ЛИЦА

Леонид СТЕПУК, доктор технических наук, профессор: «Нужно призадуматься, а что такое вообще – механизация АПК по-белорусски и какой от нее прок…»


Как с помощью наведения порядка в механизации своего АПК Беларусь могла бы добиться к 2015 году экспорта продовольствия на сумму более чем 7 миллиардов долларов США? Да, на просторах СНГ Беларусь – один из признанных лидеров, главных игроков на рынке сельхозпродукции, продовольствия. Но, вот, как насчет – догнать аграрно-развитые государства Европы? Например, Голландию, где пашни в 7 с лишним раз меньше, чем в Беларуси, но экспортировать этой европейской стране удается сельхозпродукции ежегодно на 20 миллиардов евро? А, имея 1,4 миллиона голов дойного стада, производить 11 миллионов тонн молока, надаивать от коровы в среднем более 9 тысяч литров, причем, молока – жирностью не менее 4 процентов? Почему белорусским аграриям до сих пор не удается приблизиться к достижениям голландцев?

У моего собеседника, Леонида Степука, известного белорусского ученого-агрария, есть свой ответ на этот вопрос. «Механизация – основа основ, от четкой стратегии в данной сфере зависит многое – и энергоемкость ВВП, и плодородие почвы, и рентабельность получаемой конечной продукции», – убежден авторитетный эксперт. Он сам прошел путь от прицепщика в МТС, колхозного шофера до студента БИМСХа, потом – главного инженера совхоза в Калининградской области. Затем – два года Степук был директором совхоза, руководителем крупнейшей стройки Нечерноземья, Калининградской птицефабрики на 500 тысяч кур-несушек… С 1978-го – в Беларуси: сначала в ЦНИИМЭСХе Нечерноземной зоны СССР, где прошел путь от старшего инженера-конструктора до заместителя директора по научной работе. На должности замдиректора отработал 15 лет. Сейчас заведует лабораторией механизации применения удобрений и химических средств защиты растений НПЦ по механизации НАН Республики Беларусь…

– Вы, уважаемый Леонид Яковлевич, предлагаете поговорить о механизации – как о предмете вашего многолетнего научного интереса. Я слышала, что работаете сейчас над большой монографией по технике. Надо полагать, в ней проанализируете все успехи и недостатки отечественного сельхозмашиностроения? А, если общо, – что хотите донести перво-наперво до коллег-аграриев?

– Знаете, без механизации не может быть материализовано достижение ни одной науки! Да, есть хорошие семена, новые породы скота… Но, чтобы все это заработало в увязке на результат, нужны новые технологии, их же – нельзя внедрять, минуя механизацию, согласны? Сегодня в отечественном АПК – масса упущений, недоработок, связанных именно со сферой механизации. Но, что примечательно, иногда эти прорехи «вылезают» где-то в иных подотраслях, специалисты которых ищут причины неуспехов, но найти не могут…

– Быть может, дело в не совсем верно расставленных акцентах?

– Приоритет должен быть отдан всеми и безусловно – вопросам механизации! Еще более четырех лет назад академик Владимир Гусаков, в статье «Клуб-100 – это почетно», опубликованной в газете «Белорусская нива», заострял внимание на эффективности работы нашего сельхозсектора. Позволю себе одну цитату: «Любопытно, что, занимая всего 6,9 процента сельскохозяйственных угодий, 100 лучших агропромышленных предприятий Беларуси производят 20 процентов валовой продукции сельского хозяйства всей страны, имеют на своем счету 28,2 процента выручки от общего объема реализации продукции по республике, платят 22,2 процента налогов и формируют 39,4 процента прибыли». Из сказанного на тот момент (речь идет об августе 2007-го – И.Г.) можно сделать вывод: все остальные хозяйства, в количестве 1774, занимая 93 процента сельхозугодий, производили все вместе 80 процентов валовой продукции белорусского сельского хозяйства. Обеспечивали 71,8 процента выручки от реализации продукции, платили 77,2 процента налогов и формировали 60,6 процента прибыли. Вывод, на мой взгляд, напрашивается один: потенциал нашего сельского хозяйства, мягко говоря, реализуется явно не на все сто процентов.

Что можно сказать о причинах такой разницы в экономическом благополучии, в общем-то, не сильно отличающихся друг от друга СПК, ОАО, КСУПов? (К слову, не уверен, что спустя четыре года ситуация кардинальным образом изменилась). Выезжаем-то, по большому счету, используя потенциал «маяков»? Но за счет чего они держат марку? Если проанализировать их положение с точки зрения механизации, обеспеченности техникой – современной, высокопроизводительной, то сразу становится ясно: «маяки» благополучны в этом плане. Обеспечивают не только хорошие производственные результаты, но и демонстрируют неплохую экономику, финансовую устойчивость.

– Возникает резонный вопрос: а что же с основной массой хозяйств? Играют роль этакой массовки?

– По жизни я – технарь, потому и мыслю конкретными категориями, от земли, от жизни. По-моему, сейчас нужно призадуматься, а что такое вообще механизация АПК в белорусских реалиях? И какой от нее прок? Проанализировать, чего у нас на сегодня хватает, а чего – недостает. Удобрений, пестицидов, материалов для известкования почв? А как, с другой стороны, применение всех этих препаратов стыкуется со здоровьем потребителя конечной продукции? Скажете, при чем здесь механизация? И к чему ведет малая, слабая техническая оснащенность основной массы хозяйств?

Так, Михаил Кадыров, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, проанализировал в 2009 году материалы проверок Госконтроля, проведенных по поручению Президента Беларуси Александра Лукашенко. Так вот, пишет в одной из своих статей Михаил Кадыров, «финансовые потери, понесенные сельхозпредприятиями страны в 2009-м, из-за нарушений технологических регламентов, только по пяти основным группам культур (зерновые и зернобобовые, кукуруза, лен, картофель, травы) составили 1,928 триллиона рублей»! А от несвоевременного и некачественного проведения осенне-полевых работ возможные потери урожая 2010 года оценены в 285,921 миллиарда рублей. Общие потери составили 2,214 триллиона рублей!

Огромные деньги, согласитесь, государство вкладывает в АПК, но ведь прорывного результата – нет? По мнению того же Михаила Кадырова, «основные потери в аграрном производстве порождаются нынче очень слабой технологической дисциплиной и ресурсотехническими дефицитами». Почему складывается такая ситуация? А потому, что если нету должного количества и качества техники – не выдерживается строжайшая технологическая дисциплина, в связи с этим… Какую бы суперэффективную организацию труда вы ни внедрили бы на производстве, все останется без должного эффекта, с экономической точки зрения! (Мы здесь не берем вопрос собственности, рассуждаем, что и как упускается в рамках существующей производственной, управленческой системы). Сегодня, при прочих равных условиях, можем иметь дополнительно три миллиона тонн зерна и, одновременно, уменьшить непроизводительно расходуемое топливо на многие десятки тысяч тонн.

Где и в чем – основные корни проблемы? Кроме высокого уровня финансовых, а также затрат материальных ресурсов, топлива на единицу продукции, практически все эксперты, ученые, практики отмечают: одним из главнейших проблемных «корней» является недостаток, несовершенство или полное отсутствие необходимых машин, оборудования и приборного обеспечения в АПК Беларуси. Прямое следствие такого положения вещей – несоблюдение оптимальных сроков и низкое качество выполнения технологических процессов, как в растениеводстве, так и в животноводстве. И, наконец, низкая рентабельность производства продукции в этих подотраслях АПК.

Между прочим, эта проблема есть не только в нашем сельском хозяйстве. В России, по оценке экспертов, только из-за нехватки техники ежегодно не досчитываются 15-20 миллионов тонн зерна, 1 миллиона тонн мяса, свыше 7 миллионов тонн молока – всего продукции на сумму свыше 10 миллиардов долларов США.

– Но что нас должно больше беспокоить – нехватка техники или, все-таки, не слишком рациональное, рачительное, профессиональное использование машин, механизмов?

– Не забывайте, что за последние два десятка лет Беларуси пришлось решать очень непростую задачу. Ведь до развала СССР наша республика производила всего 12-15 процентов сельхозмашин от нужной номенклатуры. Остальные – завозились из России, Украины, Киргизии, Латвии, других союзных республик. Что имеем сейчас? Агроинженерной наукой совместно с промышленными предприятиями Республики Беларусь разработана новая отечественная система машин для растениеводства и животноводства. И сделано это в кратчайшие сроки. Мы, белорусы, по праву можем этим гордиться! И уважать себя… Вдумайтесь: сегодня многие фирмы, которые со своим товаром пищом лезут на рынок Беларуси, существуют по веку, а то и больше. Мы же за неполные два десятка лет создали целую систему машин, которая на 70 процентов освоена производством. Многие агрегаты продаем за рубеж. Взять хотя бы ту сферу интересов, в которой я задействован. У нас ведь еще совсем недавно не выпускались вовсе машины для внесения минеральных удобрений, опрыскиватели, машины для внесения известковых материалов. А на сегодняшний день сотнями поставляем подобные агрегаты на экспорт – в Венесуэлу, Туркменистан, Россию…

– А в чем тогда недоработали, на Ваш взгляд?

– Да, многие десятки наименований из этой системы машин поставлены на производство, задействованы в сельском хозяйстве Беларуси, продаются за рубеж… Но беда в том, что выпускаются они, за небольшим исключением, малыми партиями. Многие позиции, архивостребованные практиками, производством… не осваиваются.

В результате, приходится делать вывод, что выбытие техники в последние годы превышает ее поступление в хозяйства Беларуси (см. Таблицу – И.Г.). Это, естественно, не могло не сказаться на обеспеченности сельскохозяйственных предприятий республики техникой в целом. Сегодня, к сожалению, дефицит техники наблюдается по многим позициям. А это свидетельствует» о том, что техническая база по целому ряду позиций не соответствует требованиям интенсивного ведения сельского хозяйства. Иными словами, она не позволяет выполнять все необходимые операции в оптимальные агротехнические сроки и качественно, в соответствии с требованиями интенсивных технологий возделывания основных сельскохозяйственных культур, а, следовательно, – получать высокие урожаи. Как результат со знаком «минус», огромные недоборы по урожайности и валу, высокая себестоимость полученной продукции, низкая или вообще отрицательная рентабельность.

Здесь стоит напомнить о существовании главного объективного закона агрономии – «Закона минимума». Его отменить, обойти невозможно! А закон этот гласит: если растению в строго определенный период развития недостает чего-то одного (азота ли, тепла, гумуса – не суть), то никакой избыток остальных факторов пробел не ликвидирует. Получается, то техническое обеспечение сельского хозяйства, которое мы имеем на данный момент, порождает целую вереницу условий для повсеместного, «хронического» действия упомянутого «Закона минимума».

– Многие ученые, практики твердо убеждены: качество отечественных машин отстает от того, которое обеспечено, заложено в импортных аналогах-конкурентах. Есть ли надежда переубедить скептиков, доказать им, что решать проблему технического оснащения сельхозпроизводства все-таки лучше за счет отечественных разработок?

– Наши машины ничуть не хуже зарубежных! Прежде, чем разрабатывать, мы изучаем все, что есть в мире по конкретному сегменту. Не витаем в облаках, а крепко стоим на земле. Сегодня наши образцы отвечают потребностям отечественного АПК, запросам практиков, в первую очередь.

На тему, какие машины лучше, дискутировать можно. Но меня, впрочем, сейчас больше волнует другое: важно, чтобы поняли все, начиная от механизатора и заканчивая самыми высокими руководителями агросектора, – без дальнейшей грамотной стратегии в сфере механизации перспектив для рывка в АПК Беларуси нет. Как известно, по обеспеченности пашней на душу населения Беларусь – в числе десяти самых «богатых» государств мира. У нас на 100 человек приходится 50 га. Располагая таким ресурсом, просто нельзя пускать на самотек механизацию – она должна быть! И не просто так, а по реальной потребности… Чтобы, в том числе, не выбрасывать на ветер дефицитную валюту.

К примеру, в 2011 году мы закупили пестицидов на сумму примерно 200 миллионов долларов – это на весь объем химзащитных работ в республике. Опрыскивателей имеем около пяти тысяч, без учета технического состояния. (Но многие из них, замечу, просто нельзя выпускать в поле!) А потребность – 8500 на всю страну. Чувствуете разницу?! Не хватает трех с половиной тысяч – это говорит о суровой правде производственной жизни. А именно: что мы не можем в оптимальные агротехнические сроки обработать посевы закупленными дорогостоящими препаратами. Не хватает ведь, элементарно, техники! (Не говорю здесь про дефицит механизаторов, хотя это – большой, отдельный, трудный разговор…) Спрашивается – дали эффект или нет потраченные страной в прошлом году 200 миллионов долларов?

Наверное, пришло время подумать, и как устранить дефицит этих самых трех с половиной тысяч опрыскивателей? Иначе ведь продолжим недобирать продукции? Зерна – в первую очередь, хотя и картофель тоже «страдает» от нехватки опрыскивателей. Бульба без грамотных химобработок может погибнуть подчистую, не выдержать «натиска» фитофторы…

Вырисовывается, как ни крути, определенный дисбаланс. С одной стороны, средств защиты растений закупаем под полную потребность. Но что потом с ними происходит? Техники-то не хватает для внесения? С другой стороны, безусловно важнейшим ресурсом современного сельского хозяйства являются химические средства защиты (ХСЗР). При рачительном, хозяйском их применении должны приносить на 1 доллар, вложенный в эту сферу, не менее 10 долларов чистого дохода. Но пока фактически эта цифра в среднем по республике находится на уровне 5 долларов. Нетрудно подсчитать, сколько в этой (пестицидной) сфере мы теряем. К слову, окупаемость 1 кг минеральных удобрений (NPK) зерном в последние годы в Беларуси колеблется в среднем от 4,5 до 5,5 кг. А потенциальные тут возможности – 8-10 кг зерна. Минеральной «подкормки» ежегодно закупаем на полмиллиарда долларов.

– И тут, может показаться, дело… не в механизации? Хотя, подозреваю, что машин для внесения минеральных удобрений тоже не хватает?

– Как это – не при чем механизация?! Нужно иметь в Беларуси еще три с половиной тысячи таких машин. Тут – прямая зависимость. Качество внесения, оптимальные сроки, особенно для азотных удобрений, – важнейшие технологические нюансы, которые пробуксовывают из-за дефицита нужных машин. Процесс известкования тоже сильно зависит от наличия техники. Между тем, в Беларуси в более чем 60 районах кислотность почв не снижается, к сожалению. А на кислых почвах плохо работают минеральные удобрения. Растения – ослабленные, вот, вредители их нещадно и «атакуют»…

– Не секрет, что в связи с известными кризисными явлениями планируется сокращение финансирования многих госпрограмм… И если уже теперь, судя по вашему анализу, ощущается нехватка техники, то не усугубится ли дефицит в будущем? Где, откуда хозяйственникам брать средства на пополнение своих машинно-технических парков?

– Государство никогда не оставит без поддержки свой агросектор – по причине того, что национальная продовольственная безопасность должна обеспечиваться. Так или иначе, но покупать ту же технику аграриям будут помогать. И это жизненно необходимо делать! Российский академик Милосердов, проанализировав мировой опыт, пришел к выводу – нигде в мире нет такого, чтобы страна бросила свой АПК на произвол судьбы. Я когда-то так писал: «Без сельского хозяйства нет обороны, промышленности и так далее…» Интересен опыт китайский – совмещения частного и государственного интереса в агросекторе. Он твердо стоит сразу на двух мощных ногах, образно говоря. В России же, подчеркивает Милосердов, «многое на селе разрушили, но практически ничего нового пока не создали».

Экономическое развитие – процесс, зависимый от многих факторов и условий, справедливо замечает академик Милосердов. И приводит еще один пример – ощутимого рывка, который произошел в США. Там до 1960 года урожайность зерновых составляла 26-30 центнеров с гектара, продуктивность молочного скотоводства – 3200 кг молока в среднем на корову за год. И за три десятилетия урожайность выросла на 40 центнеров с гектара, а удой – подрос на 4 с лишним тысячи килограммов. По мнению американских ученых, такой ощутимый рост, на 50-60 процентов, вызван научно-техническим прогрессом (здесь и укрепление материально-технической базы, и повышение качества техники, и увеличение объемов вносимых удобрений). Академик Милосердов делает справедливый вывод о том, что «было бы наивно полагать, что без крупных вложений, без высокопроизводительных техники и технологий, без серьезного научного обеспечения американское сельское хозяйство смогло бы достичь такого высокого уровня эффективности».

Перебрасывая мостик снова в наши реалии, замечу: механизация сегодня – решающий фактор сельскохозяйственного производства! И тот факт, что выбытие техники в белорусском АПК уже многие годы превышает поступление ее в хозяйства, говорит о необходимости поиска новых подходов, разработки «свежих» концепций, принятия, наконец, конкретных законов о техническом обеспечении сельского хозяйства на нынешнем этапе его развития.

Кстати, давно пора вернуться и к такому вопросу в масштабах республике – о более узкой, но глубокой специализации конкретных хозяйств. Поверьте, нельзя эффективно заниматься в одном СПК сразу и коровами, и курами, и КРС, и лошадьми! Ко всему прочему, это серьезно осложняет техническое оснащение и отдельных хозяйств, и белорусского сельхозпроизводства в целом.

Финансово-валютный кризис последнего времени негативно отразился на состоянии дел в машиностроительной сфере. Но вот на что хотелось бы обратить внимание. Вы не задумывались, что именно в сфере сельхозмашиностроения за последнее время образовано немало производств, совместных с зарубежными фирмами? Фактически – производств, предполагающих поставку импортных деталей, узлов, а то и целых машин в разобранном виде. Само собой, все это оплачивается только валютой…

– Сомневаетесь, что все эти СП нужны Беларуси?

– Для себя так сформулировал вопрос: «А все ли эти совместные производства нужны Беларуси, стране, располагающей огромным промышленным потенциалом, опытными конструкторами, инженерами, учеными?»

Уверен, что далеко не все! К примеру, наши белорусские машины для применения минеральных и органических удобрений, машины для внесения пылевидных известковых материалов, прицепные и самоходные опрыскиватели, комплексы машин для заготовки травянистых кормов, почвообрабатывающие и посевные машины не уступают зарубежным аналогам, а иные – и превосходят «конкурентов». В этом я лишний раз убедился, посещая престижную выставку «Agritechnika-2011» в немецком Ганновере…

– Есть и противоположная точка зрения, которая гласит: вместе с созданием подобных СП сюда привносится перспективный зарубежный опыт, наработанный в сельхозмашиностроении. Разве ж это плохо?

– Сам факт использования зарубежного опыта в отечественном сельскохозяйственном производстве и в сельхозмашиностроении тоже не вызывает возражений. Однако… На мой взгляд, за последние годы ослаблены государственные механизмы управления техническим обеспечением села. А на этом фоне заметно оживилась деятельность целого ряда фирм – по активному внедрению своей техники в сельское хозяйство Беларуси. Вовсю создаются совместные предприятия, дилерские пункты по пропаганде и продажам зарубежной техники.

– Такая мощная пропагандистско-торговая «атака» чревата серьезными последствиями?

– Вижу три негативных обстоятельства, связанных с практикой внедрения иностранной техники и, в частности, деятельностью отдельных фирм.

Во-первых, путем постепенного втягивания предприятий страны в совместные программы производства «якобы прогрессивных» машин вырисовывается тенденция преднамеренного вытеснения отечественных производств – с возможной перспективой их полной ликвидации. При этом, особо подчеркну, – выбор программ для «взаимовыгодного» сотрудничества производится случайно, без учета приоритетов. Тем более, никаких конкурсов-тендеров по выбору лучших, оптимальных программ не производится.

Во-вторых, при внедрении зарубежной техники путем создания совместных предприятий нередко превалируют узковедомственные, а то и личностные интересы участников совместных программ, и не учитываются общенациональные, государственные интересы. Игнорируются достижения отечественной науки и техники.

В-третьих, при доказательстве эффективности зарубежной техники допускаются нарушения общепринятой методологии технико-экономической оценки сравниваемых изделий, зачастую используется случайная недостоверная информация…

– Нынешний валютно-финансовый кризис может побудить пересмотреть приоритеты? И не закупать уже в таких количествах импортную сельхозтехнику?

– Уже более 15 лет, как наш рынок интенсивно «насыщается» зарубежной сельскохозяйственной техники. Тратится валюта, но не это – самое тревожное. Отсутствие единого координационного начала в этом деле привело к тому, что каждая область, отдельные хозяйства закупали «как бы» целесообразную технику, но – сугубо по их мнению. В результате наша республика на сегодня имеет тракторы, комбайны, плуги, разбрасыватели минеральных и органических удобрений, опрыскиватели, доильное оборудование и многое другое чуть ли не со всего света! Из Бразилии, Колумбии даже! В определенном смысле, белорусский АПК превратился в действующий «музей» зарубежной техники, «рассредоточенный» по всей территории республики. А поскольку «музей»-то действующий, его надо регулярно обслуживать, ремонтировать. Как? Где брать необходимые для этого приборы, приспособления, запасные части, а еще – специалистов высокого класса? Особенно много вопросов возникает после истечения гарантийных сроков эксплуатации… Проблема, безусловно, тут есть, и достаточно сложная.

…А ведь еще есть и затратная составляющая! Не задумывались, почему на Минщине больше всего получают зерна, но, при этом, оно – самое затратное выходит? Да во многом из-за того, что, в свое время, хорошенько закупились дорогостоящей импортной техникой. Вот и расхлёбываются до сих пор – ведь стоимость иной супермашины из-за рубежа не один год «тянет» себестоимость получаемой продукции вниз…

– Вот Вас беспокоит, что все меньше на селе становится техники… Но ведь иные управленцы, наоборот, видят в этом добрый знак – дескать, зачем вместо одного трактора десяток содержать? К тому же, продолжают мысль, и механизаторов столько не нужно, якобы «легко» решается кадровый вопрос…

– Где это видано, чтобы одним трактором можно было решить технические, технологические проблемы целого хозяйства?! (Конечно, не берем тут ЛПХ или КФХ). Академик Гусаков когда-то писал и, на мой взгляд, совершенно справедливо, что «выбытие одного механизатора никак не покрывается одним же мощным трактором». Село – это десятки работ! Там, прежде всего, должны быть люди…

– А с кадрами – плохо…

– Не плохо, а очень плохо! С механизаторами, специалистами, руководителями хозяйств… На какую строку вакансий ни взгляни, везде – прорехи. Почему держатся на плаву те же хозяйства-«маяки»? Там титаническими усилиями поддерживается приемлемый уровень кадрового обеспечения.

– Выходит, не всё решает исключительно закордонная чудо-техника?

– Далеко не всё! Нужно грамотно увязывать кадрово-техническую стратегию. На добрый толк неплохо было бы еще в 90-х годах прошлого века, когда только-только стала поступать на рынок Беларуси импортная техника, а параллельно шло становление нашего суверенного сельхозмашиностроения, разработать и принять Закон о техническом обеспечении сельского хозяйства. В принципе, не поздно это сделать и сейчас. А чтобы документ был объективным и эффективным, к его разработке стоит привлечь опытных, грамотных, неангажированных ученых и специалистов АПК.

Поскольку мы располагаем огромным промышленным потенциалом, имеем уже свою систему машин, то назрела необходимость сделать объективный анализ того, что дала нам зарубежная техника. Получили мы ожидаемый результат? И как быть дальше?

Даже просто из данных Белстата видно: «китайского скачка» в сельхозпроизводстве не произошло, урожайность основных сельхозкультур «стабилизировалась», а вот рентабельность производимой растениеводческой и животноводческой продукции серьезно снизилась, и, что особенно должно тревожить, – состояние сельхозугодий и пашни ухудшилось. А ведь старшему поколению аграриев хорошо известно: еще в 80-е годы прошлого столетия в БССР и в целом на просторах Советского Союза практически не было зарубежной техники. Производили, однако, гораздо больше сельскохозяйственной продукции. И, что самое важное, – плодородие почв по всем показателям ежегодно прирастало.

Конечно, «производить» технику, используя готовые зарубежные изделия, легче и проще. Но не это ли «упрощение» привело к тому, что сегодня, например, рукава высокого давления, а, по-народному, – гидрошланги, мы у себя не производим? А завозим с упорством, достойным лучшего применения, из-за рубежа? Платим по 190—200 тысяч рублей за 1 метр?! Неужели мы не способны были наладить это производство у себя? И так – по многим-многим наименованиям запасных частей, узлов к различным сельхозмашинам, оборудованию для нужд животноводства.

– В последнее время много говорится о наращивании экспорта, в том числе и выпускаемых в Беларуси сельхозмашин. Все, вроде бы, логично – нужно добывать ценнейшую для страны валюту, но…

– Выскажу сугубо личную точку зрения по поводу, как я его определяю, резкого «крена» отдельных управленцев АПК, призывающих направлять львиную долю производимых у нас машин зарубежному потребителю. Продавать за границу, безусловно, надо. Но только те машины, оборудование, которыми наше родное село обеспечено полностью. Прежде всего – важно насытить внутренний рынок! Только в этом случае сможем серьезно нарастить объемы экспорта качественной сельхозпродукции по выгодным для нас же ценам. В конце концов, выйти к 2015 году, как того потребовал Президент Беларуси, на рубеж в более чем 7 миллиардов долларов США экспортных поставок продовольствия.

А вырученную от этого валюту стоит направить, в первую очередь, на обновление технологического, станочного оборудования наших промышленных предприятий. И даже, если потребуется, создать новые предприятия, цеха, участки по производству комплектующих изделий, закупаемых нынче в огромных объемах по импорту.

В противном случае, труд белорусского крестьянина по-прежнему будет напоминать Сизифов… А главное наше богатство – земля – деградирует до необратимости. Будущие поколения белорусов вряд ли помянут нас за это добрым словом…

Не лес-кругляк гнать за рубеж, а изделия из него! Не технику продавать за границу, а качественную дешевую сельхозпродукцию, произведенную с помощью нашей техники!

– Давайте проанализируем: что у нас для этого есть, а чего – недостает?

– Мы располагаем выгоднейшим количеством пашни в расчете на одного жителя. Есть огромный промышленный потенциал, своя система машин, собственные сорта основных сельхозкультур… Правда, потенциал последних, по-моему, в среднем по стране реализуется пока не более чем на 50 процентов. Есть породы скота, тоже не «эксплуатируемые» по максимуму, технологии в растениеводстве и животноводстве – ничем, абсолютно ничем не отличающиеся от зарубежных! Но беда в том, что на практике эти самые технологии почти повсеместно не соблюдаются, не выдерживаются в полном объеме.

Есть министерства и ведомства, а в них – главки, отделы. Работает аграрная наука – академическая, вузовская, в том числе несколько институтов экономического профиля. Первейшая задача их, на мой взгляд, – определять, ранжировать проблемы с точки зрения народнохозяйственной значимости, доводить до сведения результаты своих аналитических изысканий Правительству. Показывать, куда и сколько нужно вкладывать финансов для решения задач, а не раздавать «всем сестрам по серьгам». В результате чего, по сути, ни одна проблема в белорусском сельском хозяйстве за последние десятилетия так до конца и не решена.

– Но ведь у нас разработаны и действуют с десяток разнообразных госпрограмм, помогающих развитию отечественного АПК…

– Если точнее говорить, то на 2011-2015 годы Правительством страны принято 18 программ развития сельского хозяйства. Среди них и Программа оснащения села техникой. Так вот, анализ ее положений заставляет откровенно признать: даже при условии 100-процентной реализации техническая сторона решения проблем, в частности, применения минеральных и органических удобрений, известковых материалов и пестицидов, обеспечена не будет. А это означает, что условий, предпосылок для повышения урожайности, снижения себестоимости всех сельскохозяйственных культур создано не будет.

Что нужно сделать? Целесообразно, на мой взгляд, проранжировать по значимости все 18 госпрограмм, составить из них приоритетный ряд и обеспечить соответствующее финансирование – с тем, чтобы самые важные были выполнены полностью и в кратчайшие сроки. Иными словами, надо отыскать то звено, потянув за которое, можно вытащить всю цепь.

– Можно ли очертить некий магистральный путь решения проблемы технического обеспечения белорусского сельхозпроизводства?

– Этот вопрос легким не назовешь, но, все же, варианты есть. Уже более десяти лет я предлагаю разработать и реализовать Государственную научно-обоснованную программу приоритетного сельхозмашиностроения – как единственного способа, в условиях дефицита финансовых, материальных, энергетических ресурсов, создать предпосылки для технического обеспечения интенсивных технологий в растениеводстве и животноводстве в масштабах республики, для устойчивого наращивания экономического потенциала села, а, значит, и страны в целом.

В первом разделе Программы должен быть назван научно-обоснованный приоритетный ряд машин и оборудования, изготавливаемых на предприятиях республики. Это позволит заводам-изготовителям разработать конкретные программы производства первоочередной, максимально эффективной техники в оптимальных объемах, исключить имеющееся в настоящее время необоснованное дублирование производства одних и тех же машин на разных предприятиях, прекратить распыление государственных ресурсов и ресурсов предприятий, более целенаправленно и эффективно их использовать. То есть каждый завод должен ежегодно выпускать определенную часть приоритетной, обязательной машиностроительной номенклатуры, если кратко – обеспечивать госзаказ. А потребитель – создать необходимые предпосылки для того, чтобы эти обязательные позиции гарантированно и своевременно выкупались. Это нетрудно сделать, так как срок окупаемости почти всей техники составляет 1-2 года.

Выполнение Программы должно регулироваться таким образом, чтобы любая последующая позиция в приоритетном ряду не ставилась на производственный поток до тех пор, пока не освоено производство предыдущей. При этом внедрение каждой предыдущей позиции будет создавать экономическую основу для внедрения последующей.

Второй раздел должен включать научно-обоснованный приоритетный ряд машин и оборудования, закупаемых за рубежом. Необходим перечень приоритетных машин и оборудования, производство которых невозможно или нецелесообразно налаживать в нашей республике.

Здесь придется ответить на непростые, но стратегически важные вопросы. Надо ли закупать за рубежом машины для внесения удобрений, опрыскиватели, качество работы которых, кстати, не лучше, нежели у отечественных, а еще – плуги, сеялки? Или эти средства стоит направить на освоение, внедрение собственных разработок?

Тут стоит иметь в виду: наши трактора, сельхозмашины, животноводческое оборудование отличаются неплохой ремонтопригодностью. Они более адаптированы к зональным требованиям ведения сельхозпроизводства, отечественным сортам горюче-смазочных материалов и значительно дешевле зарубежных аналогов. Вместе с тем, проигрывают иностранным «конкурентам» по числу отказов в гарантийный период и до первого капитального ремонта. Однако, при одинаковом типаже по производительности, они изначально дешевле импортных, а стоимость запчастей и технического сервиса – ниже. Поэтому, на мой взгляд, надо законодательно запретить импорт за бюджетные деньги машин, аналоги которых выпускаются белорусскими заводами. Сэкономленные на этом средства неплохо отдать, в первую очередь, на обновление станочного парка, иного оборудования хотя бы ведущих заводов-изготовителей отечественной сельскохозяйственной техники. В противном случае надежность и долговечность ее никогда не сможем повысить. Замена собственных изделий импортными разрушает национальное производство – это аксиома, про которую не стоит забывать!

По третьему разделу Программы… В нем необходимо выделить научно-обоснованный приоритетный ряд запасных частей для поддержания в исправном состоянии техники. По отдельным позициям он будет иметь самостоятельный и первостепенный характер, по многим другим – вытекать из первых двух блоков.

И, наконец, четвертый раздел. И тут важен научно-обоснованный приоритетный ряд, но уже – мероприятий по восстановлению и развитию ремонтно-эксплуатационной базы хозяйств. В Беларуси ремонтная инфраструктура, без которой невозможно эффективно эксплуатировать технику, в последние годы пришла в упадок. И это в то время, когда имеем почти 70 процентов (!) машинно-тракторного парка за пределами амортизационного срока.

Актуален и кадровый акцент: в Программе стоит предусмотреть перечень приоритетных мер по повышению квалификации инженерно-технических кадров села, ответственности за нарушение правил эксплуатации сельскохозяйственной техники. К слову, кроме Закона о техническом обеспечении сельского хозяйства, наши парламентарии, чиновники «задолжали» крестьянам еще и другой – Закон Республики Беларусь об инженерной службе сельского хозяйства…

– Спасибо, Леонид Яковлевич, за проблемный, обстоятельный разговор! Давайте надеяться, что голос науки будет услышан, и селу станет проще технически переоснащаться…

– Хотел бы напоследок заметить: документы, о которых мы вели речь, – тот минимальный перечень, без которого не навести должный порядок в технической сфере сельскохозяйственного производства Беларуси!

Фото Руслана ГАРМЕЛЯ.

Таблица: Поступление и выбытие сельскохозяйственной техники в сельском хозяйстве Республики Беларусь

Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Алексей БОГДАНОВ, начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Минсельхозпрода Беларуси:

    – Россия остается важнейшим торгово-экономическим партнером для белорусских производителей сельхозпродукции, которая пользуется высокой лояльностью потребителей. Стратегия на этом рынке такова: сохранить достигнутое за прошлые годы. А вот дополнительные объемы производства и по мясу, и по молоку поставлять на разные рынки, диверсифицируя экспорт. Мы реально понимаем, что Россия занимается очень хорошим делом — импортозамещением, наращиванием собственного производства. Негоже такой стране зависеть от кого-то по импорту основных продуктов питания…

    ЦИФРА

    С 64 до чуть менее 30 тысяч единиц

    упали за последние годы, по сравнению с 2012-м, объемы производства тракторов в Беларуси. Об этом, как сообщает БЕЛТА, доложил на совещании у Президента А. ЛУКАШЕНКО министр промышленности РБ Виталий ВОВК.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В Гомельском районе – органик сад

    Здесь будут выращивать яблоки, груши и абрикосы без «химии». Местные фрукты прекрасно дополнят школьные обеды, а излишки планируют продавать – деньги пойдут на поддержку школы. К тому же сад станет местом отдыха деревенских жителей, сообщили www.agrolive.by в Центре экологических решений (ЦЭР).

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)