольствия Алексея БОГДАНОВА.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Почти спортивная экзотика, или О создании в полесской глубинке бейсбольного клуба

    «Однажды известного бейсболиста Дерека Джитера спросили, каково это – играть в лучшей команде мира. Он ответил: «Не знаю. Я никогда не играл за «Логишинских волков», – шутят бейсболисты из городского поселка Логишин, что под Пинском.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)