ЗЕМЛЯ ЛЮДЕЙ

Раад Мавлюд ХАДИ: «Для подъема сельского хозяйства в Ираке недостает стратегического подхода и серьезных госпрограмм…»


Мой собеседник – человек с не совсем обычной жизненной дорогой. Уроженец Багдада Раад Мавлюд Хади еще в 1980 году закончил Университет дружбы народов в Советском Союзе. Позже, окончив аспирантуру, стал магистром сельскохозяйственных наук по специальности «агрохимия». А в переломные девяностые прошлого века судьба забросила на белорусскую землю – на работу в Гродненский зональный институт растениеводства. Занимался наукой там до 2012 года, но… Пришлось уволиться за год до пенсии.

Уехал на родину, в Ирак. Устроился преподавателем в Университет Biacut, сейчас читает студентам лекции по агрохимии. Но про Беларусь не забыл: наладил сотрудничество своего университета с ГГАУ (Гродно) и РУП «НПЦ по земледелию НАН Беларуси» (Жодино).  Также в Гродно теперь обучаются два студента из Ирака, в перспективе будут и другие. За свои неустанные труды по наведению мостов между белорусскими и иракскими учеными-аграриями  не раз благодарности получал от посольства Ирака в Беларуси…

-- Господин Хади, знаю, что Вас посылали учиться в Советский Союз при одной политической ситуации в родном Ираке… Потом, в изменившихся обстоятельствах, о возвращении на Родину даже и не думали, ведь были бы там просто невостребованы. А как возник вариант с работой уже в суверенной Беларуси?

-- Я попал сюда в 1992-м. О чем ничуть не жалею. Ведь здесь встретил свою супругу Людмилу. Она родом из Щучина, вот и вариант трудоустроиться напрашивался сам собой… Ведь в этом райцентре Беларуси базируется довольно крупный зональный аграрный институт. Проработал в нем до 2012 года. Почему вынужден был подать заявление по собственному желанию? Это грустная история, не хотел бы ворошить прошлое… Как бы то ни было, пришлось возвращаться в Ирак – такой вот поворот судьбы. Оказался в Университете Biacut – продолжаю заниматься сельским хозяйством, только уже с упором на подготовку кадров для аграрного сектора Ирака. В нашем университете, находящемся на юге Ирака, есть разные факультеты, в том числе сельскохозяйственный.

-- А есть ли разница в том, чем занимались в Беларуси и чем теперь – в Ираке?

-- Да, в Щучине когда-то с головой погружался в научные опыты, а нынче в основном читаю лекции. Когда переехал в Ирак, поначалу пришлось сложновато: ведь до того, как перебраться на этническую родину, очень долго не был там. Разве что короткими наездами. А тут -- уехал, можно сказать, из налаженного домашнего быта в неизвестность. Тем более, Ирак переживает в последнее время период нестабильности…

-- …Тем не менее, страна живет, наука развивается, кадры для того же сельского хозяйства готовятся?..

-- Мы верим – Ирак преодолеет все сложности! Очень хотим, чтобы страна смогла встать на ноги, занимать свою достойную нишу в мировом сообществе. Ведь любые катаклизмы временны, а думать нужно о будущем. Потихоньку мирная жизнь восстанавливается. Очагово, правда, нестабильность существует, в основном -- на западе страны. Печально, что она «подогревается» извне, теми же США, играющими тут не совсем созидательную роль, мягко говоря. Но в 2014 году, например, госбюджет Ирака составил в общей сложности около 150 миллиардов долларов. Отрадно, что какие-то средства выделяются и на подготовку специалистов, развитие науки…

-- Возвращаясь к белорусскому периоду в Вашей жизни… Что вспоминается чаще всего?

-- Думаю, какую-то лепту в развитие белорусской аграрной науки мне внести удалось. Работал всегда с интересом, старался, имел грамоты, благодарности. Даже патент получил на новый сорт люпина -- «щучинский-470». При активной поддержке коллег из НПЦ по земледелию НАН Беларуси пытались решать проблему обеспечения белком. Насколько мне известно, она продолжает оставаться актуальной для белорусского АПК и по сей день?

-- Да, Вы правы! Более того, энтузиастам, радеющим за бобовые и зернобобовые культуры, у нас приходится непросто – ощутимый крен на местах в сторону зерновых чреват не только перекосами в севооборотах, но и прогрессирующим истощением почв…

-- Получается, еще тогда, со средины 90-х годов, мы коллективно пытались обратить внимание практиков на очень серьезную проблему? Рад, что в числе других коллег смог предложить аграриям новый сорт люпина. С теплотой вспоминаю нашу совместную работу, хотя, если откровенно, были во время пребывания в Щучине и не совсем приятные моменты… Но все пережилось, осталось в прошлом.

-- Тянуло туда, где родились? Когда в 2008 году были в Ираке, что-то подсказало – придется уехать из Щучина, оставить Беларусь – свою вторую родину?

-- Нет, как раз наоборот – о возвращении таком и не думалось. Ирак только-только отходил от войны… С 2006 по 2008 году ситуация в стране обострилась, в частности, на почве межрелигиозных противоречий.

Тем не менее, спустя четыре года после той поездки, с конца 2012-го, мне уже пришлось устраиваться на новую работу – именно в Ираке. По сути, во многом начинать жизнь с нуля…

-- Меня всегда интересовало – как в таких сложных политических перипетиях, выпавших на долю Ирака, стране удалось уцелеть? В частности -- не потерять свое сельское хозяйство, не попасть в продовольственную зависимость от импорта?

-- Сложно всё было. Да и сейчас еще далеко от идеала: новая власть, пришедшая на смену прежней, в первые годы ставку делала на торговлю нефтью. И только позже стало приходить осознание, что одно лишь выкачивание даров недр – не тот путь, который сможет придать Ираку новый импульс развития. Процесс этот – осмысления необходимости вкладываться в развитие своих промышленности, сельского хозяйства – идет по сей день. Не так быстро, как хотелось бы. Отсюда и проблемы: производственные сферы считаются многими в Ираке как бы второй ступенью. Слишком велик еще соблазн уповать, что сырьевая составляющая спасёт…

-- А что сегодня представляет собой сельское хозяйство Ирака?

-- Что до растениеводства, то основные возделываемые культуры – зерновые, кукуруза. Бобовые есть, но мало. На рис делается большая ставка. В плане животноводства наблюдается определенный спад, к сожалению. Какие главные проблемы в целом приходится решать АПК Ирака? Суть именно в том, что требуется серьезно поднимать аграрный сектор. А для этого нужны серьезные программы на государственном уровне. Необходим общий стратегический, комплексный подход. А его-то как раз и нет пока. (Для сравнения: в Беларуси такая стратегия просматривается явно и не один десяток лет. Насколько она эффективна – другой вопрос…)

Приведу конкретный пример – с той же подготовкой кадров. Да, мы у себя в университете стабильно выпускаем специалистов. Но куда они уходят? Сколько конкретно их нужно? Где оптимальнее всего находить сферы приложения талантливой молодежи? Эти вопросы остаются без ответа. Нет конкретного заказа – целевого, точечного. Наборы довольно большие, однако… Можно сказать, работаем несколько разобщенно с теми же практиками, нет четко отлаженной кадровой стратегии.

-- На Ваш взгляд, Ирак и Беларусь в сельскохозяйственном плане  далеки друг от друга? Принципиально разные задачи решаем? Или, все-таки, есть какие-то общие моменты, возможность что-то почерпнуть из опыта?..

-- Все же, задачи больше разные, нежели схожие. Климатические условия, прежде всего, кардинально отличаются. Например, для аграриев Ирака чрезвычайно актуальной остается проблема засоления почв, нехватки воды. Что совсем не беспокоит белорусских коллег. Впрочем, есть и моменты, нас объединяющее. В прошлом году наш университет подписал договор о сотрудничестве и обмене опытом, исследованиями с Гродненским государственным аграрным университетом (ГГАУ). Мои коллеги, делегация из пять человек, уже побывали в Гродно, остались довольны и приемом в одном из ведущих аграрных вузов Беларуси, и увиденным…

-- Наверняка, иракских коллег больше может интересовать белорусская система подготовки аграрных кадров, нежели какие-то агрономические опыты, к примеру?

-- Почему же только-- подготовка кадров? (Хотя в этом плане есть что изучать в Беларуси, соглашаюсь…) Во время недавнего визита интерес был проявлен к белорусскому коневодству. Думаем продолжать сотрудничество, полезные контакты. Такое общение обогащает. Есть планы пригласить белорусских коллег в Ирак. Проявим настойчивость – такой визит обязательно состоится! Скорее всего, на юг Ирака отправимся – там довольно крепкие аграрные районы. И научные учреждения, которые, помимо нашего университета, могут заинтересовать ваших ученых-аграриев.

Когда-то, кстати, я был одним из первых ученых в Беларуси, кто высказал идею о целесообразности выращивания тут сои. В связи с потеплением, вообще, переменами в климате, не исключено -- данным вопросом можно будет всерьез заняться. Ирак имеет определенные успехи в возделывании этой ценнейшей культуры – почему бы и не поделиться опытом с белорусами?

-- Кроме ГГАУ, знаю, неустанно поддерживаете и контакты с НПЦ по земледелию НАН Беларуси?

-- Да, помогают старые тесные связи, еще со времен моей работы в Щучине. В начале 2015 года подписали договор и с НПЦ по земледелию -- об обмене семенами яровых зерновых: пшеницы, ячменя, овса, тритикале. Знаете, впрочем, что меня удивило? Обилие бумаг, которые нужно оформить, чтобы вывести ценные семена в Ирак. Стопка документов получилась даже более увесистой, нежели сами семена (улыбается).

Зачем ввозим сорта белорусских зерновых? Для сравнения -- хотим посмотреть, как они проявят себя в совершенно других климатических, погодных условиях. В основном в сельском хозяйстве используем европейские сорта зерновых. Естественно, районированные в Ираке.

 Можем, в принципе, привозить семена со всего мира – от Канады до Казахстана. Но особенно меня радует, что можем взять что-то перспективное и в Беларуси. Здесь, считаю, удалось сохранить аграрную науку в жизнеспособном состоянии. И это большой плюс!

-- Какие еще задумки есть у Вас по налаживанию сотрудничества между иракскими и белорусскими учеными-аграриями?

-- В Ираке есть Технологический университет, а при нем Научный сельскохозяйственный центр. Сейчас работаю над тем, чтобы наладить сотрудничество белорусов с его специалистами. Ситуация осложняется, правда, тем, что из госбюджета на науку, на подобные контакты в последнее время выделяется не так и много средств.

-- А непосредственно самим иракским аграриям государство как-то помогает?

-- Помощи практически нет никакой – финансовой, в первую очередь. Мелкие фермеры, а именно они – опора иракского АПК, стараются, выживают, насколько хватает собственных сил и ресурсов. К слову, крупных агрохолдингов или сельхозкооперативов по типу бывших колхозов, как в Беларуси, в Ираке нет. Были одно время, но распались.

-- Как ученый, считаете путь мелкого фермерства оптимальным для Ирака? Или, быть может, стоит почерпнуть опыт Беларуси с ее приматом крупнотоварного сектора в АПК?

-- Нет, все-таки, небольшие мобильные хозяйства предпочтительнее. Не в традиции аграрной иракской – крупные формы организации сельхозпроизводства. Я не стал бы сравнивать ситуацию здесь и в Ираке – с господдержкой АПК, в том числе. И не берусь судить, насколько эффективен крупнотоварный уклон в аграрной государственной политике моей второй родины – Беларуси. Вижу, впрочем, что тут есть хорошая практическая база, ощутимы государственные вливания в агросектор. Хочется пожелать белорусским сельчанам и коллегам-ученым процветания. А поддержка определенная у них есть…  

-- Большое спасибо, господин Хади, за интересное, содержательное интервью! Успехов Вам и белорусско-иракскому аграрному сотрудничеству!

-- Очень хочу организовать поездку белорусских коллег в Ирак. Это – задача номер один. Хватает и других… Спасибо на добром слове, будем и дальше работать, общаться, обмениваться опытом!

Беседовала Инна ГАРМЕЛЬ  

На снимках: Раад Мавлюд ХАДИ; моменты посещения иракскими учеными Гродненского государственного аграрного университета

Фото AGROLIVE.by и из личного архива Раада Мавлюда ХАДИ

От автора. Выражаю свою искреннюю признательность за помощь в создании этого интервью Людмиле Хади.


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Юлия МЕЛАНО, пресс-секретарь Россельхознадзора:

    – Анализ поступающей продукции говорит о том, что говядина, которая направляется из Беларуси, не подвергается достаточному ветеринарному контролю, в ней постоянно обнаруживаются листерии…

    ЦИФРА

    1,2 млн. м2 нового жилья, или 27,8% от общего количества по республике,

    введено за 2016 год в сельских населенных пунктах, сообщили БЕЛТА в Национальном статистическом комитете.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    «Тунеядка» из Пятаков: «Я не живу за чужой счет, и зарплату мне не обеспечивают налогоплательщики…»

    Татьяна МИГАНОВИЧ (на фото вместе с мужем) из деревни Пятаки Волковысского района написала письмо заместителю председателя Совета Республики РБ Марианне ЩЕТКИНОЙ и рассказала о том, как ее записали в «тунеядцы». В конце письма женщина пригласила Щеткину в гости, чтобы та на себе прочувствовала долю «тунеядца».

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)