ЛИЦА

Сергей БЕСАРАБ: «Сельское хозяйство Беларуси – это замкнутый круг, разорвать который будет тяжело и непросто…»
Часть 2


Во второй части эксклюзивного интервью www.agrolive.by с молодым белорусским ученым-химиком – разговор о целесообразности использования ГМО, проблеме содержания микотоксинов и их влиянии на здоровье нации, важности персонифицированного подхода, основанного на частном интересе, для дальнейшего развития агросектора и агронауки в нашей стране…

– ГМО… Что сейчас происходит в мире с данной проблематикой? Верно ли, что применение подобных организмов помогает избежать излишней «химизации» систем защиты растений? Как относитесь к использованию ГМО в сельском хозяйстве Беларуси (пока их применение официально запрещено, но насколько далек тот час, когда разрешат?)?

– Мир, традиционно, пока еще делится на сторонников ГМО, противников ГМО, и тех, кто ничего об этой технологии не знает. К последней группе относятся беднейшие слои населения, находящиеся на грани голода. Им абсолютно без разницы как выведен сорт растения, который сможет спасти их от голода – с помощью ручной селекции/гибридизации или с применением искусственных манипуляций генами растения.

Лично мне непонятна шумиха вокруг аббревиатуры ГМО, т. к. при любом изменении генома растений – с помощью генной инженерии ли, с помощью селекции ли – везде необходимы тщательная оценка безопасности и эффективности того, что получится в результате. Важны не способы, которыми мы изменяем гены, а тот продукт, что получается в итоге! Потому что и в результате «дедовской» селекции можно получить… ядовитое растение. В качестве примера можно привести картофель сортов Ленопе, Магнум Бонум – с концентрациями соланина, в десятки раз превышающими все нормы.

Возвращаясь к теме защиты растений, скажу так: одной из задач, для решения которой использовалась генная инженерия, была устойчивость к вредителям и заболеваниям. Другие задачи – это повышение содержания определенных питательных веществ («золотой рис» c повышенным содержанием каротина, бананы с повышенным содержанием железа, разработку которых, к слову, спонсировал фонд Билла и Мелинды Гейтсов); устойчивость к вредным факторам окружающей среды (термический стресс, химические вещества и т.п.). 

Пока основная часть выращиваемых на планете Земля ГМО-растений – это технические культуры (хлопок, соя, кукуруза и рапс (см. рис. 5), акцент при модификации сделан на устойчивости к гербицидам либо насекомым.

В 2014 году, например, 50% всех выращиваемых ГМО-культур приходилось на сою. А на сегодняшний день существует достаточно много исследований, подтверждающих тот факт, что выращивание ГМО-культур приносит прибыль за счет сокращения затрат на пестициды и увеличения общей урожайности сельскохозяйственных культур.

Что касается выращивание ГМ-культур в Беларуси, то у нашей страны своего мнения на этот счет нет. Нет потому, что отсутствуют независимые исследователи, и они навряд ли появятся, учитывая имеющие место сейчас планомерные непродления контрактов «политически неблагонадежным» сотрудникам в Институте генетики НАН. Поэтому в Беларуси все делалось, делается и, если ситуация не изменится, будет делаться – только с оглядкой на Российскую Федерацию. Где, как известно, с 2016 года Федеральным законом №358, запрещен ввоз и использование для посева семян ГМ-растений, а также, за исключением научно-исследовательских целей, запрещено выращивать ГМ-растения и разводить ГМ-животных.

Но, кстати, с 1 марта 2021 года вступили в силу два приказа Минсельхоза России (№№650, 655), которые определяют методику исследования генно-инженерно-модифицированных животных и генно-инженерно-модифицированных микроорганизмов, произведенных на территории страны. Некая условная, аккредитованная Минсельхозом испытательная лаборатория, по результатам исследования модифицированного растения, должна предоставить выводы о наличии или отсутствии негативного воздействия ГМ-культуры на окружающую среду. Если ГМ-растение соответствует показателям безопасности, заявителю выдадут соответствующее заключение. Т.е. – пока все упирается в желание.

          Мое отношение к генно-модифицированным растениям –  двойственное. С одной стороны – однозначные плюсы в виде устойчивости к химическим гербицидам, вредителям, заболеваниям (например, кукуруза и соя, устойчивые к глюфосинату аммония и глифосату, картофель, устойчивый к колорадскому жуку). Но с другой стороны – риск, связанный с низким уровнем агротехнической культуры у работников сельского хозяйства (характерный для многих развивающихся странах). Это может быть причиной массовых нарушений технологии выращивания – превышенный в разы уровень гербицидов и удобрений, нарушения правил севооборота и т.п. В чистом итоге сорняки вырабатывают устойчивость к гербицидам, вредители преодолевают защитные барьеры растений, начинают накапливаться избыточные количества пестицидов в почве и подземных водах. Еще один фактор риска – возможность переопыления модифицированных растений с дикими видами. В результате есть вероятность нарушения биоразнообразия, появления новых инвазивных видов и т.п.

          Еще хотелось бы пару слов сказать о CRISPR/Cas9 – методе, который позволяет осуществлять высокоточную и быструю модификацию ДНК в геноме. Его изобретатели Эммануэль ШАРПАНТЬЕ и Дженнифер ДУДНА в 2020 году получили Нобелевскую премию по химии. Этот метод отличается относительной простотой генетического конструирования, высокой точностью и эффективностью работы в клетках человека, животных и растений. Но я хочу остановится не на особенностях метода, а на таком человеке, как доктор Джошуа ЗЕЙНЕР. Он бывший сотрудник лаборатории синтетической лаборатории НАСА. И человек, который применил CRISPR/Cas9 для… редактирования собственного генома. А затем основал компанию ODIN, которая занимается продажей наборов (стоимостью 130-160$) для редактирования генов своими руками у себя дома (см. рис. 6)!

По всей вероятности, мы – на пороге того момента, когда каждый дачник или садовод-любитель, потратив пару сотен долларов, сможет у себя дома… создать собственное генно-модифицированное растение! Что с этим делать? Пока не знает никто. В мире пока не разработано единых правовых норм, регулирующих генно-модифицированные растения и права на них.

– Проблема качества получаемой конечной продукции (еды)… Насколько тот же вопрос содержания микотоксинов в зерне влияет на здоровье нации? Занимаются ли всерьез этой проблемой в нашей стране (ученые и не только)?

– В последние годы мировое сообщество активно интересуется связью микотоксинов плесневых грибов и уровнем онкологических заболеваний у людей. Уже не подвергается сомнению связь между уровнем афлатоксина в продуктах и риском рака печени. Охратоксин А связывают с возникновением новообразований в почках и мочевыводящих путях человека. Фумонизин B1 внесен во группу 2B по классификации Международного агентства по изучению рака (IARC) из-за способности вызывать гепатокарциномы. Среди примерно 500 микотоксинов чуть ли не треть обладает генотоксичностью и способностью вызывать мутации.

География распространения микотоксинов охватывает большинство стран всех континентов. По данным ООН (ФАО), более 25% мировой сельскохозяйственной продукции (основные продукты питания, корма, продовольственное сырье) загрязнено микотоксинами. При этом интенсивные торговые связи между различными странами в значительной степени способствуют распространению микотоксинов.

Страны в зоне риска – государства с развивающимися экономиками, где отсутствует понимание важности соблюдения правильной агротехники, не разработаны или не используются нормы по безопасной транспортировке и хранению сельхозпродукции. В итоге безответственное отношение к хранению и транспортировке приводит к развитию плесневых грибов, и, как следствие, заражению микотоксинами.

В Беларуси проблема сохранения урожая остро стоит на протяжении десятилетий. Не раз и не два на всевозможных высоких совещаниях проскакивала фраза вроде такой: «Главная задача сейчас – это хранение. Мы непозволительно много сегодня теряем от некачественного хранения… Хватит гробить урожай».

Хорошо, если испорченная сельскохозяйственная продукция потом утилизируется (в чем я сильно сомневаюсь, учитывая наши агрохозяйственные реалии), а не используется на корм скоту. Потому что через домашних животных и связанные с ними продукты (масло, молоко, яйца и т.д.) микотоксины из плесневелого зерна попадают в организм человека.

В Евросоюзе действует Регламент комиссии (ЕС) № 1881/2006 от 19 декабря 2006 года, который устанавливает максимальные остаточные уровни микотоксинов в пищевых продуктах. В Беларуси за это отвечает СанПиГН «Гигиенические требования к качеству и безопасности продовольственного сырья и пищевых продуктов», утвержденный Постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 9 июня 2009 г. № 63 и Едиными санитарными требованиями, утвержденными решением № 299 Комиссии Таможенного союза. Если взять эти документы и сравнить, то окажется, что для многих продуктов питания уровни содержания микотоксинов… попросту не определены! А если нормы не определены, то никто и не стремится их контролировать.

          На сегодня обязанность, связанная с мониторингом микотоксинов в кормах и продуктах питания, возложена на Департамент ветеринарного и продовольственного надзора Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь и Республиканский научно-практический центр гигиены. На местах контроль осуществляют немногочисленные сотрудники зооветеринарных служб.

          И вот что получается. С одной стороны, вроде бы, у нас есть контролирующие органы (тот же Центр эпидемиологии и гигиены). Но, с другой, – у населения абсолютно отсутствует доверие к таким учреждениям. Сразу всплывает в памяти ситуация с «отравленной водой Минска», когда причину загрязнения питьевой воды пытались определить на протяжении недель, и в итоге – так и не осилили эту задачу.

Кстати, раз уж мы заговорили про воду. Многие знают, что летом «цветет» Минское море (Заславское водохранилище). Из этого водоема забирается часть воды для снабжения районов Минска. Известен факт, что развившиеся цианобактерии (сине-зеленые водоросли) продуцируют цианотоксины, главный из которых – микроцистин – обладает гепатоксичными свойствами. В главном документе, регламентирующем качество воды в Беларуси – «Питьевая вода и водоснабжение населенных мест. Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Санитарные правила и нормы СанПиН 10–124 РБ 99» – ни слова про микотоксикозы! Есть только норма на содержание общего углерода, которая, на мой взгляд, абсолютно не наглядна.

          Проблема микотоксинов одинаково актуальна для любых стран, вне зависимости от уровня их развития, но в развивающихся – из-за недостатка средств   – до нее, как правило, дело не доходит. Анализ продукции на наличие плесневых токсинов – достаточно дорогостоящая процедура, в индивидуальном порядке – это неподъемно. Контролем должно заниматься государство. Насколько я осведомлен, отдельных научных коллективов, и уж тем более – учреждений, которые бы занимались микотоксикозами, у нас нет. Фрагментарно представлены публикации сотрудников научно-исследовательских институтов, связанных с животноводством.

– Подытоживая наш большой разговор… Мировые тренды и белорусская наука (в частности, аграрная) – далеки друг от друга? Если да, то чем, по-вашему, чревато наше нынешнее непопадание в актуальные разработки?

– Мировые аграрные тренды – постоянный поиск новых идей. Беларуская же «аграрная наука» – постоянное желание законсервироваться в своем состоянии, продлить этот анабиоз до бесконечности. Как верно заметил когда-то популярный американский педагог и писатель Джин ЛАНДРАМ: «Крупномасштабные инновации никогда не создаются теми, кто желает сберечь собственный покой…».  Возможно, эта инертность – следствие возрастного перекоса, о котором я говорил в самом начале нашего разговора, а, возможно, – связана с недостатком образования. Ведь как говорил Артур КЛАРК: «Любая достаточно развитая технология неотличима от магии». Примерно так же воспримут жители какой-нибудь отдаленной деревни дроны, обрабатывающие поля. Это – в лучшем случае, в худшем – все просто будет украдено, без малейшего, заметьте, понимания, как ворованные вещи дальше применить в хозяйстве.

Неплохой точкой входа в агротех могли бы стать сельскохозяйственные стартапы, которые начали появляться в Беларуси на пике популярности IT. Можно вспомнить беларускую компанию OneSoil. Этот агротехнический стартап создал онлайн-платформу для точного земледелия, пользование которой для частных фермеров бесплатное. Продукты компании строятся на алгоритмах машинного обучения и анализе космических снимков Sentinel-1 и Sentinel-2, находящихся в открытом доступе. И всё было задумано и осуществлено силами нескольких ребят, в частности – специалиста по геоинформационным технологиям Всеволода ГЕНИНА и программиста Вячеслава МАЗАЯ.

А чем, тем временем, заняты профильные научно-исследовательские институты Беларуси? Предположу, что сотрудники аграрных институтов Беларуси в поте лица печатают отчеты и… играются на компьютерах в пасьянс «Косынка». Огромное количество времени уходит на раскачку и делегирование задачи друг другу. Оно и понятно: люди подневольные никогда не возьмут на себя ответственность, на это способны только свободные. Глупость – считать, что «в тяжелые времена нужна сильная рука»! В тяжелые времена нужна солидарность свободных людей, каждый из которых понимает, что и зачем делает.

Чем чревато – оказаться на задворках? Тем, что мы окажемся в изоляции. А ведь уже сейчас рынок ЕС для нас закрыт давно, и, боюсь, это надолго (в т.ч. по упомянутому нормированию микотоксинов, про антибиотики и гормоны я уж дипломатично умолчу). Рынок РФ – нестабилен и сильно зависит от политической ситуации. Пускать продукты на внутренний рынок – бессмысленно, потому что пользователь давно голосует рублем, предпочитая более дешевые, безопасные и качественные европейские товары.

 Одним словом, сельское хозяйство Беларуси в его нынешнем состоянии – это замкнутый круг, разорвать который будет тяжело и непросто. Возможно ситуацию мог бы исправить переход к фермерским хозяйствам, где проще контролировать агротехнические мероприятия. Частный производитель заинтересован в прибыли, а, значит, – открыт для новых эффективных технологий. Плановая экономика показала свою несостоятельность на десятках примеров. И все последние тренды – что в медицине, что в IT, что в сельском хозяйстве – говорят: наиболее эффективен персонифицированный подход. А с коллективными хозяйствами этого добиться не удастся никогда…

– Спасибо огромное за интересный проблемный разговор! Будем надеяться, какие-то отголоски его дойдут до ушей и умов в первую очередь тех, кто принимает решения…

Источники иллюстраций: behance.net и предоставленные С. Бесарабом


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Роман ГОЛОВЧЕНКО, премьер-министр Беларуси:

    – Мы скорбим вместе с родными и близкими (по поводу гибели сотрудника КГБ в столичной квартире по улице Якубовского. – Прим. www.agrolive.by). Но мы должны сделать и выводы. Те, кто встал на путь экстремизма, не остановятся ни перед чем. И об этом нас предупреждал глава государства 30 июля на встрече с активом страны. Тогда он сказал, что деструктивные силы взяли на вооружение тактику заговоров, попыток терактов, кураторы которых находятся за границей. Поэтому в качестве одной из важнейших мер по обеспечению безопасности в нынешних условиях Президент обозначил укрепление дисциплины на всех уровнях и во всех сферах деятельности. Это в равной степени касается не только исполнительской, но и производственной и технологической дисциплины...

    ЦИФРА

    568 тонн клубней

    ввезено в Беларусь с начала массовой уборки картофеля урожая 2021 года (август-сентябрь). Как подчеркивает сообщивший эту информацию официальный сайт Минсельхозпрода, «основное направление использования – промышленная переработка».

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Даследчы атрад у Вераб’ях. І не толькі…

    Сёлета ў ліпені ў Глыбоцкім раёне, што на Віцебшчыне, праходзіла дыялекталагічная экспедыцыя, якую ладзілі вучоныя Інстытута мовазнаўства імя Якуба Коласа.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)