ГЛАС(З) НАРОДА

Декрет № 18 в действии. Нужна ли малышка Камила родной маме?


Можно в этой истории – ставшей, увы, обыденной для сегодняшней белорусской сельской жизни — поставить вопрос и по-другому: «Вернут ли маме Камилу?» Итак, что же случилось? Как вышло, что младенца забрали у родной матери? Насколько целесообразной была такая жесткая мера?

«Мою внучку отобрали у невестки и отвезли в Поставский роддом, врачи не имели никакого права на это!» — такова позиция Нины Васильевны Шалковой, бабушки из деревни Краснополье Россонского района. Свою невестку – Наталью, маму Камилы — Нина Васильевна охарактеризовала как «очень положительную». Но больше переживает за сына Владимира, который, по словам Нины Васильевны, с тех пор, как медики забрали ребенка, — «ходит как прибитый».

— Ваш сын-то хоть объяснил, почему забрали у них ребенка? – пытаюсь разузнать.

— Они (сотрудники социальной службы – Прим. автора) приезхали к Наталье и Владимиру домой и даже не дали рта раскрыть – забрали девочку, — выгораживает своих «детей» бабушка. – В больнице «царит» непонятно что…. Посмотришь – алкаши испитые, а вокруг них все суетятся, стараются, чтобы ребенок остался в семье. А тут… У нормальных людей ребенка отобрали! Бумагу такую на Володю и Наташу написали, я-то сама не видела, но… Что у них в «хате» ничего нет: ни кроватки, ни коляски, ничегошеньки! У них же — всё было и всё есть! Ну, конечно, не всем же так жить, как некоторые, когда добра — выше крыши…

Нина Шалкова хочет, чтобы кто-то «разобрался» с врачами и непременно вернул малышку родителям. К сожалению, поговорить с самой мамой – Натальей Шалковой – мне не удалось. В деревне Ляховщина Поставского района на эту фамилию домашний телефон не зарегистрирован, а мобильный, который дала Нина Васильевна, – постоянно или выключен, или не отвечает.

Конечно, просто так ребенка, да еще грудничка, из семьи забирать никто не станет. Напрашивались две версии. Первая: забирали ли ребенка вообще? Может быть, молодая семья просто не хочет общаться с бабушкой Камилы, и живет себе спокойно в деревне Ляховщина? А Нине Васильевне так сказали — мол, приезжать к нам нечего, ребенка забрали?.. (Разные ведь бывают семейные отношения…) Ну, а вторая версия: пара эта семейная, как говорится, асоциальная, по-простому — пьющая, чтобы там ни говорила Нина Васильевна. Поэтому и ребенка у них врачи отобрали? К сожалению, пусть и не полностью, но подтвердилась все-таки вторая версия. А ее подробности – заставляют серьезно призадуматься…

— На территории нашего сельсовета действительно проживает семья Шалковых. Наталья зарегистрирована в деревне Кривое, но фактически вместе с мужем Владимиром проживает в деревне Ляховщина, в доме, выделенном им, как работникам местного хозяйства, — пояснила Елена Котовец, управляющая делами Волковского сельисполкома. – И ребенка – девочку Камилу, родившуюся 3 мая 2012 года, у них действительно пару месяцев назад забрали врачи. Вроде, по медицинским показаниям…

О семье Шалковых, как рассказала Елена Каликстовна, в хозяйстве и деревне отзываются вполне нейтрально. Но вернут ребенка не раньше, чем спустя 6 месяцев после «забора». И только в случае, если медики и соцслужба дадут положительное заключение в отношении родителей.

Связавшись с районным педиатром Зоей Щелкун, узнаю, почему все-таки молодой мамаше (Наталье – 23 года) врачи, по сути, не доверяют ее же ребенка.

— Проблемы у врачей с Натальей возникли еще во время беременности. Женщина выпивала, у них одно время не было жилья, вечно не хватало денег. Беременная недоедала, у нее была сильная анемия, из-за чего она неоднократно госпитализировалась. Врачи помещали иной раз ее в больницу просто, чтобы «подкормить», дать необходимые витамины, чтобы ребеночка доносила и родила здоровым, — рассказала Зоя Щелкун.

Кроме того, врачи, работники сельского Совета, социальные педагоги – все это время беседовали с Натальей, просили «остепениться», не ломать судьбу своему будущему ребенку. Ведь и сама Наташа росла без матери, из-за алкоголизма ту лишили родительских прав. Поскитавшись до 18 лет по детдомам, девушка вернулась в родной район, но с матерью жить не стала. За кражу попала в тюрьму, в 2010 году освободилась… Вышла замуж, родила ребенка. Но, как видим, история повторяется. А что же муж?

— Владимир не пьет, нельзя сказать о нем ничего плохого, но он такой тихий, замкнутый, спокойный, видимо, просто не может на бойкую супругу повлиять? Если бы более жестким и требовательным был к жене, к выполнению ею материнских обязательств, то из этой семьи, возможно, вышел бы толк, — считает районный педиатр. — На комиссии Владимира спрашивали: «Почему не можешь навести в своей семье порядок? Почему не повлияешь на свою жену?» Он — только молчал, плечами пожимал...

Когда Наталья родила, а это было четыре месяца назад, мнения медиков разделились. Одни считали, что ей нужно дать шанс, другие были настроены скептически, мол, это лишь вопрос времени — все равно такая мама-кукушка ребенка не досмотрит…

— Получив так называемые «дородовые», они купили необходимый минимум для ребенка: бэушную кроватку, немного белья и пеленок, смеси для кормления. Комиссия съездила к молодым родителям, и ребенка им решили отдать, — рассказывает Зоя Романовна. — Я, как районный педиатр, ей позвонила, предупредила: «Смотрите, если у вас ребенок не получит необходимого ухода — он может попасть под опеку государства». «Нет-нет, обо мне вы больше не услышите», — таков был Натальин ответ. Но с того времени каждую неделю только о ней я и… слышала. Смеси съели – еды нет, денег тоже. Фельдшер за свои деньги покупала и носила эти смеси, памперсы, другие необходимые для грудничка вещи. Ну, конечно, не безвозмездно: из зарплаты отца, через бухгалтерию хозяйства, где он работал, по чекам, затраты фельдшера возмещались. К тому же, за тот месяц (!), что малышка была с родной мамой, девочка постоянно простужалась, доставлялась в больницу с опрелостями. Патронажная служба, сельсовет, социальные педагоги из школы – все беспокоились о Камиле. Контроль с этой семьи не снимался.

И, все же, бестолковость молодой мамаши — налицо! В день, предшествовавший тому, когда Камилу признали НГЗ (нуждающейся в государственной защите – Прим. автора) и забрали от мамы, врач диагностировала у ребенка ринит. Наташа пообещала, что будет лечить малышку, взяла лекарства — это было в полдень. А уже вечером с мужем они наняли машину (и деньги нашлись?!), поехали в другой конец района, за 60 (!) километров, с больным трехнедельным ребенком — к подруге, которую только что выписали из роддома. Там все из веселой компашки понапивались и устроили драку. Женщина, у которой «гостили» наши герои, порезала ножом своего мужа. Приехавшая по вызову милиция забрала у пьяных мамаш – Натальи и ее подруги – девочек-грудничков.

— Комиссия по делам несовершеннолетних при Поставском райисполкоме признала Камилу нуждающейся в государственной защите — в соответствии с Президентским Декретом №18. Девочка временно изъята у родителей на срок 6 месяцев. Сначала малышка находилась у нас в больнице. Но затем перевели ее на оставшееся время – до истечения срока в шесть месяцев — в Витебский Дом ребенка, — пояснила Зоя Щелкун. – За это время Наталья должна пройти лечение у нарколога. Кстати, сразу же, как малышку забрали, а это было в начале июня, женщина к лечению не приступила, видимо, не нашла денег? Ведь прибрести пагубную привычку легко, а избавиться от нее – стоит немало… Но, надо сказать, что на работу в местное хозяйство Наталья устроилась, прогулов поначалу не было… И в больницу, чтобы узнать о самочувствии малышки, они с мужем звонили, приезжали – привозили памперсы, спрашивали, не нужно ли чего-нибудь. Из-за того, что ребенка признали НГЗ, Наталье не выплатили «послеродовые». Родственники мужа, конечно, по этому поводу — в сильном возмущении. Но им бы обратиться в райисполком. Если бы было ходатайство, скажем, со стороны отца или его родственников, то, может быть, им разрешили бы оформить опекунство? Пускай та же Нина Шалкова – мать мужа — обратится в райисполком, потому что у Натальи нет никого, кто бы ей помог в этой сложной жизненной ситуации…

Можно, конечно, обижаться на медиков. Мол, глубоко неправы были, пусть и временно, но — забрав дочку у матери. Но можно – и критично, трезво выглянуть на ситуацию. На самом деле, те же врачи для мамы и ее малышки сделали многое. Например, документы собирали, чтобы оформить для девочки бесплатное питание. И вот-вот устроили бы хорошее подспорье для небеспроблемной семьи… Но тут Наташа с мужем «вляпались» в эту историю с гулянием и поножовщиной.

— Как девочка сейчас себя чувствует? – спрашиваю у районного педиатра.

— Она выздоровела, у нее просто была простуда, сейчас все нормально. Малышка хорошая, у нее нет никаких врожденных патологий, — ответила Зоя Романовна и тут же добавила: — Шанс, что всё наладится в этой семье, есть — муж ведь непьющий. Молодые родители испугались, что навсегда потеряют девочку, думаю, им нужен этот ребенок. Наталье бы — подлечиться, тогда по истечении шести месяцев Камилу вернут, и все у них наладится, я надеюсь…

— Скажите, Зоя Романовна, а как часто в вашем районе приходится действовать по Декрету №18?

— К сожалению, часто. Мы боимся, прежде всего, за детей. Не только того, что они в асоциальных семьях вырастут жестокими, возьмут «на вооружение» негативный опыт родителей, но и того, что они просто погибнут без должного присмотра еще в младенчестве… В прошлом году буквально была страшная история в нашем районе, когда пятиклассница зарезала другую девочку насмерть, — ошарашила Зоя Щелкун. – А с начала 2012 года на Поставщине НГЗ признаны 17 детей из 9 семей, в том числе — 4 малыша до трех лет, среди них и Камила. Деток до трех лет мы отправляем в Витебский Дом ребенка. А ребята до 18 лет остаются на территории нашего района или попадают в приемные семьи. Есть положительная динамика: те родители, у которых детей забрали на время, одумываются и возвращают своих чад. Но бывают, конечно, случаи, когда приходится подавать документы на лишение родительских прав…


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Алексей ГОРДЕЕВ, вице-премьер Российской Федерации:

    – У нас возникает перепроизводство зерна, это уже очевидно. 2017-й достаточно явно это показал, ведь впервые в истории страны, в рамках сельскохозяйственного года, на экспорт было отправлено более 50 миллионов тонн зерна. При этом мы видим, сколько не используется продуктивной пашни в стране. И когда начинаем обсуждать тему штрафов и отъема земли у нерадивых сельхозпроизводителей, то, конечно, корень зла здесь экономический: ты производишь продукцию, а она никому не нужна, отсюда пустеет земля…

    ЦИФРА

    В 58 стран мира

    за 5 месяцев 2018 года поставили продукцию предприятия Минсельхозпрода РБ. Это на три страны больше, чем в аналогичном периоде прошлого года, сообщило БЕЛТА со ссылкой на начальника главного управления внешнеэкономической деятельности Министерства сельского хозяйства и продовольствия Алексея БОГДАНОВА.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Почти спортивная экзотика, или О создании в полесской глубинке бейсбольного клуба

    «Однажды известного бейсболиста Дерека Джитера спросили, каково это – играть в лучшей команде мира. Он ответил: «Не знаю. Я никогда не играл за «Логишинских волков», – шутят бейсболисты из городского поселка Логишин, что под Пинском.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)