КОСТЯШКИ от КСЕНОФОНТА

Обратный процесс, или Что стоит за грядочно-огородным бумом в белорусской деревне весной 2015 года?


Доброго дня всему честному народу! Я, Ксенофонт Никогда не Перестающий Думать, предлагаю вам, читатель, очередной отчет с диспута. Прошел он с участием моих коллег-философов и посвящен был самой что ни на есть «горячей» теме – огородно-дачно-земельной. Повылезав из своих «бочек», мы, мыслители, решили обсудить – с чего бы это нынешней весной народ рванул на свои батьковщины, «реанимировать» поля-огороды?

Ксенофонт: Намедни позвонили мне деревенские родственники. И сообщили одну нетривиальную вещь, которую хочется с вами, коллеги, сегодня обсудить. Оказывается, во время недавней кампании по засаживанию и засеванию огородов в моей родной деревне, похожей на умирающую, наблюдалось… настоящее нашествие. Или… паломничество? В общем, на батьковщины, где прежде ничего не сеяли, не сажали, на поля-огороды, толпами потянулись городские родственники, наследники и так далее…

И взялись «драть» землю с большим азартом. Что бы это значило?!

По версии моих философствующих родичей, пошел обратный процесс. Мол «скоро вы из ваших городов все посбегаете, тем паче, коль находитесь в статусе голодных тунеядцев…»

Мне, однако, Ксенофонту Вечно Сомневающемуся, с трудом верится в возможность такого массового возвращения…

Философ 1: Прошлый год. Украина. Все почти -- на заброшенные дачи, в деревни, на хутора массово выезжали. Сажали, сеяли, пахали.

Ксенофонт: Интересная аналогия, коллега! Неужто нечто похожее «вызревает» у нас?

Философ 1: Работы как бы нет. Выборы. Душат налогами. И у меня дача есть, лет пятнадцать, как стоит заброшенная…

Ксенофонт: Подумываете обзавестись огородом?

Философ 1: Сейчас нереально низкие цены…

Ксенофонт: На что? На овощи в магазинах? Так я вам, Ксенофонт Подозрительный, кушать тамошний витаминный товар не советую, пестицидов немерено…

Философ 1: Нет, имел в виду – цены низкие на дачные домики.

Ксенофонт: Не продавайте – может понадобиться!

Философ 1: И не собираюсь. Сын растет. А он у меня квартирный мальчик. Может, восстановит дачу вместе со мной?

Философ 2: Теплый сезон – однозначно только в летнем «имении», на природе! А хотелось бы и круглогодично. Город – зло, но понимаешь это с возрастом…

Философ 1: Да, в последнее время едва ли не все население белорусское устремилось в город и пытается стать народом. Но народ не может жить рядом с новыми горожанами и со временем уходит в места бывшего обитания населения, принося туда плоды цивилизации и бытового комфорта…

Ксенофонт: Есть такая тенденция!

Философ 3: Я купил домик недалеко от Минска, в агрогородке, лет пять назад. За эти годы, заметил, агрогородок преобразился. Активно скупают здесь дома, приводят в порядок, строят новые жилища, засаживаются огороды…

Философ 4: Если захочешь, пойдешь – домик найдешь в какой-либо деревне. В огороде там бульбу посадишь. А за нею – чеснок, помидорчики, лучок, огурчики, кабачки… Будешь целое лето лелеять. Спину гнуть и корпеть, поливать и потеть, чтобы осенью радость ощутить. Соберешь урожай – ничего не выбрасывай: на откорм кабанчика будет. Лето быстро пройдет, рубль опять упадет, Кобяков ничем нам не поможет. Вот тогда закрома, ломоть сала всегда станут ценной поддержкой для жизни!

Ксенофонт: Коллега, но в этой вашей иронии – сермяжная правда? Примерно так ведь рассуждает белорусский народ?

Философ 5: Чудный белый стих о ближайших временах получился …

Ксенофонт: Да уж, тема занятости в деревенской глубинке – та еще! Надысь засунул я, Ксенофонт Любопытствующий, свой длинный нос на страницы издания под названием «Сельская газета». А там --  спасибо власти, есть новая тема для обсасывания, коей развлекаются боевые «перья». Всё -- про то тунеядцев злостных, всё -- про них, родимых… Читаю, вот, в статье одной: «Однако иждивенческие настроения полностью искоренить не удается, одних тунеядцев сменяют другие…» Это – про ситуацию с занятостью в одном из сельских районов Гомельщины. И глаголит сии слова не тунеядец какой общипанный, а самый что ни на есть представитель одной из ветвей власти. Приплыли?!

Философ 6: Какие тунеядцы?! Пока мы тут стишками упиваемся, пошли дожди в местах, где живу. И, слава Богу, – появился заработок в умирающей деревне. Около 5 долларов США за час на сборе улиток, да и деньги немедленно выдаются. Не то, что в колхозе, -- два месяца зарплату приходится ждать…

Ксенофонт:  Одним словом, спасение утопающих – их же дело, не так ли, коллеги? Что ж, пожелаем возвращенцам на поля-огороды хорошего урожая. Мало ли как выживать придется будущей осенью и будущей же зимой…

Фото AGROLIVE.by

 


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир НОВИЦКИЙ, глава ФХ «Новицких» Лунинецкого района:

    – Почему сегодня в Беларусі колхозы попросту раздеты? Они много зарабатывают, но получается, что для мясокомбинатов выступают спонсорами. Цена закупки не соответствует себестоимости. Не говоря уже, чтоб получить прибыль. Моя задача – разобраться и поставить всё на своё место. Если кто-то думает, что меня будет учить – так не пойдёт...

    ЦИФРА

    130 лизинговых компаний

    на сегодня входят в реестр Национального банка РБ.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В деревне, где оставалось пять жителей, – теперь 100 домов

    В последние годы все больше череповчан, желая сбежать от городской суеты, поглядывают в сторону деревни. Почему? Мы постарались узнать на конкретном примере. «Голос…» побеседовал с жителями уютной маленькой деревеньки Юрьевец, что в 7 км от города. Итак, как же череповчане изменили ее жизнь?

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)