ЛИЦА

Степан ДУБЧУК: «Чтобы жить сегодня в белорусской деревне, нужно неустанно бороться…»

Крестьянина из-под Кобрина Степана ДУБЧУКА в конце прошлого года спрашивали в суде, почему он не вышел на площадь райцентра с транспарантом красного цвета? А вышел – с черным плакатом? Шеф-редактор www.agrolive.by, заинтересовавшись особой бунтаря-«единоличника», тоже решила порасспросить о том о сем Степана Федоровича. Разговор получился не о суде, хотя и о нем тоже...

После первого заседания, на котором мне пришлось заявить о необходимости вызвать в суд свидетелей – чиновников из райисполкома, назначили второе, ввел в курс своей громкой судебной «эпопеи» Степан Дубчук. – А зачем чиновников в суд вызывать? Так с их помощью нужно было доказать, что пришел-то я на санкционированный праздник по случаю 100-летия Октябрьской революции. Но – вот же незадача! –  был со своим плакатом черного цвета с надписью «Земля – крестьянам! Когда?».

– А судья что?

– Мне так говорит: «Зачем вы черный лозунг принесли?» Я в ответ: «На вкус да на цвет товарищей нет». Пояснил: дескать, с помощью плаката нетрадиционного цвета оплакивал мечты белорусского крестьянства, которые не сбылись. Траур-то такой длинный получается – 100 лет, как… не дают землю.

– Понятно, чем особенно запомнился Вам, Степан Федорович, ушедший год. Но, честно говоря, мне, вот, не совсем ясно, а за что, собственно, судили крестьянина Дубчука?

– Интересный вопрос! Им же задавались правозащитники, другие здравомыслящие люди, но… Внятный ответ сформулировать, согласитесь, сложно. Судили за то, что якобы организовал то, чего не организовывал? А, может, из-за черного цвета плаката  меня приняли за… анархиста?!

Впрочем, знаете, что любопытнее всего? Меня ведь не трогали,  в суд не приглашали, пока не появились сообщения в прессе о выходе с таким вот плакатом на площадь Кобрина 7 ноября 2017 года. А стоило материалам увидеть свет – участковый сразу попросил написать объяснительную записку. Позже был составлен протокол и передан в суд.

– Да, непросто сегодня жить в белорусской деревне. Что думаете, вообще, о непростой доле современного сельчанина в Беларуси?

–  Себя определяю как крестьянина. Но замечу: ментально современная белорусская власть не может позволить себе официально как-то узаконить такое слово по отношению к предприимчивым хозяевам в глубинке. Нет у них, чиновников наших, в лексиконе такого слова! Обычно говорят: «фермер», « сельский предприниматель», в лучшем случае. А я всегда стою на своем – крестьянин, и всё тут!

Живу в деревне Прилуки Малые, что недалеко от Кобрина. Занимаюсь личным подсобным хозяйством. Раньше таких, как я, называли кулаками (улыбается).

– Как дошли до жизни такой – «кулацкой»?

Жил обычно, как другие, в Кобрине. Тут у меня квартира, дом. Потом, тогда мне было 48 лет, решил перебраться поближе к своим родовым корням. Я ведь появился на свет именно в Прилуках Малых. Бросил, в общем-то, бизнес – а он у меня был разносторонний: грузоперевозки, торговля, строительство. Оставил налаженную, размеренную жизнь.

Знаю, что когда-то в молодости Вам подарили грецкий орех…

Да, было дело! Я его посадил. И… забыл про него успешно на годы. Но он рос у матери на усадьбе, будто бы ждал меня. Спустя годы вошел в силу, стал хорошим таким, основательным орехом.

Вспомнил и я о нем, по-новому взглянул… Заинтересовался: можно ли развести тут, на Кобринщине, побольше посадок грецкого ореха? Было это уже в 90-е годы прошлого века. Но сначала принял решение судьбоносное – вернуться на родную землю. Стал у матери спрашивать, не продает ли кто в округе какой хуторок? Нашел наследника, который хотел такую сделку осуществить. Купил усадьбу свою нынешнюю в 2008-м. Кстати, бывшую… полулегальную дачу, которую когда-то местные коммунисты еще в 80-е использовали для отдыха после трудов праведных (улыбается).

Когда купили усадьбу, сразу решили, чем будете заниматься?

По примеру своего приятеля, который тоже рядом приобрел сельскую усадьбу, сначала подумывал разводить вьетнамских хрюшек. Затем передумал. Вспомнил о своем грецком орехе. И тут меня осенило: надо, чтоб не один он был, а на приличной площади произрастал! Присмотрел подходящий кусочек земли. Два года ходил по властным кабинетам, чтобы получить, между прочим, полагающиеся у нас по закону до 3 га под ведение ЛПХ. До суда доходило.

В конце концов, они сдались, выделили землю. Кстати, сосед, уже следуя моему примеру, тоже взял три гектара. Что любопытно, эти шесть гектаров числились как раз в сельсоветском фонде, то есть мы имели все права их получить. И – без волокиты. Но, самое удивительное, местные власти не знали  (!!!)  о статусе и, вообще, о наличии этой самой земли. Правда, когда все-таки узнали, выяснилось: местному крупнотоварному хозяйству именно этот участок земли позарез нужен.

– И тогда же, в 2010 году, то есть более 7 лет назад, стали высаживать грецкий орех?

Нет, уже по весне следующего года. Теперь у меня – более 2 га посадок. И есть посадочный материал еще на несколько гектаров. Нанял директора, он занимается у меня вопросами бизнеса – куда сбывать орех и так далее. Проблем с покупателями нет, охотно берут партнеры из России, например. Хотя орех грецкий довольно долго растет, и о серьезной рентабельности можно будет говорить только сейчас, в 2018-м. Может, чуть позже даже. Вложил, правда, в это дело около 25 тысяч долларов. Но, по расчетам, с одного ореха, который вошел в силу, достиг определенного возраста, можно получить в год до 100 долларов прибыли.

– Какие, на Ваш взгляд, есть преимущества у сельской жизни?

Жизнь на природе, среди соснового леса уже сама по себе привлекательна. Хорошая вода, чистый воздух. Возможность употреблять экологически чистые продукты. Скажем, февраль не за горами – начнется пора сначала кленового сока. Буду целый месяц пить только натуральный кленовый сок. Потом продолжу пить, но уже – березовый…

– А насколько затратно сегодня обосноваться  в деревне – с финансовой точки зрения?

Расходы,  в целом, у меня лично не сильно большие. Дрова бесплатные, поскольку фактически живу в лесу. Агроэкотуристический бизнес, которым тоже занимаюсь, много денег не приносит. Сейчас довели, считаю, у нас людей до ручки: у белорусов просто нет средств, чтобы нормально отдохнуть на местных же агроусадьбах,  в своей родной Беларуси. Возможно, что-то поменяется, но… Глядя из своей деревенской усадьбы, честно говоря, не вижу перспектив для развития существующей белорусской экономической модели. Она тупиковая по сути своей.

– Если попытаться  спрогнозировать будущее развитие деревни, в которой живете...

О, трудное и неблагодарное дело – такой прогноз! Пока всеми силами лично борюсь за ее светлое будущее. В частности, за состояние местных дорог. По одной из них – и это большая победа! – добился, чтобы поставили на обслуживание местной дорожной организации. Кстати, насчет качества дорог. Протестую своеобразным образом против введенного не так давно налога с водителей. Отказываюсь принципиально проходить техосмотр. Поскольку уверен: со времени введения данного налога дороги, во всяком случае – у нас, в сельской глубинке, – точно не стали лучше. Наоборот, стали… хуже!

А земельный вопрос? Всё еще недорешен? Насколько я понимаю, Ваш выход с плакатом черного цвета на 100-летие Октябрьской революции в Кобрине – попытка привлечь еще раз внимание к проблеме?

Конечно! Ведь ту землю, на которой сейчас хозяйствую, выделили официально не мне, а… моей матери. Хочу – и имею на это полное право! – получить еще 3 га, что называется, на себя. За что и борюсь,  а мне не дают. Хотя вырастил уже около 400 саженцев грецкого ореха, их нужно куда-то пристраивать, расширять в целом ореховую плантацию.

Не понимаю,  с чего столько трескотни доносится у нас с высоких трибун, а на деле – всё наоборот?! Имею в виду правильные, красивые речи про то, что «нужно всячески поддерживать инициативных людей», в том числе в деревне, «привлекать инвесторов, обеспечивать им хорошие условия». Ну, и так далее… Захожу я в местный орган власти. Предлагаю, уже, может, в сто первый раз: «Вот, я же хочу взять 3 га земли, вложить в них 20 тысяч долларов. Дайте!».

Почему, на Ваш взгляд, остаетесь не услышанным?

Не знаю. Возможно, говоря по-народному, начальников какая-то «жаба душит»? Или боятся нарушить указание «сверху», чтоб – ни пяди земли не «разбазаривать» направо и налево? И невдомёк им всем, начальникам нашим драгоценным, что, по сути, кроме земли, других ресурсов в Беларуси уже не осталось. Всё распродано…

– А люди? Это, что, не ресурс?..

– К сожалению, в этой стране сейчас люди не считаются серьезным ресурсом. Они, простите за резкость, –  не более чем быдло, дешевая рабсила.

Что думаете про развитие ваших соседей – коллег-аграриев? Бывшие колхозы, совхозы как себя «чувствуют» на кобринской земле?

–  Ну, как « себя чувствуют»… «Пациент» скорее мертв, чем жив. В пору моего детства в родной деревне был процветающий совхоз. Я еще в юном возрасте четыре сезона отпахал в нем помощником комбайнера. Отец в хозяйстве этом работал, неплохо получал. Потом, когда руководитель старой закалки, сделавший хозяйство передовым и державший его на уровне, умер от инсульта. Взамен прислали засланца, со Смоленщины родом. При нем хозяйство – производственно и финансово – «легло». Было, на мой субъективный взгляд, фактически разворовано. Но управленец получил повышение. И пошел дальше по «вертикали» подниматься…  В конце концов, после второго «раунда» разворовывания и очередного повышения бывшего руководителя, – хозяйство продали итальянцам.

Не знаю, зачем они, итальянцы, приобрели захиревший совхоз. Вообще, хозяйствуют, на мой взгляд, весьма своеобразно. Посадил я как-то новый сад. Так они тоже через дорогу затеяли аналогичную посадку. Причем, навезли сюда крутых английских подвоев, привили. В общем, закупили где-то на полмиллиона долларов посадочного материала. Посадили, 4 года подращивали… А потом решили, что сад им больше не нужен! Пригнали в один прекрасный день какой-то комбайн и «скосили» весь это чудо-сад под корень! Но, перед этим, собралась целая «толпа» серьезных начальников, приехавших на крутых «тачках», в том числе с итальянскими номерами. Возле сада стояли, руками горестно размахивали – оказывается, какой-то зловредный червяк съел сад! Потому и решено было его уничтожить окончательно… Запахали. Но, можно предположить, получили за сад неплохую страховку.

– Ваш сад не подвергся, не дай бог, нападению зловредного соседского «червяка»?

Нет. Практикую ведение садоводства по принципам органик. Когда сад был маленьким, немного обрабатывал «химией», но потом перестал – последние 2 года ничего, кроме доломитовой муки, не вносил. И заметил: в саду появилось больше птичек – живет и не болеет, кстати! В нем растут яблони, груши, сливы, алыча. Есть немного голубики, малины, смородины.

– Подытоживая… Какое, на Ваш взгляд, будущее ждет белорусскую деревню? За кем оно?

Про будущее сложно говорить. Пережить бы настоящее. С достоинством и не потеряв совести, не замарав чести… Видите ли, какая штука: чтобы жить теперь в деревне белорусской, нужно неустанно бороться. Иначе – никак!

Думаю, наша современная белорусская власть, как правопреемница власти, существовавшей в БССР, должна публично признать: в свое время осуществлялись грабеж зажиточного крестьянина, незаконное изъятие собственности при коллективизации. Нужно власти покаяться! И вернуть, возможно, собственность наследникам тех кулаков, которые пострадали когда-то. И, конечно же, ввести частную собственность на земли сельхозназначения, как то и принято в большинстве цивилизованных стран. Дать, таким образом, крестьянству свободу. И тогда все будет хорошо и с нами, современными сельчанами, и с нашими потомками…

– Спасибо огромное за интересный разговор, уважаемый Степан Федорович! Удачи Вам!

Благодарю на добром слове! Думаю, пока живем – должны оставить след на этой земле. С этой целью, кстати, вынашиваю идею создания в Беларуси Родового земельного Союза. Целью его должно стать возрождение традиций нашего исторического белорусского землепользования. Людям у нас, на мой взгляд, жизненно необходимо вернуться к традициям наших дедов и отцов…   

Беседовала Инна ГАРМЕЛЬ

Источник фото: racyja.com

Тем временем…

Выиграл суд по делу, над которым «работали» 50 милиционеров

Пока материал готовился к печати, то есть – уже в текущем году, в суде Кобринского района завершился судебный процесс по административному делу жителя села Малые Прилуки Степана Дубчука. Об этом сообщил интернет-ресурс racyja.com.

Вызванная в суд начальник идеологического отдела Кобринского райисполкома Полина ВАСИЛЮК рассказала, что мероприятие к 100-летию Октябрьской революции проводилось по плану на главной площади города у памятника Ленину. Получается, Степан Дубчук присутствовал на официальном мероприятии. Исходя из этого, судья Петр Тимошенко прекратил дело – за отсутствием состава правонарушения.

«Судебное дело началось с подачи милиционеров», – так подвел итог разбирательству сам Степан Дубчук. Он пояснил свою позицию: «Довели до суда, там пятьдесят милиционеров над делом «работали». Искали состав преступления. Но не нашли. Ведь я вышел на разрешенную акцию. Им плакат мой не понравился. Черный цвет, думали – анархист. Два месяца мне нервы портили. Кто за это ответит, не знаю».

Не стоит забывать, что мужчину вынудил выйти на площадь отказ местных властей выделить землю для фермерских работ. За землю Дубчук борется не один год. Тем временем, по словам Дубчука, председатель райисполкома пообещал ему посодействовать в деле выделения земли.  


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Сергей СИДОРСКИЙ, член Коллегии (министр) по промышленности и агропромышленному комплексу ЕЭК:

    – Для развития интеграции и устранения необоснованных барьеров в торговле необходима передача на наднациональный уровень полномочий по принятию решений о введении запретов и ограничений на взаимные поставки продукции в союзе.

    ЦИФРА

    Минус 43 процента –

    такова, по результатам работы за 2017-й, рентабельность продаж КРС в живом весе в АПК Беларуси. Об этом сообщила «Сельская газета».

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Александр ЛАПОТЕНТОВ: " Просто у нас необычная работа с людьми. И „дворцы“ для коров мы не строим…"

    Так председатель СПК «Колхоз «Родина» Белыничского района Александр Лапотентов (на снимке) объясняет нетипично высокие для аграриев зарплаты и рентабельность хозяйства. Недавно сюда приезжал Президент Беларуси Александр ЛУКАШЕНКО: подарил легковое авто Geely и наказал всем развиваться по примеру «Родины». Мы узнали, что это значит. И как, например, производство говядины в Беларуси можно сделать прибыльным.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)