ПЧЕЛОВОДСТВО

Михаил ПРОТАСЕВИЧ: “Белорусскому пчеловоду нужна эффективная законодательная защита…”


Медовый промысел в Беларуси… В чем его спефицика? Продолжает ли оставаться в основном в частных руках? Какие проблемы-заботы волнуют сегодня простого сельского пасечника? И есть ли шанс, что цена отечественного мёда снизится еще больше, а, возможно, -- повысится? По просьбе www.agrolive.by над этими вопросами порассуждал Михаил ПРОТАСЕВИЧ (на снимке), частный пчеловод, хозяин ЛПХ в деревне Слобода-Кучинка Копыльского района Минской области.

О себе

Живу в деревне, на сегодня – хозяин ЛПХ, владелец пасеки. С пчелами вожусь всю жизнь, можно сказать, потомственный пчеловод. (Дед мой ими тоже занимался, а я сызмальства помогал). Работал раньше в колхозе, потом на свои хлеба “подался”… Почему ушел из колхоза? Зарплата маловатая была. Лет десять назад стал работать на себя, и не жалею. Зимой, чтоб не гулять, пристраиваюсь кочегаром. Не то, чтобы тунеядский налог платить надо (улыбается), просто по жизни без дела сидеть не приучен.

Зимой пчеловод делает ульи, рамки, еще что-то. Времени хватает – почему бы и не покочегарить? До 15 апреля и в этом году так поработал. А примерно с этой даты начинается уже новый пчеловодческий сезон. Мой небольшой медовый бизнес – основной заработок. Ну, и, конечно, есть хозяйство – как в деревне без него? Куры, свиньи, гуси, утки – сельская жизнь такая…

О несерьезном отношении к опылению

– Если по пчеловодству говорить, то, пожалуй, главная загвоздка – нас, частных пчеловодов, по-прежнему не воспринимают всерьез в Беларуси. За границей ведь давно поняли: примерно 60% урожайности рапса, гречихи обеспечивается за счет своевременного и качественного опыления пчелами. У нас этого не понимают! Говорю, к примеру, с председателем колхоза близлежащего. Предлагаю ему: «Давай, ты будешь травить всех этих мошек на рапсе утром или вечером, чтоб мне, пчеловоду, не навредить». Нет, всё равно потравит в обед! На вред, другого слова и не подберу. Такая, вот, ментальность ущербная пока у наших людей. А с помощью закона мы, увы, не защищены…

О том, как избегать потрав и отстаивать свои права

– К счастью, моей пасеке не приходилось страдать от потрав. Как этого избегать? Посоветовал бы коллегам, всё же, не обособляться, не замыкаться на своей пасеке, а стараться наладить контакт с руководством, специалистами близлежащих хозяйств. Нужно договариваться! По-другому не получится соблюсти взаимный интерес. У коллег моих, кстати, подобные проблемы с потравами случались. Удавалось некоторым через суд добиваться возмещения ущерба, правда, оговорюсь сразу – пасека должна быть официально зарегистрирована, иметь все необходимые документы. И еще: не стоит бояться или со скепсисом относиться к отстаиванию своих прав в тех же судах. Терпеливо сносить потравы? Не нужно! А с нами не будут совсем считаться.

Изначально, если собираетесь где-то разместить пасеку, надо поставить об этом в известность руководителя того хозяйства, с посевов которого ваши пчелы будут собирать нектар. Именно в таком случае есть больший шанс, что к твоим интересам будут относиться по-человечески, предупреждать о том, к примеру, что на определенном поле обработку проведут сегодня или завтра.

О своей пасеке

Сейчас у меня – 50 семей. По меркам белорусского частного пчеловодства – довольно крупная пасека. Хотя, объективно, не такая солидная. Есть намерения расширять пчеловодческий бизнес? Понимаете, здесь – своя сложность. Нормальный пчеловод понимает, что максимальная эффективность от ведения медового промысла наступает при условии, если не более 20 семей (один точок) будут собирать на одном месте, в радиусе 2 км. Потому, что потребления мёда одной семьей составляет около 50 кг мёда только за лето. Сорок семей и больше на одном месте – не пойдет, потому как пчеловоду мёда просто не достанется. Словом, для расширения бизнеса нужны новые точки располагать, а одному – это делать сложно. Но не исключаю, впрочем, что со временем и расширюсь…

О прибыльности своего дела

Раз занимаюсь, значит, прибыль есть. Иначе зачем тратить силы, тем более, пчеловодство – дело не из легких. Выхожу в плюс. Правда, мы, пчеловоды, сильно зависим от капризов погоды, так что утверждать, что каждый год непременно в плюсе оказываюсь – не стану. Бывают годы неудачные, например, сезон прошлогодний был не особо успешным. В 2015 году ночи даже в разгар лета были прохладные, а днем – стояла несусветная «спёка», дождей не выпадало подолгу. Выделение нектара оказалось слабым, да и рапс пропал основательно… Выручал лес, он отдал свое – там малина, другие ягоды…

О помехах на пути развития белорусского пчеловодства

Белорусское пчеловодство не то, что слабее, скажем, украинского или российского… Просто много где за рубежом уже поняли – нужно серьезно относиться к опылению сельхозкультур, садов. А у нас пока не дошли до этого понимания.

Проблема одно время была с обилием некачественных привозных медов, которые реализовывались на всевозможных ярмарках. Но с недавних пор такие торжища стали прикрывать, и это, считаю, правильно. Каждый человек, приобретая мёд, должен знать, ЧТО ИМЕННО он покупает. И кто В ОТВЕТЕ за качество данной покупки? Я ведь оставляю свои контакты, в случае чего – претензию принимаю, исправляю свой косяк. Меня долго и в далеких краях искать не нужно, тут я, не прячусь…

А когда на ярмарке приобретаешь – есть риск купить кота в мешке. Да, привозного меда сейчас на нашем внутреннем рынке много: и российского, и украинского, и китайского. Многое из того, что ввозится, сложно назвать мёдом. Мы, пчеловоды, прекрасно это знаем. А людей сложно убедить, что более дешевая цена – вовсе не выгодно, если покупка сомнительная по качеству. Гонятся за дешевизной покупатели, потому что доходы, сами знаете, у белорусов какие мизерные. Особенно во времена кризисные, как сейчас…

О более высокой цене белорусского меда

А почему белорусский мёд дороже зачастую, чем украинский, допустим? Во-первых, нужно учитывать себестоимость – тут и расходы на материалы, и на препараты против болезней, и на вывоз пчел на медосборы… Лекарство от клеща, например, – на пять семей в сто тысяч обходится пакетик нужных пластин. (Бипин дешевле, но его эффективность хуже). Одна рамка в 2014-м стоила семь тысяч, улей – около 4 миллионов рублей. Кило вощины – более двухсот тысяч, а ведь этого не хватает даже на один 16-рамочный улей! (Все цены даны в денежных единицах до деноминации 2016 года – Прим. AGROLIVE.BY). Сколько государство запрашивает, такая и цена меда выходит. Всё капает в затратную «копилку».

Во-вторых, не забывайте: в той же Украине у пчеловодов больше приемлемых условий для развития промысла. Площади посевные позволяют – те же рапс, подсолнечник, гречиха высеваются на тысячах га. Мы такого не можем себе позволить – хорошо, если рядом есть 100-гектарное поле рапса или 20-гектарное гречихи.

Не хватает в Беларуси посевов медоносных культур. В большинстве случаев аграрии сеют то, что выгодно. Пока рапс в тренде. И наша, пчеловодов, задача – посодействовать нормальному опылению этой культуры. Далеко не все хозяйства хотят заниматься гречихой. Я ведь не один такой пчеловод в районе – и если найдем с коллегами 50-гектарное поле гречихи, то обставляется оно плотно!

В прошлом году цена на мёд – реализационная, продажная – держалась на уровне где-то 5 долларов за кг. В Украине – 1,5-2 доллара, но это, по моим сведениям, цена 2014-го. Поверьте, как раз мы, белорусские частные пчеловоды и продавцы в одном лице, в 2015-м даже цену немного снизили, по сравнению с годом предыдущим. Но находятся владельцы одного-двух ульев, которые стараются, стоя на рынках, держать цену почти в 10 долларов за кило. Считаю, это «занадта». Только имея более-менее серьезную по размерам пасеку, пчеловод может пойти навстречу покупателю – понимаем ведь, что зарплаты и пенсии у нас в республике небольшие. Да и, задрав непомерно цену, рискуешь остаться с нераспроданным товаром… Нужно как-то выживать и нам, и покупателям! Старались последние года три держать старую цену – в районе 100 тысяч рублей за литровую банку. Натурального, качественного, полезного для здоровья продукта – подчеркну особо!

О налогах

Пока объемы моего пчеловодческого дела, точнее, реализации продукции, позволяют не платить практически никаких налогов. Но лично я не против буду заплатить налоги, если мне будут идти навстречу: смогу официально, спокойно ставить свои ульи, и – без палок в колеса. Тогда, при увеличении объемов реализации мёда, – пожалуйста, берите с меня налоги, я не против…

О повышении престижа пчеловодства в Беларуси

Нужно, чтоб в РБ, наконец, приняли закон, который бы тем или иным образом защищал права пчеловодов. Чтоб наше слово и наш интерес приобрели, наконец, вес и значение! А то, получается, при нынешнем раскладе – мы в роли только постоянных просителей выступаем. Вроде, как бедные родственники. Всё держится исключительно на личных контактах, на доброй воле к сотрудничеству со стороны руководителей хозяйств. А необходима законодательная защита, которая, в том числе, позволяла бы пчеловодам эффективнее отстаивать права в судах, где рассматриваются случаи потрав. Судебные издержки, экспертизы – это очень дорого обходится. И потом, конечно же, влияет на себестоимость, цену белорусского мёда…

Фото AGROLIVE.by

(Читайте скоро на www.agrolive.byаналитический обзор состояния медового рынка Украины и экспорта продукции от украинских пчеловодов в страны ЕС)


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир САМОСЮК, кандидат экономических наук:

    – Белорусский доильный робот будет. Над этим мы сейчас работаем. А если говорить о выпойке телят, то роботов, «ответственных» за столь важный участок работы, мы уже сделали и ласково называем их электронными мамами. Когда к станции выпойки подходит теленок, «мама» опознает его и, согласно физиологическим данным «ребенка», дает ему столько молока, сколько необходимо для его нормального роста и развития. Перекармливание и недокармливание исключены.

    ЦИФРА

    В $4,3 млн.

    оценивается стоимость проекта по восстановлению торфяников, стартующего в Беларуси в сентябре 2017 года. Об этом сообщили БЕЛТА в Минприроды РБ.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    «Тунеядка» из Пятаков: «Я не живу за чужой счет, и зарплату мне не обеспечивают налогоплательщики…»

    Татьяна МИГАНОВИЧ (на фото вместе с мужем) из деревни Пятаки Волковысского района написала письмо заместителю председателя Совета Республики РБ Марианне ЩЕТКИНОЙ и рассказала о том, как ее записали в «тунеядцы». В конце письма женщина пригласила Щеткину в гости, чтобы та на себе прочувствовала долю «тунеядца».

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)