ЛИЦА

Яков ЯРОЦКИЙ: «Кандалы на мозгах полностью подавили предприимчивость, инициативу белорусского агрария…»


Какое «самочувствие» – реальное, не приглаженное флёром официальной пропаганды – нынче у белорусского АПК? Почему техническое и технологическое перевооружение отрасли не обеспечивает в полной мере получения экономически выгодной сельхозпродукции в первую очередь для внутреннего рынка? Зачем аграрному сектору кадры-мехатроники, и настроена ли отечественная система образования на их выпуск? Об этом – эксклюзивное интервью шеф-редактора www.agrolive.by Инны ГАРМЕЛЬ с Яковом ЯРОЦКИМ (на снимке), директором Учебного центра повышения квалификации руководящих работников и специалистов Могилевского облсельхозпрода.

– Яков Устинович, меня лично противоречивые чувства одолевают, когда раздумываю о современном состоянии белорусского АПК. С одной стороны, действительность – тревожная, но с другой – что-то ведь и делается?

– Делается многое. За последние 10-15 лет мы осуществили серьезный рывок в техническом и технологическом перевооружении – как земледелия, так и животноводства. Вложены большие государственные деньги. И не заставил себя долго ждать ответ на эти вложения: объем валовой сельскохозяйственной продукции вырос в разы. Если раньше в Беларуси была урожайность зерновых в 18-20 центнеров на круг, то сегодня выходим на среднереспубликанский уровень в 37 ц/га. А отдельные хозяйства показывают урожайность рекордную, сравнимую с лучшими зарубежными достижениями. Правда, есть одно «но»: насколько полно используется заложенный в приобретенную высокопроизводительную технику технологический потенциал?..

– …А это уже напрямую зависит от того, кто эксплуатирует технику?

Не совсем так, это – слишком упрощенный взгляд на вещи. Дело вот в чем. Если у нас техника более совершенная, мощная, высокопроизводительная, и, при этом, растет урожайность, то, по законам экономической теории, производимая продукция должна обходиться дешевле. А в условиях Беларуси получается… всё наоборот! Сельхозпродукция в РБ дорожает и, к сожалению, цены «не планируют» снижаться. Не случайно ведь вышел Президентский Указ № 78, который обязывает снизить себестоимость продукции на 25 %.

– Это – разве реально в условиях аграрного сектора Беларуси? Не думаю, что удастся что-то изменить при сохранении нынешней системы управления в отрасли…

– Загвоздка, на мой взгляд, в другом. Изначальный посыл, заложенный в указ, не совсем верен. Если бы в документе было прописано, что надо снизить – и к этому делу были, образно выражаясь, «пристегнуты» все, кто сегодня пьет молоко, кушает хлеб и так далее. Тогда выполнение задачи выглядело бы реальным. Ну, а когда все спускается «вниз» и концентрируется только на рядовом хлеборобе, животноводе, только от них ждем некой панацеи в виде снижения себестоимости… Боюсь, не дождемся!

Ведь нужно смотреть: коль после таких огромных вложений цена получаемой продукции ползет вверх, вразрез с законами экономической теории, есть же какая-то тому причина? Вот я и задаюсь сложными вопросами: в полной ли мере задействуем технические, технологические преимущества после переоснащения отрасли? Каков теперь КПД функционала? К сожалению, должен констатировать: нет, далеко не в полной мере раскрыт этот потенциал!

– В чем тут закавыка?

Безусловно, изменить природно-климатические, географические условия не можем. Живем там, где живем, здесь же ведем процесс сельхозпроизводства. Однако, его-то наполняет содержанием человек. Если говорить о технике, грамотной, эффективной ее эксплуатации, то, конечно, можем найти крайнего. Рабочего человека, скажем. Но ведь выше него стоит руководитель, потом – руководитель, который еще главнее, так? Затем – наука и так далее. Каждым ли звеном, уровнем раскрывается потенциал? Вот в чем вопрос!

Что на низовом уровне, все-таки?

– На сегодняшний день в плане непосредственной эксплуатации технических средств – требуются работники высочайшей квалификации! Ведь содержание труда, в связи с поступлением высокопроизводительной техники, резко изменилось. Агрегат стал не только более мощным по потребляемой энергии, но и более комплексным, комбинированным, «умным», с точки зрения управления процессом. Но управлять должен по-прежнему человек. Но получается ли это?

Увы, можно привести массу примеров, когда львиная доля функций, заложенных в современную технику, попросту не задействовано. И не используется она не по вине оператора – то ли это механизатор, то ли оператор машинного доения. Не задействована – из-за того, что на уровне получения квалификации, соответствующего образования далеко не все решено. Как говорил небезызвестный персонаж: «Зри в корень»!

– Нужно анализировать опыт тех стран, которые находятся на более высокой, по сравнению с нами, ступеньке развития?

– В том числе. Например, когда-то говорили так: Германию сделали фельдфебель и учитель. Первый – наводил порядок, а второй – учил. И до сих пор эта система успешно работает в немецких реалиях. Возьмем наш аспект обучения. Опыт – дорогой учитель, но никто не научит лучше него! Учеба должна завершаться не получением корочек, а приобретением профессиональных навыков. За рубежом сегодня, к слову, популярно течение, девиз которого: «Преобразуем мир не силой оружия, а силой навыков!» Реальным воплощением этого лозунга является конкурс World Skills. Его название так и переводится: «мир навыков».

Впервые был проведен в 1946 году в Испании, после войны, когда нужно было поднимать промышленность. И все вдруг обнаружили, что хороших кадров – дефицит. А как привлечь толковых людей в рабочие профессии? Надо популяризировать, поднимать на щит соответствующие специальности! В том числе – на конкурсе выделять лучших.

На сегодняшний день в этом международном движении участвует 76 стран. Беларусь присоединилась в 2014 году. А в 2015-м – некоторые конкурсанты, победители нашего республиканского соревнования, участвовали в международном состязании World Skills. Оно прошло в бразильском Сан-Паулу. Белорусы оттуда привезли медали разных достоинств, но в основном это были представители профессий из сферы обслуживания – парикмахеры, кондитеры и так далее. Там же, в Сан-Паулу, было принято решение: следующий всемирный конкурс пройдет в Абу-Даби (ОАЭ) в 2017 году. И в 2019-м, уже очередной, – в Казани (РФ). Для того, чтобы отправлять белорусов замахиваться на мировые лавры, надо организовывать конкурсы на уровне предприятий, регионов, республики. В 2016-м, в мае, к слову, прошел республиканский конкурс, где должны были соревноваться участники в 36 номинациях (профессиях)…

Среди них были представители аграриев?

Только одна номинация изначально заявлялась, называлась она «Обслуживание сельскохозяйственных машин», однако… По итогам конкурса получилось, что состязались участники в тридцати номинациях, среди которые, к великому сожалению, не оказалось той самой единственной аграрной. Она была снята из-за неподготовленности, то есть непредоставления нужного оборудования. Оператор конкурса, Республиканский институт профессионального образования (РИПО), обращался в Минсельхозпрод, «Белагросервис», на Белорусскую МИС, но каким-то образом оборудование не удалось собрать, и конкурс в данной номинации не провели.

Удручает, что среди обилия профессий, на фоне серьезных технических и технологических подвижек, в белорусском сельском хозяйстве до сего дня не выделены основополагающие профессии, специальности. Нет определенности в этом вопросе! Например, на современном роботизированном МТК и вовсе нет уже такой специальности, как оператор машинного доения, по сути. Всё делают роботы. Но обслуживает-то комплекс человек-мехатроник. И это уже – новая специальность для АПК!

– А какое бы Вы дали определение представителям этой специальности?

– Мехатроник – человек, который в состоянии обслуживать автоматизированное, электризованное оборудование. Могу назвать более десятка очень важных профессий в современном агросекторе Беларуси, где срочным образом нужно резко повышать уровень квалификации кадров. Иначе раскрыть в полной мере технический, технологический потенциал мы просто не сможем. И будем продолжать достигать валовых высот, объемов и так далее по сельхозпродукции, но она будет стоить всё дороже и дороже…

– Но кто в ответе за, если так можно выразиться, «легализацию» мехатроников – их качественную профессиональную подготовку, более широкое внедрение в практическое сельхозпроизводство?

— Вы верно подметили, что как таковая замена прежних кадров на мехатроников уже идет на практике. Наука, образование, отраслевое министерство – все эти звенья должны быть заинтересованы в наличии профессиональных кадров последнего поколения, не так ли? Есть и другой вопрос. Чтобы хотя бы поучаствовать в том же конкурсе World Skills, согласно международным нормам, нужно создать регламент на определенную профессию, задать требования, поставить задачи и так далее. Ведь в данном конкурсе могут участвовать не только учащиеся лицеев, ПТУ, но и привлекаться работники с производств (возрастом до 25 лет). Посему важно правильно сформулировать задания, чтобы вопросы, включенные в этот конкурс, изучались в системе образования.

К сожалению, сегодня такого включения этих вопросов в учебные программы не наблюдается. В результате – учебное заведение не может представить участника, который не обучался соответствующим навыкам.

Учебные программы на данный момент упускают из виду мехатроников?

— Да, несомненно! Учебные программы у нас пора приводить в соответствие с международными стандартами. Особенно, если вопрос касается этого всемирного конкурса, называемого еще олимпиадой рабочих рук.

Как же человеку обрести необходимые навыки?

— Китайцы говорят: расскажи мне, и я забуду, покажи мне, и я запомню, дай мне сделать – и это останется со мной навсегда. В обучении практический этап является основополагающим. Мы сегодня много декларируем: дескать, занимаемся практико-ориентированным обучением. Только, к большому сожалению, когда специалист приходит на производство, он смутно представляет, что должен делать, подходя к тому или иному оборудованию.

Когда-то, еще в советское время, было принято такое решение: при создании новой техники учебные заведения, на условиях временного хранения, могли получать от предприятий образцы. Но в нынешних белорусских условиях нереально вот так обеспечить каждый лицей или колледж новыми машинами, агрегатами.

Где выход?

— Мир перешел на другой метод: вместо полноразмерной модели машины разрабатывается тренажер-симулятор. Функции его таковы, что, сидя за столом, можно в любое время отрабатывать механизм действия, по сути – осваивать машину или агрегат. Процесс этот компьютеризирован, и на мониторе четко видны, к примеру, поле, борозда. Вы можете отслеживать ваши же действия – всё, как на реальном производственном объекте!

– За чем же дело стало?

– На сегодняшний день никто в республике так и не озаботился выпуском тренажеров-симуляторов. На всю республику только в нашем учебном центре – 4 тренажера. Их удалось выпросить у иностранных компаний, торгующих сегодня у нас импортной сельхозтехникой. Четыре тренажера позволяют осваивать работу на опрыскивателе, посевном агрегате, управление гидронавесной системой трактора и автоматическое вождение. На весь наш центр, да еще и на соседей из БГСХА, всего имеется только 6 тренажеров…

– Но этого явно мало?!

— Ничтожно мало! Вопрос отработки управления техникой, вообще, – непростой. Даже сидя за тренажером, человек рабочей профессии первое время просто боится выполнять манипуляции, нажимать на соответствующие кнопки. Только через 4-5 часов начинает потихоньку осваиваться. Навыки приобретать – нелегкая задача, но без нее дальше нельзя. Ведь, придя на реальный объект, не в учебные условия, уже поздно осваивать – нужно РАБОТАТЬ! И не факт, что в противном случае человек что-то там не повредит, не выведет из строя дорогостоящий агрегат. На тренажере, кстати, такого произойти не может в принципе. Программа сразу же подскажет, что делается неверный шаг.

Мои предложения таковы. Во-первых, в продвижении тренажеров-симуляторов в первую очередь должно быть заинтересовано Министерство образования. Во-вторых, реагировать на возможную инициативу Минобра должен Совмин.

Очевидно, необхожимо правительственное решение. Его суть: любое предприятие, заявившее о выпуске техники, должно разрабатывать на эту технику тренажеры! Если не для широкой продажи, то, как минимум, для оснащения своих же учебных центров, лабораторий и так далее. Тренажеры должны там стоять, чтобы можно было приглашать людей и обучать их.

Допустим, тот же МТЗ сделает подобный тренажер-симулятор. Уверяю: его сегодня купит любое учебное заведение, даже из системы среднего образования, поскольку сегодня в школы возвращаются профильные классы. Я уже не говоряю о лицеях, колледжах, вузах, там подобные тренажеры остро необходимы.

К слову, московские медицинские вузы сейчас уже имеют настолько совершенные муляжи человеческих организмов, что выполняемые на нем манипуляции практически ничем не отличаются от операций в реальных условиях больницы!

Ясно, что аграрный сектор не должен отставать в этом вопросе…

— Крайне необходимо в Беларуси такое оснащение, оно назрело! Жаль, правда, что, когда начинаешь растолковывать пользу подобных новаций, люди из агросферы в большинстве своем не воспринимают сказанное всерьез. Не понимают всей важности этого момента.

Возможно, потому, что на себе не прочувствовали?

— Совершенно верно!

Яков Устинович, выходит, качество профессиональной подготовки кадров рабочих профессий напрямую влияет на себестоимость, цену того аграрного продукта, который мы получаем?

— Да, я бы так сказал. Кроме того, есть и другие немаловажные моменты. Например, само состояние образовательного пространства в стране. В Англии, скажем, из общего количества обучающихся кадры массовых профессий составляют 64 %. В Южной Корее – все 86 %. Остальные кадры готовятся с высшим образованием. А в Беларуси? Кадры массовых профессий занимают примерно 36 %. Остальные – дипломированные специалисты. Они нужны нам в таком количестве?!

Не нужны, и об этом уже явно сигнализирует рынок труда! Но чем, вообще, грозит подобный дисбаланс?

— Девальвацией образования. Ведь, в сущности, готовим сегодня никому не нужные кадры, тратим на это, в том числе, средства госбюджета. Насоздавали много модных профессий, но нет ни высокого качества работы от потенциального сотрудника, ни места работы для него. И человек уходит в никуда. Ситуация нынче такова, что практически отсутствует конкурс в любой вуз. В аграрный – тем более, туда не поступает только ленивый или совсем уж безразличный к наличию диплома.

Преподаватели вузов отмечают: из группы в 20-25 набранных абитуриентов дай бог, чтоб “наскреблось” 5-6, с которыми можно работать. На уровне получения высшего образования работать! Остальные – невосприимчивы, неготовы, не имеют надежного базового, школьного, образования, чтобы грызть гранит науки в стенах вуза.

А почему же вузы берут таких абитуриентов? Некий замкнутый круг: есть штаты преподавательские , объемы набора планово доводятся, а если сократить наборы, то куда девать людей?!

— Эту проблему рано или поздно придется решать, никуда не денемся.

Реально ли этих 20 невосприимчивых, но худо-бедно получивших свои дипломы – оперативно переориентировать на рабочие профессии?

— Почему бы и нет? Дело в том, что в странах с высоким уровнем технологического развития человек рабочей профессии обладает уровнем знаний не ниже вузовского, а где-то и выше. Сегодня даже в нашей системе вакансии рабочих профессий занимаются людьми со средне-специальным образованием. На роботизированных животноводческих комплексах, к примеру. Некоторые обладатели дипломов вузов вынуждены самостоятельно идти на переобучение или дополнительное получение рабочей специальности. Ибо только так они могут работать и зарабатывать приличные деньги. Именно с такими уровнями образованиями – после колледжа, вуза – должен быть человек, выполняющий сложный технологический процесс в том же сельском хозяйстве. Для сравнения: раньше примерно на таком же производственном участке мог справиться и простой рабочий, без образования.

То есть, Вы не видите большой беды в том, что, допустим, на свинокомплексе современном будет трудиться оператором дипломированный ветеринар или зоотехник? С другой стороны, если львиная доля дипломированных “спецов” пойдет в рабочие, не обострится ли еще больше дефицит главных специалистов в хозяйствах? Где брать их будем?

— Не вижу большой беды, да. И, потом, как – где брать? Раньше такого количества дипломированных специалистов-аграриев не выпускалось, не было настолько очевидной диспропорции на рынке аграрного труда. По-моему, сегодня нужно сокращать этот излишне раздутый выпуск, оставлять примерно четвертую часть – и ничего, поверьте, кардинальным образом не ухудшится. Зато в рабочие профессии пойдут толковые люди, их будет больше, выбор на рынке труда станет обширнее.

Нужно, при этом, изменить характер обучения. Труд мехатроника сегодня – уже интеллектуально наполнен! Автоматизация, роботизация процессов, электроника – везде и всюду… Просто крутить баранку трактора или дергать за коровьи соски не получится!

Ничего страшного от грамотного перетекания дипломированных кдаров в сферу рабочих специальностей не случится. Параллельно поднимется и престиж, и квалификационный уровень высшего образования. Оно перестанет быть, как теперь, доступно всем и каждому. Так не должно быть! Ведь сегодня люди с дипломами далеко не всегда выполняют функции, которые на них налагает наличие высшего образования! А это, напомню, – генерирование новых идей, продвижение вперед, как в своей сфере, так и в экономике страны в целом…

Как послушаешь, так у нас везде все и всюду – на “современном высочайшем” уровне? Вроде, и проблем никаких нет? И двигать дальше ничего не нужно?

— Да, и в газетах, и по телевидению всячески педалируется такой посыл. Мало, ничтожно мало говорится о проблемах, в том числе застарелых. Редко кто рискует поднимать такие “аполитичные ” вопросы. А их надо поднимать! И это будет не подрыв государственных устоев, а первый шаг на пути решения тех проблем, разобравшись с которыми, сделаем свое государство более мощным, созидающим, устремленным в будущее. Нужно набраться, однако, мужества, чтобы говорить не так, “как надо”, а так, как есть. И проблема с кадрами рабочих профессий – одно из серьезных упущений на государственном уровне, про которое особо нигде не слышно.

И как лучше решать эту проблему? Возможно, нужен некий нормативный акт?

— Если появится соответствующее постановление Совмина, о котором мы говорили выше, то польза ощутимая будет, уверен! Да, Министерство образования могло бы выступить инициатором. Но и Минсельхозпрод, основной “потребитель” аграрных кадров, должен проявлять бОльшую заинтересованность. Понятно, что обстановка сейчас в отрасли сложная, не хватает ресурсов и так далее. Но откладывание с решением кадровой проблемы только усугубляет ее остроту.

Как и в целом – прокрастинация по части решения проблемы с огромными долгами в АПК Беларуси? Ведь состоянии экономики отрасли остается вовсе не радужным?

— 140 триллионов неденоминированных рублей на середину 2016-го составляли всевозможныедолговые и прочие обязательства белорусских хозяйств. Вдумайтесь в эту цифру! Это ведь можно продать всё с потрохами, и еще не хватит рассчитаться?! Можно, при этом, что угодно говорить – и сколько молока, мяса, зерна производим, и сколько экспортируем. Вот только денег ни у кого нет. Только долги, по сути.

А что такое долги? Это кандалы на ногах, руках и, в конечном счете, на мозгах! Потому что, если человек хочет ничего не делать, он может просто сказать: “Ай, у меня ж денег нет…” Полностью подавлена этими кандалами на мозгах иницитива белорусского агрария, предприимчивость его – на нуле. И, что самое страшное, – исчезла мотивация!

И зачем тогда победные реляции с экспортных “фронтов” и прочая словесная шелуха?

— Это инерция. Но ее нужно преодолевать. В том числе и такими публикациями, как это интервью, которое, надеюсь, найдет отклик на самых разных уровнях. Ведь, при всей сложности ситуации, остаются еще люди, которым не все равно, которые не мирятся с таким положением вещей. Стремятся что-то сделать…

Тема управления в АПК, в том числе, нуждается в модернизации. Это не отрицается уже даже самими управленцами. Но как ее осуществлять?

— Да, углубления в проблему не наблюдается. Нет поиска. Многое на словах, а на деле?.. Слышим периодически об экономике знаний. Но продолжаем делать ту же сельхозтехнику по импортным образцам. Но ведь те выполнены на высочайшем уровне. Это – раз. И мы же не покупаем для современных машин зарубежного оператора-мехатроника – это два. Сажаем за руль своего, а он не такой, как заграничный коллега. Вот и не удается раскрыть полностью потенциал дорогостоящей техники, на закуп которой тратится немало средств.

Большое спасибо, уважаемый Яков Устинович, за обстоятельный проблемный разговор!

— Мое глубокое убеждение – такие непростые размышления нужно озвучивать. Очевидно: замалчивание в прессе, электронных СМИ проблемных вопросов по высокой затратности, кадровым недочетам в АПК Беларуси – не на пользу в целом стране…

Беседовала Инна ГАРМЕЛЬ

Фото agroliveby.by


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Юлия МЕЛАНО, пресс-секретарь Россельхознадзора:

    – Анализ поступающей продукции говорит о том, что говядина, которая направляется из Беларуси, не подвергается достаточному ветеринарному контролю, в ней постоянно обнаруживаются листерии…

    ЦИФРА

    1,2 млн. м2 нового жилья, или 27,8% от общего количества по республике,

    введено за 2016 год в сельских населенных пунктах, сообщили БЕЛТА в Национальном статистическом комитете.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    «Тунеядка» из Пятаков: «Я не живу за чужой счет, и зарплату мне не обеспечивают налогоплательщики…»

    Татьяна МИГАНОВИЧ (на фото вместе с мужем) из деревни Пятаки Волковысского района написала письмо заместителю председателя Совета Республики РБ Марианне ЩЕТКИНОЙ и рассказала о том, как ее записали в «тунеядцы». В конце письма женщина пригласила Щеткину в гости, чтобы та на себе прочувствовала долю «тунеядца».

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)