ЗЕМЛЯ ЛЮДЕЙ

Ответственная миссия «Озерицкого-Агро»: если возле дороги хоть соломинка осталась…


Расчувствовавшийся Жерар Депардье, заглянув в «Озерицкий-Агро» минувшим летом, шокировал все мировое сообщество желанием «пожить среди крестьян». «Раньше как было: кто до Минска не доехал, тот пошел в колхоз на работу. Такого уже нет!» — говорит директор одного из самых крупных белорусских производителей сельхозпродукции Нина Железнова. Но проблем у руководителя хозяйства по-прежнему немало. Глава ЧУП «Озерицкий-Агро» рассказала TUT.BY о том, что крестьянин — это звучит гордо, как доярка зарабатывает по 13 млн рублей и почему механизаторы предпочитают видавший виды немецкий трактор новенькому белорусскому.

Большое хозяйство у всех на виду

Железнова возглавила хозяйство, занимающее 10 тысяч гектаров земли, разбросанных от Национального аэропорта “Минск” до Логойска, далеко не новичком — за плечами был двадцатипятилетний опыт работы на селе. Но тут хозяйство особенное. «Не знаю, есть ли где-то в стране аналог нашего «Озерицкого». Это не колхоз, не СПК, это, скорее, -- промышленное предприятие. Фактически, “лицо” страны — и по месту расположения, и по своему интеллектуальному потенциалу. Все гости, которые приезжают в страну, проезжают через нас. То, что у тебя на поле, ферме, в населенных пунктах, формирует мнение о стране», — рассказывает директор.

На виду быть непросто. Иногда это крайне раздражает, признается Железнова: если возле дороги хоть соломинка осталась — тут же получаешь замечание, кто бы здесь ни проехал. «Наши труженики, хлеборобы, должны быть всегда подтянуты, дисциплинированы, достойны. У нас вы никогда не увидите, чтобы помощник комбайнера во время уборки сидел на бункере или был где-то в стороне: помощник комбайнера идет за комбайном и следит за качеством уборки. Эта самодисциплина действует, даже если ты оказываешься в самом „медвежьем углу“. А география у нас непростая, рельеф сложный — мы с Силичскими горами граничим, так что сеем почти на слаломных трассах», — улыбается директор.

Проблема -- как снежный ком

Четыре колхоза, доставшихся «Белагропромбанку», объединили в один еще в 2005-м году, когда взяли курс на укрупнение, ища локомотивы, которые будут вытягивать село.

Вытянули. С 2009 года в «Озерицком» построили две новые фермы на 1 тысячу голов коров каждая, реконструировали теплицы, построили две зерносушилки, емкости для хранения зерна, склады для минеральных удобрений, концентратов. Дважды здесь был Александр Лукашенко, в 2011-м и в 2015-м. В нынешнем году он заглянул как раз на новую молочно-товарную ферму «Задомля», введенную в декабре 2013-го года.

Между прочим, сегодня с действующих молочно-товарных ферм хозяйства 97% продаваемого молока идет сортом «экстра», а это ежедневно-- около 50 тонн.Все процессы автоматизированы, на каждую корову, проезжающую мимо нас в «карусели», есть личное дело, где зафиксировано все — от температуры до продуктивности.

И картофель здесь умеют не только выращивать, но и хранить. «Сегодня у нас замечательное, просто исключительное овощехранилище, — рассказывает директор.

Продукция хозяйства реализуется не только в Беларуси — есть экспорт в Украину, Россию, Казахстан.

«Построили за последние годы много, а строительство — дело недешевое, надо отрабатывать кредиты. Тепличный комбинат также был серьезно реконструирован, получаем отличную продукцию. Но энергозатраты — тяжелое бремя для хозяйства. Не хватает денег в обороте, вынуждены брать кредиты для сезонных работ под высокую процентную ставку. Эта проблема как снежный ком стала нарастать с осени прошлого года, когда дебиторская задолженность переработки не исполнялась месяцами, в итоге накопилась кредитная задолженность и проценты по ним», — сетует Нина Железнова.

«Я — патриот и за развитие отечественного машиностроения! Но качество белорусской техники могло быть лучше»

До города — рукой подать. Очевиден вопрос: трудно ли удержать кадры? «В последние месяцы с работой в городе стало сложнее. А года два назад у нас была зарплата 5 миллионов, и в городе можно было легко найти работу на те же деньги, но не как у нас — без выходных, а с 8 до 17 часов и с двумя выходными. Хотя и тогда текучесть кадров была невысокая, — признается Железнова. — Никогда не жалею о тех, кто уходит. Пусть Бог им в дорогу. Если не любишь землю, если не готов на ней работать много, тяжело, ответственно, то ты и не нужен на этом месте. Так природой заложено. Крестьянин — это патриот, труженик, работяга, в каком бы статусе ни работал».

Но основной костяк хозяйства держится -- и работники, и специалисты. «Я плохих работников вообще не видела, — рассуждает директор. — Работники всегда хорошие, но человеку надо всегда правильно рассказать, что от него требуется, и он сделает так, как надо. А если начальник, бригадир или агроном сами не могут сформулировать задачу, то как ее может выполнить рядовой исполнитель?»

В 2009 году здесь было 640 работников, сегодня — 505. Земли меньше не стало, поголовье, объемы производства и выручки выросли, но вместо старых ферм построили новые. Раньше доярка обслуживала 50 коров, сегодня — 500. От тех людей, которые остались, потребовался и интеллектуальный рост, и совсем другое отношение к работе, подчеркивает Железнова. Сегодня, добавляет она, и от рабочего требуется и техническая грамотность, и высокий интеллект: везде уже электроника, компьютерные системы.

Серьезно изменился контингент и с увеличением зарплаты. Средняя по хозяйству сейчас — 7,2 млн. рублей. «Говорят, что это много. Но я уверена, считать надо не среднюю заработную плату по хозяйству, а именно заработанную плату основных работников, а она должна быть в разы больше. Тогда, возможно, надо будет не 505 человек, а 300, а работа будет выполнена та же», — уверена директор.

Но чтобы зарабатывать, механизатор должен работать на хорошей технике. Это уже Железнова переходит к больному вопросу: «У нас большинство механизаторов — в возрасте от 25 до 40 лет. И вот этим мальчишкам бы технику такую, как надо — они бы горы свернули. Они бы еще больше и свою работу любили, и себя в ней!»

Конечно, техника в хозяйстве есть, в том числе энергонасыщенная. Но объем работы в хозяйстве такой, что белорусские машины справляются слабо. «Считаю, что качество нашей техники оставляет желать лучшего. У нас три немецких трактора Fendt и два John Deere по девятому сезону работают, и молодые механизаторы хотели бы работать на них. Потому, что наши МТЗ-3022 — проблемные: то коробка, то двигатель из строя выходят, то еще что-то ломается, — разводит руками директор. — А это и расход топлива, и заработная плата, и упущенные сроки». А как же известный аргумент про разницу в цене в пользу белорусской машины? Разница окупается года за два, прикидывает руководитель хозяйства, причем, только за счет меньшего расхода топлива, производительности и, как результат, оптимального соблюдения агротехнологий и сроков всех полевых работ.

А если сроки поджимают, то работать приходится без выходных. Но чтобы обеспечить выходной всем и безусловно, техническая обеспеченность должна быть лучшей? «И тогда мы справимся -- люди найдутся! Крестьяне ведь — патриоты! Большинство людей, работающих на белорусской земле, гордятся своим статусом колхозника, крестьянина. Человек гордится работой, за которую получает достойную зарплату. Тогда он может жить в хорошем доме, купить нормальную машину, надеть хороший костюм, учить и лечить детей, интересно отдохнуть», — говорит директор.

Механизаторы, работая без выходных, получают около 15 млн. рублей. Доярка может рассчитывать на 9−13 млн. рублей, и выходной у нее есть обязательно. «На новых фермах такая специфика работы -- без выходных оператор машинного доения просто физически не выдержит. Ведь рабочий день начинается ранним утром, а заканчивается ночью. Днем доярка несколько часов дома, но потом снова возвращается на работу. Поэтому после четырех дней работы положены два выходных», — объясняет Нина Железнова.

«Престижнее аграрного бизнеса и быть не должно»

«Человек должен выбрать то, что нравится. Мне моя профессия агронома нравилась, хотя, как дочь крестьян, знала, -- это непросто. Так что, шла не за легкой жизнью и не потому, что некуда больше было пойти учиться. В первый год не поступила в Белорусскую сельхозакадемию — не прошла по конкурсу, год отработала полеводом в своем хозяйстве в Несвижском районе, потом поступила и окончила-таки сельскохозяйственную академию», — рассказывает директор о своей работе на земле.

Работала агрономом, с 2005 года — руководителем хозяйства в Любанском районе, потом решила попробовать себя в агроэкотуризме. «Бесконечно люблю свою Беларусь, свою мову, историю родного края. А денег для того, чтобы организовать свое дело, не было. Вот и согласилась на предложение поработать в агроэкотуризме. Из сельского хозяйства решила уйти — была жесткая эмоциональная и физическая загрузка…» — признается Нина Железнова.

Но новая работа началась не с туризма, а со строительства. «Фактически я стала директором строительства объекта экотуризма: отвод участка, геодезические съемки, наряды строительные, тендеры… Банк, конечно, помогал, но пришлось быть и мастером, и прорабом, и инженером. Полтора года проработала -- всё построили. Но тут председатель правления банка предложил мне возглавить хозяйство. В добровольно-принудительном порядке», — улыбается Железнова.

Сегодня одной из ключевых для себя задач директор считает воспитание специалистов для работы на селе. «Кадрового голода нет — есть недостаточная заинтересованность людей. Это не значит, что ты пришел со студенческой скамьи – и ты уже менеджер, управленец. Ты учишься, впитываешь. Надо на государственном уровне обобщить и дорожить тем знанием, крестьянским опытом, который наработан у наших руководителей-аксакалов. Но и не бояться передавать управление грамотным молодым профессионалам, — рассуждает директор. — Должна быть заинтересованность, в том числе — материальная. Возможно, не только зарплата, но и доля в собственности. Специалист-профессионал должен иметь стабильный материальный бонус, который за ним сохраняется — тогда ответственность совсем другая. А если говорить о механизаторах, то уже прошли те времена, когда зазорно и неудобно было работать на селе».

Три сына Нины Железновой по пути родителей не пошли. «Так и не должно было случиться, — рассказывает она. — Мы с мужем — агрономы. Потом — руководители. Наш рабочий день начинается в шесть утра и заканчивается очень поздно, когда все спят. По распределению мы попали не в свои родные места, поэтому старший сын был у нас нянькой для младших. Они сами хозяйничали на домашней усадьбе. Так что неудивительно -- они не пошли в сельское хозяйство. Старший — психолог, средний — инженер-программист, младший — менеджер спорта и туризма. Но они все умеют и пахать, и сеять, и коров доить, уважают людей, которые на земле работают».

В том, что престижнее аграрного бизнеса нет и быть не может, Железнова не сомневается ни на минуту. И поговорить о проблемах белорусского сельского хозяйства, как видно, Железнова непрочь. А вот про недавнего высокого гостя, французского актера Жерара Депардье, — смущается вспоминать. На вопрос, как в хозяйстве отнеслись к желанию Депардье пожить среди крестьян, хозяйка удивляется: «Ой, это наверное не у нас?! Мы же не знаем, где он захочет пожить!». «А если, все-таки, у нас — милости просим с инвестициями!» — радушно добавляет-приглашает директор «Озерицкого-Агро» Нина Железнова.


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Александр ЛУКАШЕНКО, Президент Беларуси:

    – Стоит вопрос: надо ли сегодня Беларуси производить значительно больше сельхозпродукции, чем сейчас? Мы не будем форсировать это, потому что продать тяжело. Вы видите, как мы пробиваемся на китайский рынок, диверсифицируем продажи продовольствия по всему миру, чтобы не зависеть от одного российского рынка. Мы идем во все точки для того, чтобы продать то, что мы сегодня производим с избытком…

    ЦИФРА

    1,15 млн т зерна вместе с кукурузой (при плане 1,5 млн т)

    получили аграрии Гродненщины по итогам 2018 года. Об этом сообщил губернатор региона Владимир КРАВЦОВ, докладывая Президенту Александру ЛУКАШЕНКО во время визита последнего в Гродно в октябре.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Белорусские фермеры не готовы работать с торговыми сетями, но покупатели будут искать органик продукты в гипермаркетах

    Только 43,2 процента белорусов осведомлены, что такое органические продукты и чем они отличаются от обычных. Основная часть информированных покупателей, в первую очередь, будет искать такую еду на полках гипермаркетов. И лишь 10% – заказывать на интернет-сайтах. Такие любопытные данные получены в ходе социологического исследования, которое провели в текущем году, по заказу Центра экологических решений (ЦЭР), специалисты Информационно-аналитического центра при Президенте Республики Беларусь. www.agrolive.by побывал на презентации результатов, организованной в Минске.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)