ЛИЦА

Александр БИЧ: «Экстенсивная гонка не приносит АПК экономически привлекательных результатов...»

Александр Бич
Можно ли родиться «звездой» аграрного дела? Нет, не спешите возражать – дескать, сочетаю несочетаемое. Какая там звездность в нелегком хлеборобском ремесле? А вот и поспорить готова! Да, сегодня должность, сама стезя руководителя хозяйства, быть может, и не так престижна... Но тем интереснее, колоритнее те упертые храбрецы, которым удается в тяжелейших условиях доказывать: земля им не зря доверена!

Таков и Александр Бич, многолетний руководитель одного из лучших хозяйств республики – Селекционно-гибридного центра «Западный», что в Брестском районе. А разговор наш, вопреки первоначальной задумке, получился шире, чем просто штрихи к портрету, безусловно, неординарной личности. Что такое искусство управления сельхозпредприятием в условиях, когда приходится лавировать между постоянным «жимом» и необходимостью достигать экономической эффективности хозяйствования? Агробизнес – это панацея от всех бед? Когда руководитель крупного сельхозпредприятия почувствует себя не просто «наемником», а – хозяином дела?

— Александр Николаевич, вы – человек азартный? Любите посоревноваться, «обставить» коллег?

— Это вы намекаете на всевозможные рейтинги? Честно говоря, никогда не заморачивался по этому поводу. Слишком уж, на мой взгляд, подобные «табели о рангах» – вещь условная, относительная. Хотя, если вдуматься, толика моей личной заслуги в неплохих результатах нашего хозяйства есть. Только, мне кажется, нужно, чтобы при составлении таких рейтингов не чисто механически сравнивались хозяйства, а шел более углубленный, всесторонний анализ. К примеру, учитывалось, сколько времени руководитель на посту...

— Когда руководитель есть... Великое дело! Но не секрет: белорусское село теперь страдает от нехватки именно хороших управленцев? Или – сельских вожаков, как называли раньше? Отчего так, по-вашему?

— Знаете, я этот нелегкий – директорский – хлебушек «ем» вот уже скоро тридцать пять годков. Начинал в одном из колхозов Жабинковского района, потом – здесь. При мне фактически «Западный» стал не просто хозяйством, а – СГЦ, то бишь более сложным производственным организмом.

Когда сложнее всего работалось? Оно-то не сахар было всегда, без передышек, но... Рискну сказать, что сейчас. И не потому, что постарел (улыбается). Мало что по-прежнему трудимся в условиях постоянного прессинга со стороны матушки-природы. Так еще — крутишься как белка в колесе. Идет ведет неслабый «жим», погоня за темпами, неуклонным ростом показателей... Причем, нередко – любой ценой велено добиваться! Не задумываясь про затраты, а то и целесообразность такого натиска. Нет времени остановиться, призадуматься...

— Хочется свободы от бесконечной гонки? Реальной экономической свободы – хозяйствования, в первую очередь? А, может, в этой постоянной погоне – смысл? И ничего менять не стоит?

— Кто знает, как лучше было бы... И куда ж деваться от необходимости быть государственным человеком – нести огромное бремя ответственности? За людей, за дело, за землю, на которой пригодился. Отвечая на вопрос, почему дефицитна должность руководителя хозяйства, одно скажу: слишком многое болит, тревожит, чтобы долго выдержать. Не всякий сдюжит!

А еще, увы, не добавляет оптимизма крепнущее ощущение: главное – нужно исполнять! Повышать, повышать, повышать... Брать чаще количеством, а не качеством. А где ж право на риск? На ошибку, которую, в случае чего, можно будет исправить – без «необратимых» последствий для себя?!

— Чиновники лучше знают, что и как сеять, куда «рулить» хозяйству? В то же время, оставляя свою хлопотную должность, бывший директор или председатель, по сути, остается... ни с чем?

— Был бы смысл в этом чрезвычайно укоренившемся и мало поддающемся искоренению «жиме»... А так, в принципе, экстенсивная гонка не приносит АПК Беларуси экономически привлекательных результатов. Когда же экономика сельхозпроизводства, именно экономические рычаги управления отходят на второй план, то... Рискуем ведь не поспеть за ужесточающейся конкуренцией на мировом рынке! В нашем случае – продовольствия...

— Без постоянного наращивания объемов производства, в количественном плане, — тоже ведь не обойтись?

— Конечно! Рост показателей говорит о постоянном прогрессе страны в целом и ее АПК в частности. Это важно с имиджевой точки зрения. Тем более, ВВП на душу населения в Беларуси еще имеет резервы увеличения. Но! По-моему, сейчас мы балансируем, имею в виду сельхозпроизводство, в первую очередь, на тонкой грани: между дальнейшим количественным ростом и новым качественным продвижением. (Оказались подобно витязю на распутье, в своем роде). Скорее, речь идет про разумный баланс, но что в этой дилемме должно перевешивать? Я – за то, чтобы все-таки углубиться в экономику! Сосредоточиться не на погоне за плюсами на бумаге, в статотчетности. А – идти от жизни. Сельской...

— Ну, аграрный сектор Беларуси ведь умудрился не только уцелеть в развальные постсоветские годы, но и основательно приумножить доставшееся ему наследство? Это – несомненный успех!

— Вы правы! Но только, если смотреть в объемных, экстенсивных, количественных величинах. Даем неплохой вал продукции. Хватает не только себе. Но вот озвучена задача – как минимум удвоить экспорт продовольствия. Что делать будем? Еще больше «нажимать» на темпы? Мне кажется, тут не обойтись без некоторой переакцентировки. Задумайтесь, а почему сейчас так мало слышно про одну проблему – роста производительности труда? В АПК, во всяком случае, есть над чем работать в этом плане.

— Неужели в СГЦ «Западный» есть вопросы с производительностью труда?

— Есть. А ведь нужно быстрее шевелиться – конкуренты ведь не дремлют! Как-то у нас в хозяйстве, на семинаре, зашел разговор о том, почему не можем снизить себестоимость свинины. И начинаем проигрывать в ценовой конкурентоспособности соседям-полякам. Где теряем, «набирая» затратный груз? Я тогда задал коллегам и чиновникам один вопрос: «Кто бы мог подсчитать, сколько у нас в сельском хозяйстве... сторожей?»

— Нет чувства хозяина?

— Вот-вот! Если оно могло появляться на пустом месте... Производительность труда повышается там, где есть Твое, Собственное. Приумножать то, что тебе не принадлежит, — архисложно. Право собственности – мощнейший стимул, который никто не отменит, даже при самом большом желании. А у нас от того и много сторожей приходится держать, что все вокруг – колхозное... Читай – мое? Я, как руководитель, должен нанимать сторожей. А как иначе сберечь общественное добро?

— Сторожа найти несложно?

— Да уж, председателя СПК или директора РУСПа – посложнее! В каком-то смысле сторож даже более выигрышная должность, чем специалист или руководитель хозяйства. «Сидит» себе на строго нормированном рабочем графике... Не то, что агроном или председатель, у которых – постоянные переработки, ни минутки свободной. А уровень зарплат на селе, в агросекторе, — отнюдь не самый высокий в стране.

— Вы же когда-то знали, на что шли? И выбор свой в пользу деревни делали осознанно? Неужели теперь жалеете?

— Жалеть – толку мало. Я предпочитаю думать, размышлять. Кому сегодня заполнять те вакансии, о которых вы спрашивали? Временщиками тут не «обойдемся» точно! Они в деревни априори не приживутся. В нашем деле сейчас всерьез и надолго остаются только фанатики. Те, кто не представляет себя в другой роли.

А что молодежь? Приходят в хозяйство на отработку в большинстве своем – прагматики от мозга до костей. Попробуют. А потом поглядят, что где-то — крутнулся, где-то – «торганул»... Все лучше, чем в полях да на фермах сутками пропадать?! И, потом, сейчас у ребят больше возможностей, путей самореализации, нежели было в мою молодость...

— Часто можно услышать сетования от молодежи – дескать, на работе в хозяйстве сплошь рутина, никакого творчества...

— Тут можно спорить! Есть в нашем деле участки работы, где хорошая исполнительность – первейшее преимущество. И разве ж вырасти в талантливого, творчески «заостренного» агрария можно в одночасье?

— Я чуть-чуть о другом... Вот вы, как руководитель, прислушиваетесь, если какой-нибудь молодой специалист загорается идеей, которая – вразрез с устоявшейся практикой, вашими подходами? Не боитесь дать зеленый свет иному мнению?

— Ничего тут страшного, если, конечно, доверять и доверяться людям. Да, в АПК Беларуси пока — острый дефицит толковых управленцев. Но жизнь так устроена – далеко не всегда остаются на селе молодые люди, подающие большие надежды. Нужно предоставлять шанс каждому, а не растить механических исполнителей. Последнее – не из моего арсенала. Здесь я – руководитель-демократ, а не диктатор.

— А часто ли признаете, в том числе – прилюдно, свои личные ошибки, просчеты?

— Нет проблем! Хотя... Не стремлюсь выносить это «на публику». Для меня главное – самому признать свою ошибку. Также и с успехом. Если сам чувствую – чего-то добился на конкретном участке большого и трудного пути, значит, победил и в самом деле! Не обязательно, при этом, чтобы все кругом хвалили.

Перевариваю, «перелопачиваю» в себе многое. За долгие годы убедился: нет и не может быть идеального руководителя! Особенно — в таком специфическом деле, как сельхозпроизводство. Здесь же всё – на постоянном преодолении...

— Наверное, есть какая-то фатальная ошибка, которую допускают ваши молодые коллеги, когда начинаю «кіраваць” хозяйствами. Ведь не все определяется внешними факторами?

— Руководителя нет без постоянного самокопания, внутреннего анализа многотрудного опыта – «сплава» ошибок и просчетов, побед и поражений. Да, причина дефицита хороших руководителей на селе отчасти кроется в... самих кадрах. Многие, по-моему, не совсем верно формулируют главную управленческую задачу. А — хотят всего и сразу! То бишь сиюминутный результат с наименьшими затратами. А — не случается всё да вдруг! Нужно долго, нудно, кропотливо создавать команду единомышленников.

— И сколько понадобится времени на реализацию задачи?

— О, вы слишком утрированно подходите к сложнейшему вопросу! Иногда на это может не то, что двух, трех лет... Бывает, целой жизни не хватит. Немалую роль в этом играет удача, везение.

Помню, в первом колхозе создал ну, практически идеальную команду. И добрый десяток лет считал: в другом хозяйстве уже не смогу повторить... Пришлось себя переубеждать (смеется).

— А сейчас ваша команда – без свободных вакансий?

— Нет, есть они. Аккурат недавно ушел от меня на повышение, в район, толковый хлопец. Первая реакция, когда узнал, — пошумлю, авось удержу? Но пришлось и не раз прежде приходилось превозмогать себя, подавлять такие, наверное, эгоистичные порывы. Хороший руководитель – еще и тот, кто думает о другом человеке. Учитывает его устремления, желания, а, как следствие, дает возможность самореализации. Сейчас, на мой взгляд, редко кто так думает: простой работник, специалист – ведь не винтики! И они не должны по нашей, руководительской прихоти, только — пахать, пахать, пахать... О, сейчас это особенно трудно и для руководителя – за необходимостью «поднажимать» без конца, гнать вперед разглядеть, услышать человека. Его судьба – главное...

Руководя, не забывайте, мы – просто живем! А жить нужно по-человечески. Результат же приходит туда, где есть не механическое исполнение двадцать четыре часа в сутки группой людей, а – высокопроизводительный труд единой команды управленцев. Не один, даже самый толковый руководитель, не должен занимать позицию – мол, я тут главный и все решу сам...

— Сложно быть руководителем-новатором? У вашей команды есть шанс переубедить директора?

— Вот сейчас мы как бы на второй круг пошли – с бесплужной обработкой почвы. Овчинка стоит выделки! За этой технологией, идеей – большие деньги. Она из того разряда методов, которые работают на качественный, а не только на количественный результат. Когда-то наше хозяйство одним из первых в Беларуси занялось бесплужной обработкой почвы. Но потом специалисты директора слегка переориентировали. Теперь возвращаемся к реализации перспективной идеи. Вместе...

— Сейчас много говорят про агробизнес. Дескать, не преобразуем в этом «духе» наш АПК – не выйдем на новые рубежи. Чувствуете себя бизнесменом, капиталистического склада менеджером?

— Что вы! Между мной и западным фермером – огромная разница. Он ощущает себя полноценным хозяином, а я – не более чем наемный работник. Многое, увы, — просто за пределами моих возможностей...

— Наверное, не знаете, что делать с той же говядиной, которая даже в хозяйствах крепких еле-еле выходит на пару процентов рентабельности? И то – в лучшем случае...

— Вот и ошибаетесь! Я докопался до самого корня проблемы, но решить ее можно только, подключив государственную волю, если так можно сказать. Тут, вообще-то, интереснейший «эксперимент» ставят над аграрием. Говоря про убыточность говядины, упускаем один определяющий нюанс. Ведь до сих пор пользуемся той системой, которая внедрялась еще в Советском Союзе. Основа ее – сосредоточение откорма КРС на крупных комплексах. Не считаю, что такой подход устарел. Но! Скажите, когда начинается убыточность говядины? Точнее – с какой стадии? Любой рачительный хозяйственник скажет вам – основной массе хозяйств невыгодно реализовывать молодняк в другие сельхозпредприятия, где есть те самые крупные откормочники. Ведь на государственном уровне не первый год закрывают глаза на то, что существует большой дисбаланс, неравномерность в распределении финансовых благ. Ведь практические все «сливки» от реализации говядины достаются как раз небольшой группе хозяйств, где есть комплексы. Они, между прочим, неплохой «навар» имеют, зачастую откровенно манипулируя с ценой. То есть нам, поставщикам молодняка, платят куда меньше, чем нужно. Как-то я попытался на районном уровне «заставить» управленцев и партнеров из одного очень известного СПК поделиться денежкой...

— Получилось настоять на своем?

— Куда там! Записанное вначале вполне приемлемое решение о цене, которая была бы выгодна не только хозяйству с откормочником, тихонько замяли. А ведь нужно поддерживать все звенья цепочки, дабы не было подобных перекосов! Много лет борюсь за справедливость в этом вопросе, но... Видите ли, руководителям районов выгодно иметь такие образцово-показательные СПК, где эти манипуляции с говядиной позволяют, к слову, иметь очень красивую рентабельность... молока. Но привлекательную – на бумаге, а не в «реале»!

— Хорошо – передовики в почете. А остальным, что, прозябать?

— Скептически отношусь к высказыванию, что, дескать, в отечественном АПК практически не осталось убыточных хозяйств. Да и в целом наше сельхозпроизводство пока не блещет высокой эффективностью. Средняя рентабельность – не более пяти процентов (это – по официальной статистике). На самом же деле, думаю, выходит «так на так»...

— Но ведь сейчас везде трубят: для ведения расширенного воспроизводства необходимо выходить, как минимум, на 20-25 процентов рентабельности. Чтоб стране, наконец, и вовсе уйти от дотационного, «обременительного» АПК. Не представляю, правда, как по жизни можно добиться подобного?!

— И правильно, что сомневаетесь! Стоит иметь в виду: невозможно сделать сельское хозяйство, причем, в любой стране, супердоходным бизнесом. Иначе бы более успешные, чем мы, европейские фермеры не выливали бы молоко на центральных площадях в столицах стран ЕС. Везде в мире АПК – серьезно дотационная отрасль! Но агробизнес еще, кроме погони за прибылью, в отличие от той же «нефтянки», например, — это социально полезное дело. Он базируется на земле, он, наконец, несет на себе огромную нагрузку по обеспечению социальной стабильности в обществе, обеспечивая занятость сельского населения. Подсчитайте те вложения, которые идут в АПК, в разных формах. Отнимите их от доходов агрария... Не стоит искать виноватых, если цифра получится не впечатляющая. Это – не страшно, такова мировая данность. Главное – основная составляющая себестоимости продукции формируется на этой земле. Она – в порядке, не зарастает, пусть и невелика отдача, но, все же...

— В некоторых «продвинутых» европейских странах больше «обихаживают» своего агрария. Выделяют впечатляющие, по нашим меркам, дотации – например, в Швейцарии дают один доллар на доллар (в эквиваленте) произведенной продукции. Догоним ли когда-нибудь?

— А зачем догонять? Я, в принципе, не сторонник всяческих догонялок, соперничеств на пустом месте, откровенно говоря. «Дурных» денег в Беларуси никогда не было и не будет. Нужно идти в дотационном вопросе от жизни! От наших реалий...

Другое дело, что все в обществе хотят кушать, но все ли готовы разделить с аграрием его тяжелейшую ношу – обеспечение продовольственной безопасности целой страны?

— С недавних пор немало копий ломается вокруг поддержки ЛПХ. Контролеры нагрянут – непременно сыщут недовольных сельчан, которые, в свою очередь, обвинят в «несодействии» вас, руководителей крупных хозяйств...

— В идеале, конечно, всяк должен заниматься своим делом. Мы – непосредственно агробизнесом, сельхозпроизводством. Ведь платим исправно налоги, а, значит, социальные объекты можно было бы оставить... Но — на кого? Если подходить объективно, то, да, — плохое развитие ЛПХ на «подведомственных» крупным хозяйствам территориях на совести руководителей хозяйств. (Во всяком случае, я с себя такой ответственности никогда не снимал и коллегам не советую).

Но нельзя поверхностно, не углубляясь, судить о явлении! Вспомним, в условиях решения какой жесткой дилеммы находится любой председатель СПК или директор совхоза. С одной стороны, его «поддавливают» прогнозными показателями – по логике вещей, лучшие земли нужно отводить под эту задачу. В этом случае есть шанс прослыть ярым государственником, выбиться в районные, а то и повыше, передовики. Похвалят, грамоту дадут, премию выпишут.

С другой стороны, простые люди просят помощи – им-то нужно выживать как-то? (Не секрет, что нынешний уровень зарплат на селе не позволяет прокормить себя и семью). В большинстве случаев руководители выбирают первый вариант, а простого человека отфутболивают, автоматические записывая его в «вечные жалобщики». Приходится балансировать на грани.

Я сторонник того, чтоб отдавать под частные сотки лучшие земли хозяйства. Если не найду такой возможности, грош мне цена как руководителю...

— Подытоживая... Что, все-таки, самое сложное в нынешней аграрной стратегии управлять?

— За счет чего, по-вашему, Беларуси удается добиваться неплохих экономических результатов? Стабильность определенную поддерживать, в том числе – в аграрной сфере? Во многом, это – мое субъективное мнение, пока выезжаем все-таки на старом, еще советском, багаже. В наследство от времен СССР нам досталась высокотехнологичная страна. Я бы рискнул сравнить наше положение на постсоветском пространстве с тем, которое занимает сейчас в Евросоюзе Германия. Но пользоваться старым багажом нельзя до бесконечности! Нужно активнее пробуждать предпримательскую жилку в сельчанине, раскрепощать простого человека, решать проблему повышения производительности труда через более эффективное стимулирование, обновить, в конце концов, систему оплаты труда в АПК. Не стоит бояться, что кое-кого придется сократить! Эта боязнь обострения ситуации из-за «выброшенных» людей — не более чем стереотип. Давайте решать проблему, как наименьшим человеческим ресурсом добивать наибольшей отдачи. А вторая часть – с занятостью – «подтянется» со временем. Правда, придется шевелиться всем — создавать, в первую очередь, новые производства на селе. Пора прекратить уповать на сельхозпроизводителя – дескать, он, как издавна водится, всех работой загрузит. Подсуетиться придется и самому человеку, и государству, в лице чиновника. А так пока – лишь «консервируем» существующую схему, надеясь, что по накатанной вывезет...

— Благодарю Вас за искренний, проблемный разговор!


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир НОВИЦКИЙ, глава ФХ «Новицких» Лунинецкого района:

    – Почему сегодня в Беларусі колхозы попросту раздеты? Они много зарабатывают, но получается, что для мясокомбинатов выступают спонсорами. Цена закупки не соответствует себестоимости. Не говоря уже, чтоб получить прибыль. Моя задача – разобраться и поставить всё на своё место. Если кто-то думает, что меня будет учить – так не пойдёт...

    ЦИФРА

    130 лизинговых компаний

    на сегодня входят в реестр Национального банка РБ.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В деревне, где оставалось пять жителей, – теперь 100 домов

    В последние годы все больше череповчан, желая сбежать от городской суеты, поглядывают в сторону деревни. Почему? Мы постарались узнать на конкретном примере. «Голос…» побеседовал с жителями уютной маленькой деревеньки Юрьевец, что в 7 км от города. Итак, как же череповчане изменили ее жизнь?

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)