ЭКОНОМИКА

Сказ о том, как юридическая вода агропромышленный камень точила


Во времена Советского Союза агрономы, зоотехники, инженера, механизаторы, полеводы и животноводы знали о том, что в сельхозпредприятии имеются бухгалтерия и экономисты. Юристы появились в хозяйствах уже на излете СССР. Однако ни о каких правовых предписаниях по поводу деятельности колхозов или совхозов, относящихся непосредственно к организационно-производственным процессам, не было. Давайте сравним, что было тогда и что есть сейчас – уже в АПК суверенной Беларуси по состоянию на начало 2019 года.

О роли и значении экономистов в развитии колхозов и совхозов их работники имели смутное представление. Да, экономисты «ваяли и верстали» краткосрочные и долгосрочные планы, иногда проводили хронометраж рабочего времени для новых профессий. Вместе с работниками бухгалтерии экономисты довольно плотно «работали» с представителями районного и областного уровня.

30 лет назад…

В общем, советские экономисты были, вероятно, малозаметными специалистами сельхозпроизводства. Тоже можно сказать и об экономистах-ученых, которые предлагали всевозможные новации в сельском хозяйстве. Однако делали все это без ущерба и довольно безобидно. Чего нельзя сказать о чиновниках районного звена, которые порой давали указания руководителям и специалистам хозяйств, основываясь на личных симпатиях и антипатиях.

В связи с вышесказанным мне вспоминаются события тридцатилетней давности.

В конце февраля 1989 г., работая главным зоотехником колхоза имени В.И.Чапаева Мстиславского района, я был приглашен,  как и все специалисты и руководители хозяйств, в районный Дом культуры. На совещание, которое проводили представители Могилевского облисполкома по вопросу внедрения арендного подряда. Что любопытно, выступил Александр Лукашенко – с докладом о важности и нужности данного направления в сельском хозяйстве. Рассказать также о своей командировке в Казахстан, ЦК КПСС и Совмин СССР по  вопросам аренды  и о примерах положительных результатов применения арендного подряда в совхозе «Городец», которым Александр Григорьевич тогда руководил. По сути, это было обстоятельное выступление молодого выпускника экономического факультета Белорусской сельхозакадемии, каким был А.Лукашенко, т.к. он в 1985 г. заочно закончил это учебное заведение.

Всем участникам совещания понравилась сама идея неких денежных отношений на уровне хозяйства – это при полупустых полках в магазинах. Однако, всех специалистов, непосредственно участвующих в производственных процессах, смутила перспектива «закопаться» во всевозможных бумажках, ведомостях и  чеках. Все эти документы, по сути, становились дензнаками. Ведь ими различные подразделения колхоза (совхоза) должны были «расплачиваться» между собой за товары, работы, услуги. Как осуществить «монетизацию» технологических процессов, хозрасчет и «ценообразование» всех производственных оборотов сырья и продукции чеками-бумажками? Никто объяснить нам, присутствовавшим на том совещании, не смог. Так как, вероятно, представители Могилевского облисполкома и сами не понимали, о чем речь.

Как правильный комсомолец

Руководство района заранее предупредило меня о том, что я должен выступить на этом совещании и поддержать новаторский арендный подряд. Когда мне было  предоставлено слово, я, как вполне себе правильный  комсомолец, в двухминутном выступлении поддержал идею аренды. Но в заключение попросил в срочном порядке забрать из моего колхоза 240 быков с откорма. А то они уже более 3 (!!!) месяцев «объедают» остальной скот, так как перестояли. Мясокомбинаты же Могилевской и Витебской области не присылают скотовозы. Из президиума меня грубо оборвали, сказав, что данный вопрос не относится к теме совещания.

Уважаемый читатель! Вы не представляете себе, какой была моя  радость, когда утром на третий день после совещания в колхоз прибыло 17 (!!!) скотовозов, направленных Пинским мясокомбинатом. В течение всего дня специалисты и колхозники грузили машины. Я единственный раз в жизни видел в одном загоне более 200 голов огромных быков. Черных как крыло ворона. Эти живые махины при погрузке разломали весы и помещение весовой. Мы даже не смогли их индивидуально взвесить и поставить на ухо металлические бирки с номером хозяйства.

Сразу за  скотовозами в Пинск были командированы главный ветврач и заведующий фермой, чтобы лично присутствовать на убое отправленных быков. В итоге средний вес каждой головы составил более 650 кг!

КРС на льду

Но моя радость была недолгой. Руководство района срочно потребовало перегнать скот из здания доращивания в освободившееся помещение для откорма. Расстояние между зданиями – более 4 км, а путь перегона представлял собой  пересеченную местность с большими холмами.  При этом  в начале марта 1989 г. был страшный гололед: дороги и земля, покрытые снегом, превратились в сплошной каток. Я отказался выполнять районное указания. А мой руководитель, Сергей Васильевич Демиденко, был вынужден подчиниться, так как ему пригрозили лишением партбилета.

Чтобы как-то минимизировать последствия от возможного травмирования скота, почти все бычки ведь были весом под 400 кг, весь путь посыпали калийной солью. Однако это не спасло: все участники перегона, а это два десятка колхозников увидели воочию, что такое КРС на льду. На расстоянии 200 метров от здания, где размещались быки, осталось лежать порядка 20 животных, и столько же – вдоль всего пути перегона. В итоге в течение последующей недели примерно 30 быков было завезено на вынужденный убой на Кричевский мясокомбинат. Как перемещали животных с поломанными ногами и растянутыми связками, я рассказывать не буду. Это – просто тихий ужас.

Экономюрбратия вошла в силу

За тем, как «переход скота» из деревни Березуйки в деревню Селец выглядел со стороны, наблюдал  мой отец – Владимир Антонович, который случайно заехал ко мне по  семейному вопросу. Мама – Надежда Мильентиевна – рассказала мне, что когда папа приехал домой,  он проплакал весь вечер. Все не мог понять, как так можно издеваться над скотом и людьми?! Мне пришлось  объяснять моим родителям, которые всю жизнь держали коров, свиней, курей, кроликов, нутрий, пчел и другую живность, что ничего страшного не произошло. Просто районные чиновники показывали свои власть над колхозниками…

Может, именно март 1989 года и стал отправной точкой, с которой я стал заниматься такой наукой, как гигиена и экология животных? Искать пути повышения благополучия животных…

Но вернемся к нашим экономистам, так сказать, в целом. С момента обретения Беларусью независимости они нашли себе надежных союзников в деле «реформирования» сельского хозяйства – юристов. И вот, начитавшись переводных книг по рыночной экономике, последователи кабинетных экономистов, начали ломать через калено постсоветский агропромышленный комплекс нашей страны, настаивая,  в частности, на передаче земель сельхозназначения в частную собственность и других мерах.

К началу нулевых годов белорусские юристы сформировали законодательную основу нашей страны, и законодатели приняли Гражданский и Гражданско-процессуальный кодексы, Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, иные кодексы и законы.

Белорусские же экономисты и юристы еще четверть века назад «подмяли» под себя все производственные процессы, вносящие основной вклад в валовой внутренний продукт страны. Вместо того, чтобы констатировать факты или подсказывать, как лучше осуществлять предпринимательскую деятельность, эта экономюрбратия по незнанию, а не исключено, что и умышленно, через чиновников и главу государства, стали навязывать свои, далекие от реальности, мысли и идеи. При этом они не издают методические рекомендации или инструкции, а разрабатывают и вместе с чиновниками принимают законы и нормативные правовые акты, обязательные для исполнения… Всеми, кроме самих так называемых законодателей.

Память однобока…

Становление колхозно-совхозной системы в прямом смысле слова шло через кровь и пот белорусского крестьянина. Но память чиновников однобока. Как итог – очередная реформа.

Согласно Президентскому указа №399 от 2 октября 2018 г. «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных организаций», руководителей бывших колхозов и совхозов, ныне гордо называющиеся ОАО, ЗАО и т.д., будут одаривать четвертью акций данных неплатежеспособных сельхозпредприятий. Таким способом экономисты-юристы решили провести очередные (какие уже по счету?!) реанимационные мероприятия по отношению к белорусскому агробизнесу. При этом почему-то не указали, что дополнительная эмиссия акций может в мгновение ока обесценить акции номинальных акционеров, каковыми, по сути, и являются руководители аграрных АО.

А чиновники и экономисты-юристы завопят: «Все по закону! Государство, как может, помогает сельскому хозяйству, а акционеры не ценят эту заботу и т.д.».

При этом чиновники почему-то не говорят о том, что в Беларуси множится число частных владельцев крупнейших птицефабрик и свинокомплексов. Дошло до того, что МАРТ и тот закрывает глаза на доминирование на рынке мясной продукции отдельных производителей.

Нормативно-правовой жупел

Белорусский «феномен» в виде экономико-юридического фактора вместо наблюдения за производственными процессами в нашей стране, с разрешения ее властей, превратился во внушающий ужас (страх, отвращение) нормативно-правовой жупел. Точнее, в человеческий фактор в самом негативном смысле слова.

В течение полутора десятков лет юристы-теоретики все «настаивали и настаивали», чтобы выполнялись принятые ЗАКОНОДАТЕЛЕМ, с их подачи, нормы Гражданского кодекса Республики Беларусь об уничтожении коллективной формы собственности в сельском хозяйстве. Ну, и что же: реформирование сельхозпредприятий пошло на пользу или во вред финансово-производственной эффективности их работы?

Посмотреть результат правовой трансформации колхозов во всевозможные ОАО, ЗАО можно по итогам работы животноводства Республики Беларусь за предыдущий год (см. номер «Сельской газеты» за 12 и 16 февраля с.г.).

Почти все оставшиеся на плаву сельскохозяйственные производственные кооперативы (в простонародье – колхозы) занимают лидирующее положение не только по производственным показателям, что с точки зрения зоотехнии несложно сделать, но и по финансовой независимости от власть предержащих. Акционерные общества также могут похвастаться достижением высоких удоев и привесов, правда, иногда «балуясь» товарностью реализованного молока и мяса. Одна беда – подавляющее большинство, если не все АО, влачат жалкое финансовое существование, так как закредитованы  по уши. Да и отдавать заемы не из чего, так как нет оборотных средств. Ну, в крайнем случае –  неплатежеспособные акционерные «дыры» можно «заклеить» минсельхозпродовскими рейтингами-гарантиями и очередным указом-постановлением.

Уцелевшие флагманы достойны, чтоб их знали

Учитывая, что сейчас количество колхозов в Беларуси менее 5% и из уважения к нашим флагманам, имеет смысл перечислить их всех. Чтобы  налогоплательщики знали героев АПК. И призадумались о тех, кто пытался, да и продолжает пытаться,  уничтожить золотой фонд белорусского сельского хозяйства:

  1. Сельхозорганизации с продуктивностью дойного стада 6000 килограммов молока (из 298 хозяйств)

№ в рейтинге
1 СПК "Лариновка", Оршанский район
3 СПК имени Деньщикова, Гродненский район
4 СПК "Агрокомбинат "Снов", Несвижский район
7 СПК "Свислоч", Гродненский район
12 Колхоз "Свитязянка-2003", Кореличский район
14 ПК имени В.И. Кремко, Гродненский район
18 СПК "Рогознянский, Жабинсковский район
19 СПК имени И.П. Сенько, Гродненский район
21 СПК "Ляховичский", Ляховиский район
31 СПК "Осовецкий", Дрогичинский район
36 СПК "Вознеченский", Жабинский район
42 СПК "Первомайский", Смолевичский район
45 СПК "Доропеевичи", Малоритский район
59 СПК "Восходящая заря", Кобринский район
76 СПК "Озеры Гродненского района", Гродненский район
78 СПК "Маяк-Заполье", Кореличский район
82 СПК "Гожа", Гродненский район
90 Белыничский СПК "Колхоз"Родина", Белыничский район
104 СПК "Нива-2003", Гродненский район
112 СПК "Прогремм-Вертилишки", Гродненский район
113 СПК "Сынковичи", Зельвенский район
123 СПК "Маяк Браславский" Браславский район
126 СПК "Гроднеский", Гродненский район
139 СПК "Дружба-Автюки", Калинковичский район
149 СПК "Федорский", Столинский район
180 СПК "Дубовица", Кормянский район
209 СПК "Заречный-Агро", Гродненский район
242 СПК "Негневичи", Новогрудский район
244 СПК "Дедлово", Рогачевский район

  1. Свинокомплексы по выращиванию и откорму свиней (из 16)

2 СПК "Маяк-Заполье", Кореличкий район
3 СПК "Агрокомбинат Снов", Нсвижский район

 

9 ПК имени В.И. Кремко, Гродненский район
11 СПК имени И.П.Сенько, Гродненский район

  1. Комплексы по выращиванию и откорму КРС, достигшие максимальной продуктивности (из 18)

4 СПК "Остромечево", Брестский район
5 СПК "Прогресс-Вертелишки", Гродненский район
6 СПК "Сынковичи", Зельвенский район
7 СПК "Городея", Несвижский район
8 СПК "Федорский", Столинский район
10 СПК "Демброво", Щучинский район
17 СПК "Жуковичи". Кореличский район

Из года в год продуктивность животных, которых выращивают  наши СПК, в сравнении со средне-республиканским уровнем, всегда на 60% выше. Т.е. более чем в полтора раза! Это ли не доказательство, подтверждающее ошибочность принятого нормативно-правового решения.

Исторически так сложилось: в западную часть Минской, Брестскую и Гродненскую области колхозное движение пришло позже, чем на другие территории БССР. При этом нужно сказать, что плодородие почв в этих областях более высокое, чем в остальных районах страны.  Учитывая, что организационная форма в виде колхозов за полвека сельчанами была оценена по достоинству, то и в современной Беларуси СПК сохранились преимущественно лишь в этих областях. К слову, во главе движения по сохранению колхозов стояли орденоносцы и Герои Беларуси. А эти люди на компромисс со своей совестью никогда не шли и не пойдут. Потому как никогда не подведут своих колхозников, которые им доверили руководить КОЛЛЕКТИВАМИ. Кроме того, эти заслуженные люди в два раза старше директоров акционерных обществ – и на свою память и опыт не жалуются.

Чем непонятней назовем, тем больше туману напустим?

Таким образом, приведенная выше информация подтверждает тезис:  коллективная форма собственности в сельском хозяйстве позволяет членам кооперативов иметь не только достойную зарплату, заработанную коллективным трудом при производстве и реализации продукции животного и растительного происхождения, но и не надоедать органам государственного управления с постоянной просьбой Паниковского: «Дай миллион, дай миллион, дай миллион…».

Неужели правоведы-теоретики и экономисты-рыночники не знали и не понимали, что на постсоветском пространстве в сельском хозяйстве может быть только две формы собственности: или частно-олигархическая,  или коллективная?! Ах да, экономисты-юристы в переводных книжках об этом не прочитали, поэтому продолжают агитировать за создание продуктовых компаний, кластеров, инновационных, венчурных  центров, иных структур,  не понятных представителям сельхозотрасли.

Господа юристы-экономисты!  Никакие псевдорыночные потуги, в виде акционирования сельхозпредприятий, с передачей контрольных пакетов районным и областным администрациям, не могут повысить финансовую независимость АПК.

Итогом прямого государственного вмешательства в систему управления сельским хозяйством – не через обращение к коллективам колхозов, а посредством административно-телефонного давления на руководителей и специалистов – привело лишь к стагнации 95 % сельхозорганизаций нашей страны, непосредственно занимающихся земледелием и животноводством.

В народе по такому поводу говорится: «Все будет хорошоА, может, нет. Но тогда все будет очень плохо».

При этом юристы-правоведы радостно утверждают, что в Беларуси отсутствует законодательный механизм «обратной трансформации» из акционерного общества в СПК! Действительно: а зачем? Нужно, чтобы у людей было право на возвращение к лучшей жизни, когда они уже вкусили горечь акционирования? Не нужно, полагают члены нашей экономюрбратии. Пусть продолжают корячиться в прокрустовом ложе АО, куда их загнали росчерком законодательного пера. Поправ почти вековую историю коллективной собственности в АПК, начало которой было не столь радостное, как у остающихся к настоящему моменту белорусских колхозов.

Жаль, что «за разруху в головах» чиновников отвечают физическим трудом наемные работники – полеводы, животноводы, механизаторы. Те, кому, по сути, ничего не принадлежит. Да и ничего не связывает с владельцами акций, за исключением отбывания повинности. Так как простые работники вынуждены относиться к своему делу формально, как к тяжёлому бремени «от звонка до звонка».

А оно работникам надо? И как долго это может продолжаться? Вероятно, до того момента, когда финансовые долги окончательно разорят сельхозорганизации. А это произойдет после вступления Беларуси в ВТО, т.е. в «запасе» есть еще пара-тройка лет. К слову, перед глазами уже имеется негативный пример в виде частных агрохолдингов в России и Украине, когда во главе их руководства стоят родственники и хорошие знакомые представителей высшей государственной власти.

В общем, поживем – увидим. Доживём – узнаем. Выживем – учтём. Ну, как-то так.

Итого…

Ах да, а за что я агитирую и что предлагаю? На мой взгляд, необходимо чтобы СПК инициировали создание ассоциации коллективных сельскохозяйственных кооперативов. При этом создание ассоциации своим постановлением должно утвердить Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь. Основные цели созданной ассоциации СПК должны, по идее, быть примерно такими:

– лоббирование, в том числе и на законодательном уровне, всевозможных преференций со стороны государства;

– разработка и принятие правового механизма по деакционированию (разгосударствлению) сельхозпредприятий и созданию коллективных хозяйств;

– решение всех важных вопросов развития СПК, включая новое строительство производственных объектов, взятие заемных средств (кредитов), должно осуществляться через Общее собрание коллектива;

– выборность председателя СПК и его подотчетность исключительно Общему собранию;

– прозрачные взаимоотношения с районными и областными управлениями по сельскому хозяйству и продовольствию, причем,  исключительно на равноправной основе и исходя из финансово-экономической выгодности.

Валерий СОЛЯНИК, кандидат сельскохозяйственных наук, доцент

Источник иллюстрации: Lenta.ru


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Леонид АНФИМОВ, председатель Комитета государственного контроля Республики Беларусь:

    – Везде, куда я приезжаю, всем говорю и ставлю задачу составить планы-графики, по которым можно было бы наводить порядок на мехдворах и фермах… Фермы немного в лучшем состоянии. Мехдворы (я в Поставском районе 11 апреля смотрел) требуют большего внимания и усилий со стороны руководителей хозяйств, заведующих мастерскими и руководства района. Чтобы там действительно был обеспечен такой порядок, про который говорил глава государства…

    ЦИФРА

    В 60% проб крови,

    которые изучались по заказам хозяйств Беларуси за последнее время учеными Института ветеринарии имени С. Н. Вышелесского, обнаружено наличие хронических ацидозов. В таком же количестве исследованных образцов – отмечен дефицит микроэлементов (недостает их в организмах соответствующих животных). И это – далеко не весь перечень недугов, которые выявляются в ходе биохимических исследований крови…

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Чьи кости закопаны на поле в Борисовском районе?

    Во вторник 9 апреля охотники в Борисовском районе заметили что-то странное: недалеко от деревни Костюки в поле из-под земли торчали… кости коров. На некоторых были кусочки мяса, и мужчины предположили, что дикие животные уже стали раскапывать то, что кто-то постарался спрятать. У местных родилась версия: кто-то решил избавиться от «некрасивых» коров перед проверками, которые начались после известного визита Президента Беларуси на ферму в Шкловском районе. Администрация местного колхоза это предположение категорически отрицает. К делу подключилась прокуратура. На ферме в Костюках говорят: мол, все коровы на месте.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)