ЗЕМЛЯ ЛЮДЕЙ

ГЛАВНЫЙ ИТОГ 2019-го: чиновникам по-прежнему выгодно ничего не менять в белорусском АПК?..


А давайте, уважаемый читатель, в канун наступления нового года порассуждаем о самом для нас с вами важном! Каким быть белорусскому АПК? Что, в этом смысле, из пищи для размышлений привнес год уходящий? www.agrolive.by предлагает сделать это в формате «вопрос-ответ». Конечно же, ответы, предлагаемые здесь, – только возможные варианты. У вас они могут быть иными – в том-то и соль нашей дискуссионной площадки в преддверии наступления 2020-го…

Вопрос 1-й. Каким путем следовало бы повести сельское хозяйство Беларуси? Ясно же, что растянувшаяся на четверть века консервация устаревших подходов изжила себя?  

Ответ. По-видимому, нельзя решать, опираясь на мнение одного или даже нескольких экспертов, практиков. Нужно взвешенно и аккуратно подходить даже к попыткам касаться этой темы.

Для подобных ситуаций существует реальная необходимость организовывать широкий общественный диалог. (Чего и в уходящем году, увы, сделано не было. Да и реально ли это в белорусских, простите за тавтологию, реалиях?).  Но, на наш взгляд, диалог нужен. Чтобы консолидировать мнения и вырабатывать верные решения. Иное дело: при явной общественной необходимости обсуждать подобные вопросы – у нас в стране подобного «мозгового штурма» просто нет. И это – на самом деле, проблема.

Вопрос 2-й. Но, все-таки, от чего-то нужно отталкиваться, если попытаться модернизировать белорусское село?..

Ответ. Перед тем, как решать какие-то мелкие, второстепенные вопросы, нужно разобраться с главным. А он на сегодня для Беларуси в сфере АПК таков: форма собственности! Причем, не только на землю, но и на средства производства. Угодья сельхозназначения, средства производства должны оказаться в частной собственности. А основной вал сельхозпродукции, получаемой в стране, нужно чтобы застолбил за собой фермер. Хозяин СВОЕЙ земли. Тот, кто распоряжается полученной продукцией по собственному усмотрению.

С другой стороны, фермерские хозяйства должны саморегулироваться. Критерий тут один – эффективность ведения агробизнеса. Если человеку выгоднее работать в небольших масштабах – пожалуйста! Далеко не всегда крупное – автоматически означает рентабельное…

Вопрос 3-й. А что, при таком раскладе, будет с бывшими колхозами, совхозами?

Ответ. Нет убедительных примеров, чтобы подобные аграрные структуры оказывались экономически более крепкими, могли наравне конкурировать с теми же фермерами.

В социалистической Польше, где разрешали и те, и другие формы ведения сельхозпроизводства, все равно успешнее оказывались фермеры.

В Китае тоже были попытки делать ставку на сельхозпредприятия вроде колхозов, но ничего путного из этого не вышло.

Даже в КНДР аграрная политика не сводится к безусловному примату крупных коллективных прогосударственных предприятий. Такой вопрос, честно говоря, даже обсуждать бессмысленно. Нужно что-то делать! Наконец, решиться и пойти цивилизованным путем…

Вопрос 4-й. Какие стоило бы культивировать фермерские хозяйства в Республике Беларусь?

Ответ. Это со временем должен отрегулировать рынок. Такие вещи не продвигаются директивно. Правда, есть нюансы. Возможно, к примеру, что слишком мелкое хозяйство окажется экономически не эффективным. Такой вариант не исключается, ведь многое зависит от верно выбранной специализации и от качества семьи, которая возьмется поднимать аграрный бизнес.

Есть у нас тут резервы! Вопреки даже расхожему мнению, что и семьи сейчас в деревнях не те, и родители стремятся своих сыновей отправлять в города… Нет, пока еще хватает семей, которые даже в нынешних условиях умудряются работать эффективно. Причем, да, нанимают сезонных рабочих, когда горячие периоды. Но, все же, основные технологические операции, виды работ берут на себя. Получают хорошую рентабельность производства. Именно за семейным подходом, полагают некоторые эксперты и практики, – будущее фермерских хозяйств в Беларуси. Здесь кроется тот кадровый резерв, способный не только удержать деревню, но и поднять ее уровень развития.  

Вопрос 5-й. Нынешний уровень работников, специалистов в АПК Беларуси…

Ответ: …низок. Не успеваем за всем миром. Например, наши агрономы слабее западных. Почему? Не столько, возможно, прорехи в образовании сказываются, сколько сама экономическая система выстроена так, что у нас куда выгоднее не проявлять, реализовывать свои знания, умения, а… приспосабливаться. Проще своровать что-то, при этом – будучи угодным начальнику. Вот наиболее выгодный путь для выживания сейчас. Нет стимула работать эффективно. Нет хозяина. Зачем тогда напрягаться в поле, добиваться максимальной отдачи на поле, ферме, если все равно ценится не это?!

Те же молодые ученые вынуждены «тикать» из вузов, лабораторий, НПЦ и так далее. (Эта тенденция особенно явно проявилась к концу уходящего года). Бегут молодые толковые кадры, поскольку наукой прокормить даже себя, не говоря уже о потенциальной семье, невозможно. Поневоле уйдешь в другие сферы. Потому как себя не будешь уважать, если не получишь хотя бы уровень дохода, позволяющий не ощущать себя нищим.  

Вопрос 6-й. Никак «пациент» не поправляется, хотя годы уходят?..

Ответ. Не то, что не «поправляется», «болезнь» еще больше усугубляется. При этом, ведь выросли новые поколения белорусов, родившиеся не при СССР. Они другие. И давно уже не верят никаким идеальные речам про справедливость, равенство возможностей и в прочее красивое пустословие. Тем более, если на деле зачастую видят полное опровержение данных установок.

Кстати, в советские времена люди не были настолько разочарованы. Верили, что в тех же колхозах реально жить, работать. И видели свое будущее в этом, хотя детям уже тогда желали поскорее уехать в города.

Вопрос 7-й. Что – на словах, а что – в расчетных листках?

Ответ. Не было прежде и такого отношения к простому труженику, как сейчас. На словах – сплошной позитив. Ну, а как дойдет до расчетного листка… Люди четко видят: большинство чиновников откровенно «забили» на то, чтобы в «расчетнике» простого человека было что-то приличное в плане заработка.

Тем временем, чиновники активно обзаводятся собственными – прикорытными – фирмочками. И совместными усилиями с ними наваривают бабло. По сути, все сельское хозяйство Беларуси сейчас обслуживается этими, подконтрольными большим людям, конторами. Пестициды, другие агрохимические препараты – поставки всего надежно «закреплены» за нужными людьми. Те с колхозов дерут деньги, и довольно активно. Затраты на «химию» в хозяйствах, с которых постоянно требует выполнения «амбициозных целей и задач», могут зашкаливать.

На чем экономят, при этом? Точно – не на зарплатах руководства, бухгалтерских и прочих работников. Экономят на простом работяге. Считая, называя его, кто втихую, а кто и открыто, быдлом.

 Правда, в этом плане легким бумерангом (или элементом высшей справедливости?) видится изданный в конце 2019-го на Витебщине циркуляр. В нем областное начальство, беспокоясь о не подоенных вовремя буренках, обязывает, в случае повального загула-запоя доярок, выводить на фермы бухгалтеров, экономистов и так далее.

В общем, кажись – приплыли…  

Вопрос 8-й. Кому выгодно и дальше сохранять такое положение вещей?

Ответ. Чиновникам, власть имущим. И чем выше они стоят, тем охотнее уклоняются даже от малейших попыток заикнуться о переменах. Оно и понятно: уже сидящие в удобных креслах не испытывают никакого дискомфорта и, понятное дело, потребности что-то изменить. Те, кто пониже, находясь на определенной ступеньке, осознают: все это в целом невыгодно как большинству неприкорытных, так и стране в целом. Но! Выбившись «в люди», по сути – добравшись до кормушки, такой человек тут же оставляет все сомнения в стороне. И держится на отвоеванном рубеже так старательно, что его, прежнего, и не узнать-то.

Вопрос 9-й. Сельское хозяйство – «слепок» общей ситуации в Беларуси?

Ответ. Да, и на его фоне все недостатки просматриваются наиболее четко. Трудно не согласиться с тем утверждением – горьким, но правдивым – о том, что в Беларуси – везде колхоз. Если говорить о стиле управления, методах, подходах к ведению дела в государственной сфере, на госпредприятиях. Даже в ведущих вузах, где, по идее, должна быть раскрепощенная, прогрессивная атмосфера. Атмосфера творческого поиска, если хотите. Есть в стране примеры обратного порядка, но это – почти всегда в частном секторе. И таких примеров – куда меньше, нежели обратного порядка…

Вопрос 10-й. Если решиться и начать что-то менять… Надолго ли все затянется?

Ответ. Безусловно, переходный период будет долгим. Не сорок лет, как при Моисее, но лет 25 – точно. И нужно еще тщательно продумать, к чему стремиться. Что-то совершенствовать в рамках одной отрасли – АПК – не получится. Тут придется подходить комплексно. Глубоко и всесторонне. Но на то нужна политическая воля… 

Вопрос 11-й. Только так – круто? Но есть мнение: мол, и при нынешней системе возможно как-то модернизироваться?

Ответ. Нет, это невозможно. Чтобы меняться, нужно проявлять волю. Собирать «мозговые штурмы», изучать зарубежный опыт. И принимать, наконец, решения! И нести за них ответственность…

Беда у нас еще и в том, что по любому проблемному вопросу рискуешь остаться неуслышанным. В агросекторе это наиболее явно просматривается. Люди оторваны друг от друга. Совершенно. Власть, начальство колхозное и прочее – решают свои вопросы, важнейшими из которых является самообогащение и самосохранение на удобных и хлебных должностях. Что касается простого народа, то по отношению к нему создается искусная видимость того, что, да, всячески печемся, заботимся и так далее. Но не более того.

 Чем чреват такой разрыв интересов? Нужно обсуждать? Похоже, на данном этапе – бесполезно…

Вопрос 12-й. Живем, где-то хватаясь за соломинку? Например, панацеей видится более широкое распространение органик…

Ответ. Есть некие моменты, которые кажутся панацеей (при долгом ожидании того, что будет решаться ключевой вопрос – с собственностью и введением института хозяина на селе).

Так, в 2019-м много говорилось об органическом сельском хозяйстве. Вступил в силу соответствующий закон. Ура? Всё отныне пойдет как по маслу – и органик станет спасительным драйвером агроэкономики? Не стоит по этому поводу впадать в эйфорию. Для того, чтобы либо в 2018-м, либо 5-ю годами раньше принимать данный закон, нужно было еще лет 20-25 тому назад подготовить для него необходимую почву. То есть, реформировать целиком экономику сельского хозяйства. Вот тогда бы он был кстати.

А в наших реалиях раскладка такова: люди на селе озлоблены и на чиновников, и на горожан. Тех, кто, допустим, сидя в ларьке сотовой связи, в месяц получает две-три зарплаты простого животновода или доярки. О чем тут говорить?! Нынешняя экономическая ситуация порождает атмосферу недовольства, убежденности в том, что город жирует и так далее (хотя это не совсем так, в городах людям тоже приходится нелегко).

Но народ в деревне банально озабочен выживанием, и только им. А когда ты стремишься любой ценой ухватить копейку, заначить ее, чтобы прокормиться самому и просодержать семью, пойдешь, не исключено, на всяческие ухищрения. То есть, грубо говоря, станешь втюхивать под видом органик-продуктов (по более высокой цене, естественно) те, которые… таковыми не являются никоим образом!

 Еще вопрос, будут ли сертифицироваться официально под ведение органик те мелкие хозяева ЛПХ, фермеры, которые, скажем, обеспечивают сегодня основной картофельный вал в стране. Будет ли им это банально выгодно? Вот в чем вопрос…

А вот что найдутся мухлёвщики, можно сказать с большОй долей вероятности. В условиях, когда сельчанин в основной своей массе беден, действует правило «все всех обманывают». Потому что только так можно урвать для себя лакомый кусок. Только так! Живем ведь в этаком королевстве кривых зеркал, где царит стремление обогатиться. При этом – нет общественного контроля. Постоянно культивируется вранье, лакируется действительность, а данному слову сложно верить… Это на Западе основной сдерживающий фактор – порядочность. Есть довольно жесткий общественный контроль, со стороны СМИ – в том числе. Поэтому своим авторитетом тамошний фермер дорожит…

Нашим же людям не до авторитета. Жизнь оказывается сильнее моральных устоев. Точнее, убогость и примитивность наших реалий подталкивают играть по тем правилам, которые не осуждаются большинством в обществе. Среда, сама экономическая система очень сильно влияют на ценностные установки, поступки.

Вопрос 13-й. Неужели контроль качества сельхозпродукции, высоким уровнем  коего наши чиновники безмерно гордятся, не сможет пресечь всяческие манипуляции?

Ответ. Пока у нас проверяют такой товар на нитраты, содержание радионуклидов. И все. И, что, нельзя будет иному ушлому сельчанину договориться? Даже при условии, если наладят некий контроль насчет соблюдения стандартов под органик?

Коррупционные проявления пронизывают все стороны нашего бытия. «Подзаработать» захотят многие. В том числе – нечистые на руку аграрии, лаборанты и так далее. И сертификат соответствующий – тоже не гарантия, что вам не втюхают товар втридорога. Тот, что на самом деле не является органик-продуктом.

Есть опаска, что в сельское хозяйство придут этакие сторонники болтологии, способные «уболтать» потребителя: с помощью хитрых маркетинговых уловок заставить переплачивать. А за что, если призадуматься? Ни один простой покупатель на глаз не способен отличить органик-продукт от того, который неорганик!

Качество продовольствия – сложнейшая сфера, где не место манипуляторам, дилетантам, не знающим меры в самопиаре! Вера на слово – в данном случае не совсем правильный подход. Нужно повышать грамотность потребителя тоже. Но, сообщая ему не только о преимуществах. Надо говорить и о возможных подводных камнях, имеющихся на рынке органик-продукции. Иначе можно скатиться к ура-пропаганде, бездумной и даже в чем-то вредной…

Вопрос 14-й. Подытоживая, вернемся к главному. Реформировать экономику, в том числе в АПК – очевидно, ключевая и пока откладываемая задача в Беларуси?

Ответ. Именно! Без ее решения никакие панацеи не спасут. Хозяин и только он должен решать, что и как внедрять! Он же должен быть в ответе за результат, держать слово и честно вести агробизнес. Можете судить сами, насколько всё это наличествует в современных белорусских аграрных реалиях…

Фото из открытых интернет-источников            

 


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Елена МОРГУНОВА, заместитель генерального директора по стандартизации и качеству продуктов питания НПЦ НАН Беларуси по продовольствию:

    – В России сегодня есть две крупные ассоциации: Масложировой союз в Москве и Балтийский пищевой союз в Калининграде. С ними плотно работаем по созданию условий безопасного ввоза на территорию наших стран масложировой продукции, контроля качества в портах. Сегодня к нам идут разные виды, фракции пальмового масла. Поэтому жесткий, строгий контроль по всем санитарным нормам – самая важная задача.

    ЦИФРА

    На площади порядка 23 тыс. га

    в Беларуси будет посеяна гречиха весной 2020 года. Как акцентирует официальный сайт Минсельхозпрода РБ, «планируемый урожай составит около 30 тыс. тонн гречихи в бункерном весе».

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Под ударом коронавируса: глава Правительства Беларуси пообещал туротрасли, что «все будет хорошо»

    Премьер-министр Беларуси Сергей РУМАС обсудил проект указа о поддержке туротрасли с председателем Республиканского Союза туристический организаций (РСТО) Оксаной БИЧУН. Встреча состоялась 8 мая в офисе компании «Солвекс». На ней также присутствовали представители Министерства спорта и туризма.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)