ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Селекция под угрозой


Почему стезя ученого-селекционера в Беларуси – это постоянный риск попасть на деньги? Как государство умудряется наживаться на этом самом риске, требуя от структурных подразделений НАН бесконечных возвратов затраченных на разработки средств? Сможет ли новый закон РБ «О селекции и семеноводстве сельскохозяйственных растений», по сути, спасти отечественную науку в сфере изобретения новых сортов от угасания, а престиж ученого – от унижения? Прямо сейчас и только на www.agrolive.by – пробуем разобраться…

С чиновничьей колокольни: необходима рабочая система госуправления

Острый, но временами – сильно напоминающий коллективный глас вопиющих в пустыне… Именно такое определение хочется дать состоявшейся 17 февраля дискуссии –  в рамках подготовки к рассмотрению во втором чтении проекта Закона Республики Беларусь «О селекции и семеноводстве сельскохозяйственных растений».  В НПЦ НАН Беларуси по земледелию состоялось выездное заседание Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по аграрной политике совместно с Постоянной комиссией Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по региональной политике и местному самоуправлению.

Если говорить сухим чиновничьим языком, то участники мероприятия обсудили состояние и проблемы селекции и семеноводства сельскохозяйственных растений в Республике Беларусь, проанализировали работу Центра и его дочерних предприятий по повышению эффективности научного сопровождения развития растениеводства на основе современных научных достижений, рассмотрели варианты законодательного решения проблем семеноводства.

Прежний закон работает у нас в республике с 2013 года, и с тех пор появились нюансы, которые потребовали внесения изменений, – поясняет   начальник отдела семеноводства Минсельхозпрода Беларуси Олег БЕЛАНОВСКИЙ. – Но получилось так, что порядка 50% объема обновленного документа – это добавления. Поэтому и возникла   необходимость внести в парламент проект закона уже в новой редакции. Дополнения коснулись полномочий Минсельхозпрода, Совмина. Ввели новую статью – «система семеноводства», которой очерчивается необходимая деятельность госорганов, науки в данном направлении. Сама система госуправления должна быть рабочей – способствовать развитию селекции, семеноводства.

Белорусские ученые инициировали то, чтобы в новом законе подробно прописать некоторые моменты селекционных процессов – кадровые вопросы, финансирование и др. Была создана рабочая группа по подготовке нового закона, в которую входили, в частности, ученые НПЦ по земледелию. Они внесли немало ценных предложений по части уточнения терминологии. Например, предложили ввести термин «удешевление семян».

…А проблем в указанной сфере и впрямь накопилось немало. О них речь впереди, а пока заметим: новым проектом закона вообще исключен такой механизм, как формирование страхового фонда семян на уровне государства.

В этом нет нужды, поскольку на сегодня каждое хозяйство имеет, согласно действующего закона, 20 процентов семян т.н. переходящего фонда, –  отметил О. Белановский. – Хватит ли их в случае непредвиденных ситуаций, вроде необходимости проводить пересевы? Да, ведь, по статистике, у нас за последние годы не отмечалось более 10% гибели посевов из-за природных аномалий. И обычно требуется не более 15-20 тыс. т для пересевов (совокупные же запасы в хозяйствах – от 20 до 50 тыс. т). Формировать ради этого государственный страховой фонд, по нашему мнению, нецелесообразно. С Минсельхозпродом в этом плане солидаризировались и несколько других министерств, ведомств, когда мы вышли с предложением о ликвидации государственного страхового фонда в Совмин…

По словам представителя Минсельхозпрода, проект нового закона прошел первое чтение в Палате представителей еще в прошлом году. Второе – будет на ближайшей сессии, открытие которой намечено на апрель. «Есть большая вероятность того, что обновленный закон будет принят уже нынешней весной», – поделился О. Белановский.

Новый закон принимается с учетом современных подходов, тенденций в растениеводстве Беларуси, в привязке к мировому опыту, – считает председатель Постоянной комиссии Совета Республики по региональной политике и местному самоуправлению Михаил РУСЫЙ. – Есть целый ряд вопросов, которые удалось заложить в проект закона. Но нам интересно было узнать, в чем интерес непосредственно создателей сортов. Исходя их итогов ВНС, на текущую пятилетку одним из драйверов роста отечественной экономики определено как раз развитие АПК. Заложена ранее хорошая база, теперь же, для получения высоких урожаев, конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках продукции, – важна роль селекционеров. Нужно дальше стараться, чтобы белорусские сорта активнее выходили на зарубежные рынки, а наши ученые получали за это роялти».

Мнение практиков: выбор сорта – дело ответственное

Сенатор озвучил показатель, к достижению которого нужно стремиться всем аграриям. Это – реализация на экспорт белорусского продовольствия на 7 млрд. долл. США в год. Для этого нужны, считает М. Русый, прочная кормовая база, самообеспечение белком. В последнем аспекте – белорусские селекционеры уж постарались так постарались, создав целую линейку высокопродуктивных сортов рапса, как озимого и ярового. Они уже могут конкурировать с завозными, однако это не сильно убеждает практиков: многие – по-прежнему отдают предпочтение импортным сортам.

Сегодня, как производственник, могу сказать: мы действительно   используем сорта, созданные отечественными селекционерами. Так, в структуре посевов озимых зерновых у нас в хозяйстве 88% занимают белорусские пшеница, рапс, – поделился Владимир ЛУКЬЯНОВ, генеральный директор агрокомбината «Дзержинский». – Семена и сорта достойные, получаем, их задействуя, хорошие результаты по урожайности. Новый закон, надеюсь, поспособствует дальнейшему развитию отечественного семеноводства.

Беды селекционеров: нет им конца и края?..

Собственно, на этом всё благостное течение дискуссии (а, заодно, и нашего журналистского расследования) было исчерпано, поскольку настало время говорить о самом больном. Генеральный директор НПЦ по земледелию Федор Привалов озвучил цифру, которая разом «сметает» весь позитив:

Только за прошлый год КГК с нашего центра снял «за лучшие сорта» 400 с лишним тысяч рублей. Хотелось бы, чтоб и сейчас, и во время принятия закона парламентарии четко осознавали: порой одно слово в законодательном акте может перечеркнуть усилия многих людей.

И, думается, мало греет нынче отечественных ученых комплимент от М. Русого, который назвал школу белорусской селекции «одной из лучших на постсоветском пространстве» и выразил уверенность, что после себя «оставляем мощную базу по созданию новых высокопродуктивных сортов по всем направлениям – для будущих поколений».

Как говорится – дай бог, как «чутае яшчэ і пабачыць”… Пока же Ф. Привалов пытается втолковать парламентариям, чиновникам, почему приходится раздумывать о… закрытии целых селекционных направлений в НПЦ по земледелию:

Работаем по селекции 42 культур. Это –  пока. Возможно, придется отказаться от некоторых селекционных направлений. К величайшему сожалению… Обида наша в том, что все еще любят у нас заграничное. К примеру, белорусские сорта рапса не хуже импортных, но зачем стране закупать на 20 млн евро семян за границей? Ради чего?!

Зернобобовые – еще одна интересная тема. Имеем на сегодня 24 свои сорта по разным культурам этой группы. И, вместе с тем, ежегодно завозится в страну кормовой белок на сумму от 300 до 500 млн долларов. Спрашивается: кому отвечать за внедрение тех же зернобобовых культур на наши поля? Вместе с тем, для известного мясного производителя из России мы разрабатывали всю технологическую схему, в основе которой – не завозной белок, а выращенный на местных полях. А у себя белорусский сельхозпроизводитель применяет импортные соевые шроты, потому как всё всех устраивает… Никто не хочет думать о том, чтобы сэкономить валюту, исключить сомнительный импорт.

Чем это чревато для наших селекционеров? По зернобобовым и многолетним травам, видимо, мне, как директору, проще закрыть соответствующие лаборатории у себя в Центре. Ведь практически ни по одному из этих направлений у нас нет ни одного проекта под внедрение. Нет запроса от практиков, увы. Но за счет какого финансирования прикажете заниматься всем этим?!

Проблемы селекционеров накладываются на проблемы семеноводства. По сути, акцентировал Ф. Привалов, в стране постепенно, но уверенно…  разрушилась стройная система семеноводства, в которой были задействованы элитхозы. Теперь же ситуация напоминает легкую анархию: из почти 1300 белорусских крупных хозяйств около 800 (!) стали производителями семян. При этом – не приобретая, допустим, в том же НПЦ по земледелию необходимый материал для размножения. А некоторые, так и вовсе – размножают привезенный из-за кордона… фураж! Как такое, вообще, стало возможным?! Внятного ответа, похоже, нет. Одна надежда – на новый закон, который как-то урегулирует этот хаотичный процесс.

С другой стороны, для сохранения селекционных направлений важно, посоветовал ученым М. Русый, активизироваться с разработкой стратегий на базе имеющихся в структуре НАН хозяйств. Пока налицо – слабое сотрудничество между эксбазами, подчиненными разным НПЦ. Кроме того, руководство академии практически ничего не предпринимает, чтобы инициировать отмену приснопамятного совминовского постановления, коим «вытрясаются» из Центров и институтов средства-возвраты.

Заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Владимир ГРАКУН обнадежил селекционеров: не исключено, закрывать лаборатории не придется, поскольку в стране взяли-таки курс на более широкое распространение на поля зернобобовых и многолетних трав. И спрос на семена этих культур должен оживиться в обозримой перспективе. Также заместитель министра поделился любопытной информацией: вопреки постоянному возмущению всех заинтересованных, что, мол, наши семена не пускают на рынок ЕС, появляются фирмы, желающие продвигать белорусские сорта на европейские поля. Но, акцентировал В. Гракун, «видно, пока сами мы не очень туда и стремимся». А по ввозу импортных семян – заметил, что на самом деле их к нам поступает не так и много. Следовательно, отечественным селекционерам не стоит так уж сгущать краски.  

Вслушавшись в эту дискуссию, невольно начинаешь бороться с крамольной мыслью. А не поздновато ли спохватились со всеми этими «мерами усовершенствования»? То же роялти… Сколько поколений белорусских селекционеров ушли, так и не дождавшись таких выплат? Вместе с тем, очевидно: рассчитывать на то, что инструмент роялти сильно оживит (в плане финансирования) селекционный процесс, мягко говоря, наивно. Понятно и то, что выделяемых из белорусского госбюджета на науку средств катастрофически не хватает. Да и, похоже, те, которые выделяются, расходуются – не совсем по адресу?.. Вот только почему при таком раскладе все «лучи» ответственности сходятся на бедолаге-селекционере?..

Вместо резюме. Кто в ответе и что делать?

Заместитель генерального директора НПЦ по земледелию Дмитрий ЛУЖИНСКИЙ остановился на проблемах, которые решаются, исходя из положений нового проекта закона, а также на тех, которые так и остаются нерешенными. В частности, ученый заметил: до сих пор основная доля семян на внутреннем рынке была фактически контрафактной. Также тревожила ситуация, при которой была возможна реализация семян лицами, не являющимися субъектами семеноводства. Сейчас же, по новому проекту закона, элитхозом субъекту хозяйствования можно стать не по заявительному принципу, как раньше, а только пройдя аттестацию. Лишь обеспеченные необходимой техникой, квалифицированными кадрами, условиями для хранения семян хозяйства смогут получить высокий статус элитхозов.

Будут автоматически отсечены не прошедшие аттестацию, что само по себе упорядочит производство семян на так называемом верхнем этапе, – надеется Д. Лужинский. – Статьей 22, вроде бы, решается проблема апробации (права использования) того или иного сорта, фактически защищается право собственности для селекционера, но хотелось бы, чтоб разработчики закона более тщательно продумали формулировку. В нынешней редакции для использования достаточно заключения лицензионного договора, но это вовсе не означает, что использующий сорт будет платить роялти! Да, мы можем обратиться в суд, но пока будет идти разбирательство, недобросовестных партнер станет производить семена, и мы на это никак не сможем повлиять. В целом ст. 22 хорошая, нужная, однако требует доработки».

В обновленном законе будет и ст. 27 – та самая, новая – о финансировании селекции и семеноводства сельскохозяйственных культур. И она сразу же рискует… вступить в противоречие с уже существующими нормативными актами. Так, согласно постановлению Совмина, касающему научной деятельности, бюджетное финансирование по проектам госпрограмм выделяется… только на 2-3 года. Длительность же селекционного процесса – 10-12 лет, как правило. Раньше хотя бы на пять лет деньги выделяли, а вот теперь сроки совсем ужали. И как хочешь крутись-вертись, товарищ селекционер!

– Получается, мы каждые три года должны выдавать сорт, что невозможно в принципе, поскольку не позволяет длительность селекционного цикла, – сетует Д. Лужинский. – Допустим, с помощью фитотрона можно сократить процесс получения нового сорта до 8-ми лет, но никак не до 3-х! Кроме того, ведь выделенных средств не хватает на разработку сорта, приходится еще примерно столько же изыскивать за счет научных учреждений. Конечно, нельзя нам уповать только на господдержку, но, с другой стороны, где брать иные источники?! При том, что в первые три года реализации семян нового сорта требуется получить выручку в размере пятикратной величины выделенного бюджетного финансирования! Ни биологически, ни экономически (цены-то у нас – вовсе не рыночные) данное требование выполнить невозможно. Тем более – по травам. Вот и приходится прикидывать руководству Центра, а не проще ли совсем закрыть данное селекционное направление?

Как следствие такой парадоксальной и возмутительной ситуации – нормальный селекционный процесс нереален в условиях нынешнего действующего законодательства. В то время, как оно гласит, что, вроде бы, позволено получать роялти и задействовать его в качестве источника финансирования научных исследований. Однако на деле размер того самого роялти куда-то распыляется – уходит в виде налогов, других выплат.

Как при таком раскладе роялти может стать источником финансирования? Белорусские ученые-селекционеры отвечают на этот вопрос однозначно: без более серьезного бюджетного финансирования селекция в нашей стране –  просто невозможна.

Пока в республике нет ёмкого рынка семян, инструмент роялти работать не будет, – акцентирует Д. Лужинский.

Эрома УРБАН, заместитель генерального директора НПЦ по земледелию, дополнил коллегу, приведя красноречивую цифру: на сегодня Центром заключено 78 лицензионных договоров, но большинство хозяйств, их подписавших, под всяческими предлогами уклоняются от выплат роялти. Кроме того, ученых беспокоит сокращение количества сортоучастков по всей республике, где проводятся испытания новых сортов. К примеру, на Витебщине остался только один, и сейчас по сути приходится говорить о необходимости возрождения системы таких объектов (участков).

Нужно все время помнить: нам, белорусским селекционерам, приходится работать в условиях жесткой конкуренции со стороны зарубежных конкурентов, – резюмировал Э. Урбан. – Сегодня в целом в Госреестре республике более 6000 тысяч сортов по разным культурам, и только примерно четверть из них – белорусские. Тем не менее, они занимают на сегодня посевные площади более 2 млн. га.  Если не решать как-то наболевшие вопросы с финансированием, будет крайне сложно дальше успешно конкурировать и на внутреннем рынке, а также продвигаться с нашими сортами на внешние, в целом – обеспечивать продовольственную безопасность Беларуси.   

Чтобы изменить ситуацию, при которой белорусская селекция, без преувеличения, оказалась под реальной угрозой уничтожения – одного благородного негодования мало. Нужно выходить с инициативами по изменению уже существующего законодательства. Чего, к сожалению, не делает прежде всего руководство НАН Беларуси, призванное, по долгу службы, стоять на страже интересов подведомственных институтов, НПЦ. Между тем, давно очевидно: пресловутое постановление Совмина о коммерциализации научных исследований не учитывает специфику селекционного процесса, бесконечно далеко от реалий конкретного вида научно-исследовательской деятельности. ГКНТ в этом вопросе занял позицию постоянно отфутболивающего органа – никак не хочет входить в положение селекционеров. Тем паче, последних – не сильно поддерживает собственное же академическое начальство.

Похоже, проект нового закона не сильно-то и сдвинет с места этот проблемный воз?  

КСТАТИ

В конце февраля в НПЦ по земледелию также состоялось заседание координационного Совета по генетическим ресурсам растений Республики Беларусь. Обсуждалась концепция проекта Закона Республики Беларусь «Об обращении с генетическими ресурсами». Члены координационного Совета представили свои предложения по структуре и основным положениям концепции нового документа.

На снимках: во время одной из приемок опытов на участках НПЦ по земледелию; поможет ли острый разговор в стенах ведущего научного Центра как-то улучшить ситуацию, в которую угодила белорусская селекция?

Фото www.agrolive.by и НПЦ НАН Беларуси по земледелию 


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Зенон ЛОВКИС, генеральный директор НПЦ НАН Беларуси по продовольствию:

    – Если Постановление Совета Министров Республики Беларусь № 961 от 31.08.2005 г. «Об утверждении Положения о порядке разработки и выполнения научно-технических программ и признании утратившими силу некоторых постановлений Совета Министров Республики Беларусь и их отдельных положений» продолжит работать так, как сейчас, – аграрной науки просто не будет…

    ЦИФРА

    958 хозяйств

    получили государственную поддержку на общую сумму более 8,5 млн. рублей в рамках реализации Государственной программы развития аграрного бизнеса Республики Беларусь на 2016–2020 годы.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В сельский дом въехала ракетная установка. Что будет дальше?

    Хозяйка деревенского дома, в который утром 5 апреля врезался ракетный комплекс, 85-летняя Анна Николаевна пока переехала к дочери в Осиповичи. Сын женщины разбирается с последствиями произошедшего. Леонид рассказал TUT.BY, что военные начнут ремонтные работы 8 апреля – и планируют завершить все за 10 дней. При этом общая сумма нанесенного ущерба пока не известна.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)