ДОМ НА СЕЛЬСКОЙ УЛИЦЕ

Жилье — служебное. Жизнь – человеческая

Восковцовы
Почему из «президентского» домика в одной из деревень Ивацевичского района выселяют семью? И куда идти сельчанам? Сначала был сигнал, кото-рый правильнее будет назвать криком о помощи, — из агрогородка Вулька Обровская Ивацевичского района… Обращение на “беларускай мове”, скорее, пронизано отчаянием и беспомощностью, нежели жесткими требованиями. А заканчивалось так: «Дзе шукаць рады, праўды, куды ісці, калі ўжо і гады не тыя?..» По тому, как описывал свои трудовые, жилищные мытарства сельчанин Сергей Восковцов, как ему сейчас приходится мыкаться по разным инстанциям, «сидеть» на собранных «клунках», поняла – поездка моя в Вульку Обровскую будет непростой...

Попытаемся разобраться, что же предшествовало сложившейся на сегодня сиатуации. В начале девяностых годов прошлого века Восковцовы приехали жить и работать в Ивацевичский район, в деревню Власовцы. Причиной переезда с малой родины – из деревни Краснодворцы Солигорского района — стала непереносимость «специфического климата», из-за тамошних соляных шахт. «Даже и сейчас, когда езжу к матери, в Краснодворцы, почти сразу начинаю задыхаться», — признается Сергей Восковцов. Во Власовцах молодая семья сначала жила на съемной квартире. Но через какое-то время Сергея, водителя-механика, и Светлану, доярку, обрадовал руководитель хозяйства: «Дом вам строится!»

— Так считается, что хозяйство нам дом построило. Колхоз только собрал «коробку» из плит и соорудил крышу. Даже утеплителем панели не были забиты! — говорит Сергей Восковцов. — Оконные рамы, двери – сам покупал в Ивацевичах «по знакомству» — в девяностые же ничего не найти было! За свои деньги постелили полы, провели отопление, электричество, оштукатурили стены, сделали во дворе колодец. Однако, то жилье во Власовцах и теперь, по закону, считается колхозным...

На зарплату в СПК «Чертково» жить в достатке не получалось. Муж ушел работать в местный лесхоз, жена — осталась в хозяйстве. Поэтому, когда в 2006-м году появилась возможность перебраться всей семьей в более «заможнае» хозяйство, КУСП «Победа», Восковцовы согласились. И для детей, сына Константина, дочки Виктории, переезд в Вульку Обровскую — в «плюс» оказался, ведь до этого им приходилось пешком добираться до школы в Ходоках. Так что, закрыли Восковцовы дом во Власовцах на ключ и переехали в агрогородок.

— Сергей Восковцов прибыл к нам 1 марта 2006 года, с ним был заключен контракт, — рассказывает теперь Юлия Едало, заместитель директора КУСП «Победа» по идеологической работе. – Трудился трактористом, поэтому служебное жилье ему выделили вне очереди, хотя был другой человек, претендовавший на тот дом. Но, согласно коллективному договору, первоочередное право на получение жилья у нас в хозяйстве имеют «трактористы-машинисты сельскохозяйственного профиля». К тому же, работать к нам пришла и жена Восковцова, Светлана Борисовна.

Так Восковцовы стали жить в «президентском» домике, из-за которого теперь — весь сыр-бор. «Трения» начались с малого. Восковцов вспоминает: в 2007-м, в мае, он на несколько дней уехал, написав предварительно заявление, в Солигорский район — помочь матери, у которой около 35 соток земли. А директор хозяйства, как рассказали Сергею позже коллеги, не обнаружив на работе Восковцова, заявил: «Мне такие трактористы не нужны!». Эти три дня вычли из очередного отпуска Восковцова. Дальше — больше. Три года отработав на «химии» — внесении пестицидов, а также из-за проблем с позвоночником, Сергей Аркадьевич стал все чаще обращаться за медицинской помощью. Когда боли стали невыносимыми, поехал в Ивацевичскую ЦРБ. (Это был уже в 2010-м году). Заключение медиков – «смещение позвонков», что стало основанием для выдачи справки на легкий труд и запрета на поднятие тяжестей свыше восьми килограммов. Администрации хозяйства это не понравилось...

— На тот момент дети Восковцовых уже самостоятельно обустроились, а они остались одни, стали жить как бы больше для себя. И тут Восковцов принес медицинскую справку сроком на год, что у него заболевание опорно-двигательного аппарата… Да, почитай, каждый механизатор, водитель на селе — с таким заболеванием! — утверждает Юлия Едало, замдиректора хозяйства.

Директор КУСП «Победа» Владимир ЕДАЛО: «Почему бы Восковцовым не выкупить дом во Власовцах?»

Тогда работу Сергею Аркадьевичу все-таки дали — мастером-наладчиком. А дальнейшие «приключения» Восковцовых в «Победе» замдиректора описала так: «Мастером-наладчиком работать Сергею Аркадьевичу не захотелось. И вскоре уволился, со словами «не хочу в колхозе работать!».

Однако, пояснила Юлия Едало, раз Восковцов не трудились больше в хозяй-стве, им пришло уведомлении о выселении из дома в Вульке Обровской — служебного жилья. «Восковцовы стали писать жалобы в райсельхозпрод. С участием начальника управления сельского хозяйства и продовольствия конфликт уладили — Восковцов вернулся работать в хозяйство, на сей раз — животноводом. (В то время его жена уже устроилась молокосборщицей при сельском Совете).

— Пока Восковцов был животноводом, на него поступало много жалоб, мы наказывали его дисциплинарными взысканиями за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин. А на основании докладной бригадира МТФ объявили выговор и наложили материальное взыскание — лишили 100 процентов премии и уменьшили отпуск на 1 день. Короче, он проработал 3 месяца и опять уволился. А как только мы отправили бумагу о выселении — вновь «закрутил» жалобную «эпопею». Взяли его на время жатвы, на КЗС. Не прошло и двух месяцев – опять… работать ему не захотелось у нас! Сейчас — трудится в системе ЖКХ», — подытожила замдиректора «Победы».

А вот у Восковцовых — своя версия причин «трудовой эпопеи».

— Когда я перешел в мастера-наладчики, контракт со мной не перезаключили, тем не менее, работал на основании приказа. И трудился нормально: ни от трактористов, ни от инженерной службы нареканий не было. Но однажды прихожу, а главный инженер мне и говорит: «Тебя директор сегодня к работе не допускает. Почему? Не знаю, иди к нему и выясняй!» — рассказал Сергей Восковцов. — Но к директору я тогда не пошел — прихватило сердце, попал на 14 дней на больничный. Придя снова на работу, узнал, что меня… увольняют. Мотивация: «В августе должен приехать молодой специалист». А ведь был только май! Тогда мы должность эту отстояли, и я смог остаться «без изменения статуса» до окончания действия приказа — 7 июля 2010 года. Потом главный энергетик предложил пойти к нему на КЗС, я и согласился. В августе все-таки взяли молодого специалиста, на должность мастера-наладчика, а я пошел пастухом (официально — животноводом).

Уже на всё согласен был, лишь бы не уходить в никуда и не оказаться без крыши над головой. Осенью стадо перевели на стойловый период содержания. В это время для животноводов есть несколько «должностей», среди них, например, — сторож, слесарь, работник на уборке навоза. На каждом участке зарплата — своя. Месяц ты, допустим, убираешь навоз, потом — слесарь на дойке, а в это время кто-то идет в отпуск, и так «по кругу». Вроде бы, справедливость какая-то? Но руководство принимает решение поставить меня сторожем… постоянно! А это значит — минимальная заработная плата. Тогда (в конце 2010-го) это было около — 460 ты-сяч рублей. Снова соглашаюсь, терплю...

— В это время я уже работала дояркой на раздое молодняка, — вспоминает жена Светлана. — Но когда меня перевели на новую молочно-товарную ферму, оборудованную 32 доильными аппаратами немецкой фирмы «Вестфалия», условия труда поменялись. Тяжело, надо быстрее управляться... Как-то с напарницей неправильно аппараты помыли – вот и написали на нас докладную.

Сергей ВОСКОВЦОВ: «На работу не берут, а из дома выселяют»

— Жена у меня и так с повышенным давлением — гипертоник. А тут приходит — трясется вся, — переживает даже теперь ту давнюю историю Восковцов. – Короче, ее перевели погонщиком скота, тоже занятие — не из легких...

— Сначала получалось, а потом стали ноги отказывать. Физически я не смогла, не потянула. Пошла на больничный один раз, другой. А мне тогда и говорят: «Нам больные не нужны!» Через какое-то время написала заявление на увольнение. А что было делать? – сетует Светлана.

— И вот так получилось: супруга без работы, я – фактически «на минималке», сторожем на ферме. Как жить?! Мы на тот момент — все в кредитах: чтобы здесь, в Вульке Обровской, обустроиться, брали на забор, материалы для постройки гаража, покупку скота. Сын — в армии, дочка — еще в школе учится. Хоть из Власовцев и не с пустыми руками приехали, с коровкой, но буренка как раз «пропала» — пришлось покупать другую… Зная мою такую беду, председатель сельского Совета предложил работу молокосборщика, я и пошел трудиться по договору. Вроде, жизнь стала налаживаться. Но… тут снова пришел приказ «освободить жилое помещение».

Восковцовы снова обратились в райисполком. А чуть позже хозяйство предложило Светлане пойти в... пастухи.

— Ну, что делать? Пошли в пастухи! — говорит Сергей Аркадьевич. — Председателя сельского Совета я предупредил, что буду подменять супругу на пастбище, а она меня — «на молоке». Так и работали… А директор «Победы» как-то, застав меня на рабочем месте жены, по-доброму «шутканул», мол, что это ты женщиной «заделался»? Ну, думаю, слава Богу, налаживаются отношения... А через пару дней — опять двадцать пять! Звонит завфермой и говорит: «Сергей, не знаю, что с вами делать? Мне приказали, чтобы пасла Света, а тебя запретили и близко подпускать к стаду». Супруга тогда и говорит: «Раз такое дело — тоже работать не пойду! Сколько можно унижаться?!». Так и жили мы потом — в основном, «за молоко»: с зарплаты молокосборщика кредиты умудрялись платить, а молоко от своей коровки – сдавали, и продукты за денежку вырученную покупали.

…Спустя пару месяцев вновь – письмо на выселение. Сергей Аркадьевич — опять с просьбой к администрации «Победы». Но на этот раз ни на одну из «должностей» его и вовсе не взяли.

— Скажу однозначно: руководство хозяйства не настроено нас здесь, в Вульке Обровской, оставлять! Говорят, к ним люди едут, нужно жилье. А мы, что, не люди? — недоумевает Восковцов. — Я уже их письмами «закидал» — с просьбой принять на работу. Всё безрезультатно...

Разговаривала я с директором КУСП «Победа» Владимиром Семеновичем Едало. И ответ на вопрос — о возможной помощи Восковцовым – получила, на мой взгляд, однозначный:

— Вы же видели всю его трудовую «подноготную»! Видели, сколько раз он увольнялся-нанимался?! Кроме того, и нарушения у него были неоднократно...

(Замечу: если судить по трудовой книжке Восковцова, уволен был он офици-ально лишь один раз – 30 ноября 2010 года, «по соглашению сторон». — Прим. Авт.).

— Но не лентяй и не «алкаш», а трудолюбивый «вясковец» Восковцов, чтобы не бросать обжитую усадьбу, снова хочет вернуться на работу в хозяйство. Вы его возьмете? — спрашиваю руководителя КУСПа.

— Скажите, мы, что, «предприятие» такое: по типу «хочет-нехочет»? Планируем свою деятельность! Чтобы сеять сейчас (разговор шел накануне весеннего сева – Прим. Авт.), я с агрономом должен сесть и проработать, кто на какой технике и что будет делать. А возьму я Восковцова, так он через два месяца опять «сбежит»?! Что тогда руководителю хозяйства делать? — аргументирует Владимир Едало.

И добавляет:

— Разве в данном случае имеет какое-то значение – что за человек Восковцов? Проработал в хозяйстве, уволился, и теперь его выселяют из служебного жилья… Никакого нарушения закона со стороны руководства хозяйства нет!

И тут замечу от себя: да никто и не заставляет директора нарушать закон! Но поискать более оптимальное решение, думаю, в хозяйстве должны. То есть, подой-ти к «разруливанию» ситуации по-человечески, а не только с точки зрения «сухого» следования букве закона.

Сейчас вместе с Восковцовыми в «доме раздора» живет их девятимесячная внучка Анечка.

— Что ж, и младенца — на улицу, раз дед с бабкой не работают в хозяйстве?! – с отчаянием в голосе бросает Восковцов.

Маленькая внучка Анечка и не «подозревает» о том, что бабушку с дедушкой выселяют…

— Читайте справку! – невозмутимо протягивает мне бумагу Юлия Едало. – По этому документу, их дочка Вика, вместе с внучкой, прописана по месту жительства мужа, в деревне Стайки…

— Но в том доме, в Стайках, — не слишком хорошие условия для маленького ребенка: печка, нет водопровода, удобства на улице, — пытаюсь возразить.

— А здесь – хорошие условия, но – не для них! – осталась невозмутимой собеседница.

Вот такая сложилась ситуация с «президентским» домиком в Вульке Обровской. По закону и согласно коллективному договору, Восковцовы обязаны выселиться из служебного жилья. Приватизировать дом №10 на переулке Западном семья не может. Во-первых, нет в наличии 180 миллионов рублей, а, во-вторых, хозяйство не дало «добро» на приватизацию... Кроме того, Сергей Восковцов — наниматель помещения — по подсчетам руководства «Победы», не отработал положенных 10 лет, чтобы «не подлежать выселению» (согласно Президентскому Указу №128 от 19 марта 2007 года). И еще: не повезло Восковцовым «попасть в сроки» другого документа – Президентского Указа №172 от 22 апреля 2011 года, вступившего в силу 1 июля 2011 года. В этом документе сказано, что люди, которые получили служебное жилье до 8 апреля 2006 года, могут претендовать на приватизацию. Но, хотя Восковцов перешел работать в «Победу» 1 марта, договор найма на дом в Вульке Обровской заключен… 11 мая 2006 года.

Решение жилищной проблемы Восковцовых в хозяйстве видят в переезде семьи обратно во Власовцы.

— Хотя теперь тот дом — тоже нашему хозяйству принадлежит, ведь недавно СПК «Чертково» присоединили к КУСП «Победа». Кстати, Восковцов до сих пор… там прописан. Перейдя на работу к нам в 2006-м году, не сдал официально жилье, как должен был бы поступить, — объясняет Юлия Едало. — Здесь тоже есть нарушение, но тот дом Сергей Аркадьевич может приватизировать.

— Восковцов в том доме уже давно не живет. Мы его пробовали выселить принудительно, даже с участковым, но — категорически отказывался выписаться, требуя, чтобы ему возместили все затраты. Приватизировать власовский коттедж Восковцовы тоже не стали, — рассказала Надежда Соломко, бывший бухгалтер и председатель профкома СПК «Чертково», а теперь — бухгалтер в КУСП «Победа».

О втором доме я расспросила самих Восковцовых.

— Мы пробовали его приватизировать – до самого последнего момента как переехать в Вульку Обровскую, но нам тогда… отказали. Поэтому дом просто закрыли на ключ и уехали, — пояснил Сергей Восковцов. — Через какое-то время его… обворовали. Но, вообще, мы там давно не были, в самом доме. Только в прошлом году, на Пасху, ездили в деревню, на кладбище — там у нас похоронены дети...

Я съездила посмотреть дом во Власовцах. Жилище, вроде бы, ничего, но только… если смотреть на него с улицы. Участок заброшен, двери «стоят», опершись на стенки, «срезаны» батареи. Видно даже неспециалисту, что на восстановление такого жилища денег потребуется — уйма!

После возвращения…

…Была в «раздвоенных» чувствах. Вроде бы, хорошее, крепкое хозяйство — КУСП «Победа». Да и Юлия Едало сказала, что раньше у них подобных жилищных споров не было. Но замдиректора теперь опасается, что многие работники, если дом все-таки останется Восковцовым, тоже захотят уволиться, а дома — при себе оставить. Здесь можно понять и руководство хозяйства, которое заботится о сохранении кадров. С помощью выделения «президентских» домиков… Но кроме жилья, как мне думается, должны быть и соответствующее отношение, и какие-то еще стимулы, чтобы из КСУПа люди не стремились убегать. Закон, конечно, нарушать не нужно. Но не могу даже представить, что лично я делала бы на месте Восковцовых. Если бы через шесть лет меня стали выгонять с обжитой земли… Из дома – считай, на улицу? Хозяйство нажитое — тоже ведь немаловажный фактор! Между прочим, держат Восковцовы корову, лошадь, коз, свиней, кур, гусей, кроликов… Согласитесь, перекатиполе, лентяями, пустыми выпивохами членов этой семьи назвать трудно!

Соглашусь с мнением председателя Козикского сельского Совета Николая Даневича: «Если люди хотят жить в деревне — пускай живут, работают! Ну, дайте Восковцову хоть какую-нибудь работу, он же – не против. К тому же, когда трудился этот человек под моим началом, а я до 2007-го был главным агрономом в хозяйстве, — никаких претензий у меня к Сергею не было…».

P.S.

…К слову, директор КСУПа «Победа», узнав о мнении Николая Даневича насчет ситуации с «президентским» домиком в Вульке Обровской, как бы невзначай обронил:

— А ведь у Николая Николаевича дом – тоже служебный! Принадлежащий хозяйству, в котором Даневич уже давно не работает…

Сам-то Владимир Едало имеет нужные десять лет отработки в хозяйстве.

Решение же по спорному дому будет принято в соответствии с законом, в апреле — должно состояться уже второе по счету судебное заседание. Есть надежда, что, в конце концов, все будет расставлено по местам? Но окажется ли итог – честным по-человечески? На этот вопрос ответа нет. Как и на вопрос, кто потом захочет жить в «разрушенном гнезде» чужой семьи…

МНЕНИЕ В ТЕМУ

— Об этом конфликте интересов я знаю не понаслышке. В 2010-м году вместе с руководителем хозяйства, казалось бы, уладили спор – нашли для Восковцова работу. Но она ему в результате не подошла, не понравилась. Что делать? У человека есть дом во Власовцах, где он прописан и ранее проживал – пускай теперь его выкупает, ремонтирует. А дом в Вульке Обровской оставит для тех, кто хочет работать в хозяйстве. «Президентский» дом – служебное жилье, все, что с ним связано, должно быть законным. Не хочешь работать – выселяйся! Если человек хочет работать, то он работает, хотя бы задавшись целью – получить право на приватизацию служебного коттеджа, — считает первый заместитель председателя Ивацевичского райисполкома, начальник управления сельского хозяйства и продовольствия Василий Радковец. – Но, вообще, такая ситуация в нашем районе — нонсенс. Люди живут в служебных домах, пока работают в хозяйствах, а, уволившись, – выселяются без вопросов!

Фото автора

КОММЕНТАРИЙ AGROLIVE.by

Кто такие они — сельчане Восковцовы? И в чем суть конфликта? На чьей стороне другие сельчане? Судя по мнению председателя сельского Совета, человека в деревне не последнего, надо признать, — земля Вульки Обровской не «отторгает» эту трудолюбивую семью. Она успела там пустить довольно крепкие корни. По сути, Сергей, Светлана, их дети выбрали на жительство именно деревню, сбегать в город не собираются. Это люди, которых бы – не изгонять, не заставлять сидеть на «клунках»! Им бы помочь честно трудится на земле, себе на пользу и обществу, государству – тоже…

…Но что происходит на деле? Вынуждены конфликтовать! И причины этого спора – глубже, чем может показаться на первый взгляд. Беда в том, что деревню не возродит «крепостной», перекатиполе, выпивоха, которого можно вселить в «президентский» домик. И забыть про острую кадровую проблему в АПК? Как бы ни так! Сама система со строительством и распределением служебного жилья на селе, увы, не заточена, не содействует тому, чтобы деревенский человек ощущал себя не просто работником, Хозяином на земле! И – свободной личностью, кому-то нужной, полезной, а не просто «отработанным материалом»!

Пришла пора, на наш взгляд, по-иному взглянуть на строительство жилья в деревне. Программа «пяти домиков» неплохо справилась со своей «промежуточной» функцией, но нужно идти дальше. Создавать иной расклад, при котором бы не латались искусственно кадровые «дыры» с помощью тех же «президентских» домиков! А чтобы трудиться в тех же СПК, КСУПах было по-настоящему престижно, выгодно, денежно. В конце концов, строить СВОЙ дом – значит, строить свою судьбу. И не зависеть от «привязки» к рабочему месту, лишившись которого, рискуешь остаться на улице…

Впрочем, здесь речь ведем уже не про рабсилу, а о мотивированном, созидающем, разумном, креативном труженике. Его заждалась белорусская деревня! А вот возможно ли взрастить такого кадра, при нынешних подходах к решению жилищного вопроса на селе? Вряд ли…


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Александр ЛУКАШЕНКО, Президент Беларуси:

    – Стоит вопрос: надо ли сегодня Беларуси производить значительно больше сельхозпродукции, чем сейчас? Мы не будем форсировать это, потому что продать тяжело. Вы видите, как мы пробиваемся на китайский рынок, диверсифицируем продажи продовольствия по всему миру, чтобы не зависеть от одного российского рынка. Мы идем во все точки для того, чтобы продать то, что мы сегодня производим с избытком…

    ЦИФРА

    1,15 млн т зерна вместе с кукурузой (при плане 1,5 млн т)

    получили аграрии Гродненщины по итогам 2018 года. Об этом сообщил губернатор региона Владимир КРАВЦОВ, докладывая Президенту Александру ЛУКАШЕНКО во время визита последнего в Гродно в октябре.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Белорусские фермеры не готовы работать с торговыми сетями, но покупатели будут искать органик продукты в гипермаркетах

    Только 43,2 процента белорусов осведомлены, что такое органические продукты и чем они отличаются от обычных. Основная часть информированных покупателей, в первую очередь, будет искать такую еду на полках гипермаркетов. И лишь 10% – заказывать на интернет-сайтах. Такие любопытные данные получены в ходе социологического исследования, которое провели в текущем году, по заказу Центра экологических решений (ЦЭР), специалисты Информационно-аналитического центра при Президенте Республики Беларусь. www.agrolive.by побывал на презентации результатов, организованной в Минске.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)