БИЗНЕС НА ПОДВОРЬЯХ

Частник-аграрий и сельскохозяйственная кооперация в Беларуси. По-прежнему -- на уровне энтузиазма?


Несколько лет назад эксперты отмечали: в этом сегменте АПК наметились любопытные тенденции. Главная – проклюнулись первые ростки кооперации на уровне небольших ЛПХ, КФХ! И хотя как таковых кооперативов в Беларуси по-прежнему немного, объединяют они настоящих энтузиастов. Тех сельчан, которые уже сегодня понимают: преуспеть в своем деле можно, рассчитывая по большей части на собственные силы и координацию с другими единомышленниками. Система же поддержки, культивируемая на государственном уровне, не приносит ожидаемого эффекта. Дело тут – в разности интересов и в большей степени декларативном, а не действенном характере всевозможных госпрограмм на разных уровнях.

Голландский опыт  

Генсек ООН Пан Ги Мун как-то заметил, что сельхозкооперативы, в том числе и сельскохозяйственные, -- довольно устойчивые образования. Им не очень-то страшны всякие экономические катаклизмы, кризисы, вроде нынешнего.  А одним из мировых лидеров в аграрном бизнесе вообще и в сельхозкооперации в частности является Голландия. Адам Анне Жаарсма, эксперт по агробизнесу Agriterra, голландской организации по международному сотрудничеству в сфере развития сельских территорий и агробизнеса, подтвердает: кооперативное движение в Нидерландах настолько сильное, что из небольших сообществ фермеров со временем вырастаю мощные корпорации. Например, сегодня молочный рынок Голландии контролируют всего три такие компании, начинавшие когда-то именно с объединения усилий обычных фермеров. Правда, стоит оговориться: под термином «фермер» в Нидерландах понимают не юридических лиц, владельцев КФХ, как у нас. Там фермеры – это всякий, кто ведет преимущественно семейный бизнес в любой сфере АПК. То есть, наши хозяева ЛПХ вполне подпадают, по голландским меркам, под статус фермеров.

Кого налоги подкосили?

Неплохо продвигается кооперация и в Украине, считает Максим Подгорный, эксперт по агробизнесу ЗООО «Запорожский информационно-консультационный центр «Агро-Таврия». К 2012 году в сфере АПК там работали уже примерно 200 подобных образований. Но, правда, начиная с 2009-го, процесс координации усилий мелких аграриев пошел не так «шпарка». Во-первых, сказалось то, что фактически свернута поддержка на государственном уровне кооперации мелких аграриев (прежде она была, а теперь – только декларируется, на бумаге, в основном). Во-вторых, у соседей стал действовать новый Налоговый кодекс, который не способствует вступлению в кооперативы все большего количества членов, образованию новых подобных мини-структур. Возрастает налоговое бремя, как это ни парадоксально звучит – в Украине кооперативы рассматриваются как фактически коммерческие структуры. Хотя сама идея сельскохозяйственной кооперации, подчеркивает белорусский агроэксперт Александр Казакевич -- вовсе не  в том, чтобы сами кооперативы были с огромными прибылями. Скорее, они – инструмент облегчения жизни для членов, организовавшихся в подобное объединение.

 В белорусских госструктурах – только «за», но…

Еще в мае 2012-го в деревне Селец Брагинского района тамошние хозяева буренок объединились все-таки в кооператив, который назвали – «Селецкий аграрий». Но, тем не менее, нетрудно заметить: процесс кооперации на селе у нас идет куда медленнее, чем в той же Украине, например. Почему? Срабатывает пока инерционность мышления, силен посыл делать бизнес в одиночку, считает тот же Александр Казакевич. Однако опыт работы первенцев сельскохозяйственной кооперации – «Вескопа» по Столинщине, «Мелиферы» на Пинщине, «Нашего меда» в Волковысском районе – дает повод для оптимизма. Тем более, показали соцопросы, сегодня та же система Белкоопсоюза фактически устранилась от помощи мелким аграриям в сбыте выращенной продукции, не говоря уже про другие надобности.

На повестке дня, получается, -- спасение утопающих руками самих же утопающих? А что же государство? Делает ставку по-прежнему на крупнотоварный сектор АПК, где, тем временем, идут бурные весьма процессы слияния, укрупнения. Это значит, высвобождаются те же специалисты, простые труженики. А нынешний кризисный момент еще более усугубил ситуацию на рынке труда в глубинке.

Чем деревенским труженикам зарабатывать на жизнь? Почему бы не заняться мелким агробизнесом, под эгидой тех же кооперативов?

Но это – теоретический посыл, не более. По словам представителя кооператива «Вескоп» из Велемичей, что на Столинщине, Ивана Давидчука, нехватка земли в распоряжении столинских овощеводов сдерживает и кооперационные процессы. Пока, в среднем, на одного частного хозяина по району приходится не более полугектара.  А получи полешуки все-таки больше землицы, на Столинщине могло бы организоваться не менее 40 кооперативов, подобных «Вескопу».

Инструмент против бедности

Отвлечемся на некоторое время от, пожалуй, самой больной на сегодня проблемы для мелкого агробизнеса – земельной. Порассуждаем, а зачем, вообще, поддерживать разными проектами бизнес-активность в сельской глубинке? Может, вполне достаточно сегодня белорусской деревне нормального среднестатистического исполнителя, работающего в бывших колхозах, совхозах, а ныне – предприятиях со звучными аббревиатурами типа СПК, ОАО, КУСХП? (Правда, далеко не всегда звучность названия подкрепляется столь же громкими экономическими успехами, но это уже – немножко другая история…)  

Между тем, на уровне ООН в последнее время все активнее продвигается тезис о том, что сельское хозяйство – один из наиболее важных и действенных инструментов сокращения бедности в мире. Агробизнес вполне способен вытащить экономику любой страны, тем более, Беларуси, на принципиально новый уровень. Кстати, если верить официальной статистике, даже в теперешней кризисной ситуации сельское хозяйство остается едва ли не единственной отраслью, которая не «упала ниже плинтуса», а даже демонстрирует пусть и слабый, но рост.  

В любом случае, очевидно: только люди с неравнодушной жизненной позицией, стремящиеся работать и достойно обеспечивать свои семьи сегодня -- позарез нужны современной белорусской деревне! Важно говорить не просто о кооперации мелких аграриев либо про успешный агробизнес, пусть и в небольших масштабах. Нужно признать необходимость улучшения качества жизни на сельских территориях. К сожалению, пока нельзя говорить о широком охвате сельскохозяйственной кооперацией белорусской деревни. Не вызрела она еще в умах, наверное… А ведь люди могут изменить свою жизнь, судьбу своих близких только, если смогут иметь достойный заработок! Сельчане наши еще должны, образно говоря, прочувствовать свою силу, нащупать собственные возможности – и тогда они смогут менять судьбы целых деревень! Родных или тех, куда переезжают, например.

Конечно, проекты – это неплохо, особенно, если они подкреплялись, на стадии становления, конкретными финансовыми траншами: в виде гарантийных фондов – на Столинщине, возвратных – на Брагинщине и Славгородчине. Но дать деньги – еще полдела, главное – как они потом будут работать, дадут ли ожидаемый эффект? А вот здесь веское слово как раз -- за кооперацией. Именно кооперативное мышление побудило столинских овощеводов перейти от устаревшей системы отопления теплиц, с помощью печек-буржуек, к более прогрессивной -- водному отоплению.

В том же Сельце теперь – более полусотни коров в частном секторе. А ведь был момент, что поголовье всей деревни «усохло» до чуть более чем полутора десятка рогуль. Свой бизнес, да еще вкупе с кооперационной составляющей, подталкивает людей не замыкаться в своей скорлупе, а всерьез задумываться о будущем своей деревни. Это – уже социально ответственный бизнес получается!

Кому решать масштабные задачи, а кому на чеснок налегать?

В Минсельхозпроде РБ не устают повторять: на государственном уровне в нашей стране большое внимание уделяется поддержке, развитию ЛПХ, удельный вес которых в общей структуре производимой сельхозпродукции составляет около 30 процентов. Они работают над обеспечением продовольственной безопасности наравне с крупными хозяйствами. Правда, и позиция государства тут прослеживается достаточно четко, приоритет, все же, отдается крупнотоварному сектору АПК. Несмотря на то, что в нем происходит постоянно процесс… упразднения фактического отдельных «некрепких» хозяйств. Можно называть это разорением, а можно – необходимым укрупнением. (Это уж как подойти: с позиций экономики либо политико-пропагандистской целесообразности…)

В «верхах» есть опаска: дескать, частник не потянет решение масштабных задач, кои поднять под силу только подконтрольным аграрной «вертикали» бывшим колхозам и совхозам. С этим можно и нужно спорить! Равно, как и сомневаться в том, что остающиеся – укрупненные -- мегаагроструктуры смогут занять трудовой ресурс на селе полностью.

В Минсельхозпроде, что любопытно, скрупулезно просчитали даже такой момент: хозяин ЛПХ в среднем за день должен четыре часа уделять своей буренке (личной). Но когда и кто проведет исследование другого, более важного, плана? А именно: сколько реально смогут трудоустроить бывшие колхозы, совхозы? И сколько народу придется как-то занимать по-иному?

Лет пять-шесть назад на той же Столинщине проводили другой опрос. Из него стало известно: 6,5 тысячи местных сельчан назвали развитие ЛПХ единственным – потенциальным и реальным – источником для собственного существования. Потому, что больше нигде и ничем не заняты были на тот момент! Цифра – сверхинтересная: чуть ли половина населения иного, не сильно густонаселенного, района. Ясно: люди в чем-то вынуждены заниматься ЛПХ, потому как не строятся небольшие промышленные предприятия в глубинке, не принимаются, говоря чиновничьим языком, «достаточные меры по обеспечению занятости».

Чиновники белорусские считает, что именно в таких густонаселенных районах, как Столинщина, кооперация мелких аграриев наиболее целесообразна. Но основной объем сельхозпродукции, все же, государство ждет от крупнотоварного сектора. Частнику же рекомендуют «налегать» на производство лука, чеснока, лекарственных трав. Закрывать, одним словом, проблемные позиции, до которых не доходят руки у коллег, решающих масштабные задачи.

Помощь: извне либо за счет внутренних резервов?

Пару-тройку лет назад хозяева мелких агропроектов в глубинке столкнулись и с проблемой приобретения средств малой механизации. Тот же мини-трактор отечественного производства купить было не так и просто… И кто же поможет владельцу подворья в подобных сложных ситуациях? По статистике, имеющейся в Минсельхозпроде РБ, только примерно 25-30 процентов белорусских ЛПХ осуществляют свою деятельность целиком самостоятельно. Около 60 процентов – не могут обойтись без поддержки соседних, местных СПК, ОАО и так далее. И лишь 15 процентов пользуются услугами структур, создание которых было инициировано государством при сельсоветах, местных структурах, подразделениях ЖКХ.

Что касается последних структур, то, к сожалению, практика их внедрения себя не оправдала. Что дальше? Очевидно, придется искать какие-то иные пути?

К слову, во второй Республиканская программа поддержки ЛПХ удалось закрепить идею создания сельскохозяйственных кооперативов, объединяющих мелких аграриев. И не только продекларировать, но уже и начать осуществлять новые подходы.

Почему, однако,  не пошло дело с КУПами при сельсоветах? Просто механизм этот напоминает наделение рыбой, а не обеспечение удочкой и необходимыми навыками для саморазвития, считают агроэксперты.

Идею сельскохозяйственной кооперации ее разработчикам не удалось «протолкнуть» в первую программу поддержки ЛПХ. Ну, а как у нас водится – чего нет в документах, того нет и в реальности. Более того, непонимание, скепсис были не только в управленческих кругах, но и  среди самих аграриев. Хозяева ЛПХ просто не понимали, зачем нужны «еще какие-то кооперативы», кроме СПК, например? Причины недопонимания, в общем-то, лежат на поверхности. Если вспоминать историю, то первой попыткой наладить кооперацию в крестьянской среде на белорусских землях была Столыпинская аграрная реформа (в ходе ее возникали товарищества, общества мелких земледельцев). Но все эти наработки были свернуты в советскую эпоху. И что же имеем сейчас?

 Если смотреть формально, конечно, система Белкоопсоюза поддерживает частника. Но это -- если не углубляться в конкретную ситуацию на данном этапе, которая явно свидетельствует о недовыполнении системой потребкооперации своей функции! Не только по обеспечению сельчан удобрениями, семенами, другими нужными товарами, но и по сбыту произведенной продукции. Неслучайно на уровне правительства много говорится о необходимости реформирования, реорганизации системы Белкоопсоюза. Есть на то соответствующее поручение Президента. По данным же опроса, проведенного Институтом социологии НАН Беларуси, организациям потребительской кооперации продают товар с подворий только 1,2 процента от более чем 720 опрошенных сельских хозяев.

Разговоры эти многочисленные, как видно, таковыми и остаются. Словами же делу, как известно, не сильно поможешь…

Нужна законодательная база!

По логике вещей, сельхозкооперации альтернативы нет? Но почему же тогда она не продвигается семимильными шагами?  Все дело в том, что в Беларуси вообще нет специальной законодательной базы, которая регулировала бы кооперацию в широком понимании этого слова. Чтобы закрепить правовой статус сельскохозяйственных кооперативов – производственных и потребительских,  не избежать принятия Закона РБ о кооперации.

В то время, как в России, Украине, других странах есть закон о сельскохозяйственной кооперации, у нас дальше законопроекта, и то давнего, дело не пошло…

Переселение поможет?

-- Вот, нам некоторые чиновники говорят – дескать, перебирайтесь с густонаселенной Столинщины в места, где побольше земли свободной, -- рассуждает Иван Давидчук. – Но как это сделать практически? Люди поставили добротные дома, обзавелись надворными постройками…  В годы Столыпинской реформы, да и в советские тоже, государство какие-то программы реализовывало, чтобы подсобить крестьянам обживать новые территории. Нам же фактически предлагают решать свои проблемы без финансовой поддержки, мотивируя все тем, что свободной земли на Столинщине нам не дождаться. По-видимому, если государство хочет как-то решить вопрос с землей у нас в районе, стоило бы подумать о госпрограмме по переселению? Я, например, не представляю, как можно перевести усадьбу, в которую вложены тысячи долларов?!

Европейские рецепты успеха

Г-н Жаарсма привел любопытную цифру. Оказывается, в Голландии, третьем в мире экспортере сельхозпродукции, после США и Франции, до 70 процентов аграрного товара реализуется через кооперативы. В молочном же деле и вовсе этот процент – более 90. Такая ситуация сложилась не сразу, объединительные процессы на селе шли тоже не столь быстрыми темпами. Но, в отличие от Беларуси, где наличествует чрезмерное влияние государство на все стороны деревенской жизни, в Голландии – примат частной собственности и свободная рыночная экономика. И фермерам было поначалу трудно усмирять свои индивидуалистические устремления, осознавать, что сообща, объединившись в кооператив, можно получать на рынке более высокую цену за свою продукцию.

-- Сейчас в Голландии превалирует узкоспециализированные кооперативы, переросшие уже в сильных игроков на аграрном поле, -- замечает эксперт по агробизнесу Agrietta (Нидерланды). – Специфика такова, что у нас кооперативы не могут привлекать венчурный капитал от внешних инвесторов, нет акционеров-владельцев извне. Прибыль – не за счет членов, а ради их интересов. Итог: в целом в агроэкономике Голландии, благодаря в том числе эффективной сельхозкооперации, выстроена эффективная цепочка «от производителя до покупателя»…

Авторское резюме

Последний акцент, на мой взгляд, универсален и очень важен для современной Беларуси. Нам еще далековато до системы, которая вывела страны, подобные Голландии, в число безусловных мировых лидеров аграрного дела. Никого не должны убаюкивать красивые цифры, добытые в борьбе за покорение экспортных рубежей! Важные геополитические перемены – создание ТС, ЕЭП, вступление России в ВТО – вынуждают белорусский агросектор стать более конкурентоспособным. А для этого, перво-наперво, нужно крепкое первичное сырьевое звено. На кнуте и понукании крупнотоварного сектора уже далеко не уедем (учитывая, что там -- непростая кадровая ситуация и вечный дефицит свободных средств). Самое время подумать, как не на словах, а на деле поддержать толкового сельского хозяина! Более активное продвижение в массы идеи кооперации – тот путь, который видится наиболее перспективным…

Фото Павла ЧУЙКО

Снимок носит иллюстративный характер!    


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Иван АМОСОВ, сооснователь компании 101dom.by, занимающейся строительством деревянных домов с использованием белорусских традиционных материалов и методик:

    – Если бы деньги, израсходованные на строительство БелАЭС, страна потратила на развитие альтернативной энергетики и внедрение соответствующих идей в жилищное строительство… Было бы куда больше пользы – и в государственном масштабе, и для отдельных граждан. Это повлекло бы за собой некий тренд, моду даже. И люди бы не опасались, например, делать ставку на использование того же самого теплового насоса. Надо понимать: газу есть альтернатива! Нужно только показать ее, убедительно пропиарить. Дело бы пошло. Оно и так движется, правда, потихоньку. И, все равно, в Беларуси достаточно энтузиастов, которые уже используют альтернативные источники энергии для своих домов. Свое жилье многим реально сделать более энергонезависимым собственными усилиями!

    ЦИФРА

    Более Br712 млн

    выделено из бюджета на реализацию в 2017 году мероприятий госпрограммы развития аграрного бизнеса в Беларуси, рассчитанной до 2020 года. Такое решение закреплено постановлением Совета Министров №62 от 23 января текущего года, сообщили БЕЛТА в пресс-службе правительства.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Фермера из-под Гомеля разорили чиновники?

    В деревне Страдубка, что в Гомельской области, с работой – не лучшая ситуация. А потому молодой человек – активный, с ветеринарным образованием – Иван ХВОИН решил заниматься собственным хозяйством и за счет этого жить.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)