ЛИЦА

Андрей АБРАМОВ: «Белорусский агроэкотуризм пойдет правильным путем, если местная власть активизирует выдачу земель под ведение ЛПХ…»

В завершение большого разговора Андрея АБРАМОВА, хозяина хутора Ёдишки, что на Браславщине, с шеф-редактором www.agrolive.by Инной ГАРМЕЛЬ – о неоднозначной ситуации, сложившейся в белорусском агроэкотуризме… (Окончание. Начало см. в материале: Андрей АБРАМОВ: «Нужно раскачать сельского человека, сделать его хозяином деревни и своей судьбы…»)

За 10 лет в Браславе, районе что-то изменилось в плане туристического потенциала?

Изменения, безусловно, есть. С мертвой точки дело сдвинулись. Но… Несколько лет назад продвижение остановилось. Почему? А некому развивать инфраструктуру, нет знаний, опыта, навыков. Слишком либеральный указ№365, теперь регулирующий развитие агроэкотуристического бизнеса в Беларуси, имеется. Но вот кроме него – какие перспективы?

– А, если вернуться чуть назад… Что произошло в законодательной базе по агроэкотуризму в Беларуси за последнее время?

Изначально указ №372 был и остается до сих пор – правильным, заточенным под созидание, прогрессивным. Только, вот, его никто не понял. Точнее, понять-то поняли, но пошли не по тому сложному, но продуктивному пути, а по более легкому. (Для себя удобному, кстати). Ибо выполнять указ №372 – это вам не по-скорому сколотить гостевые домики для приема свадеб, корпоративов! Главным условием выполнения данного указа является ведение личного подсобного хозяйства, на базе которого и следует строить агроэкотуризм. Именно так, а не иначе!

Кроме того, указ №372 должен был бы посодействовать развитию сельских территорий в Беларуси. Под этим комплексным понятием подразумевается: с помощью двух базовых понятий «земля» и «крестьянин» выстраивается система устойчивая функционирования сельских территорий, основанная на обработке угодий, производстве продуктов питания. То, что, на мой взгляд, действительно можно назвать возрождением белорусской деревни.

То есть – простимулировать необходимо было не просто бизнес по-деревенски, который мог «замутить» любой?

– Не любой, а человек, способный своей деятельностью способствовать РЕАЛЬНОМУ возрождению и выводу на новый виток развития сельских территорий! Именно таким людям и под такие проекты, возможные, и была дана преференция – налоговая, в  первую очередь.

– А что получилось на деле?

– Кто воспользовался преимуществами указа №372? Пришедшие в бизнес, сделавшие ставку на проведение свадеб, прочих плясок-гулянок. И, увы, не развивающие село как фундамент…

Была ведь изначально опасность, что такие люди появятся и воспользуются выгодными условиями: захотят хапнуть деньжат, не сделав, по сути, ничего для деревни, земли, глубинки?

Наступило, все-таки, время переоценки приоритетов? Возможно. Тем более, работы по возрождению белорусского села так и остался непочатый край. Лично я сразу же для себя так и определился: указ №372 следует реализовывать так, как прописано в его положениях. И до сих пор действую строго в русле этого документа.

Об указе №365

– А принятый в конце 2017-го новый указ №365?

– О, с этим все непросто! Хотя появление данного нормативного акта на мне никак не сказалось.  Конкуренции не боюсь. Пусть те, кто хочет, идут по легкому, но, на мой взгляд, не совсем правильному пути. Тем паче, указ №365 все-таки разрешил еще больше развернуться тем, кто делает в своей работе упор не на ведение ЛПХ, не на обработку земли, не на получение сельхозпродукции и не на ведение за счет всего этого туристического бизнеса. Теперь можно, не опасаясь повышения налоговой нагрузки, – спокойно сдавать комнаты, дома, проводить свадьбы, корпоративы, другие подобные мероприятия. При этом вести ЛПХ вовсе не обязательно.

– Получается, процесс «снимания пенок» продолжится? Но чем, по-вашему, чревата активность «пенкоснимателей»? Ведь появление такого указа означает их победу?

 Это чревато тем, что еще большее количество людей зайдет в этот бизнес. Людей, трактующих и понимающих ведение агроэкотуризма как легкого способа добычи денег. Могу спрогнозировать, однако, что у многих новичков этот бизнес не пойдет, и они начнут в нем разочаровываться. Но есть и другой, более серьезный момент: иностранный  турист, до этого более десяти лет ехавший в Беларусь, больше рискует с недавних пор получить… Что? Да не тот продукт, за который он хотел бы заплатить!

Ведь чего хочет гость? Деревенских тишины, уюта, общения с домашними животными. А еще – завтраков, обедов и ужинов не покупными продуктами, а выращенными непосредственно на этой же агроусадьбе. Если вдобавок ко всему этому ему предложат пляски-гулянки, какие-то аниматорские увеселения – пожалуйста! Но основное – качество турпродукта! А без ведения ЛПХ, на мой взгляд, нужный уровень не обеспечить. Без этого в сухом остатке – бизнес, не более. Его можно определить как угодно: туристический, ресторанный, развлекательный. Он практически никакого отношения не имеет к развитию сельских территорий, качеству настоящего агроэкотуристического продукта. И такой бизнес, по моему глубокому убеждению, должен облагаться налогом.

Учитывая менталитет  белорусов и некоторые иные моменты, нетрудно сделать вывод: указ №365 несет больше вреда, нежели пользы. В нем нет функции государства как некого нейтрального регулятора. Нет, оно в данном контексте не отстранилось, скорее – пошло навстречу якобы большинству. Читай, активистам, которые вытребовали себе послабления, отстояли вложенные капиталы. Но, при этом, деревня… осталась за бортом.

Это, по-моему, – шаг назад. Хотя, с другой стороны, указ не так и плох, ибо, как минимум, не отменяет действие указа №372. Тревожная закавыка в том, что указ №365 вводит в заблуждение людей, которые могли бы, задавшись целью, пойти по верному пути. И создать постепенно настоящие агроэкотуристические усадьбы  – с обработанными землями, налаженным производством продуктов, в том числе, пройти сертификацию на органик. И даже прогреметь в Европе с экспортом такого продовольствия…

Об активизации потенциальных хозяев ЛПХ и председателей сельских Советов

Не кажется ли Вам, что в данном случае подспудно зреет некий конфликт между субъектами хозяйствования, завязанными в этом сегменте? «Пенкосниматели» активны, пытаются продвинуть свои проекты, попутно представляя иных хозяев усадеб, пытающихся вести свое дело в русле указа №372, некими чудаками-энтузиастами?  

–  Не совсем так. Власть, а также люди, увидевшие в агроэкотуризме не совсем то, ради чего он существует, как бы смешали всё в одну кучу. И, в итоге, со стороны этих субъектов теряется интерес к тому агроэкотуризму, который сформировался в Беларуси. Эта такая, немного странноватая, «смесь» истинного и лже- агроэкотуризмов…

При такой ситуации, в принципе, есть личный выбора каждого, в каком русле развиваться. Я предпочитаю отстаивать свое видение. Считаю, что выстроенная мною модель – простая, показательная, социально ответственная. Обеспечивает то качество турпродукта, за который готов сегодня платить приезжающий гость, в том числе европейский. Кроме того, она прогрессивна с точки зрения развития малого бизнеса, сельского предпринимательства. В целом – никак не противоречит тому видению будущего белорусской деревни, которое сейчас излагается государством. В государственной концепции, кстати, экономика постепенно начинает играть более существенную роль. И это, на мой взгляд, правильный посыл.

-- Подытоживая… Можете сформулировать стержневую проблему, мешающую развитию в верном русле белорусского агроэкотуризма? И как ее решать?

– Нужно незамедлительно решать проблему, корни которой – внутри процесса. А именно: повышать активности сельских жителей и председателей сельских Советов по выдаче земель под ведение ЛПХ! Нет, к сожалению, должной активности «изнутри». А то, что «сверху» обсуждается, не имеет особого значения. Пока в Беларуси очень немного усадеб, которые ведут работу в рамках указа №372. А ведь это – жизненно важно для будущего белорусской деревни!

Как добиться массового обращения граждан за выделением земли для ведения ЛПХ? Повременить, не вводить термин «сельский туризм». Надо поставить желающих заниматься агроэкотуризмом в такие условия, чтобы они хотя  бы попробовали вести ЛПХ. Ведь без этого в деревне нельзя жить! Нужно что-то есть и так далее. В чем фундамент развития села? В обработке земли, производстве на ней продуктов питания.  Нужно вспомнить об этом, и всё у нас непременно получится! Не только в агроэкотуризме, но и, в целом, в непростом деле возрождения белорусской деревни…

–   Огромное спасибо, уважаемый Андрей Михайлович, за содержательную, обстоятельную беседу!  

Фото www.agrolive.by и из личного архива Андрея АБРАМОВА


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Ирина УСОВА, руководитель проекта ГЭФ-ПРООН-Минприроды «Беларусь: Поддержка зеленого градостроительства в малых и средних городах Беларуси» («Зеленые города»):

    – Вопрос увязки градостроительства, городского планирования и городской мобильности нужно поднимать, поскольку на данном этапе в Беларуси, к сожалению, между этими составляющими нет устойчивой связи.

    ЦИФРА

    Цягам 20 гадоў

    клімат у Беларусі памяняецца істотна: зіма са снегам і марозам практычна знікне. Аб гэтым паведаміў тэлеканал “Белсат”.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Аграгарадок – не пустое слова?

    Грамадзяне, захоўвайце грошы ў ашчаднай касе! А што рабіць, калі той касы няма? У аграгарадку Язна, што ў Міёрскім раёне Віцебскай вобласці, да канца года ліквідуюць аддзяленне «Беларусбанка». Маўляў, немэтазгодна і нерэнтабельна. Як нерэнтабельна збудаваць у Язне і большую краму, дарэчы.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)