ПЧЕЛОВОДСТВО

Пчела в дефиците


В Беларуси сейчас – лишь немногим более 210 тысяч пчелосемей. Для республики с развитым растениеводством, садоводством – непростительно мало! Только для опыления одной из стратегических культур – рапса – надо бы иметь в разы больше. Однако – имеем то, что имеем. Почему сложилась такая ситуация? Что необходимо предпринять для оживления полезного промысла? Каких шагов навстречу от государства ждут пчеловоды? www.agrolive.by разбирался в проблеме с помощью экспертов, собравшихся в конце мая текущего года в Минск, на XXIII Конгресс Федерации пчеловодческих организаций «Апиславия».

От мёда до яда

Надо отметить, что упомянутый конгресс – первое подобного рода крупное международное мероприятие, прошедшее в Беларуси и посвященное проблемам пчеловодства, использования его продукции, широкого взаимодействия специалистов и ученых отрасли. Сегодня, говорят специалисты, она не просто функционирует сама по себе: дает спектр полезных пищевых продуктов, обеспечивает необходимую устойчивость растениеводства, животноводства, медицины и ветеринарии.

Сейчас из имеющихся в Беларуси пчелосемей 33 тысячи приходится на те, что находятся в сельскохозяйственных организациях, более 4 тысяч – в К(Ф)Х, остальные – на пасеках пчеловодов-частников. В НАН Беларуси полагают, что в стране есть огромные перспективы для получения качественных пчелопродуктов: мёда, пыльцы, перги, прополиса, маточного молочка, пчелиного яда, воска. Ведь по всей республике, и в особенности – на Полесье – подходящая для этого природная инфраструктура: много рек, озер, болот, где есть цветущие территории, отдаленные от населенных пунктов.

«Ограниченные водой, они представляют собой перспективные места для расширения пасек, где можно получать чистые мёд и пчелопродукты, – отмечает председатель Президиума НАН Беларуси Владимир ГУСАКОВ. – А также заниматься разведением так называемых чистых пород пчел».

Впрочем, одних лишь природных угодий мало. Требуется постоянно расширять посевы медоносных культур – с целью не только развития пчеловодства, но и повышения урожайность сельскохозяйственных культур. Пчела, таким образом, вносит свой вклад – ни много ни мало! – в обеспечение продовольственной безопасности страны.

Вклад ученых

К слову, белорусские ученые также «прикладывают свои умы» к решению важного вопроса более активного включения пчелы в реализацию Доктрины продовольственной безопасности Беларуси до 2030 г.  «Так, в Институте плодоводства НАН сейчас разрабатывается система использования пчел в повышении урожайности плодовых и ягодных растений. Изучаются новые технологии получения продуктов пчеловодства, – рассказал заместитель председателя Президиума Академии Петр КАЗАКЕВИЧ. – В аграрных и медицинских вузах республики также создаются средства и способы использования продуктов пчеловодства для лечения человека и животных».

В НАН, особо подчеркивает его руководство, «принято решение о расширении и укреплении пасек, имеющихся в подразделениях двух отделений – аграрных и биологических наук». Нужны, одним словом, обоснованные научные решения, которые бы позволили поднять отрасль на новую ступень развития – в соответствии с мировыми тенденциями.

Потенциальный памятник… выживанию?

Капеллан пчеловодов Беларуси ксендз Владислав ЗАВАЛЬНЮК в ходе отчетного конгресса предложил поставить в Минске памятник настоящему «пахарю», крылатой труженице – пчеле (как это сделано, между прочим, во многих странах мира). А также учредить на госуровне календарный праздник белорусского пчеловода.

Правда, в контексте наших реалий появление монумента, ну, или памятника поменьше – будет не столько данью благодарности удивительному созданию, сколько констатацией своеобразной выживаемости вопреки. Ибо стоит признать: пока в нашей республике пчеловодство не сильно поддерживается и опекается государством. Слабо простимулированы пчеловоды: нет соответствующих программ поддержки. А есть – лишь упование, что частник как-то сам выкарабкается, не опустит планку по количеству пчелосемей? Может, и не опустит, однако о серьезном наращивании речь идти не может. Пока? Хочется надеяться… Ведь умирает пчела – умирает природа, угасает человек. А нужно, чтобы пчеловодство и его более стародавняя разновидность – бортничество – развивалось в Беларуси благодаря усилиям в большей степени молодых инициативных людей, а не только представителей старшего поколения.

Частный примат

Первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь Игорь БРЫЛО подчеркнул, что путем эффективного опыления сельхозкультур можно поднять их урожайность на 20-30%. Следовательно, дефицит пчелосемей – это недобор урожая. Для республики, вкладывающей немало средств и усилий в продуктивность земель, игнорирование такого фактора, как укрепление пчеловодства, – не совсем понятно. К тому же, есть возможности для более широкого размаха отрасли. Количество сельхозугодий на одного жителя у нас выше, чем в большинстве зарубежных стран. Казалось бы, площадей для сбора нектара – более чем достаточно, однако…

«Мы вынуждены импортировать мёд, отдавая за него валюту, – признал И. Брыло. – На один квадратный километр у нас – около одной пчелосемьи, что значительно меньше, чем в большинстве европейских стран. Повышение урожайности рапса, гречихи… Лекарства на основе продуктов пчеловодства… Наконец, особый уклад жизни пчеловодов… Все это – явные ценности, пренебрегать которыми не стоит».

По статистике, рассказал чиновник, в 2020 году, по сравнению с годом предыдущим, производство мёда в Беларуси выросло на 3,3% – всего получено 2,4 тыс. т. Особо ощутимая прибавка получена в фермерских и подсобных хозяйствах: рост к уровню 2019-го – 114%. Не на много, правда, подросло количество пчелосемей в сельхозорганизациях (на 2,5% больше уровня 2019 г.). Фермеры же прибавили по количеству аж на 20%, что говорит о безусловно частном примате в медовом промысле республики.

Минсельхозпрод аккумулирует идеи…  

На сегодня в стране имеется 4 племенные организации по разведению пчел, где разводят породы карпатка и карника. Есть и местные пчелы у самих пчеловодов, а также различные помеси. Минсельхозпрод, по мнению И. Брыло, «держит под контролем развитие пчеловодства, своевременно реагирует на возникающие проблемные вопросы, возникающие в отрасли». Сейчас, кстати, прорабатывается вопрос включения такого элемента, как опыление пчелами, в технологические регламенты по возделыванию энтомофильных сельхозкультур. «При положительном решении этого вопроса производство мёда в республике может вырасти в несколько раз, увеличатся и урожаи таких культур», – полагает И. Брыло.

Чиновник анонсировал и готовящиеся изменения в минимальные требования к племенным хозяйствам, занимающимся разведением пчел. Если у пчеловодов есть на сей счет интересные предложения, соображения, в Минсельхозпроде будут рады совместному обсуждению всех конструктивных идей. Впрочем, сами пчеловоды, все же, ждут от штаба аграрной отрасли несколько другого – в первую очередь, поддержки рублем. Стимулирования на уровне каких-то конкретных госпрограмм с финансовым обеспечением. А на одних словах, как известно, далеко не уедешь… 

Над пасекой – туманно?

Что, все-таки, мешает более активно развивать пчеловодство в Беларуси? По мнению зав. отраслевой лабораторией пчеловодства РУП «Институт плодоводства» НАН Беларуси Дмитрия РАХМАТУЛИНА, на первом месте среди проблемных вопросов в Беларуси, безусловно, – постоянное сокращение численности пчелосемей.

Подняв исторические данные о работе нашей лаборатории, не без сожаления отметил, что накануне Великой Отечественной войны в БССР количество пчелосемей в колхозах составляло 250 тысяч, – делится наболевшим ученый. – А тех, которые были у частников, просто не считали. Представляете, как мы упали по сравнению с 1940 годом?! Чуть раньше, кстати, по численности пчелосемей наша республика занимала третье место в СССР.

Как исправлять ситуацию? Д. Рахматулин полагает, что начинать нужно с повышения образовательного уровня потенциальных и даже действующих пчеловодов.

Увы, но сейчас в Беларуси ни один вуз не готовит пчеловодов. Сокращены учебные часы до предела, в частности, в Витебской государственной академии ветеринарной медицины. Есть только заочная группа в одном из техникумов – и всё! – обращает внимание ученый. – К чему это приводит? Молодые люди, желающие получить эту профессию, обучаются в той же Польше. И мало кто, если честно, возвращается сюда. Многие остаются в Европе…

Еще один немаловажный аспект: нужно создавать нормативные акты, с помощью которых можно реально защищать пчёл. Основная ведь гибель их происходит во время обработок энтомофильных культур в крупных, прежде всего, хозяйствах республики.

Мы, наверное, единственная страна в мире, где правила таких обработок регулируются Минздравом, а не Минсельхозпродом. Это, согласитесь, – несколько странно, алогично, – говорит Д. Рахматулин. – Кроме того, единственная республика на постсоветском пространстве, где нет никакой государственной поддержки пчеловодов, даже формальной. В той же Украине платят по двести гривен каждому пчеловоду. Вроде, немного, но такая мера позволяет элементарно посчитать, каким пасечным ресурсом страна располагает. В Азербайджане также выплачивают энную сумму, ее тоже хватает, чтобы покормить пчёл на зиму (как и украинскому пчеловоду). В ЕС пошли несколько иным путем: каждая страна выбирает свою программу поддержки. Например, Эстония – образовательный акцент практикует. Приглашаются лучшие специалисты со всего мира, а затраты на это компенсируются государством. В Литве оплачивают лекарства и топливо для нужд разъездных пасек. И так далее… В любом случае, без подобных мер сложно рассчитывать на увеличение количества пчелосемей.

«Академический мёд»? Почему бы и нет…  

В последнее время ученые Института плодоводства активно работали над созданием биотехнологий опыления для 2-х культур: яблони и ремонтантной малины. По последней – нет аналогов в мире, о чем интересный доклад на Международной научно-практической конференции, также прошедшей в рамках недавнего конгресса под эгидой «Апиславии» на базе Института плодоводства, сделал заместитель директора Анатолий КРИВОРОТ. Исследования проводились на насаждениях малины, имеющихся в институте, с использованием пчелы породы карника. (С матками, выведенными непосредственно в лаборатории научного учреждения).

–  Отсутствие опыления приводит к не полностью вызревшим костянкам малины, что не позволяет получать хороший доход от реализации урожая, – отметил ученый. – В зависимости от расстояния ульев от насаждений – от 100 м до 1,5 км – количество пчел, прилетавших работать на малину, разнилось. Наблюдалась прямая зависимость: если посека находится за километр и дальше, то снижение урожайности доходит до 5-6 т с га. Это – существенно с точки зрения выгоды для производителя. Чтобы обеспечить нормальную с точки зрения экономической эффективности урожайность, необходима максимальная удаленность от пасеки не более одного км.   

Что еще предстоит сделать – в плане научного и не только сопровождения? Д. Рахматулин рассказал, что сейчас на институтской пасеке занимаются классической фундаментальной темой – исследованием влияния возраста матки на ее качество при подсадке в семьи. В дальнейшем планируется активное участие ученых в разработке нормативных актов. Есть поручение руководства НАН о создании академического пчеловодческого мини-кластера среди аграрных подразделений Академии. Уже проведена работа среди потенциальных его участников, выявлено, сколько и где имеется пасек. Ставятся задачи, во-первых, объединить усилия структур НАН, имеющие пчел; во-вторых, получать и реализовывать мёд и пчелопродукты под брендом, допустим, «академический мёд».

Видим в этом большой потенциал. Только объединившись, сможем двигаться дальше, эффективнее решать актуальные вопросы на современном этапе развития отечественного пчеловодства, – считает директор Института плодоводства Александр ТАРАНОВ.

«Кроме того, с помощью кластера будет проще провести уточнение плана породного районирования пчёл в нашей республике, – подытожил Д. Рахматулин. – Необходимость осуществить такую работу давно назрела».    

 Еще мнение по теме

Николай ЕРЕМИЯ, профессор кафедры частной зоотехнии Государственного аграрного университета Молдовы (г. Кишинев):

Говоря о современном состоянии пчеловодства в моей стране, стоит отметить: во многих регионах не используется в должной мере биологический потенциал нектаров пыльцевых культур. А в некоторых районах с интенсивным развитием сельского хозяйства ощутим недостаток пчел-опылителей.

Согласно данным Национального агентства по безопасности пищевых продуктов Молдовы, на 1 января 2021 г. у нас насчитывалось более 276 тысяч пчелосемей, 8 тысяч пасек. Начиная с 90-х годов, расформировывались специализированные совхозы, созданные в советские времена. На сегодня основа пчеловодства в Молдове – это пчеловоды-любители и профессионалы, которые имеют от 40 до 1,5 тыс. пчелосемей. Средняя продуктивность – 35 кг мёда на семью. Их количество за последние десять лет увеличилось в 2,6 раза. Выросли и валовое производство мёда (из полученных 7 тыс. т  5 – отправлено на экспорт), и мёдопродуктивность.

Рациональное использование пчел обеспечивается с помощью применения кочевого пчеловодства, когда идет воспроизводство биологических ресурсов, увеличивается продуктивность пчелосемей и сельскохозяйственных культур (подсолнечника, рапса и гречихи) в результате перекрестного опыления.

 Имеются у нас: большой ресурс плодовых насаждений – 44 тыс. га, а также посевы эфиромасличных культур, медоносы лесного фонда (белая акация, липа, клен). Медоносная база Молдовы может «потянуть» содержание в два раза большего количества пчелосемей, нежели имеющееся сейчас в республике. В плане стимулирования промысла, полагаю, свою положительную роль играет тот факт, что аграрии платят пчеловодам за опыление таких культур, как подсолнечник, рапс, а также плодовых насаждений.

На снимках: Д. Рахматулин знакомит участников и гостей международной конференции с работой отраслевой лаборатории пчеловодства РУП «Институт плодоводства» НАН Беларуси; на институтской пасеке.

Фото www.agrolive.by       


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Александр КОЗОРЕЗ, начальник отдела охотничьего хозяйства Министерства лесного хозяйства Республики Беларусь:

    – В своей деятельности пытаемся найти разумный баланс между развитием туризма и природоохранной деятельностью. Пока те же экотропы у нас созданы не в каждом лесхозе, но есть довольно раскрученные, хорошо посещаемые. Из крайних появившихся – отмечу такую тропу в Копыльском районе. Важно, чтобы подобные объекты были под постоянной опекой и приглядом со стороны энтузиастов из лесхозов…

    ЦИФРА

    На более чем Br280 млн сельхозпродукции

    закупили за январь-июль белорусские кооператоры. Об этом сообщила сегодня на пресс-конференции В БЕЛТА начальник управления заготовок Белкоопсоюза Оксана СКИНДЕР.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Апошні званок у… верасні: у Камянецкім раёне больш няма адзінай школы з беларускай мовай навучання

    Змаганне за яе цягнулася больш за два гады. Каб захаваць Амельянецкую школу (на здымку), месцічы сабралі больш за тысячу подпісаў пад адмысловай петыцыяй, зваротам да кіраўніцтва мясцовага райвыканкама, піша @belsat (тэкст звароту гл. ніжэй). Але ўсё ж школу, якая працавала больш за 40 гадоў, сёлета зачынілі.?

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)