КОСТЯШКИ от КСЕНОФОНТА

Внимание: премьера рубрики!


Добрый день, дорогие почитатели, поклонники, любители, фанаты хорошего юмора! Порой переходящего в сарказм, «перетекающего» в сатиру – легкую и не очень… Одним словом, есть у нас для вас две новости: одна оптимистичная, вторая – не очень. Пока наш славный приятель-хохмач Никоша ушел в кратковременный творческий отпуск – почти академический… Требовалось найти того, кто подхватит на AGROLIVE.by дело тонкого, ироничного, порой грустно-созерцательного осмысления реалий сельского житья-бытия. А еще, как говаривал незабвенный корифей пера Анатолий Аграновский, -- состояние умов сильно занимает нас по-прежнему! Итак, пока Никоша, в тиши собственной творческой мини-лаборатории готовит свое триумфальное возвращение, мы представляет его младшего брата по разуму – грустного философа, эпикурейца, стоика, софиста в одном «флаконе» -- КСЕНОФОНТА! Только не греческого, а -- нашенского! Он будет делиться с Вами умозаключениями, основанными исключительно на собственных ярко-индивидуальных впечатлениях. Ксенофонт, он у нас такой – на месте не сидит, «ползает» по родимой и не только стороне. А, значит, костяшек наскребет – под завязочку, будьте спокойны! И – внимайте…

…А Никоша – он еще вернется, не сомневайтесь! И, быть может, Вас будет ждать когда-либо Великая битва интеллектов, состязание двух Великих юморных разумов современности! Только на AGROLIVE.by – не пропустите!

…Для начала Ксенофонт решил окультуриться, а потом…

От музея до фермы: недоступные мумии, лошади-призраки и подыхающая корова

В городе Любань, что расположился на юге Минщины, уже две недели работает проект «Великие мумии Египта». Это, в основном, выставка, где размещены объемные модели памятников Древнего Египта. Они приоткрывают тайну загадочного сфинкса и величественных гробниц фараонов Эхнатона и Тутанхамона. Для жителя провинциального населенного пункта сходить на выставку, приехавшую из самой столицы, -- событие!

«Поселили» мумий в местном музее. После этого число посетителей заведения увеличилось в несколько раз. Особенный ажиотаж -- среди детей. Экскурсии для школьников и воспитанников детсадов проходят десятками. Ребятишек совсем не страшат мумии: наоборот, не совсем обычные экспонаты вызывают живой и неподдельный интерес.

Довелось побывать на выставке и мне, Ксенофонту. То ли «заражен» я бациллой критицизма, то ли звезды не так сошлись… Одним словом, впечатления от культурного просвещения остались, мягко говоря, не самые приятные.

Договорившись о встрече с другом прямиком в музее, я притопал за полчаса до назначенного времени. Попросил разрешения подождать в помещении. Пустили, поначалу. Я устроился на скамейке в фойе, разглядывая фотоиллюстрации к проекту и предвкушая незабываемую встречу с мумиями.

Но, вот беда, -- через несколько минут здание пришлось покинуть. Кто ж меня «эвакуировал»? Причиной удаления моего, жаждущего интеллектуальной подпитки, разума, конечно же, вкупе с телом, -- стало хамское поведение музейной сотрудницы. Сия особа, увидев меня сидящим в фойе, стала упрекать: «Вы ж, несознательный созерцатель, мешаете нам работать!». Мол, если пришли, то покупайте билет. А просиживать даром здесь нечего!

У меня, Ксенофонта Сомневающегося, возник сразу встречный вопрос: «Разве запрещено подождать друга, а, заодно, совместного с ним свидания с мумиями, в музейном… здании?» Ведь в промозглый зимний день на улице погода не способствовала комфортному ожиданию?! А лавочки, поставленные в музейном фойе, как раз и предназначены для того, чтобы… на них сидеть?!

Удивило и другое: мягко говоря, странное, неприветливое отношение некоторых работников музея к посетителям. Люди, которые должны быть примером, образцом культурного поведения, всячески стараться завлечь как можно более благодарных посетителей… На самом деле -- мечтают как можно быстрее от оных… избавиться?! Ой, как нехорошо: посетители потенциальные уходят, так и не купив билеты, а заведение -- теряет денежку! Боюсь, этак мы далеко «уедем» в деле развития туризма, а еще – выполнения плана по оказанию платных услуг в периферийных культурных учреждениях…

***

Вконец расстроившись, не обогатившись ни культурно, ни эмоционально, – побрел я, Ксенофонт Раздосадованный, куда глаза глядят. Но – се ля ви: настроение потихоньку налаживалось – даже захотелось романтики… И навестить давнюю подругу. Тут, как раз, выходные, уик-энд, как глаголят по-иноземному, подоспел.

Местом свидания решили мы выбрать простую, ничем не примечательную, деревню Костюки Любанского района.

Хотя, нет, местность, куда прибыли для отрадного времяпрепровождения, по живописности ландшафта напоминала небольшой «кусочек» виденной мною Ивано-Франковщины, то бишь гарной украинской землицы. Костюковские холмистые виды живо напомнили – ну, чисто Карпаты!

Но, как выяснилось, природа красивая – одно… А участь людей, живущих на этом прекрасном «фоне», -- другое.

Тут сделаю небольшое философско-лирическое отступление. Меня, Ксенофонта Любующегося, всегда поражали уникальные белорусские пойменные дубравы, которые после дождя наполняются таким приятным благоуханием… Особенно осенью, когда много грибов, – просто чудо!

А поля, какие поля в Беларуси – прелесть. Поет душа! Так и просится улететь куда-то выше неба! И хочется любви, очень сильно хочется…

Но когда узнаешь, какие люди живут в этих красивых краях, живописных селах – становится тошно… Столько неискренности, зависти, порой – ненависти, «зреет» вокруг! Уточняю: мне нравятся небольшие полесские городки, типа Лельчиц, например, но – как-то общо «нравятся». Безмерно «восхищаюсь» не городком в целом, а его правильным государственным «устройством» -- со всеми этими бесконечными блатами, сватами, протекциями и т.д. Мило: на работу берут по просьбе влиятельных родственников, а простому сельскому труженику никто за всю жизнь никакой протекции не окажет – если только у его жены брат не работает в райисполкоме…

Нет, делаю вывод я, Ксенофонт Шибко Наблюдательный, -- в таком небольшом городке, где все друг друга знают, жить и работать сложно, сказал бы – нестерпимо невозможно! Приехать на время отдохнуть, повлюбляться – это, да, можно.

И, все равно, небольшой город в этом плане сильно проигрывает деревне. С ее тишиной, умиротворенностью… Посему решил я, Ксенофонт Романтичный, совершить вояж-свидание с подругой на фоне сельской, так сказать, идиллии. Невзирая на любопытные взгляды сельских бабушек, которые, может статься, возьмут да и сглазят.

-- А почему бы нам не посмотреть на лошадок? – предложил я подруге, как только мы оказались в Костюках. – Где ты в городе увидишь этих благородных животных, первых помощников человека? Разве что в парке, на массовом гулянье?.. А тут, вон, целая ферма – авось, полюбуемся на тамошнее гривастое «население»…

… И потащил подругу прямиком к вырисовавшимся на горизонте колхозным постройкам. Как ни упиралась спутница, как ни сопротивлялась… Уверяла, что на ферме той давно уж нет лошадей, нужно искать гривастых на частных подворьях, скорее всего. (Да и то осталось не более чем полдесятка на всю деревню). Я, Ксенофонт Настырный, твердо решил достичь запланированной точки прихода!

…И вот мы уже движемся по территории МТФ. Картина занимательнейшая и ужаснейшая одновременно: как будто тут давно не ступала нога человека! Любого, а уж про настоящего хозяина – и не заикаюсь… Похоже, коровы – оставлены на самопопечение? Крыши фермские прохудилися, а поскольку в тот день шел снег, то он сразу же «просачивался» внутрь МТФ. На проходах в беспорядочности разбросано сено. Вокруг – ни души… Никаких признаков наличия обслуживающего персонала! Искали-искали мы какого-никакого кормача… И только, зайдя в последний коровник, увидели двух человек в камуфляжной расцветки «прикидах». А за ними, я ужаснулся, лежала полуживая пятнистая корова. Страшновато стало от такой картины… Жуткости придавало отсутствие в фермском помещении искусственного света и маленькие окошки, из которых струился скупой естественный. Было ощущение: словно попали в подземелье.

-- Где у вас тут лошади? Посмотреть хотим, полюбоваться… -- осторожно поинтересовался у «закамуфлированных» работников МТФ.

-- Нет лошадей! – угрюмо ответили мне.

Тогда я отправил переспросить о лошадках подругу. Но и она вернулась с тем же ответом: никто правды о судьбе лошадок так и не поведал. Но, поскольку моей спутнице данная МТФ была более знакома, она предложила:

-- Пошли, покажу, где раньше лошади жили…

И мы вышли на улицу, двинулись к еще одной костюковской сельхозпостройке. То, что представилось моему, Ксенофонта Удивленного Безмерно, взору –достойно было бы попадания в Список культурного наследия ЮНЕСКО! По схожести с какой-нибудь графской усадьбой, «ушчэнт» разграбленной большевиками…

Помещение, где раньше стояли лошади, по «эстетике» напоминало уже осмотренный нами коровник. Только «конюшня» была вовсе без окон, а из входов, которые, было заметно, давненько без дверей, торчали «остовы» сломанных арматурин… Судя по другого рода обломкам, кони тут действительно когда-то «обитали». Потом на смену им пришли «железные собратья»? А куда вывезли гривастых, в каком направлении?.. Кому сие ведомо? Конюшня осталась пустой… И никому не нужной.

Посреди сего Армагеддона меня, Ксенофонта Грустящего, вконец загрызли невеселые раздумья. Да и, вообще, увидеть лошадей «живьем» -- несмотря на то, что Костюки – деревня немаленькая – в этот приезд так и не удалось. Сельчане, хозяева частных подворий, скорее всего, отказались бы их показывать, предупредила подруга. Побоялись бы, небось, сглазу – не повывелась бы совсем лошадиная сила. На сегодня ведь не так и много осталось коней на село, где живет около 400 человек!

Кстати

Насчет упавшей на ферме коровы… Решил я, Ксенофонт Неравнодушный, сигнализировать об увиденном на МТФ в Костюках… Да и не абы-кому, прямиком – председателю райисполкома. Чего там мелочиться?! В ответ услышал: «Не трогай, Уважаемый Ксенофонт, наши внутрирайонные дела! Нечего тебе в них нос свой любопытный совать!»

Как потом довелось узнать, нельзя «покушаться» на безупречную репутацию руководителя района. Он собирается на повышение, посему непорядков на фермах «подведомственного» покамест района – просто не может быть! Впрочем, разведал я, «меры» необходимые мой собеседник принял-таки. Упавшую в «изнеможении» корову вылечат всенепременно!

Послесловие

Вот какое получилось путешествие на ферму. Мало, конечно, веселого от увиденной картины. Но это вовсе не означает, что Ксенофонт Оптимистично Настроенный враз перестанет приезжать в те же Костюки! По крайней мере, хочется попасть туда снова. Ведь, кроме «дивной» фермы, где даже не нашлось лошадей, -- в окрестностях любанской деревни Костюки есть гора Маяк. Неподалеку – камень, которому много миллиардов лет и который исполняет желания…

Фото: с интернет-ресурса USER.GABOR


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Александр ЗИНОВЕНКО, зав. отделом кормопроизводства, кормовых добавок и биопродуктов НПЦ НАН Беларуси по животноводству, кандидат сельскохозяйственных наук:

    -- Заготовка травяных кормов из смеси озимых зерновых и крестоцветных культур с применением консервантов – важный элемент эффективной кормовой стратегии в современных условиях. Однако, архиважная задача, при этом, – соблюсти технологию заготовки. Использование пленки позволяет на длительный период сохранить корма наиболее приближенными к исходной массе при заготовке.

    ЦИФРА

    В 3,3 раза за январь-апрель 2019-го

    вырос экспорт лука. Белорусские производители за это время поставили на зарубежные рынки 10,9 тыс. тонн вышеуказанной продукции.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    У Леніне ўвекавечылі памяць касцёла

    Аграгарадок Ленін, што ў Жыткавіцкім раёне, як яго зараз афіцыйна называюць, мае багатую гісторыю. Але матэрыяльных сведчанняў гістарычнай спадчыны практычна не захавалася.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)