КАДРЫ

Исповедь непригодившегося специалиста: «Сельское хозяйство у нас – как в России Чечня…»


Отчего - такой острый дефицит кадров на селе? Почему молодые «спецы», оттрубив положенные два года, быстро сбегают из деревни, а пристраиваются где-нибудь в милиции, на таможне, в подразделениях МЧС? Чтобы ни утверждали на самых разных уровнях, а престиж аграрной стези со времен реализации первой Госпрограммы возрождения и развития села не подрос ни на йоту. Во всяком случае, такой вывод вы сами можете сделать, выслушав исповедь моего собеседника. Зовут его Сергеем, а встретились мы, когда в небольшом райцентре на востоке Беларуси довелось изучать мне рынок труда в глубинке. Новый знакомый на тот момент был мастером на организованном небольшом производстве в районном центре. На вопрос, почему не продолжил стезю специалиста-агрария, неожиданно разоткровенничался…
«Только пожив в колхозе, можешь оценить тамошние «прелести»…

- Работал в сельском хозяйстве – было дело, и не один год, кстати. Заканчивал БГСХА, вообще-то, и во время учебы не было такой мысли – дипломом только обзавестись. Ушел – отчего? А что, в сельском хозяйстве, думаете, легко работать?! Это – лишь в газетах да по телевизору все красиво рассказывают-показывают. Но кто и когда правду поведал бы? О труде беспросветном, маленьких зарплатах, молодых специалистах, которые вправду шугаются от села, как черт от лада? Ведь все это есть в жизни! Впрочем, лишь тот, кто сам поживет и поработает в колхозе, сможет объективно оценить тамошние «прелести».

Когда у меня спрашивают, какая главная причина оттока кадров – разного возраста, статуса, между прочим, не забывайте… Отвечаю так: причин – хоть отбавляй. Мне могут возразить: дескать, попал ты, парень, «не в то» хозяйство. Так я ж три прошел, слава Богу, и про случайное попадание не в ту воронку говорить не приходится. В одном колхозе трудился агрономом, в другом – главным агрономом, а в третьем СПК – и вовсе председателем…

«По 16-18 часов в сутки вкалывать – хотите?!»

- Вкалываешь по 16-18 часов в сутки (это в разгар какой-нибудь страды горячей), а получаешь – что? Когда только начинал молодым специалистом, вообще пять месяцев никакого заработка не получал. Скажете, теперь-то подобные ЧП в прошлом? Не будьте так уверены – может, простите за тавтологию, еще и в будущем? В любом случае, уровень зарплаты в АПК не позволяет по-прежнему закреплять в отрасли перспективных кадров. Это – факт, который трудно оспорить. Вот и часть ответа на вопрос, почему молодые бегут…

Становится интересно, а откуда берутся те суперзаработки, про которые иногда слышишь с высоких трибун? Как-то ушам своим не поверил – доярка в Беларуси может тысячу долларов иметь. Конечно, разные есть хозяйства и очень разные же по отношению к работе операторы машинного доения. Между прочим, при желании работать добросовестно, иные – могут и превзойти в доходах дипломированных специалистов.

«Потемкинскими хозяйствами дыры не залатаешь…»

У нас ведь как судят по эффективности работы всего АПК? По одному или нескольким суперхозяйствам, которые распиарены откровенно «на показуху». А что происходит в десятках других СПК, мало известных широкому кругу белорусов? Скрыто тщательно за налетом пропагандистского благополучия… Люди же, бесконечно далекие от специфики сельского хозяйства, охотно «заглатывают» эту наживку. Думают – вот если все хорошо в Александрии или в Снове, то и во всем агросекторе крупнотоварном, прогосударственном – «ноу проблем»? Но знающие ситуацию изнутри, прочувствовавшие ее на своей шкуре – просто не могут уже ни телевизор смотреть, ни радио слушать, ни прессу читать. Настолько велико несоответствие отображаемого образа реалиям объективной действительности. Той, что принято называть сельской жизнью…

«Всегдашние болячки? Или…»

- Где легче: отработав строго восемь часов, в пятидневную трудовую неделю, спокойно жить или с шести утра до десяти вечера, без продыху, без нормированных рабочих дня, недели? Риторический вопрос… Всегда так было в сельском хозяйстве? И никто, вроде бы, в те же советские времена – не столь далекие еще – не шибко жаловался? Но в советские времена главный агроном хозяйства получал не менее 180 рублей в месяц, был уважаемым на селе человеком, не то, что теперь, - всем бочкам затычка, да еще за копейки. И зарплата немалая, и авторитет – нормальный…

…Теперь – изрядно на селе поменялось мировоззрение, так скажу! Много ли людей вы видели, которые бы мечтали – честно трудиться на земле? Нет, немного таких, в основном - ищущие, жаждущие «халявы». Податься в компьютерщики, юристы, банкиры – куда привлекательнее, а дурных энтузиастов сегодня практические не осталось… Хотя, вот, супруга моя в банке работает, иногда, в особо напряженные дни, до позднего вечера засиживается на рабочем месте. Вопрос ведь не в том, что человек добросовестный не хотел бы напрочь лишнюю минутку переработать. Просто на какой-то определенной стадии очень ретивые начальники отбивают у него охоту гореть на работе. Для колхозно-совхозной системы, превалирующей в белорусском АПК, такая особенность очень даже характерна.

«Стремись в начальники – станешь человеком?»

Был бы смысл пропадать на работе сутками… В чем выигрышная «фишка» заграничного житья-бытья? Там все держится на крепком стимуле – частной собственности. Система роста, поощрения работников тесно увязана с этим постулатом. Там, если пашешь до потери пульса, рано или поздно имеешь многое. Статус, постоянно растущий доход… А у нас? Один есть шанс выбиться в люди – стремиться любыми путями в начальники «пролезть». Много ли при этом шансов остаться человеком? Ой, ли…

Сейчас я своей работой доволен. Вернусь ли когда-нибудь в агропроизводство? Нет, не вернусь! Меня интересует немного другая стезя… Жить-то когда-то нужно, а в сельском хозяйстве не живешь, а существуешь – во всяком случае, в том его секторе, который мне неплохо знаком.

«Свободы больше дать!»

Допускаю, может быть, ощущаться все по-другому, наверное… Но колхозники – точно постоянные заложники сплошного беспросветья, из которого… нет выхода? Что тут можно изменить, предпринять? Рецепт один – свободы больше дать! Колхозникам и тем, кто ими непосредственно руководит. Чтобы председатель СПК не пастухом был в колхозе, не отвечал за все и вся, даже – за явные просчеты вышестоящих чинов. А чтобы мог сказать свое веское слово в судьбе вверенного ему же хозяйства. Чтобы самому решать – какие культуры выгоднее возделывать, заниматься молоком, а не мясом, например… Но сейчас по-прежнему в большинстве случаев приходится заниматься тем, что «велено», «целесообразно». Целая устоявшаяся система имеется…

Как на практике работает вышеназванная схема? Доводит, к примеру, председатель райисполкома низовым исполнителям показатель по численности дойного стада. Должно быть, утрированно, 28 тысяч голов. Разбейся в доску, но – обеспечь! А ради чего? Какой практический смысл в таком выполнении плана? И никто, как правило, не интересуется, не спрашивает у непосредственно хозяйственника, колхозника – быть может, ему прибыльнее не тысячу дойных коров держать, а всего пятьсот? И где он, вообще, будет их «селить», как «обихаживать», чтобы добиваться максимальной эффективности?

С точки зрения толкового, рачительного хозяина нет никакого смысла искусственно удерживать заданную «сверху» численность поголовья. Выход продукции – один и тот же? Но для начальников цифра количества дойных буренок выглядит такой красивой, что буквально «ослепляет» своим великолепием. А то, что вместо одной коровы, «забитой» в статистику, фактически доятся две – так, мелочи жизни…

«Высшая ценность – всякий ли?»

- Сейчас в нашем государстве чрезмерно, на мой взгляд, возвысили такой институт, как обращения граждан. И что происходит в связи с этим в АПК, его трудовом ресурсе? Теперь любой, даже самый нерадивый работник, может в любой момент пожаловаться тому же председателю райисполкома на «произвол» со стороны председателя колхоза. И оба должны крутиться-вертеться, но обеспечивать любыми способами «комфортные условия» для человека. Самая что ни на есть благодатная почва для укрепления социального иждивенчества.

Высшая ценность в государстве – человек? Да! Но если так важен гражданин, то пусть будет одинаково ценен каждый – и доярка, и специалист, и председатель СПК. По-моему, сейчас народ борзеет неслабо, используя солидный карт-бланш – качать бесконечно права. В такой ситуации немудрено, что идет постоянный поиск козлов отпущения. И вердикты насчет профессиональной состоятельности, криминала, коррупционных проступков тех или иных специалистов, руководителей хозяйств выносятся ой, как быстро! И далеко не всегда – объективно, по себе знаю…

Но интересно ли кому, с каким сложным «контингентом» приходится работать тому же руководителю колхоза или совхоза? Приходит человек трудоустраиваться, а по его трудовой книжке географию можно изучать! Иной такой работник больше, чем на два-три месяца в колхозе очередном не задерживается. И ведь знаешь, предвидишь, что улепетнет, но, все равно, берешь. А с кем работать? С другой стороны, как с таким трудовым ресурсом поднимать производство в отдельно взятом хозяйстве?!

«Всё - путем-пучком…»

Специфика белорусского сельского хозяйства – тема отдельного разговора. Оно оригинально, неповторимо до чрезвычайности, не сравнимо с агросектором никакой другой страны в мире, это я утверждаю со всей ответственностью. Все-то в нем – путем-пучком, вот только эффективность падает, продуктивность труда ниже, чем у конкурентов, а про уровень заработной платы… Уже говорил, поэтому перейду к теме развития. Где, скажите, рядовому колхозу сегодня брать средства на продвижение вперед? Если его не «спонсирует» Нацбанк или какой-нибудь другой инвестор побогаче? Раньше у нас в районе больше двадцати хозяйств крупнотоварного сектора было. Теперь – раза в полтора меньше. Сливаются, присоединяются – не от хорошей ведь производственной жизни? Районные власти понять можно – они волнуются, кому в итоге достанется пахотная земля в Беларуси. Вариант «отдать частнику» по-прежнему считается потенциально опасным, хотя еще большой вопрос, кто эффективнее на сегодня хозяйствует – колхозы или фермеры. Кто рачительнее распоряжается трудовым ресурсом, наконец? Не скажу, что фермеры – идеально ведут бизнес, но в колхозах – так точно можно было бы достигать более приемлемого результата меньшим количеством народу.

«О «пользе» от аграрного управленца»

Беларусь – по сути, аграрная страна. У нас этот сектор экономики играет одну из ключевых ролей. За состояние дел в АПК отвечает многоступенчатая управленческая «лестница». Минсельхозпрод – раз, обсельхозпроды – два, райсельхозпроды – три. Кто заседает на всех этих ступеньках иерархии? Не иначе как дармоедами, увы, этих людей назвать не могу. Кто из огромной армии управленцев-аграриев принес реальную пользу стране, подведомственной отрасли? По большей части – мешают работать. И никак не остаивают интересы нижестоящих аграрных звеньев перед правительством, Президентом. А так и норовят, при любом удобном случае, за счет сельхозпроизводителя «выровнять» цену вывозимой продукции. Утрированно говоря, продадут сыр в Россию по два доллара за кило, а распишут – по 3,5. Кто восполняет разницу? Нетрудно догадаться…

«Почему в феврале скребем по зерновым сусекам?»

- Интересно, находясь внутри процесса, наблюдать, как страшная манипуляция цифирная ведется. При моем руководстве хозяйством присмотрелся, помню, как в разгар жатвы идут дела у соседа – тоже колхоза. По официальной статистике, убирал он под сорок центнеров с гектара. Во-первых, нужно было пройтись сразу же по сжатым нивам или чуть погодя – увиделось бы непременно, сколько хлеба остается в поле. Во-вторых, на три тысячи соседских га вал после усушки-утруски, если верить урожайности заявленной, какой должен быть? Где-то под десять тысяч тонн. Но уже в феврале у него в амбарах остается всего лишь жалкая «кучка» зерна, тонн пять не больше. Кого обманываем? Ради чего?!

Когда грянуло предвестье кризиса, гречиха стала своеобразным индикатором нашего земледельческого «благополучия». Уж как на нее скакали цены – кошмар! А в газетах, тем временем, бодро писали про то, что купить можно в любом белорусском магазине «по старой цене». В результате эта самая «прежняя цена» выросла в сельмагах чуть ли не до 30 тысяч за кило гречки! Минсельхозпрод же еще в начале дефицитного спроса заявил, что наши аграрии способны на 70 процентов закрыть потребность внутреннего рынка в гречневой крупе. Потом, когда цена взлетела до неприличия, цифра стала – «30 процентов».

«Источник вечного… выкачивания»

Но дело даже не в том, что превалирует вранье, и никакой объективной картины обществу не предоставляется. Проблема – в монопольном, фактически, праве переработчика сегодня в Беларуси диктовать свою волю, ценовую, в том числе. Через торгово-чиновничью мафию, которая лоббирует интересы вовсе не низового производителя сырья. И ответственность за высокие цены килограмма колбасы или куска мяса тяжким грузом перекладывается на совесть рядового агрария, руководителя хозяйства. Сам-то понимаешь – твоей вины нет, но – как жить, работать с таким грузом? Не все выдерживают…

А за счет чего и кого имеют неплохие прибыли переработчики? Деревня – вроде бы, не бездонная бочка, и черпать из нее ресурсы дальше бессистемно не должны были бы, однако ж – черпают, да еще как! Сельское хозяйство у нас в Беларуси - как в России Чечня. (Расшифровывать не стану, пусть каждый читающий эти строки поймет, как сам посчитает нужным).

Получая дешевое сырье, перерабатывающие предприятия извлекают прибыль – почему бы не обеспечить своим работникам более комфортные условия, по сравнению с вечно «зачуханными колхозниками»? Сегодня уборщица или рядовой специалист какого-либо отдела маркетинга на молкомбинате получает заработную плату, которая соизмерима с оплатой труда главного специалиста и даже председателя рядового колхоза. Трудно, при этом, сравнивать условия труда, психологический климат, оторванность и, наоборот, доступность многих социальных благ, стабильно нормированный рабочий день… А еще – ни один рабочий промышленного предприятия, не говоря уже про специалистов тамошних, не пожелает вселиться в домик, построенный в рамках реализации Госпрограммы возрождения и развития села. Возникает вопрос, а не пора ли приравнять перерабатывающие сельхозпродукцию предприятия к монополистам и вычитать чатсь их прибыли – для направления этих средств на развитие первичного сырьевого звена?

…А то ведь ощущается дисбаланс. Сегодня в Беларуси перерабатывающее предприятие – это, как правило, флагман по оснащению современным оборудованием, соответствующим современным требованиям международных стандартов. В целом один такой передовик опережает развитие производителей первичной продукции на 20-30 лет. И все это происходит во многом из-за низкой заработной платы операторов машинного доения, механизаторов, которых сейчас на селе уже остро не хватает. Что будет дальше? Кто заметит дисбаланс и поправит ситуацию? В сущности, если не станем решать обозначенные нами здесь проблемы, пустим на самотек главное: фактическое вымирание деревень в самом прямом смысле, докатимся до исчезновения крестьянства как класса…


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Александр ЛУКАШЕНКО, Президент Республики Беларусь:

    – С продукцией животноводства в прошлом году Беларусь вышла на рынок дружественного нам Китая. Мы на китайском рынке доказали высокое качество своей продукции. Почти полсотни отечественных предприятий получили соответствующие сертификаты. Это – непросто, это – самый тяжелый и сложный рынок. Достигнуто благодаря общим усилиям. Может быть, в первую очередь – дипломатической работе, и благодаря установлению тесных дружественных отношений с руководством Китая. Потому что решение принимал председатель КНР…

    ЦИФРА

    На уровне 3% по итогам 2017 года

    получен рост производства сельхозпродукции в Беларуси. Об этом БЕЛТА сообщило, цитируя министра сельского хозяйства и продовольствия Леонида ЗАЙЦА.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Проблемы небольшого аграрного района в Беларуси: работы нет, но люди терпят

    За день до визита Александра ЛУКАШЕНКО (в ноябре 2017 года – Прим. www.agrolive.by) на центральной улице Буда-Кошелево смешались техника и люди. В воздухе – запах краски, рев болгарок и шорох щеток по асфальту.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)