ЭКОНОМИКА

ЭКСКЛЮЗИВ! «Молочная стратегия никому не нужна. Если бы она была нужна – ее бы разработали...»


Как дальше развивать молочную отрасль Беларуси? Какой оптимальный объем сырья нужно производить в стране? Оправдан ли курс на экстенсивное наращивание в текущей ситуации? Специально для читателей www.agrolive.by подробная экспертиза – от доктора технических наук, профессора Олега ДЫМАРА (на снимке).

Если начать с оптимального, на веки вечные, объема, то его нет и быть не может, – рассуждает эксперт. –  Но определенные ориентиры, безусловно, есть. И они связаны с теми понятиями, которые как-то, на мой взгляд, «по-особому» используют в настоящее время: прогноз и план.

Прогноз – это оценочное, наиболее вероятное число, которое получится при определенном сценарии развития. Каких-то определенных действий число не подразумевает, но служит ориентиром для выработки стратегии и планов.

План – это цель, для обеспечения достижения которой проводятся (или не проводятся) определенные мероприятия. Недостижение плановых показателей – серьезная проблема, требующая разбора причин и последствий. И, кстати, рыночная экономика, вопреки распространенному заблуждению, требует очень жесткого планирования, основанного на многосценарном прогнозировании, и это – не «невидимая рука рынка», набившая оскомину в рассуждениях доморощенных экономистов.

Реальность и фантазии

А еще есть фантазии – это циферки, возникающие время от времени в информационном пространстве и никак не соотносящиеся с реальностью, – полагает О. Дымар.К примеру, нет-нет, да и встречается магическое число в 9 000 000 т молока, которые в Беларуси будут получены то к 2015, то 2020. А теперь, вот, говорят, что к 2025. А к 2030-му – так и вообще – аж 12 000 000 т! Проверку временем эти числа не выдерживают.

По мнению ученого, надо четко разделять термины: «надой по отчету» и «поступило на переработку». Нас интересует только товарное молоко.

Я далек от мысли, что у нас ситуация как в Украине, где по статистике надоено что-то около 9 млн. т., да вот только на переработку поступило около 3,5 млн. т, – рассуждает О. Дымар. –  Или как в России, где из года в год ведется холивар про объемы молока. То ли в 2020 году было 32,2 млн. т, то ли, все-таки, к реальности ближе цифра около 21 млн. т? Я склонен согласиться с  нижней границей оценки, обоснованно приведенной на канале https://www.dairynews.ru Михаилом МИЩЕНКО и его командой экспертов (см. график. – Прим. www.agrolive.by)

В cлучае с белорусским молоком, обращает внимание профессор О. Дымар, виден классический восходящий замедляющийся тренд, который позволяет спрогнозировать к 2025 году получение около 7,3 млн. т, а к 2030 – 7,5 млн. т молока, поступающего на переработку. Это является основным, опорным прогнозом. Может ли быть больше? Да, но вероятность этого крайне мала.

 – Реализации столь амбициозных планов мешает ряд серьезных ограничений, преодолеть которые просто на инерции не получится, – убежден белорусский ученый. – Да и еще большой вопрос, стоит ли их преодолевать такими усилиями?

Две опорные цифры

Основная и безусловная задача сельского хозяйства – обеспечение продовольственной безопасности. Она в нашей стране выполнена, полагает эксперт.

Знаю, что многим «рыночникам» претит даже само это понятие – «самообеспечение основными продуктами питания», дескать, все можно свободно купить на глобальном рынке, – рассуждает О. Дымар. –  Но это не так. Думать подобным образом – очень опасное заблуждение! Из тех, которые в исторической перспективе приводят к катастрофическим для страны последствиям. Но! Все производство, что выше необходимого, должно быть просчитано и обосновано. Необязательно банальной бухгалтерией, иногда – и экономико-политически. Но действия должны иметь четкую цель и быть просчитаны.

Если действительно задаться такой целью – тщательно просчитать, то, по мнению О. Дымара, у нас неизбежно появляются 2 цифры:

– ±2,1 млн. т молока – для собственного потребления;

– остальное, что-то – около 4,5 млн. т, – продажи на экспорт.

Вот ко второй цифре и должно быть приковано особое внимание при составлении планов работы на ближайшее время, – убежден ученый. – На рисунке, иллюстрирующем данную экспертизу, четко видно, как наш экспорт уперся в «потолок» в 2009 году и как санкции помогли его пробить в 2014/15 гг., но, похоже, потенциал исчерпан. Российский рынок для нашего экспорта сужается. Конкуренция на нем обостряется, а, значит, прибыльность будет   неизбежно падать. И это будет оказывать серьезное давление на объемы и направления переработки молока в нашей стране.

С другой стороны, динамика изменений такова, что на длительное раздумье для принятия решений фактически нет времени. Оно упущено. Скорее всего, придётся работать от ситуации, постоянно проигрывая темп – теряя сегменты рынка и, следовательно, – деньги.

По мнению ученого, очень даже вероятно, что все это приведет к необходимости уже скоро – в 2023/24 годах, ситуативно снижать производство молока под лозунгом «повышения эффективности и оптимизации производства путем его сокращения». И в этой связи более обоснованно к концу десятилетия выглядит цифра в промежутке между 6,0 и 7,0 млн. т на переработку.

Пожалуй, даже поближе к 6,0, – прогнозирует эксперт. – Ну, а вероятность перерабатывать к 2030 году 4,5-5,0 млн. т – гораздо выше, чем более 11 млн. т.

Прибыль уже уплывает…

Но, интересно, угрожает ли белорусам в ближайшее время потерять часть российского молочного рынка сбыта? Как обстоят дела у конкурентов из РФ и чего конкретно стоит опасаться?

Не только угрожает, наши предприятия уже сейчас недополучают прибыль! – говорит О. Дымар. –  Возможно, для кого-то это будет новостью, но бренд «Сделано в Беларуси» сильно потерял свою актуальность на российском рынке. А ориентировка в экспорте на однотипный массовый ассортимент цельномолочной продукции, творога и сыров – и технологически, и маркетингово простых товаров – изначально не позволяла   извлекать высокую добавленную стоимость с экспорта. Это – простой, но изначально – очень ограниченный путь развития.

В России уже более 10 лет активно идет возрождение сельского хозяйства –   прозрачности, логики в нем гораздо больше, чем в принимаемых у нас «программных мероприятиях», считает собеседник www.agrolive.by. С 2014 года в РФ, к примеру, была явно продекларирована политика   импортозамещения, и она работает. Может, не так, как думалось и хотелось, но достижения – вполне реальны.

Если не произойдет ничего неожиданного, то к 2025-2027 году вопрос обеспечения собственным молоком в России будет закрыт, – прогнозирует О. Дымар. –  Как были закрыты вопросы обеспечения зерном основных кондиций, растительным маслом, сахаром, курятиной, свининой и т. п. Нашим творогам, сырам и йогуртам будет очень тесно на полках российских магазинов. В принципе, это уже ощущается.

Более того, нынче технологическая деградация белорусской молочной промышленности привела к тому, что по современным технологиям (не путать с техническим оснащением!) российская молочная промышленность нас обогнала. Уже заявлены крупные проекты по производству молочных ингредиентов, сырья для детского питания, сыров с голубой плесенью (не 1 т/сут., как у нас), активно развивается производство сыров с белой плесенью. Есть запрос на высокотехнологичные производства уровня ферментативной трансформации и биосинтеза. Понятно, что они не появятся даже в следующем году, но пройдет 5-10 лет, а время пролетит быстро, и эти производства заработают.

Сейчас в Российской Федерации направляется колоссальное количество средств в инновационное развитие, – обращает внимание О. Дымар. – И, как ни странно, наука начала финансироваться в объемах, отличных от гомеопатии, образно говоря.

«Войны» не утихнут…  

Еще один аспект – ушли в историю или могут снова вспыхнуть «молочные войны» между двумя нашими странами? Или создание ЕАЭС постепенно снимет эту проблему?

– «Войны» будут. Это неизбежно, – убежден белорусский ученый. – Скорее всего, с определенного момента они могут резко усилиться. Но не понимаю, почему это называется «войной»? Лучше говорить о банальном и хорошо известном во всем мире нетарифном регулировании рынков, выдавливании конкурентов, отжатии прибылей. Не на нас первых это применили. Создание ЕАЭС никак не снимет ни остроту, ни частоту возникающих проблем, а, может, даже обострит их. В больших экономических образованиях у бОльшего числа хозяйствующих субъектов возникает желание поучаствовать в столь увлекательном процессе как дележ рынков сбыта.

Экспансия в ЕС возможна, но в некоторых случаях – будет чудом

С другой стороны – насколько тесно унифицированы наши требования и техрегламенты с требованиями ЕС? Можно ли всерьез говорить о возможном прорыве туда с нашей молочкой?

Наши регламенты в целом разрабатывались на основании мировых стандартов, – говорит О. Дымар. – На самом деле – не являются особым препятствием для экспансии на внешние рынки. Более того, никто не мешает нашим производителям аттестовывать на соответствие любым действующим стандартам как производство, так и продукты. Большая проблема – очень быстрое развитие в продвинутых странах методов определения всего и вся. То определяли 4 вида антибиотиков, то стали определять 24 и бракуют продукцию – подстроились… А завтра 42 вида контроля – и опять будут браковать, но не свою, а конкурентов. Вот это действительно создает, порой, необоснованные, а, порой, – и вполне реальные проблемы.

Может ли в ЕС продаваться белорусская молочка?

В чудесном сценарии – конечно, да! – иронизирует белорусский ученый. – В реальности – это вероятно по очень ограниченному кругу продуктов и в очень незначительных объемах. И, скорее всего, либо как дешевое сырье для переработки, либо для перепродажи по особым каналам сбыта.

Перекос – в обеих звеньях

Если рассматривать цепочку «сырьевики – переработчики» в разрезе белорусской молочной отрасли… Кто в ней – слабое, а кто – сильное звено? Нет ли перекоса в развитии каждого из звеньев? Если да, то какие меры стоит предпринять для улучшения ситуации?

Комплекс очень сложных вопросов, на самом деле, – отвечает ученый. – Я бы ответил так: у нас перекос в оба этих звена – в ущерб стратегическому планированию, организации отрасли, научным исследованиям и маркетингу. Причем, одинаковые проблемы по обоим направлениям: и в производстве молока, и в его переработке.

Весьма сомнительной в производстве молока выглядит стратегия на максимальный годовой надой в ущерб здоровью животного и максимизации надоя за жизнь. Да что там говорить о высоких материях… До сих пор нет тотального внедрения простейшей вещи – поточного охлаждения молока! На огромном числе ферм до сих пор применяется допотопная технология емкостного охлаждения, которая уже на ферме приводит к потере качества молока на порядок.

В переработке же однотипный ассортимент и ориентация на экспорт в Россию привели к колоссальным рискам и недополучению дохода, убежден собеседник. Отсутствие должных рычагов для координации в отрасли приводит к серьезным перекосам при реализации инновационного развития.

В технологиях у нас не просто застой – за последние десять лет не помню создания производств хотя бы относительно новых продуктов, – рассуждает ученый. – Скажем, сыра чеддер или сыров с белой плесенью. НИ-ЧЕ-ГО! Но, с другой стороны, мы потеряли производство лактозы. В Березе демонтирована линия производства КСБ. У нас остановлено развитие биосинтеза лактулозы. Это – не вина науки, это – ее беда. Потенциал Советского Союза исчерпан, а новый не наработан. Непонимание принципов, возможностей и ограничений научного поиска, разработок привел к стратегии жесткого ограничение финансирования и вере в чудо. Сэкономили? Не думаю. Система большая – инерционность высокая. Решения, принятые 10-15 лет назад, сейчас начинают проявлять последствиями, и будет явно видно отсутствие наработок как по технологиям, так и по кадрам.

Что с доходностью?

Наши производители сырья вместе с Минсельхозпродом хвастаются, что рентабельность молока уже превышает 50%. Нормально ли это? И почему, если растет рентабельность в этом сегменте, в целом экономика сельхозпредприятий отличается слабой доходностью?

Я не видел этих цифр. Думаю, они «выдернуты» из контекста и рассматриваются изолировано от ситуации в целом, – отвечает О. Дымар. –  А если это действительно так, то явно – не повод для гордости, но причина вспомнить классика – К. Маркса – и задуматься, а не кроется ли за этой цифрой сверхэксплуатация (банально – низкие зарплаты) работников сельского хозяйства?! Цены ведь на молокосырье в регионе примерно одинаковы – около 30 центов/л. А вот средние зарплаты – отличаются в разы. Не в этом ли причина столь «замечательного» показателя?

Внутренние цены не могут быть низкими

Нет ли необходимости пересмотреть явный крен в сторону экспорта молочной продукции в пользу решения проблем на внутреннем рынке? Например, возможного снижения цены на эту продукцию, поскольку белорусский покупатель не может себе позволить многие позиции (особенно – хваленые сыры)?

Развитие экспорта в нашей стране – достаточно обосновано, – считает собеседник www.agrolive.by. – Мы экспортируем конечную продукцию высокого передела. Да, есть возможности делать его еще более прибыльным, и над этим надо работать. Что касается внутреннего рынка – невозможно ожидать в открытой экономике, что при низком доходе основной массы населения у него будет высокий и сбалансированный покупательский спрос. Директивное регулирование цен, как показала наша история, приводит к очень быстрому возникновению дефицита и вымыванию оборотных средств предприятий. В последующем это еще больше снижает спрос со стороны населения.

Насчет высоких внутренних цен… Они, по мнению О. Дымара, не могут быть слишком низкими. В структуре затрат сырье – 70-80 %. На сырье у нас цены транспарентные, и они неплохо соотносятся с окружающими странами. В Европе часто чуть ниже, в Украине, России – выше. В целом, есть соответствие и по динамике изменений. Так что без повышения реального уровня оплаты труда у нас нет устойчивой возможности обеспечить рост потребления продуктов питания высокого технологического уровня.

Вместо резюме

Напоследок мы поинтересовались у эксперта, наличествует ли, на его взгляд, четко проработанная стратегия развития молочной отрасли Беларуси? Или мы действуем сообразно меняющимся обстоятельствам (Россельхознадзор, другие аспекты), полностью зависимы от внешних влияний? Если такая стратегия отсутствует, кто за это должен ответить (создать)?

Стратегия? Ее нет, – подытоживает ученый. – Как нет и четко артикулированного и озвученного понимания, где мы находимся в молочном мире и куда мы движемся. Принятая у нас модель работы приводит к большим задержкам в принятиях решений. В этой модели не только отсутствует работа на опережение, в ней нет даже четко выстроенной реакции на изменения. Работа ведется преимущественно с последствиями.

Отсутствие проработки рисков и негативных сценариев внушает излишний оптимизм. Нетерпимость к ошибкам делает ситуацию, в перспективе, трагичной в динамично изменяющем мире.

Кто должен разработать стратегию? Дело в том, что… стратегия никому не нужна. Если бы она была нужна – ее бы разработали…

Фото из личного архива О. Дымара 


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Зенон ЛОВКИС, генеральный директор НПЦ НАН Беларуси по продовольствию:

    – Если Постановление Совета Министров Республики Беларусь № 961 от 31.08.2005 г. «Об утверждении Положения о порядке разработки и выполнения научно-технических программ и признании утратившими силу некоторых постановлений Совета Министров Республики Беларусь и их отдельных положений» продолжит работать так, как сейчас, – аграрной науки просто не будет…

    ЦИФРА

    958 хозяйств

    получили государственную поддержку на общую сумму более 8,5 млн. рублей в рамках реализации Государственной программы развития аграрного бизнеса Республики Беларусь на 2016–2020 годы.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В сельский дом въехала ракетная установка. Что будет дальше?

    Хозяйка деревенского дома, в который утром 5 апреля врезался ракетный комплекс, 85-летняя Анна Николаевна пока переехала к дочери в Осиповичи. Сын женщины разбирается с последствиями произошедшего. Леонид рассказал TUT.BY, что военные начнут ремонтные работы 8 апреля – и планируют завершить все за 10 дней. При этом общая сумма нанесенного ущерба пока не известна.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)