В ОБЪЕКТИВЕ

Белорусское свиноводство: от амбициозных планов «сверху» до банального выживания рядовой фермы с некогда звучным статусом . Часть вторая.

Вопросом "экономической и продовольственной безопасности страны" назвал восстановление объемов производства свинины Александр Лукашенко еще в сентябре прошлого года. Президент Беларуси, на специальном совещании, потребовал ускорить завершение строительства новых комплексов. Он отметил, что ученые проработали варианты ускоренного воспроизводства племенных свиней. Поставлена задача: на 1 января 2016 года поголовье свиней в Беларуси должно превысить 3,3 млн. голов, валовое производство свиней в живом весе составить 485 тысяч тонн.

Но с чего – такое повышенное внимание на самом высоком уровне? И как живут-выживают сегодня отнюдь не передовые свинокомплексы, а самые что ни на есть рядовые? Задавшись целью изучить ситуацию в белорусском свиноводстве всесторонне, AGROLIVE.by начал с «чумной» предыстории, затем углубился в громадье государственных мер и планов, а также изучил ситуацию со свиноводством в конкретном хозяйстве...

Окончание, начало читайте тут: http://www.agrolive.by/inlens/article866

Старая традиция, от которой… просто жаль отказаться?

Направляемся в КРСУП «Племенной завод «Индустрия». Расположено хозяйство в деревне Блонь Пуховичского района Минской области. Вроде бы, название говорит об узкой специализации? Однако, как выяснилось, на сегодня племенное свиноводство – лишь одно из направлений в хозяйственной деятельности КРСУПа. И отнюдь – не самое доходное. Скорее, этакий источник постоянной головной боли.

Игорь Николаевич МАНУЛИК, заместитель директора по идеологической работе КРСУП «Племенной завод «Индустрия», вот что пояснил:

В общей стратегии развития хозяйства – какое место сейчас занимает свиноводство? Старая традиция, от которой жаль отказаться. Нет какой-то определенности – внутренний мясной рынок кидает туда-сюда. Только успевай реагировать! А это – непросто! Например, осенью 2013-го ту же свинину, так складывались рыночные реалии, попросту некуда было девать в Беларуси. Потом, к середине прошлого года, с учетом потери поголовья из-за АЧС, уже стало актуальным – даешь… больше свинины!

Собеседник соглашается: да, шуму много было из-за распространения вируса АЧС. Но вот насчет растерянности перед ним со стороны аграриев согласиться – ну, никак не может! Наоборот, считает Игорь Манулик, проблема эта больше мобилизовала, заставила повысить уровень организации труда, подтянуться в плане производственной дисциплины. Пошла и… на пользу АЧС, в определенном смысле, белорусскому свиноводству, как ни удивительно звучит это утверждение. Не дала в рутине погрязнуть, а что-то планировать, изменять и так далее.

В «Индустрии», само собой, тоже пришлось поработать над улучшением ветеринарно-санитарного состояния и, в целом, содержания свиней – сделали на ферме дополнительные ограждения, реконструкцию дезбарьеров. Параллельно улучшали условия работы простых тружеников.

В хозяйстве – один свинокомплекс-ферма, общее поголовье – более 3000 голов (увы, осталось гораздо меньше, чем было раньше). Не удалось избежать сокращения поголовья позапрошлой зимой, поскольку тогда свинина была в Беларуси практически никому не нужна, припоминает Игорь Манулик.

Инвестпроект бы оживил дело…

– Не удивило вас, что от ненужности резкий крен случился – бросили клич, наоборот, восполнять, возобновлять утраченное за время борьбы с АЧС свинопоголовье? – интересуюсь у заместителя директора.

– Нет, а что тут удивляться? Всё течет, всё меняется. Рынок рулит – сегодня свинина уже востребована. Исходя из этого, маточное поголовье все-таки решили сохранять, даже во время сокращения (оставили около 500 свиноматок, 50 хряков). На случай, если востребованным молодняк окажется (что и произошло во второй половине 2014-го, когда «сверху» было спущено задание активнейшим образом восполнять потери свинопоголовья – Прим. AGROLIVE.by). Сокращали мы откорм, в основном.

А каким видят в хозяйстве дальнейшую судьбу небольшого племенного свинокомлекса? Хотя заместитель директора говорил о возможном  выходе на производственную мощность, особого энтузиазма в его словах не слышалось. Прорабатывался вопрос и об инвестпроекте, чтобы провести реконструкцию комплекса. Ведь помещения позволяют выращивать до 25 тысяч свиней, а выращивается пока – в разы меньше. Раньше 8 сараев было задействовано, но постепенно сошло на три. Меньше покрывалось маток, меньше сдавалось и мяса в торговлю…

Не стоял ли, вообще, вопрос, чтобы полностью вырезать поголовье, оставить занятие свиноводством?

Зерна не хватает  

– Честно говоря, финансовое положение в белорусском сельском хозяйстве – отнюдь не радужное, поэтому, да, такие мысли не могли не проскальзывать, – сказал Игорь Манулик. – Но после того, как ценовая ситуация на нашем, несколько своеобразном, рыночном пространстве поменялась, подумалось: стоит повременить.

Хотя – все время волнует трудный вопрос кормов. Раньше кормились круглый год своим зерном, изготавливали сами комбикорма. Но после вспышки АЧС ветслужба Беларуси запретила использовать «кустарного» производства комбикорма, а только – гранулированные. Чтобы получать в условиях нашего хозяйства такой корм, нужно ставить специальные установки, возможно, целую производственную линию. Это стоит больших денег, которых у хозяйства со скромным финансовым потенциалом просто нет.

 Выход? По словам собеседника, перешли на кормление комбикормами от КХП. Ко всему прочему, свое зерно быстро заканчивается, приходится сотрудничать со сторонними предприятиями, что сразу же отражается на себестоимости, поскольку комбикорма от специализированных производителей в Беларуси дороги. Но кормят – что ж делать?

Свинина убыточна в масштабах хозяйства. Напряжно с комбикормами: зерна в стране, вот парадокс, не хватает. (Хотя, по официальной статистике, каждый год вал прирастает?)

– Когда выйдете на рентабельную работу? – допытываю собеседника.

– Главное – реконструкция комплекса, с обновлением самой технологии содержания, – рассуждает в ответ Игорь Манулик. – С советских времен ведь технологически не переоснащались. Даже сохранился еще такой архаизм, как ручная раздача кормов, станки – тоже старые. Штат приходится под это все не сокращать, хотя при автоматизации процесса столько людей не нужно было бы. Вот вам и экономия, вот и путь сокращения затрат.

Видим потребность в инвестпроекте, но… За свои средства ничего не сделаем. Возможно, инвестиции извне? Не знаем, где их найти. Варианты рассматриваются, но… С проектантами работа велась, но все упирается в финансы.

Здания имеющиеся – добротные, крепкие. Строить новые? Не видим смысла. Нужно переоснастить внутренне, поставить нормальное современное оборудование – как на опоросе, так и на откорме, и заниматься кропотливо племенным делом. И, чего греха таить, чтобы выходить на стабильную рентабельную работу, неоходима  оптимизация штатной численности. Пока доля зарплаты слишком много «отнимает» от доходов. Энергосбережение – тоже вопрос большой, комплекс еще советских времен – «вытягивает» много электроэнергии…

«Мы поплавки на рынке…»

В чем причина непростого финансового положения? В низких закупочных ценах? Отчасти. И, потом, в Беларуси ведь нет свободного рынка свинины. Сдают животноводы на «закрепленные» перерабатывающие предприятия, и не аграрии решают, куда и кому повыгоднее продать! От сырьевого звена при таких условиях мало что зависит, живут, как другие диктуют. Приспосабливаются, одним словом…

По госзаказу цена редко меняется. Да и те нечастые изменения – незначительные. Но вот стало в период послечумья больше предложений от различных торговых организаций, в том числе государственных, из столицы – по возможному обеспечению разных учреждений. Цена в два раза выше где-то, чем по госзаказу.

Белорусская крупная белая…  Эту породу призваны сохранять в КРСУП «Индустрия». Статус племенного  хозяйства – по традиции или по инерции? – и сейчас за сельхозпредприятием.

– Сохраняем? Да! Хотя рыночная тенденция такова, что большей мясности требует, – рассуждает Игорь Манулик. – В белорусской же крупной белой больший упор сделан на сальность, преобладает в ней эта «черта». Можно корректировать – покрывать спермой хряков мясных пород, но… Мы, являясь племенным хозяйством именно по этой породе, призваны сохранять ее в чистоте.

– А надо ли делать? И будь у вас выбор, наверное, перешли бы на товарную свинину полностью? – задаю резонный вопрос.

– Да, перешли бы – так выгоднее… Кто теперь особо хочет покупать племенной скот с «уклоном» в сальность? Хотя, по большому счету, рынок непредсказуем, и никто не может точно сказать, что будет дальше. Ну, сделаем упор на мясность, а конъюнктура повернется в сторону, образно говоря, шкварки. Да и теперь мясо мясом, но белорусы по-прежнему не отказываются совсем и от куска хорошего сала, – отвечает собеседник.

– Нет ли планов, в связи с возможной реконструкцией комплекса, все-таки уйти от сугубо задачи сохранения белорусской крупной белой породы?

– Думаю, при успешном сохранении маточного поголовья белорусской крупной белой у нас была бы возможность и выращивать товарную свинину с упором на мясность. Одно другому не мешало бы,  – считает Манулик. – Не нужно спешить от чего-то отказываться в свиноводстве – берут-то все, поскольку в Беларуси отнюдь не переизбыток свинины. Пока, во всяком случае, не восстановлено количество поголовье хотя бы на уровне 2012 года…

Сегодня на свинокомлекс в «Индустрии» конверсия корма – около 4. Высоковато – нужно снижать! А привесы – поднимать, самокритичен Манулик.

– В Беларуси надо или не надо развивать свиноводство? – рассуждает в ответ на наш провокационный вопрос. – Несмотря на то, что не всегда удается обеспечивать себя зерном от одного урожая до другого, нужно все развивать – Беларусь ведь высокого «полета» аграрная страна. В целом.  Ну, а каждое конкретное хозяйство должно культивировать направления под свои производственные условия, имеющиеся земельные угодья

В не слишком успешном 2013-м в «Индустрии» недополучили 5 тысяч тонн зерна. Обычно же имеют около 10 тысяч тонн. В прошлом году получше урожай оказался, как и в целом по стране. При запасе в 10 тысяч тонн зерна, говорит Игорь Манулик, «безболезненно можем не только сохранять свиноводство, но и думать про наращивание поголовья».  При этом, конечно же, нужно поднимать и растениеводство, повышать от него отдачу. 

– Мы – поплавки на рынке, вынуждены придерживаться правил игры, не нами устанавливаемых, – подытожил наше общение замдиректора. – Чем кормить? Периодически возникает этот вопрос – КХП бывают пустыми…Приходится искать корма. Но где-то находим, жить же нужно. Кроме того, в хозяйстве много коров, молодняка КРС – их нужно тоже чем-то кормить. Стараемся не упускать ни одного клочка угодий – постоянно вовлекаются дополнительные земли в сельхозоборот…

Взгляд специалиста со стажем: «Почему нужно уничтожать систему госплемзаводов?»

Надежда Григорьевна СЕРМЯЖКО, главный зоотехник-селекционер КРСУП «Индустрия» была предельно откровенна:

Свиноводство у нас идет на спад. На убыток все движется. Никто всерьез не занимается этой подотраслью в нашем хозяйстве, увы. И по республике, на мой взгляд, тоже. Почему-то строятся новые современные комплексы, но, параллельно, – фактически разрушается система госплемзаводов? Та, что в советские времена была неплохо отлажена… Не пойму – зачем?! Неужели активный завоз импортного племенного скота – единственный путь дальнейшего развития белорусского свиноводства? Завозят ведь, по сути, основное стадо – свинок, хрячков, и так надеются поднять свиноводство. Сомневаюсь, что это правильно! Тем более, коль была своя неплохая система племенной работы…

По сути, беспокоится Надежда Григорьевна, белорусская крупная белая порода, выведенная тут и для здешних условий содержания, кормления,  оказывается… вытесняемой с наших ж комплексов. А нужно, считает специалист с многолетним стадом, сохранять родительские стада этой породы:

– Раньше ведь госплемзаводы, подобные нашему, были в каждой области. В Минской, вдумайтесь, на сегодня мы остались фактически одни! Да и то в «урезанном» виде – раньше ведь у нас были дочерние предприятия, – сетует Надежда Сермяжко.

Она более тридцати лет проработала в этом хозяйстве. В 1982 году приехала, и тогда было союзное подчинение, руководители не менялись так часто. А теперь, при такой кадровой чехарде, – до свиноводства ли? Тем более, им трудно заниматься. Комбикорма дорогие. Чтобы достичь 100 кг живого сдаточного веса, нужно затратить 4,5-5 кормовых единиц на единицу привеса. По мнению специалиста с многолетним стажем,  при 2,5-3 конверсии  свинина будет прибыльной. В условиях же не модернизированного комплекса в «Индустрии» такого не достичь. Возможно – только на современных комплексах, со своими кормами.

– А у нас с кормами – почти каждый год напряженка, – говорит Надежда Григорьевна. – Племенная работа? На «обочине» где-то…. В 2013-м году не продали ни одной племенной хрюшки. Боюсь, скоро не будет совсем племенного хозяйства. В целом, КРСУП не силён в денежном плане, вот и не тянет, как должно, племенную работу. А государство ничем не помогает. Вместо того, чтобы уничтожать систему госплемзаводов, не лучше ли помочь? Деньгами, в том числе. И не придется в будущем, если случится, не дай бог, очередной приход чумы, потом судорожно искать, где бы разжиться молодняком… 

Почему они, госплемзаводы, вовсе не лишними были бы в современной аграрной действительности? На них, убеждена Надежда Сермяжко, можно сберегать, чтобы потом внедрять активнее в производство на других свинокомплексах, свою национальную белорусскую крупную белую породу свиней! Нужны заинтересованные люди… А так, фактически, прежде статусные хозяйства низвели до уровня рядовых, даже в масштабах районов, не говоря уже об уровнях повыше – областном, республиканском.

Собеседница говорит: на самом деле, белорусская крупная белая порода свиней – мясо-сального направления, сбалансирована, без явного упора либо в мясо, либо в сало. Нужно только нормально кормить!

– А не так, как у нас – было дело, фактически год где-то кормили размолотым зерном, а не качественным комбикормом, – сетует неравнодушный специалист. – Откуда ж взяться привесам? Или 155-й комбикорм, который приходится давать… Это – ж не для сбалансированного откорма и не для ремонта, а для жирных кондиций! Для подворного скота, скорее, чем для промышленного откорма. По-хорошему, нужна целая система кормления, с переходом по разным возрастам на разные же виды комбикормов… 

Как спасти систему госплемзаводов в Беларуси? На уровне отдельных хозяйств не получится. Но как достучаться до «верхов»? Когда-то, между прочим, в лучшие времена, до 3000 голов племенного молодняка продавали из одной только «Индустрии» Пуховичского района. А теперь…

Никто не интересуется, почему нет привесов и что делать. Если белорусскую крупную белую правильно кормить, то она может стать базовой (родительской формой) для прилития крови других пород. Она крепче, надежнее.  В «Индустрии» потихоньку над этим работают, но особого энтузиазма нет. Все время дамокловым мечом висит возможность, что племенного хозяйства и вовсе может не стать. «Нам бросают кусок по остаточному принципу», – горько резюмирует Надежда Сермяжко.

Увы, но сейчас тенденция не сильно благоприятная и вот в каком плане: небольшие свинофермы в Беларуси тихой сапой убирают. И АЧС в этом «подсобила» – начальники только укрепились в своем упорстве оставлять только крупные комплексы. И строить новые. Само собой, тоже не маленького размера.

– Ну, не сохранятся, отойдут в прошлое госплемзаводы в Республике Беларусь, – рассуждает Надежда Сермяжко. –  Завезем импортный дорогущий скот, не сильно приспособленный к нашим условиям, сложный в плане ветеринарного обслуживания… Дальше что?! Получим ли ту отдачу, на которую рассчитываем, тратя драгоценную валюту? Забудут все наши наработки. Вот только будет ли от того польза?

Зачем, вообще, строить большие комплексы? Целесообразнее – иметь небольшие компактные фермы, которые легче прокормить и на которых вполне можно успешно вести селекционную работу, содержание и обслуживание поголовья наладить должным образом. Но – кто с нами, специалистами советуется?! Никто… Особенно в последнее время.

Какую свинину поставлять на рынок? Мясную… Так для этого надобно  кормить нормально, чтоб до 6-месячного возраста поросенок достиг товарного состояния. Если раньше я выбирала свинок на ремонт в 8 месяцев (весом 120 кг), то в 2014-м отбирала возрастом в год и весом 100-110 кг, а то и меньше… Разве дело?! А нужно ведь кем-то ремонтировать стадо? С отбором ремонтных хрячков – тоже проблема. Болит за все это душа, честное слово! Годами создавалось, а разрушается – на глазах…

Итого…

Три главных пункта нужно соблюсти для успешно ведения свиноводства – обеспечить достойные условия кормления, условия содержания, ветеринарное обслуживание, подытоживает, по просьбе AGROLIVE.by, Надежда Сермяжко. Племенная работа ведется, но не хватает у хозяйств белорусских средств на все три главных пункта. По госплемзаводам же, на субъективный взгляд специалиста, нужна республиканская программа спасения и развития, а не дальнейшее уравнивание, низведение  до уровня рядовых хозяйств районного подчинения.

Между прочим

В Беларуси урезали госпрограмму реконструкции и строительства свинокомплексов

Правительство Беларуси своим постановлением №561 от 9 июня 2014 года скорректировало республиканскую программу реконструкции, технического переоснащения и строительства комплексов по выращиванию свиней в 2011–2015 годах.

В пресс-службе правительства пояснили, что пересмотр программы связан "с удорожанием стоимости строительных материалов и оборудования, изменения конъюнктуры рынка свинины, а также снижения экспортных цен на нее". Также потребность в корректировке данной программы вызвана принятием решений облисполкомами и местными органами управления о реформировании ряда сельхозорганизаций.
Так, в частности, правительством по инициативе Минсельхозпрода принято решение о проведении реконструкции ряда предприятий комбикормовой промышленности, так как дефицит мощностей по гранулированию комбикормов не позволяет обеспечить полную потребность в них. С учетом этого объем средств, которые до 2015 года необходимо было направить на развитие комбикормовой промышленности, увеличивался с 271,6 млрд. до 304,3 млрд. рублей.
Изменено (в сторону уменьшения) количество новых комплексов по выращиванию свиней с законченным циклом производства и репродукторных цехов на действующих комплексах, которые планировалось построить при реализации программы (66 и 36, соответственно, вместо 72 и 38). Реконструировано будет в общей сложности 102 (вместо 107) действующих комплексов, пояснил в пресс-службе правительства.
Что касается денежных средств, которые потребовались на реализацию данной республиканской программы, то их объем был увеличен с 10 трлн. 86,8 млрд. до 10 трлн. 279,8 млрд. рублей.

Фото AGROLIVE.by

(При создании материала использована информация БЕЛТА, пресс-службы Совета Министров Республики Беларусь, Интернет-портала TUT.by, телеканала ОНТ)

 


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир НОВИЦКИЙ, глава ФХ «Новицких» Лунинецкого района:

    – Почему сегодня в Беларусі колхозы попросту раздеты? Они много зарабатывают, но получается, что для мясокомбинатов выступают спонсорами. Цена закупки не соответствует себестоимости. Не говоря уже, чтоб получить прибыль. Моя задача – разобраться и поставить всё на своё место. Если кто-то думает, что меня будет учить – так не пойдёт...

    ЦИФРА

    130 лизинговых компаний

    на сегодня входят в реестр Национального банка РБ.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В деревне, где оставалось пять жителей, – теперь 100 домов

    В последние годы все больше череповчан, желая сбежать от городской суеты, поглядывают в сторону деревни. Почему? Мы постарались узнать на конкретном примере. «Голос…» побеседовал с жителями уютной маленькой деревеньки Юрьевец, что в 7 км от города. Итак, как же череповчане изменили ее жизнь?

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)