КАДРЫ

Василий УСТИНЧИК: «Молодые специалисты-аграрии уже не хотят «загонять» себя на работе…»


Кризис на рынке труда, перепроизводство дипломированных «спецов», дефицит квалифицированных рабочих рук… На таком фоне в Беларуси набирает обороты вступительная кампания в учреждения профессионально-технического образования. С 15 июня 2016 года принимают документов от абитуриентов 158 учреждений по 262 специальностям. Впервые в этом году открыта подготовка по востребованным рабочим профессиям, среди которых «слесарь по ремонту сельскохозяйственных машин и оборудования», «тракторист-машинист сельскохозяйственного производства».

Говорит ли введение таких новых специальностей о дефиците в отрасли АПК именно таких работников? Какие проблемы приходится решать ссузам на пути привлечения к себе толковых абитуриентов? Что в белорусской аграрной образовательной системе, возможно, требует корректировки?.. Попытаемся поднять многогранную кадровую проблему в АПК Беларуси, проанализировав ситуацию вместе с Василием Васильевичем УСТИНЧИКОМ (на снимке), директором УО «Марьиногорский государственный ордена «Знак Почета» аграрно-технический колледж имени В.Е. Лобанка».   

-- Василий Васильевич, у нас ведь в Беларуси выстроена четкая система подготовки кадров. И не слышно было, чтоб закрывались, в частности, лицеи, ссузы соответствующего профиля…

-- Тем не менее, определенные перемены наблюдались. Скажем, в системе Минобразования РБ техникумы, колледжи, прежде готовившие только специалистов среднего звена, несколько лет назад стали переходить на подготовку, по некоторым невостребованным специальностям, кадров рабочих профессий. В системе Минсельхозпрода с такой практикой перехода не торопились. Но я, для себя, всю систему подготовки аграрных кадров разделил бы на три этапа: поступление (кто к нам приходит); подготовка (чему и как мы учим пришедших, ведь многое закладывается именно в учебном заведении – в частности, верность выбранной профессии); приход на производство и закрепление там…

-- Наверняка, на каждом этапе имеются проблемы? Какие – наиболее болезненные?

-- В системе аграрного образования я работаю более тридцати лет. Последние десять – директором колледжа. Не могу не признать: проблема уже на этапе «кто приходит» характерна, наверное, для всех учебных заведений аграрного профиля. Хотелось бы, конечно, иметь лучших абитуриентов, но далеко не все лучшие приходят к нам. Примерно для 50 процентов приходящих будущая профессии действительно интересна, они постараются остаться в ней надолго. Остальные – на стадии поступления имеют шаткие позиции, т. е. не определились до конца: посоветовали родители, друзья, выбрали колледж отчасти наобум и так далее. Наша задача: всех колеблющихся за время учебы «перевербовать» в стан будущих аграриев. Непросто это, честно скажу!

-- И выполнять планы по набору с каждым годом становится все сложнее…

-- Да, и такая тенденция – налицо. Но нам в этом деле сильно помогают бывшие выпускники. Из более чем 26 тысяч человек, а именно столько специалистов подготовил колледж за годы своей работы, находится немало тех, кто оказывает помощь в притоке новых учащихся. Ведь они сами хорошо знают – в Марьиногорском колледже плохому не научат. Возможности нашего учебного заведения широко известны по всей республике. Хорошо и то, что тут строго с дисциплиной (улыбается)… Слава Богу, нас пока минуют те проблемы, с которыми уже столкнулись в городских вузах, ссузах… Мы, все-таки, – деревня, и порядка 70% поступающих у нас – из сельских школ. Считаю, это очень большой процент!

-- Скажите, а дети, которых родители отдают сюда охотно, вообще-то, трансформировались как-то со сменой поколений? Труднее стало с молодежью работать? В чем коренная разница между учащимися советского периода и нынешними?

-- С одной стороны, дети стали куда более подкованными, с технологиями, гаджетами, мобильными телефонами  на «ты». С другой, если нужно даже простое умножение сделать, сразу «лезут» в калькулятор, компьютер…

-- Сохранились ли, при этом, старые добрые устремления вроде тяги к земле, желания трудиться на ней по примеру родителей, дедов?

-- Как раз у тех 50 процентов сознательно приходящих к нам молодых людей наличествуют данные устремления. Для них следовать примеру родителей-аграриев – естественное желание… Такие ребята, как правило, даже вне производственной практики, на каникулах, продолжают «входить» в профессию: например, договариваются и на время жатвы работают помощниками комбайнеров или чуть раньше, на ремонте техники, подрабатывают. Конечно, таких ребят – побольше бы! Хотя они есть – и это главная опора! Тяга к земле сохраняется у молодого поколения. Еще сохраняется, хотя, если говорить до конца откровенно, очевидно начинает угасать…

--  А с чем это связано, как думаете?

-- С общим уровнем полученных знаний, а еще – с уровнем интеллекта, пытливости. Не хотелось бы бросать камни в огород «смежников», однако приходится – общая подготовка в школах, увы, стала намного хуже, нежели была раньше. Поясню на конкретном примере: лет 30 назад, когда я сам преподавал такую дисциплину, как «теоретические основы электротехники», то процентов 80 учащихся за урок могли решить по 3-4 задачи. Сейчас столько же задач могут решить не более 30% учащихся. Видимо, массовая компьютеризация мышления приводит к тому, что молодые мозги отвыкают искать решения самостоятельно, а направлены лишь на то, чтобы «потреблять» готовую информацию?

Возможно, это и хорошо, в каком-то аспекте, но, на мой взгляд, человек должен мыслить самостоятельно, а мозг – постоянно работать. Только в этом случае будущий специалист-аграрий сможет не растеряться, столкнувшись с необходимостью принимать трудные производственные, управленческие решения! Правда, и люди, буквально «завернутые» на компьютерах и соответствующем типе мышления, неплохо порой трудятся – тут всё индивидуально.

-- На этапе уже непосредственно подготовки в учебных заведениях… Что предлагает ваш колледж и насколько это соответствует требованиям практического агросектора?

-- Мы можем подготовить высококвалифицированного специалиста. Вчерашний выпускник, придя на производство, при желании, сможет где-то переориентироваться, где-то – «дозреть», ведь  в современном мире полученные знания быстро устаревают, сменяются новыми. И техника, и производственные отношения сегодня не стоят на месте, постоянно совершенствуются. Поэтому, даже при огромном желании, мы не можем всему научить молодого специалиста, да еще и наперед обеспечить запасом знаний! Основная наша задача – научить учиться, вот тогда у нашего выпускника по жизни никогда не будет проблем с профессиональной самореализацией.

-- Очередные новшества в сфере приема в вузы, ссузы случились два года назад. Порой создается впечатление, что все меняется слишком часто – но для чего?..

-- Да, только поспевай за нововведениями! Но Вы, наверное, имеете в виду то положение, которое позволяет нам брать фактически без вступительных испытаний? Хорошо это или плохо? А я скажу, что это уже объективная реальность: в последние годы на некоторые специальности, не на все, правда, мы и сами уже фактически брали без вступительных испытаний, потому как конкурс маленький или его не было совсем.

-- Маленькие конкурсы либо их фактическое отсутствие говорят о том, что абитуриентов стабильно не хватает?

-- Во-первых, да, не хватает. А, во-вторых, сказывается то, что сама работа в сельском хозяйстве – не для каждого молодого человека. Она трудна априори, поэтому и малопривлекательна для тех, кто хочет сделать карьеру, зарабатывать много и желательно – не откладывая в долгий ящик. Кроме того, далеко не каждый родитель сегодня посоветует своему ребенку выбрать аграрную стезю. Мы очень много ездим по школам, составляем банк данных будущих абитуриентов. Так вот, есть сельские школы, где в выпускных классах по 15-18 человек, и никто из них не желает идти в сельское хозяйство. А есть классы малочисленные, но из них едва ли не все идут в аграрные ссузы или вузы. Тут нельзя сказать ничего однозначно, картина в каждом случае – своя… Согласно собранным банкам данных, мы заранее уже процентов на 90 знаем своих абитуриентов текущего года. Без такой серьезной предварительной работы, кстати, трудно рассчитывать, что абитуриент сам к нам пойдет.

-- А какой средний конкурс по колледжу у вас в последние годы?

-- Тут нужно смотреть по конкретным специальностям отдельно. Беспокоит то, что в последнее время с трудом формируем всего одну группу на специальность «агрономия». Для сравнения: коллеги из Калинковичей, что на Гомельщине, без проблем набирают три группы по этой специальности. В принципе, по другим специальностям, таким как «управление в агропромышленном комплексе», «энергетическое обеспечение сельскохозяйственного производства», «техническое обеспечение процессов сельскохозяйственного производства», конкурсы у нас не такие и маленькие.

-- Выходит, не только в вузах, но и в ссузах на ключевые аграрные специальности -- агрономию, зоотехнию, ветеринарию -- наблюдается… почти полное отсутствие конкурентной приемной борьбы?! Из кого же тогда «лепить» классных специалистов?

-- Надо признать: профессии, которые вы назвали, давно уже непрестижные, но, вместе с тем, очень востребованы в самом АПК. Кроме того, сказывается, что после окончания колледжа редкий выпускник-агроном начинает сразу же работать… агрономом. Приоритет отдается молодым специалистам с дипломами вузов. Правда, у наших выпускников есть возможность по всем специальностям после окончания колледжа идти учиться дальше в вузы  по системе НИСПО на сокращенный срок обучения.

Для решения вопроса с набором на остродефицитные аграрные специальности, на мой взгляд, стоит вспомнить старый советский опыт: сделать выше стипендии для ребят, которые выберут эти специальности. И не на хозяйства сваливать эту проблему, по сути – государственную, а не узкоотраслевую! Здесь нужен некий общегосударственный подход, а его пока не выработано, к сожалению. Расплывчатые методы тут не срабатывают. Силой идти в агрономы, зоотехники, ветврачи молодежь не заставить, нужны иные стимулы, материальные и моральные. И «нажимать» только на систему аграрного образования тоже ведь бесконечно нельзя, она ж не в вакууме работает.

-- Но  почему, все же, неохотно идут молодые люди  на специальности, без которых само существование АПК в любой стране невозможно?

-- Знаете, у нас, в системе ссузов, специфика работы такова, что ребят интересует первая рабочая профессия, которую они получают. Агрономия и прочие трудные сферы деятельности манят слабо, поскольку это – рутинные, сложные, ответственные сферы, требующие упорства, не всегда благодарные в плане оплаты труда. Пропадать в полях и на фермах с утра до вечера (зачастую без выходных) нынешние молодые люди далеко не всегда готовы, не видят они смысла в таком самопожертвовании.

Проблема в том, что такой авральный, ненормированный график работы – ненормален по своей сути. Нужно учитывать: времена изменились, молодежь не хочет «загонять» себя на работе, она планирует свое время, чтобы иметь возможность проводить досуг в кругу семьи и так далее.

Пусть и не быстро, но, все же, практический сектор АПК начинает меняться в этом аспекте. Уже есть примеры того, как в крупных, экономически, производственно крепких хозяйствах, за счет современных методов организации труда, в частности, перевода на двухсменную работу, позволяют специалистам передохнуть, уже не трудиться с темна до темна и без выходных.

-- Но тут есть оборотная сторона медали – нужно ведь больше специалистов?..

-- Да, и, быть может, где-то и меньше будут зарплаты, однако за счет нормальных условий труда есть шанс подобрать больше хороших специалистов. А не работать по принципу – «у нас на одном агрономе-трудяге всё держится»…

-- На какой материальной базе готовите будущих специалистов-аграриев? Чаще всего можно услышать от Ваших коллег-директоров:  мол, нормально всё, но так ли это на самом деле?

-- Здесь есть свои нюансы, вопрос – далеко не однозначный. Я, например, не стану утверждать, что все идеально, нет проблем, не о чем дискутировать. Конечно, многое в улучшении материальной базы, подводке ее к современным требованиям, предъявляемым уже непосредственно на производстве, зависит от руководителей учебных заведений. Но база состоит из того, что мы можем приобрести. А вопрос этот в нашем государстве в целом – проблемный, все время не хватает средств на обновление материальной базы образовательных учреждений, чего уж греха таить.

Но я задаюсь вопросом: а есть ли смысл тратиться колледжу на покупку дорогой сельскохозяйственной техники? И если рассматривать весь шлейф машин, которые нужны сегодня в сельском хозяйстве, то ни одно государство, даже богатое на природные ресурсы, не потянет полную обеспеченность аграрных учебных заведений всей необходимой отечественной и зарубежной техникой. А если учитывать, что все стремительно устаревает… Принцип работы сельхозмашин, вместе с тем, одинаков, просто – разные возможности, разная производительность. Основная наша задача, повторюсь, – научить учиться, и не обязательно, при этом, чтобы будущий выпускник, еще во время учебы, поработал на комбайне «Лексион». Хватит и гомсельмашевской машины. А при наличии навыка обучаться и стремления осваивать новинки молодой человек уже непосредственно на производстве освоит и более производительную технику.

Наш колледж, впрочем, не обделен техническими новинками. Получаем их немало и по линии финансирования Минсельхозпрода, в образовательную систему которого входим, и в качестве спонсорской помощи от РУП «НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства» – некоторые образцы нам отдают сразу же после их испытаний.  

-- Но ведь в передовых хозяйствах, не секрет, предпочитают работать на импортных агрегатах…

-- И здесь вопрос решаем, во всяком случае, нам повезло – рядом расположены несколько хозяйств, где работает иностранная техника высокой производительности. Договориться и проводить практические занятия в полевых условиях с ними всегда можно, в частности, нередко отправляем учащихся в ОАО «Смолевичи Бройлер» отделение «Пуховичи», в ГП  «Экспериментальная база «Зазерье» того же РУП «НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства». (Там, к слову, есть весь шлейф сельскохозяйственных машин – как отечественных, так и импортных). Поработать на современной технике наши учащиеся не смогут, но посмотреть на нее в деле – вполне. По сути, такое сотрудничество с передовыми хозяйствами – на сегодня единственный реальный путь  приобщения будущих специалистов к современной передовой технической и технологической аграрной мысли.

-- Знаю, у вашего колледжа есть свои земельные угодья. Не приходила мысль отказаться от них – это ж дополнительная нагрузка?

-- Действительно, многие учебные заведения аграрного профиля в последние годы поотказывались от земли. И меня подобная мысль посещала, хотя при наличии 170 га, считайте, имеем при учебном заведении еще небольшое сельхозпредприятие. Как человеку деревенскому, крестьянину по сути своей, мне жалко отдавать ее кому-то. Земля должна родить, давать отдачу, а  откажись мы, неизвестно, в какие руки попадет.

Кроме того, эти угодья – своеобразный полигон для испытаний, площадка для получения практических навыков работы учащимися на сельскохозяйственной технике во время учебных практик, приобщения их к труду на земле. Хотя доплачивают за это директору – крохи (грустно улыбается), а мороки, сами понимаете, много, вот коллеги и отказываются…  

-- Насколько непосредственно руководители хозяйств заинтересованы, чтобы заранее подготовить себе специалиста, а для этого – отправить учиться больше «целевиков»?

-- Жаль, но таких заинтересованных руководителей – от силы процентов 10 наберется от общего количества. Основная масса ждет, что мы обеспечим их кадрами, да еще и высококлассными. Фактически трудно сказать, а кому это на сегодня больше всех надо?! А нужно бы, чтоб – руководителям хозяйств, в первую очередь. Но…  Почему-то интерес обостряется только в период кампании по распределению. Давайте, друзья-коллеги, работать над решением кадровой проблемы агросектора так, чтобы и обратная связь была, а не только односторонние усилия!

-- Проблема образования… Или, все же, -- проблема взращивания, воспитания специалиста-агрария должна ставиться во главу угла?

-- Ничуть не устарел постулат о том, что молодые специалисты в этих стенах должны получать не просто основательную профессиональную базу, но и общее развитие, становление личности. Ведь в деревне каждый специалист хорошо виден, его как будто рентгеном просвечивают. Хочется, поверьте, чтобы все выпускники покидали колледж разносторонне развитыми личностями: спортсменами, творческими натурами, людьми, не равнодушными к происходящему вокруг. Неплохо бы, чтоб  обладали и организаторскими навыками.

-- Провокационный вопрос: а не приходилось ли вам уже вести борьбу за некоторых молодых людей с вездесущими спайсами, прочими разрушительными «фишками», нынче активно проникающими в молодежную среду?

-- Пока Бог миловал, но попытка проникновения вредоносных веществ были. До деревень спайсы доберутся не сразу, конечно, но нужно быть настороже! И делать что-то конкретное, дабы молодежь отвлечь на другие, созидательные моменты. Так, стадион на территории нашего колледжа не пустует: проводим регулярно баталии по футболу, волейболу, баскетболу. Не пустует и гимнастический городок.  У нас работает несколько спортивных секций, в том числе секция тайского бокса, так что альтернатива спайсам имеется.

-- Вы говорите, что примерно 70 процентов ваших выпускников поступают в вузы. А сколько, если откровенно, так и не удается за время учебы перенастроить на аграрную стезю?

-- От 10 до 20 процентов ежегодно имеем таких выпускников. Они приходят на производство только для двухлетней отработки, не более. Однозначно даже не могу сказать, с чем связано это в Беларуси – по-видимому, подобная «отбраковка» есть и в других странах, но она как-то менее заметна, что ли? Там молодые люди еще в процессе учебы умудряются, в большинстве своем, определяться с будущей работой. Наши же в этом плане – определяются преимущественно  после окончания учебного заведения. Возможно, на такой расклад в Беларуси влияет, что готовим мы разносторонних специалистов, широкого профиля, а на Западе, как правило, дают узкую специализацию?

-- Но, вот, проходит будущий специалист АПК такую разновекторную подготовку… Немудрено, что ему трудно сориентироваться и выбрать какую-то конкретную стезю еще на стадии учебы, а, значит, и с местом будущей работы определиться?

-- Не стал бы утверждать, что это – серьезный недостаток. Почему, например, нашим специалистам легко найти себя за границей? Отчасти потому, что кругозор широкий, подготовка разносторонняя. В этом есть и определенный плюс.

-- Закрепление молодых специалистов – наверное, одна из самых больных, застарелых проблем в АПК Беларуси… Присоединитесь к своим коллегам, которые обычно так утверждают: готовим-то нормальных кадров, но на производстве с ними порой обходятся слишком жестко, если не сказать жестоко?

-- Есть такое! Часто перед молодыми специалистами ставят задачи, которые тем просто не под силу сразу решать! Мое мнение: за каждым из вчерашних выпускников, хотя бы на первый год, нужно закреплять наставника, более опытного специалиста. Хотя бы раз в квартал собирать ребят в райсельхозпродах, для оказания им помощи в разрешении проблемных ситуаций или просто, чтобы познакомились и пообщались друг с другом. Научиться работать ведь тоже сложно, особенно сегодня. Необходимо время на адаптацию.

Проблема еще и в том, что у потенциальных наставников просто времени не хватает для опеки молодых коллег, да и материальных стимулов нет тоже. Надо, думаю, искать какие-то возможности для поощрения наставников, тогда они будут охотнее выкраивать время на подмогу вновь прибывшим специалистам.

Периодически в Беларуси речь заходит о переформатировании функций тех же райсельхозпродов. Мне видится: нелегкая ноша по кадровому обеспечению хозяйств, более системной работе с молодыми специалистами, могла бы быть разделена между руководителями хозяйств и районным управленческим звеном АПК.

А так… Что получается? У молодого специалиста раз случается промашка, второй – недоработка, вот и начинается легкая паника... Руководителю, однако, некогда вникать в проблемы становления – ему нужен результат, а человек его не дает. Начинают наказывать, и у парня или девушки опускаются крылья. Есть ведь изначально желание работать: каждый человек хочет реализовать себя, тем более, сейчас и жилье выделяется на селе, и доплаты определенные имеются для молодых кадров. Но вот стиль управления, организации производства превалируют, при которых  идет погоня за валом, а не качественное ведение агробизнеса. Нажим со всех сторон не лучшим образом отражается на кадровой ситуации в сельхозпроизводстве. Сегодня, впрочем, кадровая проблема в белорусском АПК решаема, поскольку есть еще молодые люди, которые не мыслят себя без сельского хозяйства. Их нельзя потерять для отрасли!

-- Прививаете ли выпускникам предпринимательские навыки, ориентируете на возможность работы в агробизнесе?

-- Перед нашими ребятами нередко выступают успешные предприниматели, рассказывают о своем опыте. И выпускники, к слову, не все и не всегда замыкаются на сельском хозяйстве. Научились учиться – смогут найти свое место в жизни.

-- Что бы Вы предложили еще поменять в практическом секторе АПК, дабы общая задача по закреплению кадров в отрасли решалась успешнее?

-- Я считаю, мы, то есть система аграрного образования, на сегодня идем в чем-то немножко впереди. Над чем нужно думать? Какой специалист нам понадобится в ближайшей и более отдаленной перспективе? Думающий, знающий, разносторонне подкованный… Должен быть обязательно и поголовно агроменеджером? Нет, не все таковыми должны быть, по моему мнению. Агропредприятиям нужны, в первую очередь, квалифицированные специалисты, из которых всегда можно подготовить, при необходимости, менеджеров. Менеджерами становятся преимущественно на производстве. Здесь важно, в какую атмосферу попадают молодые специалисты. В связи с этим, по моему личному мнению, устаревший стиль управления отраслью АПК Беларуси стоит оставить в прошлом.

-- Подытоживая… На Ваш взгляд, какая основная причина ухода из белорусского АПК толковых специалистов?

-- Попадание сразу в систему, которая напоминает рутинную круговерть, своеобразную «мельницу», перемалывающую время, силы, замыкающую всю жизнь молодого человека исключительно на работе. Два года такой деятельности – и наступают усталость, выхолащивание. Появляется желание сравнивать: а вот у друга Пети и зарплата в разы выше, и два выходных законных. Да, остаются в отрасли, после таких нелегких размышлений, только фанаты, целенаправленно сориентированные люди. Нужны, очень нужны перемены в организации труда, управлении отраслью – тогда и кадры будут в ней задерживаться! А некоторые  руководители не станут из года в год приезжать к нам на распределение и просить всё новых и новых молодых специалистов, взамен быстро уходящих…

-- Большое спасибо, уважаемый Василий Васильевич, за откровенный, проблемный разговор! Будем надеяться, что его услышат…

Имейте в виду!      

 Прием документов для получения профессионально-технического образования осуществляется на дневную форму обучения — с 15 июня по 20 августа; на заочную — с 1 по 10 октября; на вечернюю — с 15 июня по 20 августа, а по специальностям направления образования «сельское хозяйство» — с 1 октября по 20 ноября 2016 года.

    Сроки проведения вступительных испытаний и зачисления для получения профессионально-технического образования: на дневную форму: первый поток — с 5 по 12 июля, второй поток — с 21 по 24 августа, зачисление в состав учащихся — по 25 августа 2016 года; на вечернюю форму — с 21 по 24 августа, зачисление в состав учащихся — по 25 августа, по специальностям направления образования «сельское  хозяйство» — с 21 по 24 ноября, зачисление в состав учащихся — по 25 ноября 2016 года.

Фото автора

(Использована информация tut.by)


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Леонид ЗАИКО, экономист, руководитель Аналитического центра «Стратегия»:

    – (О планах главы белорусского государства возрождать небольшие деревни – Прим. www.agrolive.by) . Они сначала создали проблемы, а теперь хотят их решать. Мне кажется, белорусская власть просто не понимает, что произошло в деревне. Она не имеет ни малейшего представления. Дело в том, что в Европе еще в средние века бедные крестьяне разорялись и уходили в города. В сельской местности оставались самые сильные. В Беларуси и в России все было наоборот: с того времени, как началась коллективизация, самые сильные и умные начали уходить из деревень.

    ЦИФРА

    Более 4,1 тыс. молочно-товарных ферм, из них 1 181 реконструированных и модернизированных

    всего в стране действуют по состоянию на 2017 год, проинформировали Президент Беларуси Александра ЛУКАШЕНКО во время одной из своих рабочих поездок в Брестскую область минувшим летом. Глава государства добавил, что в высокой степени готовности – еще более 120 ферм. И поручил завершить строительство МТФ в стране за 2017–2018 годы?, сообщило БЕЛТА.?

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Заложники индустриализации. Из агрогородка

    Во всем мире исключительно важное значение приобрела проблема загрязнения воздуха и воды промышленными отходами. Особенно это касается промышленных центров и прилегающих к ним территорий, где сосредоточено много крупных предприятий. Жители агрогородка Вейно Могилевского района тоже считают себя в какой-то степени заложниками индустриализации.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)