В ОБЪЕКТИВЕ

Стартап OneSoil может сэкономить сотни тысяч долларов для белорусских аграриев

Несколько лет назад программист Вячеслав МАЗАЙ и географ Всеволод ГЕНИН пришли к идее, которая затем была положена в основу стартапа OneSoil – онлайн-сервиса для мониторинга состояния посевных площадей, увеличения урожайности и экономии ресурсов с использованием искусственного интеллекта.

Для сбора уникального урожая данных с полей агростартаперы используют, в том числе, собственный «авиапарк» – дрон, летательное крыло и бензиновый вертолёт стоимостью 70 тысяч долларов. К примеру, за «горячий»  сельскохозяйственный сезон-2016 они «обработали» 55 тысяч гектаров земли. И, по собственным подсчётам, сэкономили для хозяйств 250 тысяч долларов.

Основатели прорывного проекта рассказали интернет-ресурсу dev.by о том, как белорусское сельское хозяйство встречает приход инноваций.

Мы – «полевики», всё лето проводим в полях, ездим на тракторах и комбайнах, а уже потом «пилим» свои алгоритмы обработки данных. Это отличает нас от тех «агростартаперов», которые прочитали книгу «Сельское хозяйство» и посадили 50 преподавателей английского языка продавать свою систему по телефону, – рассуждают основатели проекта OneSoil. – Это плохо работает: к фермеру ведь нужно ходить ногами, на красивые презентации и стартап-питчи ему начхать.

Старт: как программист и географ приступили к «полевым испытаниям» 

Программист Вячеслав Мазай свой первый дрон собрал ещё на втором курсе БГУИРа, чтобы тренироваться «летать и падать». В начале 2016 года его фотоснимок с беспилотника по пути от Кургана Славы в Раубичи, между прочим, выиграл престижный конкурс, организованный National Geographic.

Увлечение аэрофотосъёмкой у Вячеслава через некоторое время трансформировалось в желание делать не только снимки для журналов и Instagram, но и… быть полезным сельскому хозяйству.

В 2014 году Вячеслав представил свои разработки на одном из стендов международной специализированной выставки «Белагро», где и познакомился с Всеволодом Гениным. По образованию Всеволод – географ, учится в аспирантуре Института почвоведения и агрохимии НАН Беларуси и занимается геоинформатикой, в частности – обработкой и анализом данных со спутников и беспилотников. Он, по собственному признанию, «с детства копался в земле». А с третьего курса «целиком ушёл» в сельское хозяйство – с тех пор стажировался во Вьетнаме, Словакии, Германии.

К совместному стартапу программист и географ шли маленькими шажками. Через полгода после знакомства совершили первый полёт над кукурузным полем. А ещё спустя год полевых испытаний – пришли к выводу, что нужно что-то делать с накопленным за это время огромным массивом данных.

Агро-big data: уникальный массив данных

В полях стран бывшего СССР, пожалуй, ещё никто не собирал такого количества данных для анализа, говорят молодые белорусские стартаперы. Этот небывалый «урожай» включает:

  • данные космических спутников: каждые 5 дней Беларусь фотографируют с воздуха Landsat и Sentinel, снимки находятся в бесплатном доступе; также можно купить более качественные фото – к примеру, высококачественные данные аэрофотосъёмки, которая производится государственной организацией «Белпсхаги»»; организация давно сотрудничает с OneSoil;
  • данные трёх летательных аппаратов из собственного «авиапарка» стартапа: это – дрон (держится в воздухе полчаса), «летательное крыло» (3 часа) и бензиновый вертолёт (5 часов) — тоже белорусская разработка, сконструированная друзьями и партнёрами OneSoil, пожелавшими остаться неназванными»; ради экономии команда OneSoil поднимает в воздух свою «авиацию» только в тех случаях, когда на руках нет данных из других источников: например, снимки со спутников испорчены из-за облачности («безоблачный» снимок одного из хозяйств со спутника не удавалось получить почти три месяца); всего в 2016 году стартаперы «летали» около 30 раз;
  • данные различных датчиков, установленных на тракторах и комбайнах, оборудованных бортовыми компьютерами и сенсорами для точного земледелия.

Поскольку обрабатывать всё это вручную было долго и трудно, следующим логичным шагом была «умная» система на базе машинного обучения – с онлайн-доступом для агрономов и фермеров.

«Умная» система OneSoil: как она работает

 К полномасштабной разработке OneSoil приступили после почти трёхлетнего периода подготовки почвы – в буквальном и переносном смыслах.

Сегодня над системой работает команда из 8 человек, на добровольных началах и в свободное от основной работы время. Двое белорусов подключились к разработке, что называется, удаленно: Арсений АНИСИМОВИЧ, работающий в Великобритании, занимается нейросетями и машинным обучением, а за дизайн и маркетинг отвечает Саша ЯКОВЛЕВ, наш человек в Аргентине. Заодно он ведёт переговоры от имени OneSoil с аргентинскими аграриями: от Министерства сельского хозяйства и фермеров до общины русских староверов «где-то в джунглях».

За сельскохозяйственный сезон белорусские стартаперы «обработали» 55 тысяч гектаров земли: в сотрудничестве с 7-8 белорусскими хозяйствами и 5-6 зарубежными (из Украины, России, Литвы, Польши, Германии, Словакии).

После сбора урожая стартап потратил около месяца на анализ итогов.

Стартап работает с большими полями (не меньше 10 га), средний размер обработанных площадей – около 70 га. Обычное явление для Беларуси, по словам членов команды стартаперов, – большие перепады урожайности, бывает, что в 2-4 раза на одном и том же (!) поле. При этом большинство полей заливают «равномерным толстым слоем» удобрений. Тратя, таким образом, лишние сотни тысяч долларов.

Поле – это загадка, которую нужно разгадать. На одном – можно сэкономить 35%, на другом – 15%, – говорит Всеволод Генин. – Как подсчитал один американский учёный, на урожайность влияет аж 268 факторов. А некоторые из них мы можем повлиять, на остальные – нет. Наша «умная» система позволяет не только выделить в рамках одного поля участки с низкой и высокой урожайностью, но и понять, можно ли решить проблемы «неурожайных» площадей и каким образом. Если да, то решаем. Если нет, то говорим: «Ребята, вот здесь нужно вносить меньше удобрений».

«Три кнопки»: придётся ли аграриям повышать компьютерную грамотность?

Одна из разработок OneSoil — модем, позволяющий подключать тракторы и другую сельскохозяйственную технику к «умной» системе, чтобы обмениваться с ней данными онлайн. Модем совместим с бортовыми компьютерами любых производителей. Первая мини-партия уже прошла  тестирование.

Мы сами разработали системную схему, плату напечатали в Китае, — рассказывает Вячеслав Мазай. – Эта железяка связывает технику и систему в одно целое, что сильно облегчает жизнь и нам, и фермерам. Агроном ведь не будет бегать с флешками от трактора к трактору, а потом к компьютеру и обратно. С помощью модема можно работать с системой, не выходя из кабинета.

По наблюдениям разработчиков OneSoil, фермеры, аграрии везде одинаковы: они не станут возиться со сложными компьютерными программами или вникать в терминологию стартап-питчей: «Если вы начнёте втирать фермеру про «вегетационные индексы», «спектральную съёмку», «ретроспективный анализ», «пространственные базы данных», он может схватиться за вилы». Поэтому единственный путь – полная автоматизация и очень простая, интуитивно понятная система в «три кнопки».

Мне как-то довелось учить группу агрономов создавать базы данных при помощи программы «в 100 кнопок», — вспоминает Всеволод Генин. – Это был печальный опыт. Тогда-то я и понял, что больше трёх кнопок не прокатит.

Цена вопроса: $16 за гектар – это нереальные деньги

Пока стартап финансирует всю разработку системы за счёт собственных средств. Команда всё ещё находится в поиске инвестора и ментора с «умными» деньгами – с компетенциями и полезными связями в отрасли.

Полевые испытания в 2016 году были бесплатными для хозяйств. Авторы  OneSoil однозначно утверждают, что, благодаря полной автоматизации всех процессов, их решения будут на порядок дешевле существующих.

Почему в России не работает ни одна из зарубежных систем? — задаётся вопросом Вячеслав Мазай. – Потому что средний ценник — $16 за гектар. Это нереальные деньги. Зачем же тогда хозяйства покупают «дорогие игрушки» для точного земледелия и не пользуются ими?

 Команда сотрудничает только с теми хозяйствами, техника которых уже оборудована специальными датчиками и бортовыми компьютерами.

Эти датчики можно поставить на любой комбайн: в большинстве импортных они входят в заводскую комплектацию, к белорусским моделям их можно «прикрутить» (у нас был такой опыт – установили на трактор МТЗ оборудование, которое стоило больше, чем трактор), – говорит Вячеслав.

Удивительный факт: в некоторых хозяйствах эти датчики и сенсоры уже есть 3-5 лет, но… Ими не пользуются! У некоторых белорусских хозяйств есть «дорогие игрушки» по $30-$40 тысяч, которые им продали без объяснений, как этим всем (!) пользоваться. Чтобы помогать агрономам с настройкой таких девайсов, Всеволоду пришлось разобраться буквально во всей мировой сельскохозяйственной технике – от американских комбайнов до бразильских разбрасывателей удобрений.

Пример экономии: $60 тысяч, «зарытых» на кукурузном поле

 В качестве примера  стартаперы приводят распространённый огрех «неточного» земледелия – так называемые «перекрытия».

Тут фишка такая: когда трактор с посевным агрегатом весной засевает поле, он должен создать технологическую полосу шириной в 24 м, — рассказывает Всеволод Генин. – Если он едет без GPS-навигации и «вихляет», создавая неровную полосу в 22-23 м, то поле будет засеяно с «перекрытием» – аграрий израсходует много лишних семян. Ещё один важнейший момент: потом по этой технологической полосе (фактически — по той же колее от колёс) весь сезон будет ездить разная техника — вносить удобрения, средства защиты. Если трактор ранней весной проехал криво, всё остальное тоже будет с перекрытием!

К примеру, перекрытие, которое стартаперы обнаружили в одном из весьма неплохих хозяйств Беларуси на кукурузном поле, составляло 1,5 метра – это 5% «лишних» семян и удобрений. Экономия от устранения такого перекрытия составила $60 тысяч за сезон.

В некоторых других хозяйствах, менее идеальных, ребятам доводилось видеть самые невероятные траектории движения тракторов – чуть ли не зигзагами, с перекрытием в 10-20%! Один из агрономов не мог поверить, что его поля засеяны через пень-колоду, пока команда не убедила его с помощью обычной рулетки.

Помехи для инноваторов: поле-призрак и приписки

Для команды OneSoil крайне важна «история поля» – информация о том, что именно здесь сеяли в последние годы. От этого зависит размер экономии, которую они могут предложить хозяйству. Данные за 5-10 лет, скажем, помогают сэкономить существенно бОльшую сумму, чем данные за 1-2 года.

Спутниковая съёмка белорусских полей велась с 1986 года, то есть у нас на руках есть данные за 30 лет, – объясняет Вячеслав Мазай. – Но они бесполезны, если мы не знаем, где какая культура росла (у нас разные модели анализа для яровых, озимых, кукурузы).

Один из фермеров Брестской области много лет записывал «историю поля» в блокнот, который Вячеслав и Всеволод затем сфотографировали и оцифровали. По закону, хозяйства должны вести такие записи, но некоторые могут на это дело «забивать». Почему? Например, из-за практики приписок, которая ни для кого не является секретом ещё со времён СССР. Допустим, хозяйство сообщает в райисполком, что посеяло 2 тысячи га озимой пшеницы. А на самом деле – 2,5-3 тысячи га. Чтобы не получить по шапке за низкую урожайность. Значит, где-то есть поле-призрак, которое, вроде как чем-то засеяно, а вроде как – и нет? (Своего рода дополненная реальность в сельском хозяйстве).

Как реагируют колхозы: пока земля государственная, председателям всё равно?

Интересны ли все эти инновации белорусским колхозам? Ведь даже в кулуарах Минсельхозпрода уже давно говорят о точном земледелии? Вдохновляет ли кого-нибудь пример идеальных частных хозяйств, устроенных на европейский манер (таких в Беларуси примерно с десяток)?

Пока земля государственная, считай – ничейная, колхозам всё равно, заработают ли они за сезон миллион или миллиард, погладят их за это по голове где-нибудь в министерстве или не погладят, –  рассуждает Всеволод Генин. – Можно экономить огромные деньги, просто оснастив технику бортовыми компьютерами за $15-20 тысяч (это окупится за полгода), но это никому не нужно – лишняя головная боль. «Хай будзе так, як ёсць», – рассуждают в колхозах.

Однако, хорошая новость в том, что в целом «движуха» всё-таки, похоже, началась.

Мы ждём бума – очень скоро придёт тренд на такие технологии даже в Беларуси, – уверен Вячеслав Мазай. – Хозяйства уже понимают, что для прорыва нужны инновации. Почти три года мы бились о стену непонимания. В какой-то момент у нас опустились руки, хотели «забить» на всё это сельское хозяйство, раз никому ничего не нужно. А потом вдруг крупные хозяйства, которые до этого даже трубку не брали, начали звонить сами! Чуть ли не каждый день... Мелкие частники не отстают: с одним фермером мы проговорили часов шесть, после чего он просил что-нибудь ещё показать. Если бы мне год назад сказали, что сегодня мы будем на этом, вот, уровне, я бы не поверил.

Ребята верят еще и в то, что всё изменится, потому как здесь, в сельском хозяйстве Беларуси, есть много талантливых людей, которые не хотят уезжать из страны и любят свою работу.

Механическое сопротивление: как механизатор палкой сбивал вертолёт за $70 тысяч

Конечно, не все встречают приход новых технологий с энтузиазмом: один фермер вышел навстречу стартаперам с… ружьём. «Дружелюбнее» всех настроены механизаторы: тем из них, кто относится к работе не слишком ответственно, инновации помешают приходить на работу подшофе, отлынивать, нарушать технологии. И, чего греха таить, банально сливать топливо.

Открываю кабину, чтобы снять данные с комбайна, – вспоминает Всеволод, – как механизатор тут же: «Да пошёл на... отсюда, да я вашу систему сейчас вместе с тобой выкину»! Эта история повторяется на разные лады, часто просят «никому не показывать» косяки.

Один из механизаторов, колоритный дедушка, услышав про поднятый в воздух вертолёт с фотокамерой, выскочил из кабины с палкой: «Сейчас собью, н...р этот вертолёт!». К слову, в кабине его трактора установлено сразу 5 мониторов, на фоне которых дедушка-механизатор и сам выглядит бывалым инноватором.

По словам Всеволода, за эти годы он уже научился говорить на языке механизаторов. Правда, стартапер отказался продемонстрировать для dev.by свой механизаторский upper intermediate в общественном месте.

Конкуренты: 5-6 сильных американских команд

Среди похожих команд, работающих в разных точках земного шара, по подсчётам OneSoil, – 5-6 по-настоящему сильных стартапов. В основном они находятся в США и Канаде. Размеры инвестиций в эти команды достигают $40 млн, их штаты – по 150 человек. Одну из таких систем, Zoner, разработал белорус, который живёт в Канаде уже около 20 лет, затем её приобрела одна крутая компания. Ни в Европе, ни в России интересных разработок не просматривается.

Ключевые команды присутствуют на рынке с 2014 года, и поначалу OneSoil сильно от них отставал. Но к концу сезона-2016 ребята, по их мнению, устранили разрыв и сейчас движутся наравне с американскими компаниями. Чьи разработки постоянно анализируют, насколько это возможно с учётом их закрытости.

Если честно, мы считаем, что можем — и уже делаем — лучше, – говорит Вячеслав. – Настолько комплексных систем мы ни у кого не видели: большинство команд делает разрозненные «кусочки».

Среди особенно интересных для OneSoil «непаханых» полей и рынков — север России, часть Украины, страны Балтии, Польша, Германия, Франция и другие европейские страны – с землями, похожими на белорусские, под которые разработаны алгоритмы проекта.

Планы: сможет ли вертолёт слетать в Гродненскую область и вернуться на базу?

Если всё пойдёт по плану, к старту нового сезона сервис будет готов к подключению первых заказчиков. Через год – полностью доработан. Одной из его опций станет «дешёвая метеостанция», работа над которой уже идёт. Идею подали сами фермеры: обычно такие системы стоят около $2-3 тысяч, но OneSoil собирается сильно удешевить разработку – в качестве бонусного источника информации для «умной» системы.

Ещё одну разработку OneSoil в истории белорусского сельского хозяйства никто не применял: в течение полутора лет команда намерена завершить работу над системой внесения удобрений с помощью беспилотника. Сегодня в некоторых хозяйствах удобрения распыляют на пилотируемых «автожирах», но это дорого и небезопасно – один из пилотов, к примеру, врезался в столб.

Парни мечтают, что года через два смогут отправлять свой вертолёт из Минска в любую точку страны, где он выполнит сельскохозяйственную миссию, заправится и вернётся «на базу».

World of Tractors: как побывать на Бали, не выезжая из Беларуси

Чтобы «гонять» в поля, Вячеслав поменял легковушку на внедорожник. Салон джипа иногда приходится накрывать целлофаном, чтобы уберечь от… Всеволода, покрытого тонким слоем пыли после «прогулки» на комбайне. Рабочий день агростартапера в сезон может начаться до рассвета и закончиться ближе к 03.00. При этом сегодня – в Гродненской области, а завтра – уже в Гомельской.

Домой прихожу, в прихожей раздеваюсь , иду спать. В остальных комнатах даже не появляюсь, разве что кота кормлю в кухне, – признаётся Вячеслав. – Но мы не жалуемся, а радуемся: завтра опять в поля! Это же не в душном офисе сидеть. И, вообще, аграриям ещё хуже приходится. 100-часовая рабочая неделя какого-нибудь Илона Маска – фигня по сравнению с рабочей неделей белорусского тракториста.

Зато, путешествуя по Беларуси, ребята увидели страну «сверху и снизу»: от полумёртвых совхозов до «полуидеальных» хозяйств, где специально обученные люди собирают придорожный мусор с засеянных «под линеечку» полей. Повидали много изумительно красивых мест. Заглянули даже «на Бали» – эта деревушка с тех пор стала их корпоративным мемом про землю обетованную: «всё надоело, едем на Бали!».

Голова никогда не отдыхает: где бы ты ни был, едешь по трассе, ищешь интересные косяки на полях вокруг. Сельское хозяйство тебя не отпускает, стоит только в него попасть, – подытоживает Всеволод.

У Славы и Севы есть мечта: обзавестись собственной плантацией, этаким идеальным «опытным огородиком», где можно будет безнаказанно экспериментировать с собственной умной системой. И обязательно – в соломенных шляпах…

На снимках: Всеволод ГЕНИН (слева) и Вячеслав МАЗАЙ (с летательным крылом), а также – как выглядит и работает стартап…

Фото Андрея ДАВЫДЧИКА и из личного архива Вячеслава МАЗАЯ


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Леонид ЗАИКО, экономист, руководитель Аналитического центра «Стратегия»:

    – (О планах главы белорусского государства возрождать небольшие деревни – Прим. www.agrolive.by) . Они сначала создали проблемы, а теперь хотят их решать. Мне кажется, белорусская власть просто не понимает, что произошло в деревне. Она не имеет ни малейшего представления. Дело в том, что в Европе еще в средние века бедные крестьяне разорялись и уходили в города. В сельской местности оставались самые сильные. В Беларуси и в России все было наоборот: с того времени, как началась коллективизация, самые сильные и умные начали уходить из деревень.

    ЦИФРА

    Более 4,1 тыс. молочно-товарных ферм, из них 1 181 реконструированных и модернизированных

    всего в стране действуют по состоянию на 2017 год, проинформировали Президент Беларуси Александра ЛУКАШЕНКО во время одной из своих рабочих поездок в Брестскую область минувшим летом. Глава государства добавил, что в высокой степени готовности – еще более 120 ферм. И поручил завершить строительство МТФ в стране за 2017–2018 годы?, сообщило БЕЛТА.?

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Заложники индустриализации. Из агрогородка

    Во всем мире исключительно важное значение приобрела проблема загрязнения воздуха и воды промышленными отходами. Особенно это касается промышленных центров и прилегающих к ним территорий, где сосредоточено много крупных предприятий. Жители агрогородка Вейно Могилевского района тоже считают себя в какой-то степени заложниками индустриализации.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)