ЛИЦА

Андрей АБРАМОВ: «Нужно раскачать сельского человека, сделать его хозяином деревни и своей судьбы…»

Мой собеседник – хозяин хутора Ёдишки, что в Браславском районе. Ведет свое ЛПХ. Занимается агроэкотуризмом. Разрушает стереотипы, связанные с представлением современного человека о жизни в деревне. Считает, что совместить сельскую ойкумену с высокой культурой можно. Но сначала ее, то бишь – высокую деревенскую культуру, да и новый тип белорусского сельчанина – нужно кропотливо, не один год создавать. И путь этот тернист, но пройти его придется. Об этом и не только – наш большой разговор с Андреем АБРАМОВЫМ…

О себе и начале славных дел

– Андрей Михайлович, Вы ведь не считаете, что с любой действующей системой, в том числе – государственной, нужно бороться? Что-то сокрушать, ломать, а потом строить?..

– Нет, я не сторонник таких методов.  Взамен этого разработал модель «Деревня XXI века». Суть ее в том, что система, при ее успешной реализации, будет настроена на производство качественной натуральной деревенской продукции и услуг, способствовать развитию села и, при этом, – мягко интегрироваться в действующую политическую, социальную систему Беларуси.

– А как возник в Вашей жизни этот проект под  условным названием «Переселение на хутор Ёдишки»?

– Я русский человек, москвич. Прошел в жизни такую стадию роста, когда человек много учится, работает, быстро прогрессирует… И в один прекрасный момент приходит осознание того, что былого интереса к деньгам, их деланию уже нет. Из-за того, что многое можешь и умеешь. Параллельно возникает ощущение человека, терпящего… поражение. По причине упущенных возможностей по жизни. А связаны они вовсе не с финансовым недобором, а с невозможностью быть социально ответственным.

– И что делать дальше – продолжать жить как раньше или попробовать что-то круто изменить?

– Такая внутренняя дилемма  и встала передо мной примерно к 35-ти. Более десяти лет назад отчетливо понимал: вот, умею зарабатывать деньги, большие деньги – тоже не проблема. К этому возрасту имел все, что называют полной чашей: был владельцем и генеральным директором собственного бизнеса. Дом, три авто. Мог позволить себе, к примеру, слетать на Кипр на уик-энд… А смысл-то – в чем? Он ускользал…

Надорвал, ко всему прочему, здоровье. Хотел отдохнуть. Но, при этом, не знал, чем бы заняться на отдыхе. И, главное, что делать дальше? Моя супруга родом из Беларуси. Как-то мы приехали сюда, и на глаза мне попалось объявление о продаже сельской недвижимости на Браславщине. Попав сюда  впервые, понял сразу: хочу тут жить! И место подходящее нашлось: речка, поля… Так и купил развалины хутора, который называется Ёдишки.

Оставил супругу, чтобы она с помощью нанятых рабочих привела покупку в состояние, пригодное для жизни. А сам вернулся в Москву. В течение полугода закрыл все свои тамошние дела: оставил бизнес первой жене и детям. Принципиально все сделал так, чтобы не было никаких денежных накоплений, тылов, путей отхода. Так, 11 лет назад, началась моя новая жизнь в Беларуси…

– Что Вас в ней стимулировало, побуждало не сдаваться?

Возможно, удивитесь, но главным стимулирующим моментом стал… финансовый голод. Приехали сюда на двух хороших машинах – да. Но первоначальный капитал был не так велик – начинали с 30 тысяч у.е. Для меня это были копейки. Впрочем, смотря как ими распорядиться.

Проект всей жизни: о теории и практике

– Сразу впряглись в работу?

– Нет, что Вы! Полгода, по сути, лежал на печке – восстанавливался, поправлял здоровье. Но не бездумно лежал: образно говоря, наблюдал за состоянием дел вокруг себя, в районе. Со своим московским еще на тот момент менталитетом, опытом в бизнесе, образовательным багажом – понял, что все, мягко скажем, не очень хорошо. Вместе с тем, основательно изучив, чем, собственно, могу по закону заниматься в сельской местности, вникнув в состояние дел в АПК – пришел к выводу: работы хватит. Набросал план. Не сразу, но года через три у меня сформировалось четкое определение, видение сути моей деятельности…

Ухватили, образно говоря, «за хвост» ускользающий смысл на новом витке жизни?

Можно и так сказать. Сформулировал главную цель: реализация «Социально-образовательного проекта по развитию малого бизнеса на основе интеграции бизнес-модели для развития сельских территорий в Республике Беларусь». Ее создавал более 10 лет. Сейчас бизнес-модель – уже в  полностью сформулированном виде.

– Получается, замахнулись на то, чтобы описать, какой должна быть белорусская деревня в XXI веке?

– Разработанная мною бизнес-модель рассчитана на 30 лет. Первую треть пути, на своем примере, уже прошел – с 2007 года и по сей день. Осталось еще две трети.

Какие достижения на промежуточном этапе? Начав с 30 тысяч долларов, сейчас располагаю, если говорить о капитализации активов, о том, что можно реально потрогать – она составляет несколько сотен тысяч долларов США. А, рассматривая капитализацию с точки зрения венчурного рынка, перспектив зарегистрированного мною бренда,  могу смело утверждать: проект «Хутор Ёдишки» на сегодня стоит более чем 1 млн у.е. Содержим высокопродуктивный скот, занимаемся селекционной работой. На сегодня производим 100 наименований продукции.

Но деньги тут – вовсе не главное?

Верно! Для меня они важны постольку, поскольку будут помогать реализовывать упомянутый выше проект. В последующие 10 лет планирую выходить за рамки своего хутора еще активнее. Заняться информированием сельских жителей, продвинуть в массы саму идею такой бизнес-модели.  Но глобальная цель, все же, еще глубже: это создание на сельских территориях сообществ эффективных, мобильных, креативных сельских хозяйств под единым брендом. В принципе, таким должен быть конечный результат, к этому хотелось бы прийти.

Давайте конкретнее остановимся на втором этапе…

Информирование – комплексная работа, включающая в себя просвещение, образование деревенских детей. Кстати, знаете, поиском ответа на какой вопрос еще занимался в предыдущие годы? С какого именно возраста стоит начинать образовывать – «лепить» из ребят будущих хозяев земли, своего дела? Методом серьезной аналитической работы пришел к выводу: с 13 лет. После 20 и дальше  – уже, увы, «темный лес». Практически бесполезно что-то корректировать.

Мысль о создании агроклассов, озвученная недавно властями Беларуси,  – из той же оперы. Правда, нужно иметь в виду: такие агроклассы должны бы  работать на развитие детей, культивировать современные подходы, подачу знаний. В целом –  практиковать системный, комплексный характер обучения, а не просто – в земле ковыряться. Формируя свою модель «Деревня XXI века», я как раз и стремился по части образования подрастающего поколения к системному подходу.

– Всего же бизнес-модель включает 8 направлений. Почему столько?

– В целом, нужно понимать одну важную вещь: человек, родившийся в деревне, посещающий занятия в сельской школе, – не является автоматически перспективным трудовым ресурсом для развития и укрепления жизни на малой родине! Над этим нужно работать. Начиная с 13-летних…

В этом деле – воспитательном, образовательном – важно не нарушать законы естественного пути развития. Ведь постепенно идут, сменяя одна другую,  следующие стадии: знания, навыки, опыт, дело, монетизация, рентабельность, эффективность и, наконец, успех (результат). Если человек нарушает этот жизненный цикл, старается перескочить через ступеньку-другую – неизменно сталкивается с проблемами.

– Умеет ли, вообще, правильно стартовать?

– Да, это один из ключевых вопросов: а сколько в жизни человека занимают знания? У нас ребята получают знания в учебных заведениях, затем приходят, допустим, ко мне на практику. Позже – отработка с получением опыта. Потом – должны приобщаться к делу (аграрному). Участвуя в нем, должны понимать, как все это монетизируется. И потом уже – просматривается стадия рентабельности! После нее – должны выйти на эффективную работу.

Человек, чтобы созидать, должен находиться в зоне комфорта. Но это не то, о чем можно подумать. Это – зона творчества. Это – когда у вас нет шаблонов, стереотипов. Когда вы не замечаете непрошибаемых стен. И тут вопрос не столько самонастройки человека, а больше – знания законов и умения их правильно применять.

– Не совсем эффективна у нас образовательная система?

– Увы, но наши сельские жители, в большинстве своем, не умеют пользоваться полученными знаниями. И это уже – вопрос к системе образования, вернее, к тому, как люди ее воспринимают и как в нее «окунаются», образно говоря. Учась в профильных ссузах, вузах, молодые люди главной своей целью видят получение заветных корочек.

Но, с другой стороны, что тут может поправить даже самая пгрогрессивная система образования?

– Виновата семья?

–  Да, именно на ее уровне подменяются понятия: стремление заработать денег оттесняет на второй план саму жизнь. А нет жизни – нет развития.  Моя задача – научить людей мыслить по-другому и действовать тоже не так, как они привыкли.  В этом вижу свою миссию.

Но и власть в Беларуси должна четко понимать: нужно поощрять стремление сельского человека заниматься предпринимательством, зарегистрировать свое КФХ, к примеру. Со своей стороны обещаю и дальше культивировать наставничество. Нужно пытаться, через родителей, влиять уже на формирование следующих, более продуктивных поколений – для будущего белорусской деревни.

Если же поступательный  процесс нарушить и перейти сразу же к деньгам, успеха не дождешься. Колхоз не может быть эффективным, поскольку работает на дотациях. Эффективность достигается профессиональными навыками.

Наши колхозы, кстати, не в состоянии самостоятельно заниматься монетизацией, за них всё решают.  Однако – они и  не готовы на данном этапе брать бремя решений на себя.  Поэтому, наверное, правильно, что за них решают, как монетизировать.

О пионерах, участвующих в  реализации бизнес-модели

 Но уже сейчас – нашлись ведь желающие  жить по-другому, то есть, работать под брендом «Хутор Ёдишки»?

Да, такие хозяйства уже есть в Браславском районе. Работают под моим крылом. Используют мои технологии, помог им скотом. У нас есть все шансы, эффективно сотрудничая, укрепить данную практику бесплатной франшизы. Она покажет свою эффективность, и лет через десять, надеюсь, последователей у меня будет еще больше (улыбается).

– Вот и ответ на вопрос, а что же нам, собственно, делать с белорусской деревней?

Можно сказать и так. Думаю, нашел ответы на многие вопросы, не только на этот. Возьмем, к примеру,  власть. Есть ли у нее стремление возрождать деревни – на иных принципах и с помощью современных подходов?..

– …И постепенно уходить от устаревшей колхозно-совхозной системы как главной опоры сельского житья-бытья?

Есть такое стремление! И не нужно думать, что намеренно реализуется какой-то план по долговременной консервации ныне существующего положения вещей. Видите ли, власть в этой стране издает законы, регламентирует процессы. С данной функцией справляется. Но ведет себя так, как позволяют ей граждане. Уровень, качество общества, отдельного гражданина – напрямую определяют качество существующей в стране власти.

Мы должны думать не только о том, что сделала или что не сделала власть. Нам необходимо быть постоянно не удовлетворенными собственными активностью, компетенцией. И тогда придут реальные дела! Если же человек не проявляет гражданской активности, не тормошит власть, не вступает с ней в диалог, в том числе – в официальну. переписку, не доводит до конца свои планы, инициативы, задумки  – виновата ли в том власть?

Нужно раскачать сельского человека! Он должен осознать: только собственной активной жизненной позицией сможет и собственное благополучие выстроить, став хозяином своей судьбы, и поспособствовать возрождению деревни в целом. Власть любая это увидит и непременно оценит, поддержит (на своем примере могу подтвердить).

Ведь почему малого бизнеса у нас немного? Потому, что многие вести его просто не способны. Не готовы. Не образованы, потому что, должным образом. Вот над этим и нужно работать! А Президенту Беларуси, тем временем, нужно обеспечивать продовольственную безопасность страны. И, что, если, при этом, не готов сельский человек стать предпринимателем? Правильно – Александру Григорьевичу ничего не остается, как делать ставку на крупнотоварный сегмент агросектора…

– И, по-Вашему, когда ж, наконец, народ будет готов?

Ровно тогда, когда… перестанет думать, что за него кто-то что-то сделает. А возьмется за собственный ум, приложит руки, мозги – и произведет, как мы с единомышленниками, такой продукт, который реально отличается качеством, пользуется спросом, рентабелен. У такого сельского человека, втянувшегося в образовательный и созидательный процесс, постепенно будут подрастать дети. Необходимо еще сменить хотя бы одно поколение, чтобы дети нынешних первопроходцев стали, согласно разработанной мною бизнес-модели, основой трудового ресурса уже для деревни XXI века.

Я думаю, что, даже поставив на такие созидательные мыслительные «рельсы»  хотя бы одного сельчанина, уже внесу определенный вклад в будущее белорусского села.

– А как  же высокоприбыльный агробизнес?

Можно ли, работая на земле, иметь большие деньги? Да! Я же езжу на джипе стоимостью 40 тысяч долларов, который заработал, трудясь здесь. Вопрос – в другом: что первично, а что вторично? Да, нужен и тут эффективный, высокорентабельный агробизнес. Но перескочить резво через несколько ступенек – не получится! Необходим естественный, поступательный путь развития.       

О внутренних резервах белорусской деревни

– У нас, на мой взгляд, пока не совсем понимают, что работа необходима системная, многолетняя и кропотливая. Велят, к примеру, чиновникам и бизнесменам обустроить свою малую родину. И, полагают, этого будет достаточно для возрождения села?..

...И оно каким-то волшебным образом воспрянет? Конечно же, нет, такого чуда не произойдет. Потому как – некому сказку делать былью. Допустим, приезжает бизнесмен в конкретную неперспективную деревню. Говорит, что все построит, инвестирует капитал, даст деньги – дескать, только работайте, ребята!

Что будет дальше? Пропьют, разбазарят манну небесную? Скорее всего, но не суть важно. Главное – не будут ничего делать: ведь у них, местных, и так уже жизнь удалась. К ним уже «приехали» деньги. Зачем работать?!

Вы думаете, почему мне удалось  обустроить свой хутор, завести неплохое хозяйство? Из-за отсутствия денег – больших и… халявных. Когда основным мотиватором становится финансовый голод, начинаешь отмобилизовывать свои внутренние резервы. Понимая, что развитие должно быть основательным, фундаментальным.

Но как только попробуешь перескочить через ступеньки роста и развития, получить незаработанные деньги, какие-то иные «плюшки» – ничего созидательного не случится. Это правило в равной степени применимо как к отдельной деревенской человеческой единице, так и ко всему белорусскому селу.

(Окончание следует…)

Фото www.agrolive.by


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир НОВИЦКИЙ, глава ФХ «Новицких» Лунинецкого района:

    – Почему сегодня в Беларусі колхозы попросту раздеты? Они много зарабатывают, но получается, что для мясокомбинатов выступают спонсорами. Цена закупки не соответствует себестоимости. Не говоря уже, чтоб получить прибыль. Моя задача – разобраться и поставить всё на своё место. Если кто-то думает, что меня будет учить – так не пойдёт...

    ЦИФРА

    130 лизинговых компаний

    на сегодня входят в реестр Национального банка РБ.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В деревне, где оставалось пять жителей, – теперь 100 домов

    В последние годы все больше череповчан, желая сбежать от городской суеты, поглядывают в сторону деревни. Почему? Мы постарались узнать на конкретном примере. «Голос…» побеседовал с жителями уютной маленькой деревеньки Юрьевец, что в 7 км от города. Итак, как же череповчане изменили ее жизнь?

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)