ПЧЕЛОВОДСТВО

Сергей САБУРОВ: “Беларусь и близко не подошла к выгодному использованию меда, как стратегического продукта для здоровья нации…»


Белорусское пчеловодство переживает сейчас интересный период в своем развитии. Это один из немногих секторов нашего АПК, который уже практически полностью перешел на частнособственнические рельсы. Ведь cейчас более 90 (!) процентов белорусского меда производится на небольших пасеках, принадлежащих «единоличникам». Именно они ставят вопрос ребром: а насколько, вообще, государство заинтересовано, чтобы пчеловодческий промысел ширился, мёд стал и стратегическим продуктом для здоровья нации, и, по сути, эффективным способом решения проблемы с занятостью в сельской глубинке? Мы поговорили об этом с председателем Гомельского областного общественного объединения «Златомёд» Сергеем САБУРОВЫМ (на снимке), большим энтузиастом и пропагандистом сладкого дела в Беларуси.

— Сергей Петрович, а как бы Вы определили главную проблему, которая мешает белорусскому пчеловодству развиваться? И не просто вариться в собственном соку, а выдавать на-гора продукт, который бы успешно конкурировал с аналогичным товаром от пасечников ближнего и дальнего зарубежья?

Вообще-то, такие организации, как наша, существуют для того, чтобы защищать пчеловодов. От кого, от чего? Да от чиновничьего же произвола! И хотел бы сказать по-другому, но – не получается. По-прежнему белорусское пчеловодство развивается, во многом, вопреки. Частным пасечникам приходится отбиваться от сомнительных документов, принимаемых в городских чиновничьих кабинетах. Небольшие пасеки страдают от неумелых химобработок, которые проводят в крупных хозяйствах горе-агрономы… Но, пожалуй, самое страшное – это равнодушное, как говорит молодежь, пофигистское отношение тех же чиновников к развитию пчеловодства. Хорошо прочувствовал это еще в 2010 году, когда организовывал под Гомелем представительный международный съезд пчеловодов.

— Тяжело далось осуществление задумки?   

— Меня удивило, как отреагировали местные власти – все-таки, форум был солидный, на него приехали пасечники из Казахстана, России, Эстонии, Украины, всего зарегистрировалось более 600 человек. И что же? Знаете, сколько кабинетов мне пришлось обойти, скольких «клерков» посетить, чтобы убедить чиновников областного уровня?! Но – в чем убедить?! В том, что столь представительный форум будет только на пользу имиджу региона! Попал к первому заму губернатора, на тот момент отвечавшему за сельское хозяйство. Услышав про съезд, собеседник первым делом бросил: «А кто в нем будет участвовать?» Ответ — «пчеловоды» — не вызвал должного энтузиазма, только «защитную реакцию» в виде следующей реплики: «Вы знаете, у нас средств нет на проведение подобных мероприятий!»  Я в ответ: «Разве пришел просить у вас денег?» В принципе, от власти нужна была только информационная поддержка. Дальнейший поход по облисполкомовским кабинетам привел только… к отфутболиванию меня от одной инстанции к другой.

Создается впечатление: начальникам всех рангов проще, когда их не дергают всякие неугомонные энтузиасты? А как же пропаганда всего белорусского, мёда, в том числе? 

Ой, судя по моему горькому организаторскому опыту почти уже четырехлетней давности, никому не нужна раскрутка своего, отечественного, товара! Вдумайтесь: ведь ни один (!) аграрный чиновник не проявил никакого интереса к международному съезду пчеловодов. Проще давать разрешения на реализацию завозного мёда на всевозможных ярмарках? Повальное какое-то равнодушие, нежелание вникать, а что, все же, происходит в отечественном пчеловодстве. Незнание же проблем, конкретной ситуации влечет за собой принятие всяких сомнительных распоряжений, актов, законов, которые не лучшим образом влияют на развитие промысла…

— Пчеловоды и чиновники «обитают» в параллельных измерениях, никак не соприкасаясь?

Да, и от этого – многие проблемы. Конечно, в Беларуси работает несколько общественных пчеловодческих объединений, в том числе и наше. Стараемся как-то помогать коллегам повышать свой уровень, обогащаться новыми знаниями. Но для того, чтобы белорусское пчеловодство действительно стало серьезным игроком на внутреннем и внешних рынках, нужно более пристальное внимание к отрасли на государственном уровне!

Пока же данный промысел – скорее, удел отчаянных энтузиастов, вроде Вас?

О, на уровне отдельных личностей дело и впрямь не стоит на месте (улыбается). У меня, например, есть давняя мечта – создать лабораторию по определению качества меда, других продуктов пчеловодства.

Насколько, вообще, актуальна данная проблема? Не секрет ведь, что на нашем рынке «прокручивается» немало фальсифицированного меда?

Вот-вот! Что мешает мне лично сделать такую нужную лабораторию? Ох, много денег нужно…

Странно, что в Беларуси, на государственном уровне, не озаботились еще этим вопросом? Напрашивается ведь вариант открытия солидной республиканской лаборатории…

Увы, но пока качество медов контролируется только в лабораториях при рынках, заключениям которых я лично не очень-то доверяю. И никому не советую доверять слепо, если честно. Дело в том, что, во-первых, на таких объектах у нечистоплотных дельцов попросту все может быть схвачено. А, во-вторых, рыночные лаборатории, как правило, не делают полный анализ качества мёда. Насколько мне известно, такое исследование проводят в каждой из областных ветеринарных лабораторий. По идее, нужно активнее практиковать анализ на биологическое происхождение мёда. Откуда этот мёд, с какого растения он собран – вот такие ответы получаем, благодаря подобному исследованию. Это позволяет точно определить, не выдается ли за белорусский мед с растения, которое и вовсе… у нас не произрастает.

У Вас, Сергей Петрович, осталась еще надежда: может, удастся-таки достучаться до государственных людей?

Честно говоря, не думаю, что в ближайшей перспективе это реально (грустно улыбается). Во время моих предыдущих хождений один из «клерков» довольно популярно объяснил: перечислил все позиции, за которые отвечают колхозы, райсельхозпроды, облсельхозрод тот же… Их спрашивают за молоко, зерно, мясо, а пчеловодство, судя по всему, в список государственных приоритетов не входит? А раз нет графы такой в статистической отчетности – нет… и самого промысла?! Во всяком случае, в сферу интересов чиновничества подобные заботы не входят. Пусть себе частные пчеловоды что-то там получают…

К чему приводит такое невнимание?

Ни к чему хорошему, уверяю вас! Когда-то на Гомельщине, почти в каждом районе, был зоотехник по пчеловодству. Теперь — остались единицы, таких специалистов переквалифицировали в межрайонных. И вместо прежних 16 — на всю область не более чем полдесятка. Какой «эффективный» охват получается – сами можете судить.

Логика чиновничья, видимо, предполагает, что пчеловоды сами, с помощью общественных объединений, способны решать непростые производственные задачи?

Нет, я все-таки настаиваю: пора на государственном уровне обратить внимание на пчеловодство! Да, у себя в  объединении проводим регулярно учебы, но позарез нужно, чтобы на них присутствовали специалисты смежного профиля. Например, те же агрономы, которые, например, компетентны в вопросах внесения ядохимикатов. Как-то попросил одного такого «спеца» прийти на лекцию к нам, так он взял да… и забыл успешно.

— Изучая проблемы развития белорусского пчеловодства, столкнулась вот с какими  любопытными фактами... Потрав частных пасек крупными сельхозпредприятиями у нас в республике хватает. Но далеко не все пчеловоды обнародуют эти истории. Единицы пытаются отстоять свои права в судах. Кроме того, не будем скрывать, многие частные пчеловоды не договаривают про истинные объемы получаемого на их пасеках мёда. С чем, на Ваш взгляд, связана такая скрытность?

А вы знаете, что в нашей стране фактически не ведется никакой статистики по пчеловодству? Разве что учитывается тот небольшой объем мёда, который получают в бывших совхозах, колхозах – то есть, на пасеках в крупнотоварном секторе АПК. А зачем частнику показывать истинные объемы, давайте призадумаемся? Откровенно говоря, не могу назвать какую-то одну причину – видимо, в каждом конкретном случае имеют место свои соображения. Далеко не все пчеловоды-любители регистрируют свои пасеки в сельсоветских книгах. И есть, не буду скрывать, небольшая прослойка горе-бизнесменов, для которых небольшая пасека – только прикрытие для… реализации чужого — завозного, преимущественно — мёда.

О потравах... Если страдает небольшая пасека, на 5-10 семей, где все организовано не на промышленной основе, а, скорее, на любительских началах… Ее хозяин порой и сам толком не знает, не может определить, от чего погибли его пчелы. Вот в этом аспекте, просветительском, и важна была бы более внимательная политика со стороны государства, специалистов соответствующих. Но где их взять, если почти везде упразднили соответствующие должности?

Я далек и от идеализации самих частных пчеловодов. Им еще многому нужно учиться! В том числе налаживанию взаимовыгодного, добрососедского сосуществования с теми же крупными хозяйствами. Важно, чтобы в данном случае не страдали интересы обеих сторон – понятно,  хозяйствам в современных условиях не вырастить, допустим, рапс без определенного количества обработок. Но! Вести себя так, будто бы колхозный интерес главнее, а пчеловодческий второстепенен – нельзя. Советовал бы все же пчеловодам быть смелее, обращаться в суды – факты потрав нужно пытаться обращать в свою пользу. Иначе вашу пасеку могут «потравить» и не один раз…

В некоторых странах пчеловод – востребованный человек, способный неплохо зарабатывать на своем промысле. Ведь коллеги по агробизнесу, понимая четко пользу от того же опыления, платят неплохие деньги хозяевам пасек. А у нас?..

Так в других странах – действительно агробизнес, где каждый игрок четко работает на свой интерес! У нас же — принципиально иные реалии… Чего ж вы хотите, если в Минсельхозпроде Республики Беларусь даже нет отдельного человека, который бы отвечал за пчеловодство?! Почему? Сократили должность… И на областных уровнях прежде худо-бедно работали на развитие сладкого промысла областные же пчеловодческие конторы. Теперь — у некоторых забрали здания, в которых арендаторы-торговцы продают что угодно, только не мёд. А некоторые сами торгуют активно, вот только не белорусским мёдом, а завозным... О какой поддержке пчеловодства можно говорить?!

— Вместо этого процветают всевозможные ярмарки, медовые кирмаши, где качественный отечественный мед – далеко не в фаворитах продаж?

Кто является инициатором организации подобных мероприятий? Те, кто получает разрешения от местных же властей. На сегодня все областные центры поделены на своеобразные зоны проведения ярмарок. На каждой территории – свои правила игры, определенные хозяева. Я со своим «Златомёдом», грубо говоря, и не сунусь никуда – бесполезно. И, по сути, организовать ярмарку, которая бы достойно конкурировала с уже отлаженными торжищами, не имею возможности. Нет, местные власти дадут разрешение без проблем, но не наберу столько меда, увы… Не скрою, предлагали в свое время добавить к златомёдовским объемам энное количество со стороны, но я не согласился категорически. Никогда не пойду на то, чтобы «всучивать» покупателю непонятно откуда привезенный мёд…

Тем не менее, не спорю: ярмарки нужны! Пчеловод белорусский должен иметь возможность продавать, и за достойную цену, результаты своего труда. И над тем, как предоставить такую возможность именно нашему пасечнику, нужно крепко думать! Не только самим пчеловодам, так считаю.

— Насколько раскручены у нас в стране продукты пчеловодства? Много ли про них знают потенциальные потребители?

В том-то и дело, что, к большому сожалению, кроме мёда, слышали что-то про пергу, прополис… А еще? Знаете, что ценнейший резерв тут – пыльца? Но ею в Беларуси занимаются только четыре пчеловода. Пергой вообще никто серьезно не озаботился, кое-как «выковыриваем» — и… ладно?! Я ездил учиться, черпать опыт в Украину – там, в плане широкого применения продуктов пчеловодства, ушли далеко вперед.

К слову, украинские конкуренты добились того, что цена тамошнего меда в два раза ниже, чем нашего. Сказывается то, что на украинском рынке переизбыток мёда, а на белорусском – дефицит своего продукта. У нас также не хватает элементарного: широкого информационного «поля», просветительской работы среди населения. Пчеловоды с этой проблемой справиться не могут, поскольку и сами-то не очень много знают. И учить некому, заинтересованных лиц – нет. Вот если бы Президент Беларуси Александр Лукашенко был ярым пчеловодом, возможно, процесс удалось бы оживить. Процесс более активного вовлечения мёда, продуктов пчеловодства в решение стратегической задачи – оздоровления нации…

— Большое спасибо, Сергей Петрович, за интересный, содержательный разговор!

Беседовала Инна ГАРМЕЛЬ

Фото из личного архива Сергея САБУРОВА


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир САМОСЮК, кандидат экономических наук:

    – Белорусский доильный робот будет. Над этим мы сейчас работаем. А если говорить о выпойке телят, то роботов, «ответственных» за столь важный участок работы, мы уже сделали и ласково называем их электронными мамами. Когда к станции выпойки подходит теленок, «мама» опознает его и, согласно физиологическим данным «ребенка», дает ему столько молока, сколько необходимо для его нормального роста и развития. Перекармливание и недокармливание исключены.

    ЦИФРА

    В $4,3 млн.

    оценивается стоимость проекта по восстановлению торфяников, стартующего в Беларуси в сентябре 2017 года. Об этом сообщили БЕЛТА в Минприроды РБ.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    «Тунеядка» из Пятаков: «Я не живу за чужой счет, и зарплату мне не обеспечивают налогоплательщики…»

    Татьяна МИГАНОВИЧ (на фото вместе с мужем) из деревни Пятаки Волковысского района написала письмо заместителю председателя Совета Республики РБ Марианне ЩЕТКИНОЙ и рассказала о том, как ее записали в «тунеядцы». В конце письма женщина пригласила Щеткину в гости, чтобы та на себе прочувствовала долю «тунеядца».

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)