ГЛАС(З) НАРОДА

Как семья из Бобруйска пытается возродить умирающую деревню


О буднях последней жительницы деревни Десятины 75-летней Галины Кривошеевой TUT.by рассказал в ноябре 2014-го. Вот уже два года она живет здесь одна и наотрез отказывается переезжать к детям в город. Родственники строптивой бабушки решили пойти другим путем: попытаться… возродить деревню. Они называют Десятины "райским уголком" и зазывают туда любителей тишины. Как отдельно взятая семья возвращает целую деревню к жизни, читайте в нашем материале.

5 сценариев для белорусских деревушек

Согласно переписи населения 2009 года, в 6% белорусских деревень не живет ни души. Чаще всего такие деревни встречаются в Витебской и Гомельской областях. В 72% населенных пунктов в сельской местности проживает меньше чем по 100 человек. Крупные села с населением свыше 5 тысяч человек для Беларуси – редкость. Их всего 10, в них проживает около 80 тысяч человек.

Умирающую белорусскую деревню могут ждать различные сценарии. Мы насчитали пять сценариев-вариантов.

1. Деревня оживает усилиями дачников, ищущих тишины и спокойствия.

2. Деревня превращается в туристический объект, благодаря инвестициям отдельных энтузиастов.

3. Деревня обретает новых жильцов из числа нуждающихся в улучшении жилищных условий.

4. Ветхие дома сносят, и деревня исчезает с карты Беларуси.

5. Деревня продолжает умирать, старые дома привлекают внимание асоциалов.

Экскурсия по Десятинам

Ярким примером сценария № 1 являются Десятины. Дочь последней жительницы села Жанна Кривошеева рассказывает о своей деревне как заправский рекламный агент: "Полтора километра до одной деревни, полтора – до другой. Магазин недалеко, при этом есть возможность оставаться в спокойствии, уединении и комфорте! Здесь нет леса, нет речки, соответственно, нет комаров". С тех пор, как соседей у матери не осталось, Жанна и ее сестра Людмила не перестают думать о том, как вернуть сюда жителей.

Десятины находятся в Кировском районе Могилевской области. В 70-е в деревне было 15 домов, в каждом из них – большие семьи, по 3-4 ребенка. Сейчас здесь осталась одна жительница…

…Весной прошлого года сестры Кривошеевы обратились в сельсовет, чтобы узнать, кому принадлежат заброшенные дома. Через телефонные справочники нашли хозяев и обсудили с ними вариант продажи ненужной собственности заинтересованным дачникам. Благодаря усилиям сестер, в двух ранее заброшенных домах по выходным теперь горит свет – горожане отдыхают в деревне от шума. Но целиком заселить деревню пока не получилось…

"Дом был сделан с любовью, и нам очень хотелось, чтобы он ожил"

…Семья Кривошеевых устраивает для нас экскурсию по деревне, чтобы показать, как здесь постепенно затухала жизнь и как появилась снова.

Крайний дом на въезде в Десятины еще полгода назад был больше похож на развалины. По словам Жанны Кривошеевой, в нем не было ни окон, ни дверей, только ветхие стены. Когда-то здесь жила семейная пара, которая удивляла своим трепетным отношением друг к другу всю деревню. "Она умерла первая, он затосковал, повернулся к печке, ни на кого не реагировал и через 9 дней умер. Как говорили, от тоски. Вот такая маленькая история жизни и смерти. Этот дом был сделан с любовью, и нам очень хотелось, чтобы он ожил", -- делится Жанна.

Сестрам удалось разыскать лишь внучку умерших собственников, и ей этот дом оказался совершенно не нужен. По документам он и вовсе оказался.. ничьим, право наследования было давно потеряно. В итоге сельсовет разрешил потенциальным покупателям оформить в аренду участок на 99 лет. Желающие нашлись через объявление, которое Кривошеевы оставили в интернете. Грузин Каха и его жена Валентина купили заброшенный дом и взялись за его восстановление.

Дело в том, что интересы совпали: жители Бобруйска Каха и Валентина Априашвили давно искали себе дачу. За оформление участка в общей сложности они заплатили около 3 миллионов рублей. Оставалось решить, что делать со старым домом. Комиссия из Могилева высказалась за снос. Априашвили решили его возрождать, причем, своими силами…

…Вложений дом потребует немало, но в семье никуда не торопятся. Первое время, когда приезжали работать, ночевали у пенсионерки Галины Кривошеевой, которая очень обрадовалась, что, наконец, ей будет с кем перекинуться словом.

– Вас не испугало, что здесь живет всего один человек? – спрашиваем.

– Перед тем, как приехать смотреть участок, мы глянули в навигатор. Там было написано, что 120 человек живет, а оказалось – всего один! – до сих пор не перестает удивляться Каха. По его словам, в Грузии нет заброшенных деревень, и ему непонятно, как можно запустить свой дом и свой двор?! Даже -- после смерти родителей…

– Мы, если честно, как раз такое место и искали, чтобы было тихо и спокойно, – поддерживает мужа Валентина, она работает на "Белшине", а Каха – водителем на "Белметалле". – Работы у нас шумные, возраст уже приличный, поэтому хочется приехать и именно расслабиться, отдохнуть. Потом, может, и переедем навсегда. Единственное, что немного смущает, – это плохая дорога. Ну, и света не хватает – улица темная. Только благодаря Николаевне видно, что кто-то здесь есть.

Первые полтора месяца супруги только расчищали территорию приобретенной усадьбы от зарослей. В стороне от дома установили качели для детей, начали строить летнюю беседку с подиумом, на крыше планируют организовать смотровую площадку. Огород разбивать будут маленький – только для зелени и ягод. В планах – выращивать виноград, Каха ведь когда-то учился в институте виноделия.

Иногда проще построить новый дом, чем восстановить старый

Напротив дома семьи Априашвили – его бледная копия. Здесь жила семья колхозников: после смерти родителей наследники продали этот дом без документов. Покупатели о нем забыли – их здесь давно никто не видел. Разыскать владельцев сестрам Кривошеевым пока не удалось.

Женщины обратились в сельсовет с просьбой, чтобы дом признали бесхозным и продали тем, кому он действительно нужен. В сельсовете объяснили, что смысла в этом нет: по государственным коэффициентам бесхозный дом станет настолько дорогим, что его не потянет ни один покупатель. Гораздо проще снести "развалину" и на ее месте построить новый дом. Рассказывая об этом, Людмила едва сдерживает слезы. Она очень боится, что если все заброшенные дома начнут сносить, их деревня превратится в… чистое поле:

– Наш покойный отец часто говорил об этой деревне: "Дети, это -- райский уголок, когда вам будет тяжело, вы будете приезжать именно сюда, вспоминать меня и мать". Когда мы были молоды, об этом не думали, были слишком загружены, приезжали только тогда, когда было удобно приехать. Но с возрастом начинаешь понимать, что под этими вековыми липами – твои корни, твой покой, твоя духовная радость. И я не могу допустить, чтобы здесь было поле, которое меня «съест».

Вся семья с трепетом относится к деревне, где живет их бабушка.  "Здесь свежий воздух, всегда весело",  -- рассказывает внучка Женя.

К заброшенным участкам проявляют интерес россияне

Говоря об уже исчезнувших домах, Людмила имеет в виду всю следующую половину деревни, где на участках либо остались следы фундаментов, либо вообще ничего не рассмотреть – сплошной бурьян. Один дом целиком перевезли в соседнюю, более крупную деревню. Еще один сгорел вместе с известным на весь район математиком. Следующие два продали под снос – дома пошли на дрова и на баню.

«На освободившихся участках вполне могли бы построиться желающие», -- рассуждают сестры Кривошеевы. Они оставляли и такие объявления – о возможности аренды земли. Говорят, что интерес к деревне проявляли россияне, но их приходу в Десятины женщины сами будут не рады. Боятся увеселительных мероприятий и шума.

Дом напротив Галины Кривошеевой с единственным на всю деревню колодцем -- по документам ничей. Но у него недавно объявился хозяин – сын умершего здесь алкоголика. В доме нет ни света, ни электричества, потому что строение ни на кого не оформлено. Приезжает хозяин очень редко. Участок выглядит заброшенным… И хотя хозяин, вроде бы, есть, привлечь покупателей семья не может.

– Здесь очень красивый сад – вековые липы, а он их начал рубить. Я пришла и говорю: вот, что ты делаешь?! Давай просто обрубим ветки. Хозяин ответил, что это его территория, а мне даже шагу сюда не ступай.

Продали под снос за деньги, которые предлагали дачники

Еще один соседский дом -- дети умерших родителей продали его под снос, несмотря на то что сестры Кривошеевы приводили покупателей, готовых взяться за его восстановление. Теперь от усадьбы остались лишь хозяйственные постройки.

– Но наследники, конечно, при нас такие цифры называли, совершенно нереальные… В итоге продали под снос за ту цену, за которую были готовы реально брать покупатели. Шикарный дом с хорошим виноградником, со скважиной, баней, подведенной водой. А живут наследники рядом, в агрогородке, в коттедже… Я, если честно, этого не понимаю. Агрогородки, на мой взгляд, -- совершенно безликие, холодные, бездушные. Это -- однотипные деревни, там нет колорита, там нет Беларуси.

…Движемся дальше вглубь деревни и с обеих сторон оставляем один заброшенный участок за другим. Уже не верится, что здесь когда-то жили люди.

– Эх, если бы вы приехали сюда весной, когда цветут липы! Это что-то необыкновенно прекрасное! Нигде так не поют соловьи, как здесь! Мои друзья говорят, что здесь просто вся деревня звенит от соловьиных трелей, такое создается ощущение хора, – восторженно описывает Десятины Людмила.

"Зайцы бегают, косули, конечно, мне здесь нравится"

В самом конце деревни, почти на хуторе, старый дом отстраивает дачник из Бобруйска по имени Денис. На вид ему лет 40-45. Он отказывается фотографироваться, но с удовольствием демонстрирует плоды своих трудов: обновленный фасад дома, оригинальную беседку, цветочные клумбы. Найти толкового хозяина в этом дом оказалось просто. Жанна Кривошеева разыскала наследницу и поинтересовалась, какие у нее планы на дом. Продать недвижимость та была не против, но не знала, как это сделать.

Сестры Кривошеевы сами сделали фотографии, вывесили объявление и помогли найти покупателя. В итоге дом был продан за полторы тысячи долларов – за такие же деньги его можно было продать под снос. Новоиспеченный житель Десятин очень доволен своим приобретением.

– Зайцы бегают, косули, конечно, мне здесь нравится. Тут нет шумного движения, машин -- я отдыхаю, вообще же, -- на окраине, на отшибе... Чтобы почистили колодец, нанимал людей. Дом восстанавливаю сам. Материалы, конечно, дорого стоят, но -- терпимо.

– Вы знаете, для молодежи здесь жизнь, конечно, не сильно привлекательна, – подхватывает Людмила. – Но для людей в возрасте, уходящих на пенсию, которым надоедает город, -- это отличный вариант!

Если задаться целью, купить домик в заброшенной деревне несложно. Жанна и Людмила Кривошеевы советуют:

1. Найти подходящий вариант и через сельсовет узнать, кто является хозяином дома, договориться с ним о покупке напрямую. Как правило, речь идет о небольших суммах. В случае с Десятинами – дома стоят в пределах 1,5-2 тысяч долларов.

2. Если у дома нет хозяина, обратиться в сельсовет, чтобы признать жилье бесхозным с правом его последующего выкупа. Вариант -- не всегда выгодный, но один из возможных. Объявления о продаже бесхозных домов можно найти на сайтах некоторых райисполкомов.

3. Кроме того, можно взять участок земли в аренду и на его месте построить новый дом, тем самым положив начало возрождению деревни с нуля.

Деревня целиком за 1 базовую величину – реальность или выдумка?

Самые смелые могут купить заброшенную деревню целиком – такое предложение в 2012 году высказал заместитель министра спорта и туризма РБ Чеслав Шульга. Его идея заключалась в том, чтобы продавать заинтересованным людям пустующие деревни целиком под туристические цели.  Цена вопроса называлась символическая – всего одна базовая величина за целую деревню (в 2012 году – 100 тысяч рублей, или 12 долларов США в эквиваленте).

О сделках за такие смешные деньги председатель правления Белорусского общественного объединения "Отдых в деревне" Валерия Клицунова не слышала. Но примеры возрождения целых деревень усилиями отдельных энтузиастов ей известны. Один из самых ярких проектов в этом направлении – деревня "Белые луга" в Кореличском районе Гродненской области.

– Отец с дочерью купили заброшенную деревню из 8 домов (напрямую от собственников. – Прим. TUT.BY), еще 7 заброшенных домов скупили в округе и перевезли. Сейчас получилась очень красивая деревня, состоящая из аутентичных домов. Там построили большую корчму, организовывают фермерское хозяйство -- в общем, будет настоящая туристическая деревня.

Еще один пример – усадьба "Веселая хата" в Копыльском районе Минской области. Владелец Андрей Крук купил несколько домов в округе и сделал усадьбу, которая пользуется популярностью. Увидел перспективу расширяться дальше, а жители, оставшиеся в этой сельской местности, ему помогают.

По мнению Валерии Клицуновой, это – скорее, проекты по возрождению деревни, нежели бизнес. Таким делом занимаются, как правило, небедные люди, которые хотят самореализации. Эксперт подчеркивает, что купить деревню целиком – неслабая головная боль: нужно ведь найти всех хозяев, суметь их заинтересовать. Этого надо очень захотеть! Пока инициатива исходит только от частников.

– Есть интерес и со стороны российского капитала, например, в Видзах на Браславщине российский инвестор собирается восстановить старую усадьбу, -- говорит Валерия Клицунова. 

Могут ли малоимущие получить пустующие дома бесплатно?

В некоторых случаях заброшенные дома можно получить даром. В Витебской области весной прошлого года нуждающимся – многодетным и малоимущим семьям – предложили выбрать что-то из пустующего жилья в деревнях Городокского района. Так чиновники намеревались к "Дажынкам" разобраться с бесхозным и заброшенным жильем. Как рассказала TUT.BY главный специалист отдела экономики Городокского райисполкомаТатьяна Гусакова, эксперимент не удался. Нуждающиеся с решением поселиться в заброшенных домах в райисполком не обращались. При этом, как оказалось, лично малоимущим гражданам предложение никто не озвучил: "У нас висело объявление на сайте".

Зато реанимировать старое жилье были готовы дачники, но всем им было отказано."Это жилье строилось за кредиты хозяйственные, и как же мы можем отдать им бесплатно все это под дачу? Это государственная собственность". Продать пустующее жилье за небольшие деньги заинтересованным людям, по словам специалиста, тоже не вариант. "Они стоят с определенной стоимостью на балансе. Это решение не нашем уровне должно приниматься". В итоге дома до сих пор пустуют.

Снести деревню, чтобы отдать землю в сельхозоборот

Однако самой популярной мерой по отношению к ветхому жилью в белорусской деревне остается его снос. В феврале 2012 года был принят Указ президента № 100 "О мерах по совершенствованию учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности". Под пустующими понимаются дома, в которых на протяжении последних трех лет хозяева непрерывно проживают менее одного месяца в календарном году. А ветхие дома, согласно указу, "содержатся бесхозяйственно",  «хозяева не занимаются их восстановлением».

С согласия собственника сельсовет может снести эти дома. Если согласия собственника нет, то ветхие дома подлежат принудительному выкупу исполкомом через суд.

Таким образом, "зачистка", о которой говорили сестры Кривошеевы, действительно, -- вполне реальна. Оставлять деревню тихо умирать своей смертью  -- тоже не вариант, считают сестры Кривошеевы. Их покойный отец когда-то боролся с асоциалами, которые облюбовали заброшенные дома в Десятинах, за что был сильно избит. Виновники понесли уголовное наказание. Нет гарантий, что нехорошие люди не придут снова – в деревню, где постоянно живет всего одна пенсионерка…

Тем временем…

 

Власти Гомельской области объявили "войну хижинам"

 

В Гомельской области за 2014 год снесли более 5 тысяч ветхих и пустующих домов. Это едва ли не столько, сколько во всех остальных областях республики вместе взятых. Такое мощное наступление на отслужившие свой срок строения создавало впечатление, что местные власти объявили настоящую "войну хижинам". Еженедельно под бульдозер шло по130-140 домов в различных районах области! Оперативная обстановка анализировалась практически ежедневно. Этой теме посвящались селекторные совещания, выездные семинары, сессии депутатов местных Советов. Спрос с допустивших отставание в работе по сносу приравнивался к срыву планов по новому строительству. Курировал весь процесс лично председатель облисполкома Владимир Дворник (на снимке). Почему же этому вопросу  -- такое большое внимание и какая связь между порядком на земле и производительностью труда, глава региона рассказал в беседе с корреспондентом БЕЛТА.

Последствия урбанизации

За последние пять лет в области в общей сложности будет снесено около 25 тыс. ветхих и пустующих домов. Тем не менее, несмотря на самые высокие в республике темпы, говорить о полном завершении этой работы еще рано. "Когда мы начинали, то, наверное, не до конца представляли масштабы, то количество жилья в деревнях, которое уже никогда не будет востребовано. Например, на сегодняшний день в очереди на снос - еще более 12 тыс. домов. И это далеко не окончательный список", - отметил руководитель области.

Их количество будет увеличиваться, потому что старшие поколения, которые когда-то сами строили эти дома, постепенно уходят из жизни. То, что сейчас происходит с деревней, - естественный процесс. Урбанизация рано или поздно затрагивает каждую из стран мира. Например, если в 1965 году сельчане составляли 65% от общей численности населения Гомельской области, то в прошлом году - лишь 24%. Разница составляет примерно 500 тыс. человек.

К тому же, после 1965 года очень много было построено жилья на центральных усадьбах хозяйств. Только за последнее десятилетие, благодаря государственной поддержке, в сельской местности появилось около 10 тыс. новых домов и квартир. Трудоспособная часть населения, естественно, выбирает это жилье. А то, что было построено в предвоенные годы и в первые послевоенные десятилетия, увы, свой срок отслужило.

"Возможно, у кого-то по этому поводу может появиться ностальгия, но действительность такова, что в деревнях, маленьких и больших, нужно наводить порядок. И чем быстрее, тем больше пользы будет тем, кто там сейчас проживает", - подчеркнул Владимир Дворник.

Гомельская толока

Оснований для того, чтобы форсированно вести работы по наведению порядка на земле, в том числе и "войну с хижинами", для местной власти более чем достаточно. Во-первых, существует соответствующий указ, которым предписано проведение работ по сносу пустующих и ветхих домов и который они обязаны выполнять. Во-вторых, такие строения таят в себе потенциальную угрозу для окружающих. Мало кому будет приятно иметь по соседству сгнившую усадьбу, заросшую кустарником и бурьяном. К тому же, это -- постоянная головная боль с точки зрения пожарной безопасности. В-третьих – земля: освобождая приусадебный участок от строения, местные власти обязательно стремятся возвратить землю в сельскохозяйственный оборот или передать другому хозяину.

Например, в прошлом году общая площадь «реанимированных» участков составила несколько тысяч гектаров. В целом за счет всех мероприятий по наведению порядка клин обрабатываемых земель в Гомельской области увеличился на 20 тыс. га, что сопоставимо с угодьями четырех средних по размеру сельскохозяйственных предприятий.

"Вообще, разве приемлемо жить в условиях, напоминающих картину послевоенной разрухи, если мы "хотим людьми зваться"? Поэтому и взялись за это дело всем миром. Создана определенная система, в которой задействованы тысячи людей, распределены функции, каждый из должностных лиц на местах знает свой круг обязанностей и ответственности. В Беларуси издавна строили дом толокой, ну, а мы решили таким способом наводить порядок", - отметил Дворник. -- Может быть, если бы местным жителям предложили: берите что хотите, то некоторые стоящие без присмотра дома они бы за один день разобрали на собственные нужды. Однако, это невозможно, так как, согласно законодательству, процесс сноса ветхих и бесхозных домов непростой. Чаще всего сносу подлежит не просто дом, а реальная частная собственность, которой владеют либо ранее проживавшие там лица, либо их наследники. Поэтому для сноса дома они обязательно должны отказаться от этой собственности. А для этого местным органам власти необходимо собрать большое количество документов и получить решение суда».

 Владимир Дворник считает: в последнее время сроки прохождения всех этапов по сбору документов заметно сократились. Возможно, на местах освоили нужные юридические нюансы, возможно, и сами собственники, видя наши усилия в наведении порядка, стали более адекватно оценивать ситуацию. Как бы там ни было, большого числа жалоб не наблюдается, констатировал губернатор Гомельщины.

В 2014 году на проведение работ по сносу ветхих и пустующих домов выделено около Br35 млрд из областного бюджета.

 

От культуры бытия – к культуре производства и повышению производительности труда

В нынешнем году силы и ресурсы направляются на наведение порядка в деревнях, которые в большей степени пострадали от аварии на Чернобыльской АЭС и откуда выехала значительная часть населения, а также в населенных пунктах, расположенных вдоль транспортных артерий. "Конечно, исходя из тех цифр, о которых сказал ранее, еще немало предстоит сделать. Тем не менее, уже сейчас каждый желающий может по достоинству оценить, насколько изменился внешний вид многих наших деревень", - отметил председатель Гомельского облисполкома. 

Снос ветхих и бесхозных домов является неотъемлемой частью комплексного плана по наведению порядка на земле и благоустройству населенных пунктов, в первую очередь -- в малых городах и в деревнях, который реализуется в Гомельской области. Владимир Дворник считает, что человек, привыкая к окружающему его порядку и чистоте, впоследствии обязательно перенесет эти привычки в свой быт и на производство. "Моя твердая убежденность состоит в том, что для повышения производительности труда (а это и рост заработной платы), кроме технического переоснащения основных фондов, необходимо повышать культуру производства. Культуру производства сложно привить людям без повышения в целом культуры и качества их жизни. Это -- не теория, а вывод, сделанный на основе личного опыта", - подчеркнул Владимир Дворник.

Тест на состоятельность для кадров местной «вертикали»

Проводимая в области масштабная работа по наведению порядка на земле, кроме неоспоримой пользы для общества в целом и конкретных людей, стала также своеобразным тестом на состоятельность для руководителей районов. По словам Владимира Дворника, он уже неоднократно в этом убеждался. Порою даже не нужно оценивать производственные показатели,достаточно проанализировать работу по благоустройству населенных пунктов, даже по количеству снесенных ветхих строений, чтобы понять, есть ли в районе хозяин.

Сейчас в районах активно идет процесс ротации кадров. На должность руководителей райисполкомов стали приходить энергичные молодые люди. "В большинстве случаев через некоторое время после их назначения происходят позитивные изменения: район с новым руководителем буквально на глазах преображается в плане порядка и благоустройства. А вслед начинают расти и производственные показатели. Это можно сказать о новых председателях Хойникского, Лоевского, Чечерского, Житковичского, Кормянского, Рогачевского и некоторых других районов", - акцентировал Владимир Дворник. 

На 2015 год позиция руководства региона сформулирована следующим образом: помощь из областного бюджета на благоустройство территорий и на развитие новых производств прежде всего пойдет туда, где на местах власти сами проявляют инициативу и реально изменяют к лучшему состояние подведомственных населенных пунктов. "Естественно, этого нельзя будет добиться без неукоснительного выполнения заданий по сносу ветхих и пустующих домов, которых в 2015 году мы планируем снести больше, чем в 2014-м", - сказал председатель Гомельского облисполкома.

 

Фото В.Дворника -- с www.gomel-region.gov.by

 

А каким вы видите будущее белорусских деревень?AGROLIVE.by ждет ваших откликов!


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Александр ЛУКАШЕНКО, Президент Республики Беларусь:

    – С продукцией животноводства в прошлом году Беларусь вышла на рынок дружественного нам Китая. Мы на китайском рынке доказали высокое качество своей продукции. Почти полсотни отечественных предприятий получили соответствующие сертификаты. Это – непросто, это – самый тяжелый и сложный рынок. Достигнуто благодаря общим усилиям. Может быть, в первую очередь – дипломатической работе, и благодаря установлению тесных дружественных отношений с руководством Китая. Потому что решение принимал председатель КНР…

    ЦИФРА

    На уровне 3% по итогам 2017 года

    получен рост производства сельхозпродукции в Беларуси. Об этом БЕЛТА сообщило, цитируя министра сельского хозяйства и продовольствия Леонида ЗАЙЦА.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Проблемы небольшого аграрного района в Беларуси: работы нет, но люди терпят

    За день до визита Александра ЛУКАШЕНКО (в ноябре 2017 года – Прим. www.agrolive.by) на центральной улице Буда-Кошелево смешались техника и люди. В воздухе – запах краски, рев болгарок и шорох щеток по асфальту.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)