ЗЕМЛЯ ЛЮДЕЙ

Татары в Ивье выращивают томаты и не уважают лентяев


В августе на улицах Ивья сложно не заметить грузовики с российскими номерами. Трех- и пятитонные компактные авто останавливаются у домов в южной части города вокруг старинной мечети. Этот район называют Муравщизна. Тут местные татары испокон веков выращивают овощи.

Ряды огромных парников и башня минарета — вот что видят въезжающие в Ивье со стороны трассы М6. Парники, где местные бережно выращивают свой самый ходовой товар — помидоры, хорошо видны даже на спутниковых снимках. Их площадь особенно поражает, если сравнить ее с территорией, которую занимают дома.

Татары живут здесь с XV столетия, сейчас их в городе около 500 человек. Мечеть, построенная в конце XIX века, никогда не закрывалась, и местные жители смогли сохранить свою веру и культуру. Хотя они полностью интегрированы в общество, община, все еще, -- относительно закрытая, и найти желающего рассказать о своем огороде не так и просто.

Весной убирают редис, потом сразу высаживают помидоры

Пенсионерка Айша Ибрагимовна (на снимке) живет одна, поэтому у нее лишь один парник с томатами на 300 квадратных метров и второй, поменьше, где растут помидоры черри и огурцы. По меркам Ивья это -- среднее хозяйство. Там, где работают целыми семьями, по пять таких теплиц. «Все строят такие — 10 на 30 метров. Просто такой стандартный размер пленки», — объясняет женщина…

…Хозяйка заводит нас в парник и сразу принимается хвалить свои овощи: «Все сорта голландские!».

На участке Айша Ибрагимовна выращивает в сезон около 2 тонн томатов. Но это не единственная культура, которой занимаются местные татары. Еще в феврале они сажают редис —убирают его в апреле. Тогда же готов на продажу и зеленый лук, а рассада томатов уже дожидается пересадки на место редиса. «В большую теплицу переносим в мае. До этого ждут своего времени в малой, в чашках», — делится опытом хозяйка. Еще один традиционный местный овощ — огурец, но его на грядках уже намного меньше.

Если не занимаешься огородом

Татары в Ивье занимаются огородничеством из поколения в поколение — это их основной вид деятельности. «У нас, если не будешь заниматься огородом, то скажут — лентяй», — коротко и ясно растолковывает Айша Ибрагимовна. До пенсии она работала медсестрой в больнице и старалась находить время и для выращивания овощей. «Муж советовал мне бросать эту работу и полностью переключаться на хозяйство», — вспоминает женщина.

К работе в огороде тут приучают с детства. «Сын до сих пор вспоминает, как болел палец, онемевший после пикирования ранней весной, когда земля еще холодная», — говорит собеседница.

Почти весь урожай уезжает в Россию

«Приезжают, в основном, азербайджанцы», — удивляет нас Айша Ибрагимовна, когда мы спрашиваем ее об основных покупателях помидоров. Оказывается, выходцы из Азербайджана живут в Пскове и из года в год приезжают в Ивье в конце лета. Некоторые покупатели останавливаются в городе на несколько дней — у хозяйки для таких предусмотрена отдельная комната.

«Они ездят по всей стране и скупают дыни, арбузы, капусту, в Пинск едут за огурцами. В наш район также за картошкой чуть ли не круглый год приезжают», — рассказывает Айша Ибрагимовна.

Некоторые ивьевские татарские семьи и сами возят свой товар на продажу. Правда, сейчас появились проблемы на белорусско-российской границе. «Большую машину только своими овощами не заполнишь — чтобы загрузить ее под завязку, покупают помидоры у других. Но справка-то только на свои есть», — говорит женщина. И вспоминает, что в этом году один грузовик ивьевских помидоров в России уже уничтожили: «Не было доказательств, что продукт белорусский. Человек «попал» на 6000 долларов!».

Хозяйка шутит, что такими темпами скоро нужно будет клеить этикетку на каждый помидор. «Абы што», — замечает она уже тише, про себя.

Доллар вырос, цена упала

Огородничеством татары занимаются не только в качестве поддержания традиции, но и из-за безработицы. «Много безработных молодых — они построили теплицы, и этим живут», — с грустью поведала нам собеседница. Молодежь с высшим образованием обычно уезжает в большие города, а специалисты со средним на земле могут заработать больше, чем по специальности. Продав хороший урожай, семья может прожить всю зиму. Правда, в этом году заработок от урожая у местных будет меньше — закупочные цены сильно упали.

Об этом нам еще раньше рассказал имам местной мечети Адам Радецкий: «Семьи, которые занимаются исключительно огородами, сейчас могут много потерять». Айша Ибрагимовна подтверждает: «В прошлом году доллар был по 10 тысяч, и по такой же цене мы продавали килограмм помидоров. Сейчас валюта подорожала, а нам предлагают всего 7 тысяч…». По ее словам, других покупателей не найти, поэтому приходится соглашаться на такие цены.

«Бывает по-разному. Иногда приедет мало покупателей, и тогда они начинают еще больше сбивать цену. А иногда их сразу много, и тут мы можем выиграть, продать кое-что помельче», — объясняет женщина. Когда цена сильно падает, татары везут остатки своего урожая на рынок в Ждановичи.

Под видом покупателей приезжают «шпионы»

Основной помидорный конкурент Ивья — Пинск. «Но азербайджанцы говорят, что там сорта хуже: нетранспортабельные и быстро портятся. Пока довезешь, потекут», — говорит хозяйка и предлагает пощупать ее овощи. Щупаем — действительно, крепкие!

Конкуренты у татар появляются и в округе — уже и белорусы начинают строить большие парники, появились даже «шпионы», которые пытаются выведать секреты.

«Шпионами» становимся и мы: берем от гостеприимной хозяйки помидоры, но дома решаем не есть все, а оставить немного на семена. Вдруг и у нас вырастут такие красавцы?

Коттеджи за помидоры не построишь

Такого дохода, как от огурцов в полесских Ольшанах, тут нет, утверждает хозяйка. Коттедж за помидорные деньги не построишь, машину купишь не самую дорогую… Женщина уверяет, что деньги не складывает и все тратит на жизнь, поэтому ей сложно оценить, сколько в сезон приносит ее теплица. «Могу детям дать что-нибудь на дни рождения, и к пенсии -- хорошая прибавка», — говорит она.

Действительно, в Ивье преобладают обычные одноэтажные дома, не выделяющиеся особым богатством. Отличительный признак один — большие и ухоженные огороды, которые тут передают из поколения в поколение. 


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир САМОСЮК, кандидат экономических наук:

    – Белорусский доильный робот будет. Над этим мы сейчас работаем. А если говорить о выпойке телят, то роботов, «ответственных» за столь важный участок работы, мы уже сделали и ласково называем их электронными мамами. Когда к станции выпойки подходит теленок, «мама» опознает его и, согласно физиологическим данным «ребенка», дает ему столько молока, сколько необходимо для его нормального роста и развития. Перекармливание и недокармливание исключены.

    ЦИФРА

    В $4,3 млн.

    оценивается стоимость проекта по восстановлению торфяников, стартующего в Беларуси в сентябре 2017 года. Об этом сообщили БЕЛТА в Минприроды РБ.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    «Тунеядка» из Пятаков: «Я не живу за чужой счет, и зарплату мне не обеспечивают налогоплательщики…»

    Татьяна МИГАНОВИЧ (на фото вместе с мужем) из деревни Пятаки Волковысского района написала письмо заместителю председателя Совета Республики РБ Марианне ЩЕТКИНОЙ и рассказала о том, как ее записали в «тунеядцы». В конце письма женщина пригласила Щеткину в гости, чтобы та на себе прочувствовала долю «тунеядца».

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)