ЛИЦА

Михаил КАДЫРОВ: «Продовольственные войны» будут продолжаться, пока Беларусь не перестанет заниматься экспортом себе в убыток…»


Конец прошлого, 2014-го, – начало нынешнего 2015- го… Для суверенной Беларуси -- очередной болезненный «виток» испытаний на прочность. Потрясения на валютных рынках у партнеров по ЕАЭС, потом чувствительная «продовольственная война» с Россией на мясном направлении… Наконец, скрытая девальвация, как новый сигнал о не совсем прочной валютно-финансовой системе.
Одна из основополагающих подпорок белорусской экономики – ставка на несомненную, по мнению власти, выгоду от белорусского продовольственного экспорта. А наращивание его всяческими путями, улучшение соответствующих цифр видится порой панацеей от всех бед – уж в АПК Беларуси, так точно! Но не являются ли пресловутые «продовольственные войны» некими тревожными звоночками? Возможно, увлекаясь экспортными рубежами, не имеем той выгоды, которая рисуется с официальной «колокольни»? Можно ли в будущем, с укреплением ЕАЭС, ожидать полного исчезновения конфликтов, подобных последнему мясному? Что происходит на рынке РФ и останется ли он приоритетным для нашего продовольственного экспорта и дальше? Какие глубинные проблемы в самом белорусском АПК способствуют тому, что наш товар не всегда выдерживает ценовую конкуренцию? Об этом наша беседа с Михаилом КАДЫРОВЫМ, доктором сельскохозяйственных наук, профессором, главным научным сотрудников НПЦ по земледелию НАН Беларуси.

 – Михаил Анатольевич, давайте вернемся даже к не самому началу мясного противостояния, а чуть раньше… России ввела известные санкции – западные говядина, свинина, плодоовощная продукция, мясо птицы и так далее стали под запретом. Но почти сразу же в белорусских чиновничьих кругах прозвучало: «Мол, это ж Клондайк для нас! Да мы… Только Беларусь сможет завалить Россию недостающей продукцией!»

Да, прекрасно помню тот момент… Честно говоря, такая реакция была самой предсказуемой с нашей стороны. Однако, мне видится, все же, недооценили то, что началось после соответствующего указа Владимира Путина. Фактически ведь была запущена смена организационной парадигмы на российском продовольственном рынке. Новая модель уже предполагает значительный рост участия государства! А направлена на обеспечение экономической безопасности Российской Федерации в условиях, к которым трудно подобрать иное определение, кроме как «торговая война». По сути, путинская стратегия перелопачивания продовольственного пространства включает в себя немало составляющих. Это и оперативный мониторинг рынка, с установлением надзорной функции государства, и контроль рынка, с недопущением ускоренного роста цен на продовольствие, и комплекс мер по продвижению отечественных товаров, и стимулирование своего агрария.

– Не нужно объяснять, почему мы начали с анализа ситуации именно на российском рынке: ведь по-прежнему 80% белорусского продовольственного экспорта идет туда. А диверсификация рынков сбыта для нас – процесс медленный?

Знаем ли хорошо те процессы, которые происходят на стратегическом для нас российском рынке? Да, любим говорить про его бездонность, вечную любовь потребителя к белорусским продуктам и тому подобное… И все? Можно наступать? Не исключено, что до путинского эмбарго подобные подходы могли бы принести «плён». Но теперь… Дело в том, что аграрная сфера России находится, мягко говоря, в не очень удовлетворительном состоянии. Нужно противостоять мощному глобальному давлению. А как? Если долгие годы модель госрегулирования была заточена вовсе не под рост отечественного агропроизводства? К радости зарубежных конкурентов, существовала установка – импорт удовлетворит многие насущные потребности России.

Рынок продовольствия в РФ оказался фактически безнадзорным. И тот же мониторинг продовольствия пришлось срочно организовывать, а также задуматься, наконец, о серьезных госинвестициях и поддержать патриотические порывы российского агрария. Он-то готов работать на внутренний рынок, но в силу ряда причин (прежде всего, дороговизны кредитов) не может похвастаться прочностью своей финансовой базы. Между тем, цены на ГСМ в России – одна из самых сильных «удавок» на «шее» сельхозпроизводителя!

 – И тут случается та самая экономическая блокада со стороны Запада…

– Она вполне может стать реальным стимулом для экономического роста российского АПК в рамках модели импортозамещения, почему бы и нет? Правда, умные люди предлагали ее в РФ внедрить еще лет 15 назад, но безуспешно – их никто не услышал. Вместо этого, согласно российской статистике, до введения эмбарго Россия покупала за границей продуктов на 43 миллиарда долларов США ежегодно. А затем, в течение минувшего уже почти года, приходилось вводить импортозамещение добровольно принудительно и без предварительной подготовки. Это порождало высокие риски…

...В том числе и для партнеров по внешней торговле, для экспортеров, вроде Беларуси? Насколько, по-вашему, с течением времени оправдался первоначальные мечты наших чиновников «наклондайкаться»?

Не все оказалось так просто, хотя были планы серьезно увеличить поставки в Россию сыров разной твердости и разных сроков созревания, мяса и даже цельного молока. (Финскую молочку была мысль заменить). Голландскую картошку и польские яблоки тоже обещали заместить. Но потом, общеизвестно, начались упреки в реэкспорте тех же польских яблок под маркой белорусских, задержки грузов на границе, и, пожалуй, апогеем стала «продовольственная война» с мясным уклоном.

Россия ведь не для того вводила эмбарго, чтобы оказаться… посмешищем? Ясно, что перевешивание этикеток и попытка заработать не совсем честно – не тот путь… Но есть ли у Беларуси реальные ресурсы, чтобы в подобных ситуациях наращивать экспорт? Производим ли мы столько продовольствия, чтобы легко поднять объемы экспорта, не оголив, при этом, внутренний рынок?

Насколько Беларусь – серьезный игрок на мировом рынке продовольствия? Да, присутствует, но большой погоды не делает. Так, удельный вес говядины, производимой Беларусью, в общемировом объеме составляет примерно 0,7%, масла сливочного – 3,6%, сыров – 2,6%, сухого молока – 1,1%. Да, Беларусь – самодостаточная в продовольственном отношении страна. По основным видам продукции обеспечена в необходимом количестве и даже больше. В 1,6 раза имеем, в целом, продовольствия больше, чем нужно для внутреннего рынка. Среди стран постсоветского пространства Республика Беларусь занимает первое место по производству на душу населения таких продуктов, как мясо (102 кг в убойном весе), молоко (698 кг), яйца (373 шт.), картофель (825 кг). Тем не менее, заграничной еды в наших магазинах – примерно 18%.

Что же Беларусь продает в последние годы за границу (преимущественно в Россию)? Мяса – на 263,8 миллиона долларов, рыбы – на 40,5 миллиона, кур – на 96 миллионов, овощей – на 85 миллионов, фруктов – на 72 миллиона, молока и молочных продуктов – на 743 миллиона, масла сливочного – на 117,5 миллиона.

А что покупаем? Мяса – на 296,5 миллиона долларов, рыбы – на 164,9 миллиона, кур – на 5,3 миллиона, овощей – на 74,5 миллиона, фруктов – на 254,5 миллиона, молока и молочных продуктов – на 42,4 миллиона, масла сливочного – на 1,6 миллиона…

– Выходит, тот же мясной экспорт у нас ниже импорта?!

Да, если верить данным Белстата. Видимо, сказывается нехватка сырья для переработки – есть необходимость закупать в той же Польше. Это ведь не секрет никакой…

Да, и кое-какие подробности всплывали в ходе последнего «мясного конфликта» между Россией и Беларусью. Но мы же вправе брать западное сырье, делать из него колбасу и продавать в РФ, не так ли? Вот только есть ли, на Ваш взгляд, смысл ломиться на тамошний рынок мясопродуктов, учитывая последовавшие за эмбарго Путина меры?

Здесь нужно было ступать осторожно, а не хозяйничать, как слону в посудной лавке. Но, с другой стороны, ситуация по мясу в России продолжает оставаться достаточно сложной. Вроде бы, все неплохо: с 2000 года в РФ растет производство мяса в целом. А мясом птицы так и вообще страна обеспечивает себя полностью. Но, одновременно, Россия по-прежнему импортирует около 30% мяса и мясопродуктов. Скажем, в 2011 году произвели 7460 тысяч тонн мясной продукции и импортировали 2687 тысяч тонн, а потребили – 10041 тысяч тонн. Это означает, что уровень собственного производства мяса примерно равен 75%, что несколько меньше прописанных в Доктрине продовольственной безопасности РФ 85%.

– Самый, пожалуй, сложный вопрос – а сложится ли достойная денежная выгода для Беларуси от возможного увеличения экспорта продовольствия в Россию?

– Поскольку обсуждаем «эхо» недавней мясной «войны», то сначала обсудили рынок мяса в РФ. Теперь давайте обратимся к еще более перспективному, по мнению наших чиновников, направлению – молочному экспорту. Производство сырого молока в России составляет на сегодня около 30 миллионов тонн. И вот уже несколько лет держится примерно на одном уровне. Равно, как и производство молокопродуктов. В 2012 году в РФ было импортировано 8,52 миллиона тонн молока и молочных продуктов, при собственном производстве в 31,92 миллиона тонн. Большая часть импорта (примерно 55%) – из Беларуси. Таким образом, уровень собственного производства молока в России составляет около 80%.

Нетрудно заметить, что задачи-положения вышеупомянутой доктрины если еще и не достигнуты, то страна планомерно движется к их достижению! Что, автоматически, обещает еще более жесткую конкуренцию за место под солнцем на продовольственном рынке России. И пресловутая «бязмежнасць» уже не видится настолько легко осваиваемой!

Насчет финансовой выгоды для нас от молочного экспорта… Тут стоит вспомнить, сколько у нас всего коров и какова от них отдача? 1,2 миллиона голов в сельхозпредприятиях и около 250 тысяч голов – в частном секторе – таково наше дойное поголовье, главный молочный ресурс. (Все поголовье КРС, к слову, – около 4 миллионов голов). Удой от коровы в среднем в РБ составляет 4,5 тысячи кг в год.

Но есть ли экономическая отдача от такого количества? Все познается в сравнении: самая богатая страна в мире, США, может позволить себе содержать лишь 9 миллионов молочных коров со среднегодовым удоем в 9 тысяч кг. То есть, одна корова приходится на 30 американцев. У нас одна – на 7 белорусов! Примерно одинаковые с Беларусью по численности населения Венгрия и Чехия имеют, соответственно, по 330 и 430 тысяч коров. Правда, и среднегодовой удой от коровы в этих странах – 8-9 тысяч кг.

Содержать корову и получать от нее фактически «золотое» молоко – дорогое удовольствие! Но мы его себе позволяем отчего-то. Что, самые богатые? Тогда, как весь мир стремится иметь меньше коров, но – с высокой продуктивностью. Лишь при таком подходе производство молока выгодно, прибыльно. А, соответственно, – повышается конкурентоспособность переработанного продукта на внешних рынках. Это – экономика, ее законы никому не изменить!

Помнится, почти семь лет назад один из бывших министров сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь, в своей статье «Так сколько коров нам нужно», опубликованной в газете «Белорусская нива», задался резонным вопросом: «Какая у нас выходит в итоге экономика по экспорту?» И, проанализировав цифры, пришел к выводу, что «заведомо дотируем… импортеров нашей продукции, а, на самом деле, дотации экспорта – более существенные в РБ за счет государственной поддержки агропромышленного комплекса»… Что-то изменилось с тех пор?

В моем понимании – нет, с тех пор ситуация мало меняется, скорее, наоборот, ухудшается. Искал цифры за 2013 год, аналогичные приведенным бывшим министром. Пока, увы, не обнаружил. Найду – поделюсь обязательно! Но, есть опасения, – доходность нашего продовольственного экспорта остается проблематичной.

Что же делать?

Для начала честно признать: увы, но у нас малоэффективное, чрезмерно затратное сельское хозяйство, с производительностью труда ниже, чем требуется в современных условиях. И сейчас, в кризис, особенно явственно просматривается, что у государства нет дополнительных ресурсов, дабы и дальше щедро субсидировать отечественное сельское хозяйство. Поэтому и цены в магазинах так стремительно растут. Корень проблемы: себестоимость производства сельскохозяйственной продукции в Республике Беларусь значительно выше, чем в ЕС и других странах-экспортерах продовольствия. Приходится констатировать: да, наша страна значительную часть продуктов питания вывозит в убыток себе!

  – Почему, на Ваш взгляд, не один год сохраняется такая ситуация?

Осмелюсь сказать, что сейчас наступило время расхлёбывать те «умные достижения», которые сделаны за последние 20 лет развития уже суверенной Беларуси. Мы так и не избавились от советского еще наследия: как были сырьевым придатком, сборочным цехом, крупной животноводческой фермой, так ими и остаемся.

– Может, и невозможно преломить ситуацию? Учитывая бедность Беларуси на природные ресурсы? В частности, нет у нас жирных черноземов, на которых реально получать дешевую сельхозпродукцию и в больших количествах…

– А, что, Беларусь – одна такая? Возьмите те же Литву, Латвию, Польшу. Они давно идут совсем иным путем! И разве ж в этих странах голодает население, не обеспечивается продовольственная безопасность?

Наверное, стоит пересмотреть установку на наращивание темпов экспорта любым путем. Не отказываюсь от мнения, которое не раз озвучивал: Беларуси неимоверно сложно в условиях нечерноземной зоны будет добиться такого показателя, как экспорт продовольствия в 7,2 миллиарда долларов. Добиться – экономически выгодного экспорта в таких масштабах, подчеркну особо!  

Но, если же отталкиваться от неизменности курса белорусского государства, значит, установку станут выполнять любыми путями и дальше? Следовательно, и новые «продовольственные войны» будут разворачиваться?

Не станем «вытягивать» неподъемную задачу – да, подобные осложнения будут иметь место. Все логично. Хотелось бы обосновать свое мнение статистическими данными, но в последнее время стало так трудно находить нужные цифры, характеризующие развитие нашего продовольственного экспорта. Все вразброс, ничего не структурировано. И, потом, ведь Белстат дает цифры с таможни…

…А ведь нужно четко, структурно проанализировать – какой все-таки экспорт продовольствия нужен сегодня стране? И как, вообще, следует подсчитывать затраты на производство той продукции, которая пошла на экспорт, и ту прибыль, которую мы получаем от экспорта? Который год уже говорят – обратите внимание! – об общем вале выручки от экспорта. Но никто нигде не говорит, а насколько все это было прибыльным, не называются никакие конкретные цифры, так ведь?

 Желанный показатель в 7,2 миллиарда долларов (за прошлый год было 5,6 миллиарда) ни к чему не привязан. Он как бы провисает в воздухе. А ведь за ним, еще не достигнутым, – маячат глубокие, системные противоречия в развитии белорусского АПК. Что, на самом деле, дает обычным, рядовым хозяйствам рост экспортного вала? Да ничего – еле-еле сводят концы с концами даже при активной продаже продукции на внутренний рынок. Велика закредитованность аграрного сектора Беларуси.

И, в то же время, рядовой покупатель сталкивается с ростом цен в магазинах едва ли не каждый день?!

Кило хорошей сыровяленой колбасы уже приближается на 20 долларам, кило свежих тепличных огурцов – более трех долларов. Недавно мой друг приезжал, он живет в Канаде. Так заметил, что цены в белорусских магазинах на продовольствие не ниже канадских. Удивился: «Как вы с такими зарплатами умудряетесь выживать?!»

– Ладно, будем считать белорусского покупателя большим патриотом – понимает сложности в стране, будет терпеть? Но государству-то ведь нужно что-то предпринимать, кроме упрямого наращивания экспортных темпов? Как сделать торговлю продовольствием более доходной?

Знаете, лет десять назад в Беларуси высказывались интересные идеи, как увязать экономику сельхозпредприятий и доходность экспорта. Ведь и ежу понятно, что все пляшет от заинтересованности низового звена, то есть производителя сырья. На дорогом сырье не будет конкурентоспособной колбасы! Вот прежние аграрные начальники и высказывали разумную мысль о необходимости создания так называемой горизонтальной интеграции. То есть, планировалось объединить в одну цепочку производителей сырья, переработчиков и даже банки, а также присовокупить к этой компании тех, кто продает. Ведь перекос продолжает иметь место: хозяйства получают от такими трудами добытого кг мяса крохи прибыли, в то время как делающие из него колбасу и торговцы – снимают основной «навар». В самом невыгодном положении находятся сырьевики.

Но, по уму, остальные звенья должны с ними делиться, в рамках хотя бы подобных интегрированных структур? Пока такой практики нет и в помине. Нет эффективного маркетинга, который строился бы на рыночных принципах и подходах. А появись подобные звенья, они бы сами определялись, сколько, куда и по какой цене продавать, и не нужно было бы все время подгонять, подстегивать, накачивать, требуя отдачи. Возможно, стоит внедрить этот план с горизонтальной интеграцией  в жизнь, хотя и с существенным опозданием? Иначе, боюсь, от убыточности с экспортом продовольствия Беларуси не уйти.

Не стоит дальше ставить столь прямолинейную задачу, как механическое наращивание продовольственного экспорта?

Да, верно! Я бы так задачу сформулировал: первой и самой святой целью для нас должно быть обеспечение не экспорта любой ценой, а продовольственной безопасности собственного населения! Низкие цены – тут главный момент. Если ли они сегодня на продовольствие, эти самые доступные цены? Пусть читатель сам ответит на этот вопрос…

А если уж остается произведенный продукт, сверх потребности, то, на мой субъективный взгляд, не государству нужно решать, куда и что продавать. Решать – тем звеньям горизонтальной интегрированной цепочки, которая была бы действительно значимым игроком даже на таком сложном рынке, как российский продовольственный! Будут, при таком раскладе, продавать туда, где просматривается прибыль, а не туда, куда велено и откуда, быть может, и деньги ждать придется бог весть сколько.

Валовый подход к экспорту, и не только – по-прежнему губит наш АПК!

Есть ли возможность развития худшего сценария:  не приведут ли в будущем «продовольственные войны» к вытеснению белорусского продовольствия с российского рынка?

Вряд ли. Пока, во всяком случае, такое маловероятно. Возня во время последней «войны», вокруг запрета экспорта наших мясопереработчиков, – во многом надуманной оказалась. Не сильно повредило это и имиджу белорусских продуктов, которые традиционно пользуются устойчивым спросом в магазинах Москвы, других городов РФ. И, в целом, никак все это не принизило довольно высокий профессионализм наших аграриев и переработчиков.

– Напоследок, позвольте – о регулярно озвучиваемых цифрах  потерь в АПК. Якобы исключительно из-за бесхозяйственности кадров и несоблюдения технологий за один только 2013 год недосчитались товарной продукции на 14 триллионов рублей…

...Не столько из-за этого, сколько из-за упорного сохраняемой у нас неэффективной системы функционирования белорусского АПК. Бесхозяйственность – это уже следствие!

– Большое спасибо, уважаемый Михаил Анатольевич, за проблемный, содержательный разговор!

Беседовала Инна ГАРМЕЛЬ

На снимке: Михаил КАДЫРОВ

Фото AGROLIVE.by


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир САМОСЮК, кандидат экономических наук:

    – Белорусский доильный робот будет. Над этим мы сейчас работаем. А если говорить о выпойке телят, то роботов, «ответственных» за столь важный участок работы, мы уже сделали и ласково называем их электронными мамами. Когда к станции выпойки подходит теленок, «мама» опознает его и, согласно физиологическим данным «ребенка», дает ему столько молока, сколько необходимо для его нормального роста и развития. Перекармливание и недокармливание исключены.

    ЦИФРА

    8,3 млрд. долларов США

    составила за 2011-2015 годы бюджетная поддержка АПК Беларуси. Такую цифру озвучил в первый день работы 27-й Международной специализированной выставки «Белагро-2017» министр сельского хозяйства и продовольствия РБ Леонид ЗАЯЦ. За это же время валютная выручка от реализации нашего продовольствия за эти годы – 25 млрд. долларов США. «Можно сказать, деньги, которые страна вложила в АПК, работают на государство», – заметил глава Минсельхозпрода. Он, при этом, добавил, что «необходимо вкладывать больше, чтобы больше иметь, но, вместе с тем, разумно, рационально использовать каждый рубль».

    ГЛАС(З) НАРОДА

    «Тунеядка» из Пятаков: «Я не живу за чужой счет, и зарплату мне не обеспечивают налогоплательщики…»

    Татьяна МИГАНОВИЧ (на фото вместе с мужем) из деревни Пятаки Волковысского района написала письмо заместителю председателя Совета Республики РБ Марианне ЩЕТКИНОЙ и рассказала о том, как ее записали в «тунеядцы». В конце письма женщина пригласила Щеткину в гости, чтобы та на себе прочувствовала долю «тунеядца».

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)