ЗЕМЛЯ ЛЮДЕЙ

Ворожбиты

Ворожбиты
Где в Беларуси – деревня-загадка, деревня-ворожея? Если судить по названию -- вполне подходят под такое определение Ворожбиты, что на Березовщине. Авось удастся повстречать там каких-либо шептунов, знахарей и прочих интересных «особ», владеющих тайнами стародавних лечебных «промыслов»? Велика она, сила стереотипного мышления! Вот и я отправилась в небольшую деревеньку, чтобы разжиться, в общем-то, легкими впечатлениями. О том, о сем? Нет, вышло – о сельской жизни, безо всяких прикрас и даже – без малейшего намека на всякие там привороты да колдовство…

Между прочим, вопреки заверениям высоких чиновников, небольших и, чего там греха таить, неперспективных деревенек в Беларуси меньше не становится. А все почему? Тоже попытаемся разузнать в Ворожбитах...
Чтобы не «испарились» совсем коровы. И работники…

Это уже стало своеобразным универсальным тестом. Спросишь в местном исполкоме, а что за деревня, скажем, те же Ворожбиты? Вот и Людмила Лещинская, управляющая делами Нарутовичского сельисполкома, начала разговор вовсе не с любопытного названия. Количество частных буренок… Если лет двадцать назад ворожбитская «чарада» насчитывала почти сорок рогуль, то теперь – всего-то четыре дойные особи и остались. По мнению собеседницы, это довольно красноречивая цифра, хотя…

-- Я бы не сказала, что Ворожбиты – совсем уж глухое, малоперспективное для жизни место! – говорит Людмила Васильевна. – Деревня небольшая, но газифицированная, асфальтированная, благоустроенная. До агрогородка Нарутовичи – рукой подать, пару километров. Стоит деревенька на довольно оживленной трассе. В ней – 25 подворий-хозяйств, с полсотни жителей, и трудоспособного возраста – больше половины…

-- Кто его знает, откуда пошло такое название? – и сама удивляется Татьяна Белецкая, специалист второй категории сельисполкома, она же – староста Ворожбитов. – Вот, честное слово, всю жизнь в них провела, а призадуматься некогда было (улыбается). Доподлинно известно мне лишь то, что фамилия «Ворожбицкий» у нас когда-то была – читай, фирменной для деревни. А вот теперь, увы, по соседним селам она еще «бытует», а вот в самих Ворожбитах как-то и повывелась…

А вот Юрий Евтухович, заместитель председателя СПК «Нарутовичи», обращает внимание: если частное стадо поредело, и основательно, то общественное – имеет в Ворожбитах свой небольшой фермский «филиал».

МТФ “Ворожбиты” -- объект не только производственный, но и социальный

-- Кто-то, может, и скептически заметит – дескать, несерьезная какая МТФ – всего на сто голов, -- рассуждает собеседник. – Тем более, под боком, в Нарутовичах, недавно ввели в строй новую современную ферму. Но – нашли применение и здешней, небольшой – она исправно поставляла на главный молочный объект хозяйства растелившихся первотелок. А скоро будет работать только на себя… Где-то столько же поголовья, как теперь, и будем дальше тут держать.

Почему не закрывают крохотную, по меркам нынешнего фермского размаха в республике, ферму? Рабочие места – вот та причина, по которой не спешат вешать большущий амбарный замок на дверь. Тем более, ферма-«крохотуля» -- аккуратная, чистая, словно бы с картинки. Окультурили ее основательно года два назад, деньги в это вложили – зачем теперь сворачиваться? Пойдешь на такой шаг – непременно получишь еще пару-тройку человек, которым нелегко будет найти работу. Для таких вот небольших деревень вроде Ворожбитов самая главная проблема – именно занятость. Высвобождаются работники – после ввода тех же мега-ферм в глубинке уже не нужно столько доярок, доглядчиков. Куда ж податься сельскому человеку? Открывать свое дело? Так не всякому по плечу. Да и где брать первоначальный капитал?

Добротой берут!

Какой люд живет в Ворожбитах? Мои собеседники справедливо беспокоятся – вопрос-то, по нынешним временам, неоднозначный! Людмила Лещинская утверждает: сама россиянка, но в Беларуси живет уже не один десяток лет, и все не устает удивляться… редкой «добразычлівасці” ворожбитовцев. Их стремлению не обостряться по мелочам, всегда – входить в положение местной власти. Не все ведь проблемы можно в одночасье решить! С другой стороны, подметил Юрий Евтухович, не шибко хорошая молодежь сегодня “населяет” Ворожбиты. “Змия” и своего хватает, и “завозной” проблем подбрасывает…

Заместитель председателя СПК “Нарутовичи” Юрий ЕВТУХОВИЧ показывает, какая оригинальная наглядная агитация есть на небольшой ферме в Ворожбитах

— Что делать с такими горе-ячейками общества? Не отселять же их куда подальше, чтобы не портили общую картину? Беспокоит – “змий” сейчас на редкость приживаемый пошел. Стоит одной семье пустить его на порог, как тут же мало что укореняется… Так еще и к соседям перебирается! – рассуждает Евтухович. – Если бы правда название села помогало, так можно было бы ворожбу применять. А так… Приходится перевоспитывать, увещевать. Случается, за счет хозяйства кодируем работников.

Но есть ли код секретный, как бы удержать на селе перспективный трудовой ресурс? Ведь то, что некогда фирменная фамилия – Ворожбицкие – потихобньку вывелась из села, тоже ведь не сильно хороший знак. Если раньше в основном народ съезжал в города, в поисках лучшей доли, то теперь, вроде, обратный процесс пошел. Из городов потянулся контингент на село. Но назвать приезжий поток переспективным в плане будущего для небольшьших деревень… Не берусь! Увы, но все чаще село принимает “на постой” тех, кого в городе просто-таки выбросило житейской волной за борт. Это и бомжи, потерявшие квартиры, и прочие деклассированные элементы… Будет ли большой толк от подобной переселенческой волны? Сомнительно…

И сельмаг оживили, и печки не повыбрасывали

Одно время, в Ворожбитах закрыли сельмаг. Так местный люд проявил хотя и мягкую, но вполне эффективную настойчивость. Результат – налицо: продавца нашли, хотя и не без труда, теперь, пусть и не каждый день, но торговая точка работает. Газификация местному люду, понятное дело, пришлась ко двору. Но, вот что любопытно, народ ворожитовский не поспешил выбрасывать из домов печки. Резонно, по-хозяйски – мало ли что будет с ценой на газ, всегда не лишним будет подстраховаться. Такой он, наверное, ворожбитовский характер – не шумный, не склонный к резким движениям (кстати, криминогенная обстановка в деревне – поспокойнее, чем в окрестных селах будет), зато – обстоятельный. Из тех, что можно сказать – себе на уме?

-- Вы интересуетесь, почему в последние годы стало больше приезжих, а меньше – своего роду-племени, ворожбитовского? – переспрашивает староста села. – Да, таких аборигенов, как я, по пальцам одной руки пересчитатать можно. Хорошо это или плохо? Не берусь судить. Хотя – мы приезжим только рады, милости просим! Жаль только – многовато хлопот, да и непросто это чисто по-человечески, захоранивать фактически некогда хорошие, крепкие хаты. Теперь, когда нет наследников или нерадивые они, забросили свое недвижимое имущество, на иные усадьбы просто тяжко глядеть.

Капличка, хоть и скромная, но помолиться есть где -- постарались сами сельчане...

Правда, наследник наследнику – рознь. Бывает, видно – человек не потерял своих корней, старается батьковщину не бросать. И тут, согласитесь, никакая ворожба не поможет. Дело – в том, как воспитали, что вложили в человека… А, вообще-то, главное сегодня, нужное сельскому человеку, -- это работа. Без нее и жизнь не жизнь, так, прозябание одно. Если человек нашел себе занятие по сердцу – считай, и безо всякой ворожбы на малой родине останется. Ну, а коль некуда податься, не можешь заработать на себя, свою семью… Или – запьешь, или в город умотаешь…

Кроме возвращения магазина здешний люд отличился тем, что поставил небольшую капличку – всем миром ее сооружали. Был момент, стала ветшать, едва ли не развалилась – подновили вовремя, привели в порядок.

Сеч – первый хозяин на селе

Удалось мне, все же, разжиться одной коротенькой легендой. Нарутовичские культработники просветили – есть, есть он, ворожейский след! Причем, как раз особ женского пола из этого загадочного роду-племени было немало в Ворожбитах. Что теперь? Либо очень хорошо «маскируются», либо – и вправду не стало знахарей да шептух?

Михаил СЕЧ смог в себе укротить “зеленого змия”

-- Разве ж это – такая уж большая беда?! – спрашивает Татьяна Белецкая. – Ну, нет ворожей – зато, гляньте, вон первый хозяин на все село – наш Антонович!

Михаил Сеч, животновод с той самой небольшой МТФ, про свое бурное прошлое говорит не шибко охотно. Оно и понятно – побороться за самого себя со зловредным «змием» пришлось, да еще как! Ничего, сдюжил – теперь, вот, работает на ферме, тратит законный заработок на толковые нужды. Хозяин своей жизни, одним словом.

-- Конечно, закройся тут ферма – мне, без четырех лет пенсионеру, трудновато с работой придется, -- раздумчиво бросает Михаил Антонович. – Пойти на новую МТФ в Нарутовичи? Нет, мне на своей сподручней. Привык… А насчет правильной жизни – не хвалите шибко! Просто надоело себя гробить – одумался. Тут, скажу, никакой ворожбит не вытащит, коль сам не захочешь спастись…

«Чуть теленок заболеет – ночь не сплю…»

Вера Григорьевна Якубович, балагуря, зовет себя «дачницей». Когда зима, к детям, бывает, на побывку перебирается. Ну, а весной так потянет – к огороду! И хозяйство немалое держит энергичная пенсионерка, и даже родному колхозу умудряется помогать – на полевые работы еще иногда выходит.

Вера ЯКУБОВИЧ безо всякой там ворожбы оставила своих двоих сыновей работать на земле

-- Так у меня ж – фермский стаж с седьмого класса, разве ж ленилась когда? – рассказывает бабушка Вера. – Бывало, работы на себя брала – двоим бы дояркам справиться… Теленок на ферме заболеет – ночь не сплю, а выхожу. Понять не могу, отчего теперь молодежь не такая работящая? Все бы – легко жить, не перетруждаться особо? Я своих-то сынков, слава Богу, сумела к земле «приворожить». Оба – передовые механизаторы, только радуют меня, старую, на склоне лет… А ведь ничего такого – ни заговоров, ни колдовства какого отродясь не делала. Дети хотят даже меня «дачи» этой лишить – к себе наперебой жить зовут. А я – ни в какую! Куда ж мне без огорода, хозяйства?

Доподлинно известно, что…
Ворожбиты в 1864 году находились в составе Сошицкой волости Пружанского повета Гродненской губернии. А по переписи 1897 года в деревне были 53 двора, 344 жителя, имелся свой хлебозапасный магазин. Около селения находился одноименный фольварок Зунделя Лейбовича (с одним двором, четырьмя жителями).

Примечательно, что через восемь лет, в 1905-м, в Ворожбитах – 267 жителей, то есть уже практически на сотню меньше, чем в конце девятнадцатого века. Что послужило причиной столь резкого уменьшения народу, неизвестно. Зато «за панскім часам”, то есть во времена, когда западные земли современной Беларуси входили в состав буржуазной Польши, ворожбитовцы отличились на ниве подпольной борьбы. В середине 1920-х годов в деревне была организована ячейка КПЗБ. В 1932-м 16 ее членов были арестованы и брошены в польскую тюрьму. От рук же фашистов погибли 4 ворожбитовца, с фронтов Великой Отечественной не вернулись 14 воинов-земляков…


”С языковых “позиций”
Предки все-таки умели напускать порчу?

“Толковый словарь русского языка” Владимира Даля дает несколько любопытных трактовок, позволяющих делать выводы о возможном происхождении названия березовской деревеньки.

Итак, “ворожить”, “ворожбить” – заговаривать, пускать на кого-то заговор, порчу; разгадывать неизвестное или будущее, таинственными средствами и приемами; гадать, знахарить, шептать, колдовать, волхвовать, волшебничать, чернокнижничать. Еще одно значение – лечить, пользовать от болезни.

Само же слово “ворожбит”, утверждает Даль, -- имеет происхождение псковское, то есть бытовало изначально в тамошнем говоре. (Как синонимы, можно привести слова: “ворожей” (воронежское) и вятское “ворожец”). А значение здесь, в общем-то, одно – человек, промышляющий ворожбою, леченьем; знахарь, шептун, колдун, ведун…


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Сергей СИДОРСКИЙ, член Коллегии (министр) по промышленности и агропромышленному комплексу ЕЭК:

    – Для развития интеграции и устранения необоснованных барьеров в торговле необходима передача на наднациональный уровень полномочий по принятию решений о введении запретов и ограничений на взаимные поставки продукции в союзе.

    ЦИФРА

    Минус 43 процента –

    такова, по результатам работы за 2017-й, рентабельность продаж КРС в живом весе в АПК Беларуси. Об этом сообщила «Сельская газета».

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Александр ЛАПОТЕНТОВ: " Просто у нас необычная работа с людьми. И „дворцы“ для коров мы не строим…"

    Так председатель СПК «Колхоз «Родина» Белыничского района Александр Лапотентов (на снимке) объясняет нетипично высокие для аграриев зарплаты и рентабельность хозяйства. Недавно сюда приезжал Президент Беларуси Александр ЛУКАШЕНКО: подарил легковое авто Geely и наказал всем развиваться по примеру «Родины». Мы узнали, что это значит. И как, например, производство говядины в Беларуси можно сделать прибыльным.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)