В ОБЪЕКТИВЕ

Белорусского сельчанина всё туже затягивает в «пояс бедности». Стоит сопротивляться?


…Перед началом пресс-конференции «Бедность в Беларуси и ее преодоление», которую недавно в Минске проводила Программа гражданской кампании «Наш Дом», краем уха прислушиваюсь к интервью. Его дает телевизионщикам молодая жительница глубинки. Если судить по ее рассказу, кризис накрыл рынок труда провинции, что называется, с головой. Многие люди -- в откровенной депрессии! Отец девушки, высококвалифицированный строитель, не имея работы, перебивается разовыми халтурами. Еще – периодически метет улицы, как то у нас и велено делать безработным. Брат от безысходности развел кроликов, и продает диетическое мясо в Латвию.

Общая картина

Но, может, всё это к… лучшему? Авось пробудится, наконец, предпринимательская инициатива в прежде инертном белорусском сельчанине? На фоне-то очередного кризиса?

Как бы то ни было, а возможность найти работу, с достойной оплатой труда, и впрямь сейчас – сродни чуду. Такой сложной ситуации не было давненько. Но, думается, дело не только в кризисе. Бедность, вопреки официальной установке, в Беларуси имеет место быть. А проблема занятости в сельской глубинке решалась, конечно, но весьма вялыми темпами.

В целом же в Беларуси, как и в России, кстати, готовность затянуть пояса преобладает над другими стратегиями преодоления кризиса. Правда, в нашей стране до 2014 года снижение числа бедных еще обеспечивалось ростом экономики, ускоренной индексацией пенсий и соцвыплат. Особенно ярко это проявлялось в преддверии прошлых президентских выборов. (Теперь-то – иной коленкор!) Потом был провал 2011-го, но затем число бедных опять начало снижаться. Этот процесс наблюдался в 2012-2013 годах, однако в прошлом -- число бедных белорусов стало вновь расти.

Но кто же они такие, отечественные бедные люди? Как говорится в солидном исследовании на тему бедности, подготовленном «Нашим Домом», «к бедным относятся те люди, чьих повседневных доходов хватает только на питание, а уже даже на одежду нужно копить либо зарабатывать дополнительно».

В чем главный феномен?

Надо заметить: Беларусь и в вопросе бедности идет своим, оригинальным, путем! Главный наш феномен: часто бедные белорусы – вовсе не алкоголики, бомжи, наркоманы и прочие маргиналы. Нередко ниже черты бедности опускаются люди, которые не просто имеют работу, но и… выполняют ее вполне добросовестно. Просто экономическая система в стране выстроена таким образом (по принципу квазисоциолизма), что добросовестный труд совсем не гарантирует не то, что богатства, но даже обеспеченной жизни. По мнению экспертов Программы гражданской кампании «Наш Дом», причины такого положения вещей – «в засилье чиновников и доминировании «вертикали» власти, отсутствии социальных лифтов, общей убыточности большинства промышленных предприятий (особенно в провинции) и всего сельского хозяйства».

Увы, но с началом 2015-го в белорусской экономике начался стремительный рост просроченной задолженности по зарплате, что подтверждают и данные Белстата. Если по состоянию на 1 января 2015 года в стране было всего 20 структур, задолжавших своих труженикам, то на 1 апреля количество таких субъектов хозяйствования составило уже 518. В начале года на Брестчине, Гродненщине и Могилевщине «зарплатных» должников не было совсем, теперь – появились. Но «лидируют» в этом сомнительном рейтинге Витебщина и Минщина…

Сельский рынок труда: жесткие санкции на фоне грядущего сокращения предложения рабочей силы

Не нужно быть большим аналитиком, чтобы утверждать: основной профиль большинства организаций, у которых просроченные долги по выплате зарплаты,  -- производство сельскохозяйственной продукции. Есть хозяйства, которые хронически не отдают вовремя своим работникам деньги. Эксперты «Нашего Дома» делают неутешительный вывод: «Если учесть, что к руководителям таких предприятий со стороны государства принимаются жесткие финансовые санкции, то можно говорить о действительно тяжелом финансовом положении большинства из них».

На взгляд AGROLIVE.by, с тезисом насчет повальной убыточности нашего сельского хозяйства – можно спорить! Все-таки, есть в стране сельхозгиганты, добивающиеся, пусть и не мегаприбыльности, но, хотя бы, выходящие на ноль по балансу доходов-расходов. Уровень зарплат в таких «маяках» приемлем, чтобы удерживать квалифицированных работников и специалистов. Но – это пока удерживать! Ведь и они, передовые агрокомбинаты, СПК, ОАО, в течение ближайших лет вынуждены будут столкнуться с сокращением предложения рабочей силы. В первую очередь уменьшение объема трудовых ресурсов будет связано с демографическим фактором. За пять-шесть лет работающие пенсионера уйдут с рынка, что, по мнению аналитиков, «вызовет резкое снижение показателей экономической активности и занятости».

Между тем, на данный момент, и это тоже один из нашенских парадоксов, основной спрос на рабочую силу формируется в 4 отраслях, среди которых и сельское хозяйство.

Что такое «пояс бедности» и как живется в нем «вясковаму люду»?

Речь идет об известном в мире явлении агломерационной тени. Суть его: крупные города «высасывают» из окружающих районов наиболее активных, молодых и предприимчивых, работоспособных жителей . В глубинке остаются малоинициативные бюджетники, пенсионеры и просто сельские маргиналы (деревенские алкоголики). Центр социально-экономических исследований CASE выявил в Беларуси «пояс бедности», в который попали, к примеру, большинство районов Минской области: Копыльский, Слуцкий, Любанский, Стародорожский, Клецкий, Столбцовский, Узденский, Мядельский, Воложинский, Молодечненский (с оговорками). Кстати, свой «пояс бедности», пусть и менее выраженный, сложился и вокруг каждого из областных центров.

При этом, сделали вывод эксперты «Нашего Дома», «действия властей, направленные на развитие регионов, не оказывают на существование «поясов бедности» практически никакого влияния». Даже официально утвержденной методики определения «пояса бедности» не существует, как не существует такого понятия в системе белорусского госуправления. Ибо --  политически нецелесообразно…

Но, тем временем, «пояса бедности» существуют! И живут, а, точнее, выживают в них по своим законам. Вот только уровень жизни (низкий, ниже среднего) напрямую и негативно влияет на рост численности населения. Или, точнее, на ее снижение. Так, естественный прирост населения в пристоличье характерен только для Минска и 3 районов агломерационного кольца (Дзержинского, Минского и Смолевичского). Ни в одном из районов «пояса бедности» на Минщине роста численности населения не наблюдалось в последнее время.

В других регионах – похожая картина. Например, согласно последним статистическим данным, в 2014 году наиболее выраженная убыль населения была зарегистрирована в Зельвенском, Свислочском, Дятловском, Кореличском, Ивьевском, Вороновском и Мостовском районах. (Эти районы входят в «пояс бедности» Гродненской области). В «поясе бедности» той же Минщины наиболее высокие показатели смертности зафиксированы в Копыльском, Воложинском, Мядельском, Крупском районах, где отмечаются прогрессирующее старение населения, неблагоприятная структура по полу и возрасту. В части районов столичной агломерационной тени, особенно чисто аграрных, и вовсе происходила за последнее время депопуляция: смертность в 1,5-2 раза превышала рождаемость.

Перекосы в развитии метрополий и «поясов бедности» выражаются в дисбалансе выручки на одного работника и распределении средней зарплаты. Скажем, «заробак» в «поясе бедности» пристоличья был ниже (иногда значительно), чем в среднем по стране. Вместе с тем в «поясе бедности» отмечался высокий показатель бедности населения, более широко распространены негативные социальные явления (алкоголизм).

К 2032 году сельская местность Беларуси потеряет пятую часть населения

Проблемы? Да! И с ними нужно как-то разбираться? Да! Ведь, по сути, сейчас в Беларуси идет активный рост и усиление столичной агломерации,  в некоторой степени – за счет ресурсов других регионов страны. Многие районы теряют человеческий капитал вследствие естественной убыли и миграции . Они уже теперь заметно отстают в социально-экономическом развитии от столичной агломерации и областных центров, имеют все шансы оказаться в так называемой «ловушке бедности». Низкий уровень жизни, отсутствие перспектив, делают вывод эксперты «Нашего Дома», «побуждают  молодежь уезжать в более развитые города и регионы, оставляя, тем самым, районы «поясов бедности» без наиболее активной и производительной части населения».  

 Понимает ли нынешняя власть всю серьезность положения? И, главное, как скоро перерастет это осознание в действенные меры по управлению сложным социально-экономическим процессом? Надо заметить: еще весной 2013 года был опубликован доклад Министерства экономики Беларуси, в котором содержится предупреждение о рисках однобокого развития белорусских регионов. По мнению экспертов министерства и лично тогдашнего министра Николая Снопкова, если не изменить существующее положение дел, то уже через двадцать лет около 60% территории Беларуси окажутся критически незаселенными.

Минэкономики РБ обозначило список ожидаемых демографических проблем  на ближайшие 20 лет, а также очертило их возможные последствия. Это, прежде всего, -- сокращение трудового потенциала страны более чем на 870 тысяч человек, старение населения и рост демографической нагрузки. Судя по всему, основной проблемный удар придется как раз по деревне: к 2032 году сельская местность Беларуси потеряет пятую часть населения (472 тысячи человек). По прогнозам экспертов Минэкономики,  наиболее значительные потери могут понести Витебская и Гродненская области, на долю которых будет приходиться свыше 40% общей потери сельского населения республики.

Количество районов с критическим уровнем численности жителей, обеспечивающим устойчивое социально-экономическое развитие территории (а это 15-20 тысяч человек), может возрасти с 51 района в нынешней ситуации до 77 к 2032 году. То есть, составит уже более 60% территории Беларуси. «В совокупности в группу риска устойчивости развития могут попасть 99 районов из 118 (83,9%)», -- уверены специалисты Минэкономики.

«Это не лечится инвестициями…»

Что же следует предпринимать, дабы преломить негативные тенденции? Инвестировать в слабые регионы? По мнению Дениса ЛАВНИКЕВИЧА, экономического обозревателя «Белорусской деловой газеты» и эксперта, застарелые болячки в «поясах бедности» практически не лечатся просто вливанием туда денежных средств. Стоит учитывать и важный психологический аспект: белорусы в сельской глубинке, бедные в особенности, живут ценностями своеобразного кластерного мышления. В нем ценности самовыживания преобладают над ценностями самореализации. Между прочим, такая позиция имеет давние исторические корни. Они – в характере исконно рискованного ведения земледелия на этих территориях и засилье, примате общинного интереса. Это способствовало выживанию белорусов как нации, но совсем не закладывало в ментальность того же сельчанина предприимчивости, стремления самому быть хозяином своей судьбы.

Эта инертность особенно ярко прослеживается в условиях кризиса. И теперь беднейшие белорусы, чаще всего, откровенно пассивны. Для них экономия и самообеспечение (например, за счет приусадебных участков) – намного более приемлемая стратегия выживания в кризис, нежели поиск работы или старт своего бизнеса. К тому же, многие деревенские жители давно уж угодили в «ловушку бедности»: у них нет ни средств, ни воли, ни реальной возможности что-то изменить в своей жизни.

Остается только приспосабливаться? По данным социологов, после декабрьской (2014 г.) девальвации и падения доходов, 50% белорусов принялись экономить на еде, 43% -- на непродовольственных товарах. Увы, приходится думать и об экономии на… продолжении рода. Как заметила, выступая на пресс-конференции, Ольга КАРАЧ, руководитель Программы гражданской кампании «Наш Дом», на сегодня в Беларуси 68% малообеспеченных семей – это «ячейки общества» с детьми (всего таковых 286 тысяч). Особенно подкашивает «дабрабыт» и нередко выводит за черту бедности многие белорусские семьи рождение второго ребенка.

Шаг за шагом…

Известный общественный деятель также поделилась видением, стратегией «Нашего Дома» по искоренению бедности вообще и улучшению ситуации в «поясах бедности». Путей решения проблемы несколько: реиндустриализация в «поясе бедности»; модернизация с сохранением «социальной» составляющей; развитие мелкого бизнеса и микрофинансирования; пространственное разнесение органов госуправления; формирование в «поясе бедности» независимого оффшорного финансового центра. Ну, и как дополнение – преодоление в умах белорусов самой психологии бедности.

По первому пункту, к слову… Государство может выступить инициатором  промышленной политики, которая будет жёстко стимулировать размещение новых производств именно в районах «поясов бедности»! Такая реиндустриализация позволит прежде депрессивным районам обзавестись новыми, современными предприятиями. Но это вовсе не означает, что сельское хозяйство не сможет поучаствовать в реанимировании проблемных территорий. Наоборот: свою положительную роль, считают эксперты «Нашего Дома», «могут сыграть и сельхозпредприятия, которые имеют возможность быть крупными экспортерами. И у Беларуси аграрной для этого есть хорошие предпосылки. Если, к примеру, в Украине средняя площадь сельхозпредприятия – всего около 3-х, то в Беларуси – несколько тысяч гектаров».

Насчет развития мелкого бизнеса и микрокредитования… С этим пока больше вопросов: подавляющее большинство действительно частных, эффективно работающих бизнес-проектов – в Минске и областных центрах. В «поясах бедности» доминируют либо неповоротливые, с обилием сопутствующего персонала, госпредприятия, либо – в аграрном секторе непосредственно – квазичастные сельхозпредприятия, механически преобразованные из убыточных колхозов и совхозов. Низкие зарплаты в них, по мнению экспертов «Нашего Дома»,  «не позволяют сельским жителям (при отсутствии альтернативы) вырваться из-за черты бедности».  

Частный бизнес, увы, более-менее сносно развивается только в крупных городах Беларуси. Почему  не в сельской глубинке? Там, в большинстве случаев, нет необходимых факторов для его развития: инфраструктуры, платежеспособного спроса, молодых и энергичных людей, способных ставить предпринимательство … Соответственно, без непосредственной господдержки поменять ситуацию в дотационных районах будет сложно. Хотя кое-что делается: например, с 1 июля 2012 года вступил в силу Декрет Президента РБ от 07.05.2012 г. № 6 «О стимулировании предпринимательской деятельности на территории средних, малых городских поселений, сельской местности».

 Декрет №6, однако, по большей части остается документом идеалистическим, ибо на практике его эффективность не такая, как ожидалось. Государство создало формально облегченные условия для ведения частного бизнеса в глубинке, но… Забыли чиновники учесть менталитет сельского люду (его слабую склонность к предпринимательскому риску), а также фактор того, что из «поясов бедности» уже успело съехать или съезжает прямо сейчас самое продуктивное население в плане организации собственного дела. А с пенсионеров, людей с низким уровнем образования и  амбиций,  маргиналов  бизнесмены – никакие.

Слабо развита в белорусской провинции и система микрокредитования, целевого микрофинансирования индивидуальных бизнес-инициатив. Напротив, во всем мире сейчас наблюдается бум в этой сфере. В последние годы организации, специализирующиеся в области микрофинансирования и создания социального бизнеса, открываются в государствах Африки, США, Франции, Великобритании, Норвегии, Швеции. К слову, программы микрофинансирования в разных странах по всему миру осуществляют, в том числе, и сельскохозяйственные кредитные кооперативы – организации с коллективным членством, работающие преимущественно с фермерами и предприятиями, связанными с сельскохозяйственным производством.

 По мнению же экспертов «Нашего Дома», «именно целенаправленное микрофинансирование индивидуальных бизнес-инициатив в сельской глубинке способно если не прекратить совсем, то по крайней мере значительно сократить отток людей из «поясов бедности. Пока же люди уезжают из села, поскольку в аграрном секторе заработать прилично невозможно, в особенности женщинам».  Красноречивая цифра: сейчас в Беларуси на 1 тысячу сельских мужчин в возрасте 20-29 лет приходится 853 женщины такого же возраста. Для сравнения: в 1999 году этот показатель был выше – 893.

 Также приостановить процесс миграции из села можно, решившись, наконец, отдавать земли сельхозназначения в частную собственность. Благодаря этому, со временем на селе появятся свои «капиталисты», то есть местные фермеры. Велик шанс: их дети уже не поедут в города, ибо у них будет надежная привязка-стимул -- возможность зарабатывать значительно больше в деревне, на своей земле, нежели будучи наемным работником в мегаполисе. Пока же, сходятся во мнениях многие аналитики, «сельское хозяйство в Беларуси не деньги зарабатывает, а больше выполняет социальную функцию»…

Еще мнения по теме

Инна РОМАШЕВСКАЯ, эксперт в области государственного управления, руководитель исследований проекта BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации):

-- Да, в Беларуси нет бедности в худших ее проявлениях – никто тут пока не голодает. Однако уже сейчас МВФ предсказывает на ближайшую перспективу замедление роста белорусского ВВП. Скорее всего, страна будет переживать кризис лет пять, не меньше. А это значит, роста экономического, социального – не стоит ждать? Или белорусские чиновники его как-то и в чем-то усматривают? Судя по недавнему резонансному высказыванию министра труда и соцзащиты Марианны Щёткиной, власть «нажимает» как раз на самовыживание белорусов.

 А как стоило бы подходить к решению, в частности, проблемы оттока трудового ресурса из «пояса бедности»? Для начала – признать на госуровне фактор наличия тех же «поясов бедности», и попытаться управлять потоками рабочей силы. Не во всех аспектах, конечно, это возможно, но кое-какое регулирование стоит применять.

Важнейшим фактором выведение районов из «поясов бедности» могло бы стать эффективно работающее местное самоуправление. Что думают и что предпринимают сами жители депрессивных регионов?  И что они смогли бы изменить, если б оказались наделенными политической субъектностью? Здесь потребуется, впрочем, политическая либерализация, смена системных подходов. Пойдет ли на это белорусское правительство? Пока, во всяком случае, оно уповает на приток кредитов извне (российских, китайских). Ждет ослабления кризисных явлений, не учитывая тот фактор, что рост социальный, экономический сам по себе не возникает. Его нужно организовывать!

Сергей КОСТЯН, белорусский политик, председатель Белорусского славянского комитета, бывший депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:

-- Не стоит забывать: процент имущественного расслоения в Беларуси – 10%, что в разы меньше, чем, например, в России. Значит, граждане нашей страны живут в относительно равных условиях. Не только обеспечена продовольственная безопасность, но и осуществляются экспортные поставки наших продуктов питания в 50 стран мира. В то время как импорт продовольствия составляет менее десяти процентов от потребности. Это, согласитесь, далеко не самая страшная бедность!

На мой взгляд, причин нынешней бедности в Беларуси, отличающейся от имевшей место послевоенной, -- три: наличии малых заработков, нежелании работника отдавать всего себя труду, пьянство. Конечно, в сельской глубинке все сложнее: там, случается, и хотел бы работать, да негде, нет предприятий. Но, что любопытно, жители этих территорий не сетуют на бедность, а компенсируют тяжелым трудом на себя невозможность официально трудоустроиться. Например, те же столинские тепличники. Можно ли считать их бедными?

На государственном уровне предпринимаются меры по искоренению бедности, повышению статуса жизни в деревне. Но не всегда такие подходы эффективны. По тем же агрогородкам… Написали, отчитались, ввели – а что толку?! Если не в этих населенных пунктах никаких производств? А в иных деревнях еще и ФАПы, и детсады, и школы закрывают, порой -- не совсем обоснованно. Все это также влияет на жизненный уровень и тонус людей. Согласитесь, за рост бедности на таких территориях должно брать на себя ответственность и государство. Раз уж такие решения по объектам соцкультбыта приняли…

В целом, кризис – экономический, социальный – сейчас активничает не только на постсоветском пространстве, но и по всей Европе. Недавно был в Польше – там крестьяне тоже выражают недовольство, терпят убытки. (Сказывается введенное Россией эмбарго – Прим. AGROLIVE.by). И если нам, белорусам, придется несколько лет прожить в условиях кризиса, то, по-моему, самое главное при этом -- сохранять мир, стабильность в обществе и государстве! 

Фото Владимира СИЗА


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Анатолий ТРУХАНОВИЧ, председатель правления ОО «Белорусский союз налогоплательщиков» (БСН):

    – Можно долго перечислять претензии к отечественной налоговой системе – по правилам администрирования, величине налоговой нагрузки и справедливости ее распределения. Если некоторые организации платят на рубль выручки и прибыли значительно меньше налогов, чем другие, то они должны компенсировать обществу свои льготы какой-то реальной пользой. Это могут быть инновации, создание новых рабочих мест и продуктов, привлечение капитала в страну. Ведь, помимо цифровой экономики, есть и другие сферы, о которых государству стоит позаботиться.

    ЦИФРА

    На 4,6 процентного пункта

    снизили в прошлом году долю РФ в общем экспорте сельхозпродукции РБ, сообщила «Сельская газета».

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Парк дизайнерских арт-скамеек появился в белорусской деревне Косаричи

    2018-й, как известно, в Беларуси – Год малой родины. Уже реализуется немало интересных проектов. Причем, осуществляются не только задумки, планы местных властей, но и непосредственно инициативы, креативные начинания от самих сельчан, выходцев из небольших деревень, сейчас живущих даже в других странах. Так, к примеру, в деревне Косаричи Глусского района, что на Могилевщине, задались целью и уже активно обустраивают парк арт-скамеек.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)