ИНВЕСТИЦИИ

На контроле у Президента Беларуси: «Динамо» в лесах


Одна из знаковых строек в республике сейчас – это реконструкция стадиона «Динамо». Усилиями архитекторов, строителей и реставраторов Беларусь получит обновленный легкоатлетический стадион мирового уровня. Осуществляется реконструкция отечественными специалистами – проектировщиками, строителями, реставраторами – с активным использованием белорусских стройматериалов, технологий. Как и бывает обычно на столь неординарных объектах, не обходится без ноу-хау, нестандартных решений. Корреспондент «Республиканской строительной газеты» расспросила подробнее о ходе работ специалистов УП «Минскпроект» – Александра ЕЛИСЕЕВА, главного архитектора проекта, и Сергея ПАВЛЕНКО, зав. архитектурной группой.

– Разработка архитектурного проекта реконструкции стадиона «Динамо». Почему именно Вас выбрали? Когда получили предложение взяться за такой объект, не было ли желания… отказаться?

А. Елисеев: – Изначально, три года назад, УП «Минскпроект» было поручено заняться этим важным и ответственным делом. Выбрали нас, хотя и молодых по возрасту, но уже имевших дело со сложными объектами до этого. Но, безусловно, работа по обновлению минского стадиона «Динамо» -- пока самый серьезный проект в нашей профессиональной деятельности.

С. Павленко: – Залогом успешной работы стало то, что в одну группу объединили пять архитекторов, получилась, считаю, неплохая команда. Уже в ходе совместной работы нам пришлось столкнуться с корректировкой главной цели. Ведь изначально решили, что стадион будет футбольным, а уже потом пришла идея сделать акцент на легкоатлетическом статусе. Конечно, было немного волнительно прикоснуться к такому объекту с архитектурной точки зрения. Во-первых, это не строительство с нуля, а реконструкция. Во-вторых, стадион «Динамо» – легендарная, брендовая арена для Минска и всей Беларуси, объект, отдельные элементы которого представляют историко-культурную ценность. В-третьих, имеем дело с первым в истории нашей страны опытом столь масштабной реконструкции спортивного сооружения.

А. Елисеев: – Говоря проще, нам достался объект наивысшей степени сложности…

– Скажите, а мнение архитекторов как-то учитывалось, когда принималось уже окончательное решение сделать «Динамо» легкоатлетической ареной мирового уровня?

С. Павленко: – Нет, но пришлось оперативно перестраиваться нам (улыбается). Начинали-то работать над концепцией реконструкции футбольного стадиона, а продолжили в ином русле. Чисто по-человечески, конечно, можно было сожалеть о проделанном, но… Мы профессионалы, и должны были выполнять вновь поставленную задачу.

А. Елисеев: – На сегодняшний день архитектурная часть проекта реконструкции стадиона «Динамо» уже воплощается в жизнь. Чтобы завершить ее, нашей группе понадобилось два с половиной года.

С. Павленко: – Спешка в таком деле неуместна, да и никто нас не подгонял. Нужно было решить сразу несколько подзадач. Перво-наперво – справиться с большими площадями объекта – всего 50 тысяч квадратных метров, около 1200 разных помещений. Затем – историческая часть, включающая в себя аркаду и входную арку постройки 50-х годов прошлого века. Эти сооружения, сказали нам сразу, – нельзя разрушать. Хотя, если откровенно, намного дешевле и проще было просто снести, и сделать что-то современное. Однако решение о сохранении принималось на уровне Министерства культуры Республики Беларусь. Кстати, кирпич на этих подобъектах в не очень хорошем состоянии, пришлось подключать реставраторов нашего института, чтобы обновить. А, в целом, трудимся над сохранением исторического наследия под четким научным руководством. Самодеятельность, экспериментирование тут неуместны!

А. Елисеев: Да, в данном случае строго выполняем предписание о сохранении историко-архитектурного наследия. Хотя, возможно, есть и другие подходы к самой необходимости сохранять подобные объекты в максимально аутентичном виде…

-- Насколько, вообще, будет сочетаться обновленная историческая часть с остальным стадионным хозяйством? Ведь его реконструируете на современный лад?

С. Павленко: – Примеры подобного подхода к реконструкции есть в Европе. Например, олимпийский стадион в Берлине ничуть не пострадал после обновления с сохранением исторических черт. Кстати, этот объект относится к еще более раннему периоду – 1930-м годам. Надеемся, что задуманный нами архитектурный образ «Динамо» – как объекта, сочетающего в себе современную функциональность с неповторимыми чертами старины – получится гармоничным.

А. Елисеев: – И это не только наше мнение – не единожды все рассматривалось на уровне серьезных советов с участием экспертов из Минкульта. Сейчас по максимуму стараемся учитывать пожелания реставраторов, других смежников, а возникающие спорные моменты – оперативно снимать.

– Формат проведения легкоатлетических соревнований на высоком уровне ведь предусматривает наличие двух полей в комплексе одного стадиона?

А. Елисеев: – Да, и именно над этой задачей – как «вмонтировать» разминочное «ядро» – нам пришлось основательно поломать голову. Дело в том, что стояла задача на маленькой территории поместить этот важный объект. Как избежать зажатости? Довелось провести, и не раз, согласования, переносить инженерно-коммуникационные сети. Сделали все, что в наших силах. Хотя, конечно, все эти дополнительные работы потребовали и дополнительных затрат.

С. Павленко: – Не стоит забывать: современный стадион – не только арена для состязаний, но и объект для телетрансляций. Чтобы этот фактор учесть, мы определялись с размещением 150 помещений для комфортной работы 300 телекомментаторов. При этом, «обходили» максимально искусно те участки, которые тоже нельзя было демонтировать, с точки зрения историко-архитектурной ценности.

– А что с покрытием кровли козырька? Учитывался ли зарубежный опыт? Например, слышала – изучался аналогичный вопрос на примере мюнхенской «Альянс-Арены»?

А. Павленко: – Остановились на варианте с алюминиевым фальцевым покрытием для кровли козырька, более тяжелом, по сравнению с теми полимерными (легкими) материалами, которые использовались на стадионах юга Германии.

А. Елисеев: – Выбор обусловлен тем, что для наших широт, с немного иным климатом, в эксплуатации более приемлемо именно более тяжелое кровельное покрытие. Тут не пошли на поводу у производителей более легких материалов, хотя они и активно нахваливали свой товар. Но он дороже. Ко всему прочему, кровля такая потребует дальнейшей постоянной подкачки с помощью специальных надувных устройств.

Между прочим, при обустройстве козырька столкнулись с проблемой, как сделать аркаду под него? Выход нашелся в виде металлических колонн. Вмонтировать их оптимальным способом удалось, позаимствовав российский опыт от завода-производителя этих колонн. Можно сказать, весь процесс – совместное ноу-хау белорусских конструкторов и российских партнеров.

– С чисто профессиональной точки зрения этот проект как-то поднял Ваш профессиональный уровень? Побудил, возможно, выйти за рамки каких-то представлений о своей профессии, освоить новые методы работы?

С. Павленко: – Вне всякого сомнения! Всей группой осваивали и внедряли непосредственно в рабочий процесс новую для всех нас архитектурно-проектную компьютерную программу Autodesk Revit.

А. Елисеев: – Смысл этой программы – в 3D проектировании. Вся группа имеет одновременно доступ к одному общему файлу, единой модели объекта, над которым трудимся. Эта модель позволяет видеть в комплексе задачу, но – с постоянным отслеживанием отдельных компонентов – инженерной составляющей, электрики. Впервые в нашем институте применена эта передовая система архитектурного проектирования – наработан ценнейший опыт, которые наверняка пригодится в будущем.

– Работы на объекте идут полным ходом. Нет ли отставания от запланированных темпов? Когда планируется завершить реконструкцию «Динамо» и на выходе получить уже современный, мирового уровня, легкоатлетический стадион вместимостью от 20 до 22 тысяч зрителей?

А. Елисеев: – Проблем с финансированием нет, отставания от графика, приостановок работ тоже. (Что нас безмерно радует, ибо далеко не всегда удается избегать подобных загвоздок). Если так все ритмично, без сбоев будет и дальше, то объект сдадим в эксплуатацию к концу 2017 года…

Фото: из архива группы архитекторов УП «Минскпроект»

Что в глубинке?

В Краснополье строят физкультурно-оздоровительный комплекс…

Возведут физкультурно-оздоровительный комплекс за средства Государственной программы по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС на 2011-2015 годы и на период до 2020 года, сообщило БЕЛТА. ФОК включает в себя большой спортзал, бассейн на пять дорожек, детский аквапарк, сауну. Бассейн открыли торжественно весной 2016-го, а полностью сдать объект сначала планировали в апреле 2016 года, затем перенесли на июль. (А, учитывая сложную ситуацию в белорусском стройкомплексе, краснопольским поклонникам ЗОЖ, видимо, придется подождать полного введения ФОКа уже в следующем году – Прим. AGROLIVE.by).

Загруженность новому спортивному комплексу, впрочем, гарантирована – в округе нет природного водоема для плавания. Семьи готовы приезжать сюда не только из соседних районов, но и из российского приграничья.

…А в Шклове завершили Ледовую арену

В ноябре состоялось торжественное открытие, хотя строить Ледовую арену в Шклове начали еще в 2010 году. Однако работы несколько раз приостанавливалась. В 2015-м, после самого долгого перерыва — в полтора года — строительство возобновили.

Ледовую плиту, к слову, сперва хотели делать по финской технологии — в один слой. Но проектанты отказались от этой идеи, опасаясь, что из-за близкого соседства с рекой Днепр и движения грунтов верхняя технологическая плита может треснуть.

Специалисты постарались сделать спортивный объект в Шклове передовым по качеству льда. Площадь ледовой площадки — 58,13 на 28,13 метров. Вместимость – 315 зрительских мест. На втором этаже — VIP-ложа, места для звукооператора и комментатора. Кроме того, в здании — более 80 помещений различного назначения. Это раздевалки, душевые, санузлы, хореографический и тренажерный залы, огромные фойе и зона рекреации, кафе и гардеробная, сауна с бассейном.

К слову, есть и вторая очередь строительства у Ледовой арены Шклова. Ориентировочная стоимость всего объекта, в комплексе, — 300 млрд. неденоминированных белорусских рублей. Кроме самой ледовой арены, гаража рядом, выезда на лыжероллерную трассу, нужно еще благоустроить территорию — дорожки, подъездную дорогу, установить скамейки. По плану, на территории должны быть еще Летний амфитеатр и выход к Днепру со смотровой площадкой и причалом. Однако специалисты настроены скептически: учитывая сложную ситуацию с финансированием, эти объекты вряд ли появятся в ближайшее время.

(При подготовке материала использована информация БЕЛТА и www.tut.by)


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир САМОСЮК, кандидат экономических наук:

    – Белорусский доильный робот будет. Над этим мы сейчас работаем. А если говорить о выпойке телят, то роботов, «ответственных» за столь важный участок работы, мы уже сделали и ласково называем их электронными мамами. Когда к станции выпойки подходит теленок, «мама» опознает его и, согласно физиологическим данным «ребенка», дает ему столько молока, сколько необходимо для его нормального роста и развития. Перекармливание и недокармливание исключены.

    ЦИФРА

    В $4,3 млн.

    оценивается стоимость проекта по восстановлению торфяников, стартующего в Беларуси в сентябре 2017 года. Об этом сообщили БЕЛТА в Минприроды РБ.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    «Тунеядка» из Пятаков: «Я не живу за чужой счет, и зарплату мне не обеспечивают налогоплательщики…»

    Татьяна МИГАНОВИЧ (на фото вместе с мужем) из деревни Пятаки Волковысского района написала письмо заместителю председателя Совета Республики РБ Марианне ЩЕТКИНОЙ и рассказала о том, как ее записали в «тунеядцы». В конце письма женщина пригласила Щеткину в гости, чтобы та на себе прочувствовала долю «тунеядца».

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)