АВТОРА!

Какими путями выводить из прорыва белорусский АПК?


Год 2014-й уж стартовал, а песня всё та же, старая – спад в агроэкомике Беларуси, как, впрочем, и во всем народно-хозяйственном комплексе, продолжается. За минувший январь, сообщил недавно Белстат, снова недополучено сельхозпродукции. Что-то нужно делать? Но вот что конкретно? Даже у высоких аграрных управленцев, похоже, не осталось сомнений – если не попытаемся «залатать» усугубляющийся прорыв, проблемный «ком» будет только обрастать все новыми и новыми «наслоениями». Впрочем, нам бы и с прежними расхлебаться! Итак, какие же системные моменты стоит учитывать, отважно бросаясь на «амбразуру» неурядиц, накопившихся в стратегической для Беларуси отрасли АПК?

Акционирование — действенный способ поднять мотивацию и производительность труда

На глобальную тему – как обустроить белорусский АПК на новый, более прогрессивный лад – недавно довелось мне пообщаться с Александром Гайдуковым, кандидатом экономических наук, известным в республике ученым, занимающимся исследованиями в области эффективности отечественной агроэкономики. Собеседник убежден: стимулированию путем частного интереса, через акционирование низового звена, то есть крупных хозяйств, бывших колхозов, совхозов, — альтернативы просто нет! При этом, вопрос о введении частной собственности на земли сельхозназначения вовсе не является тут непременным условием.

— Возьмите пример тех же самых кибуцев в Израиле – там же собственниками средств производства, хозяевами полученной продукции являются сами работники, по сути, — считает Гайдуков. – И США, довольно успешно идя дорогой капиталистического развития, пришли к выводу: самое эффективное предприятие – то, где работник и собственник — в одном лице. Важно, чтобы человек-труженик хоть как-то имел возможность влиять на процесс, распоряжаться плодами производственных свершений…

Здесь, допускаю, могут последовать возражения: так у нас ведь тоже – сплошь ОАО, СПК немного и осталось? Какое еще акционирование нужно?! Оно ведь, фактически, состоялось? Ха, свершиться-то свершилось, но поинтересуйтесь-ка, кто владеет контрольными пакетами, до 80-90%, акций каждого из таких «акционированных» предприятий? Правильно предполагаете: райисполкомы!

Кто ж еще… По сути дела, сохраняется статус-кво, при котором хозяином всего и вся по-прежнему остается государство, а точнее – местная власть, не желающая упускать нити управления из своих цепких рук. Колхозно-совхозная модель успешно существует, но – под «прогрессивной» вывеской в виде ОАО. Удобно? Еще как! Но кому? Ответ – на поверхности… А для ликвидации прорыва в важнейшей отрасли нужно, чтобы выгодно, заинтересованно было непосредственным участникам агроэкономического процесса. Чего у нас нет и в помине.

— Фактически имеет дело с узаконенной системой, при которой государственная власть в белорусском агросекторе ничем не ограничена, — таково мнение Александра Гайдукова.

…И малейшая попытка членов трудового коллектива, руководства конкретного экс-колхоза получить нити управления в свои руки, через приобретение акций, дерзание проводить самостоятельную экономическую политику – обречена на провал? Да, поскольку, при малейших признаках «бунта», райисполком соберет внеочередное собрание да и снимет
«бунтующего» директора или председателя СПК… Осмелюсь предположить: снимет, даже если все работники хозяйства проголосуют «против». Такова жизнь в белорусских реалиях…

Чиновничья управленческая диктатура, при всем этом, надежно «упрятана», узаконена – не подкопаешься! Одно плохо: из такой лицемерной, фальшивой и малопродуктивной системы бегут толковые руководители, специалисты-аграрии. А начальники районные… Нет, своей «тревоги» не скрывают» — разводят горестно руками. Вот, дескать, стало неимоверно трудно найти хорошего председателя СПК или директора ОАО… Как следствие работы «из-под кнута», — низкая производительность труда, постоянная зависимость от вливаний извне, никак не проходящее вымывание кадрового ресурса из деревни… И, как ни крути, все упирается во власть, точнее – в нежелании ее выпускать нити управления. Даже – при очевидном усугублении производственной неперспективности, выливающейся в механическое выполнение планов, заданий, выпуск неконкурентоспособной продукции, повальную «эпидемию» приписок и так далее…

Куда перенаправить «потоки» бурной деятельности чиновного люду?

Разговаривая с Александром Сергеевичем, мы на минуточку представили себя на месте… иного большого районного босса. Ну, допустим, решился он не вмешиваться в дела аграрные, не диктовать, что и когда сеять, не распекать на бесконечных «нарадах» за отставания и прорехи… Чем же тогда заниматься истому державнику-управленцу?

— О, разве в любом районе мало точек для приложения усилий?! – рассуждает Александр Гайдуков. – Есть социальная сфера села и райцентра, культура, образование, быт, занятость… Заниматься этими направлениями — главная должна быть задача для местных властей! В аграрном же секторе района должна править бал установка на получение предпринимательского дохода, что возможно только в условиях определенной экономической свободы. Сами аграрии, поверьте, способны решать данную задачу! И без понуканий-указаний… Более того, не исключено, что и непосредственно чиновников вполне реально немного «ссадить» с государственной «шеи», поручив им также искать пути зарабатывать самим. Путем консультирования тех же аграриев, например…

— Видите ли, тут сработает как бы эффект сообщающихся сосудов, — говорит Гайдуков. – Погруженные в систему сотрудничества с акционированными, по-настоящему, сельхозпредприятиями, чиновники вольно-невольно приспособятся, станут немного бизнесменами.

— Теперь, пожалуй, самый сакраментальный вопрос – ну, и почему же властные люди у нас не хотят переходить на более прогрессивный путь? – интересуюсь у собеседника.

— Ну, это у них нужно спросить…

Как бы то ни было, но уже сейчас нужно четко понимать: ресурс тупого администрирования, ручного управления – в любом случае, имеет свой предел. Вопрос лишь в том, наступил или не наступил он уже в белорусском АПК, на данный момент? Похоже, что, даже если и не наступил, то – на подходе, вот-вот наступит… Жить по принципу «нам бы ночь простоять да день продержаться…» — чревато!

Ситуация на Витебщине, как в самом сложном аграрном регионе

По мнению Александра Гайдукова, сейчас все болячки нашего агросектора наиболее выпукло просматриваются на примере Витебской области. Там, в силу более сложных природно-климатических условий, всегда было непросто заниматься сельхозпроизводством. И теперь, по идее, нужно бы разработать индивидуальную модель развития АПК под этот регион. Однако, несколько лет назад про это поговорили да и успешно… забыли.

— Проблема здесь более глубокая, — обращает внимание Гайдуков. – Мой научный руководитель, доктор экономических наук Николай Горячко еще в советское время разработал модель господдержки хозяйств, находящихся в худших условиях – в первую очередь, природно-климатических, почвенных. Думаю, та идея не потеряла актуальности и по сей день. Ведь в Беларуси продолжается финансирование всех хозяйств без учета их изначального потенциала. А разница порой – как небо и земля! Суть же теории Горячко заключалась в необходимости поставить все хозяйства, независимо от природно-климатического потенциала, в равные условия. Соблюсти, если хотите, принцип экономической справедливости. Особенно актуальна такая постановка вопроса для Витебской области. Где много хозяйств с низкоплодородными угодьями, работая на которых, аграрии вынуждены идти на высокие трудоемкость, себестоимость продукции.

К сожалению, Николай Горячко — ныне уже покойный доктор экономических наук – опередив, во многом, время, так и остался неуслышанным. А ведь он предлагал, на общем фоне цен закупочных для всей Беларуси, внедрить систему надбавок именно для хозяйств, находящихся изначально в худших условиях, по сравнению со среднереспубликанскими значениями. Кто знает, быть может, воплощение этой идеи спасло бы от разорения уже в наше время десятки, сотни бывших колхозов, совхозов? И не нужно было бесконечно сливать, объединять, скрывая, по сути, убыточность, но не учитывая, как ликвидация хозяйств, допустим, скажется на социальной обстановке в некоторых селах, ситуациі там с занятостью населения?

Почему продолжает «цвести и пахнуть» уравниловка?

Никто и теперь не может объяснить, что ж такого «крамольного» было в идее подобной дифференциации по господдержке, однако факт остается фактом: государственные деньги по-прежнему вбрасываются в отрасль общо, по принципу банальной уравниловки. Что — СПК в Несвижском районе более зажиточной Минщины, что — СПК в Городокском, который на севере куда более сложной аграрной Витебщины.

— Любопытная получается картина, если вникнуть, — призывает собеседник. – Один из моих аспирантов изучал систему кредитов, выдаваемых по государственной линии сельхозпредприятиям, в зависимости от плодородия земель. То есть, учитывая этот фактор, какой размер кредитования наиболее эффективен под каждое, конкретное, хозяйство, дает отдачу в виде прироста продукции? Исследование показало: если хозяйство берет кредиты до уровня 2000 долларов на сто га, деньги эти в дальнейшем срабатывают эффективно. Если же стратегически важный рубеж преодолевается, то наблюдается резкий спад уровня производства. Вне всякого сомнения: в Беларуси полно хозяйств, где берут гораздо больше двух тысяч «баксов» на гектар. Это — сажает экономику в «лужу»! И здесь не только кредиты на строительство суперферм: по сути, сейчас АПК Беларуси не может существовать без постоянных массивных кредитных «инъекций».

— Как выходить из этого положения? Виновата ли бесхозяйственность, безалаберность отдельных исполнителей? Все на это опять спихнем?! – поинтересовалась я у собеседника. Тот убежден: начинать исправлять ситуацию нужно, призвав на «службу» руководителей-предпринимателей, взамен руководителей-исполнителей. Пора, наконец, думать, как получать прибыль в сельском хозяйстве!

Не по силам, а строим же!

Что происходит на деле? Получив задание со всех инстанций строить ту же мегаферму, любой наемный руководитель-испольнитель сталкивается с непростым выбором. Его фактически нет – хочешь не хочешь, а строить будешь! Как-то Гайдуков сделал любопытные экономические расчеты по просьбе нынешнего руководителя того хозяйства, в котором сам Александр Сергеевич некогда трудился экономистом.

— Не хватало, по моим расчетам, денежных средств, чтобы покрыть стоимость, затраты на строительство суперфермы в течение десяти лет даже, не говоря уже про оптимальные, считаю, в этом случае шесть-семь, — замечает Гайдуков. – И что? Думаете, кто-то на местах сильно прислушивается к трезвым экономическим выкладкам? Сомневаюсь. Главное – строить, хотя финансово многим хозяйствам подобные «геройства» просто не под силу.

Ученый видит выход из создавшегося полутупикового положения в том, чтобы перестать вбрасывать в агросектор дорогие кредиты, в том числе по государственной линии. Они уходят в песок, учитывая маломощность самих хозяйств, их неспособность, в силу разных причин, грамотно распоряжаться выделенными средствами. Важно пойти путем выработки такой специализации для каждого аграрного региона, которая бы имела явно выраженную доходную направленность! Не производство ради производства, а эффективный агробизнес – вот наш ориентир. Пока, правда, все больше на словах ориентируемся, увы…

— Зачем, например, в некоторых районах той же Витебщины, в структуре посевных целых районов, по пятьдесят процентов и больше зерновых?! – эмоционален собеседник. – Ведь даже студенту-первокурснику ясно: если плодородие земель низкое, то не в коня корм, как говорится. Слишком дорогое зерно!

Конечно, разработать программы специализации можно, но вот кто будет их воплощать в жизнь? Здесь вновь натыкаемся на вопрос управления отраслью: ясно ведь, что одни лишь руководители-менеджеры, предприниматели способны потянуть такое дело. По той простой причине, что им и только им это нужно!

Немного — о перспективных экспортных культурах

Но в отечественном земледелии… На какие культуры стоит делать ставку белорусскому аграрию? Гайдуков, вопреки моим ожиданиям, называет бедный, «обросший» проблемами, одним словом, изрядно «занядбаны» в Беларуси лен. Я заметила в ответ: дескать, видать, не при нашей жизни отечественный долгунец станет «партийной» культурой. Не на словах, на деле!

— На этой культуре, традиционной для Беларуси, можно иметь большие прибыли, — убежден собеседник. – И напрасно Вы так считаете – все должно случиться как раз при нашей жизни! Считаю, в свое время сделана была ошибка стратегического плана: нужно ее исправить так, чтобы выращиванием льна в Беларуси занимались сельхозпредприятия, а не переработчики – льнозаводы. Почему? Нынешняя ситуация, когда на заводе только по весне узнают, какие угодья в ином месте отведены будут под лен, — ненормальна! Земли выделяются по остаточному принципу – один минус. Второй – сколько ж стоит гонять технику на другой конец района, за 30-40 км, бывает?! (А, говорят, становится обычным дело и за 70 км «хозяйствовать», вот только откуда браться, при этом, хорошей экономике?!) В советские времена, когда лен был в ведении хозяйств, агрономы знали с осени, какие участки отводить под эту сложнейшую техническую культуру, не «терпящую» абы-какого к ней отношения! В колхозах, совхозах, учитывая потенциально высокую прибыльность льна, под него старались отводить лучшие земли.

Беда в том, что крепких льноводческих хозяйств в Беларуси на данный момент практически не осталось. До поры до времени всех устраивало, что дело успешно «спихнуто» на льнозаводы. Все снова вертится вокруг эффективности управленческих решений, того, как они принимаются и реализуются. Агробизнес должны вести сельхозпредприятия непосредственно, а управленческие структуры должны оказывать услуги, убежден Александр Гайдуков. Тогда и белорусское льноводство поднимем, и другие подотрасли АПК – тоже… Глобальная мысль: все в стране, особенно чиновники, управленцы, должны работать, подстраиваться под товаропроизводителя, а не наоборот, как у нас сейчас наличествует!

Какая еще культура способна «вытащить» белорусскую агроэкономику? Известный отечественный ученый-аграрник Геннадий Лыч справедливо писал: наши сельхозпредприятия должны иметь мясо-молочную специализацию с развитыми льноводством и картофелеводством.

Можно ли сказать, что данная общая модель-концепция запущена и приносит белорусскому АПК ожидаемые дивиденды? Нельзя так сказать, увы… Молоко «впереди» мяса, соответственно, под это дело растим кукурузу и иже с нею, а про льноводство и картофелеводство приходится говорить, как о неких «придаточных промыслах», не более. Тех, что еще держатся усилиями энтузиастов, в основном…

— Наблюдаю: в основной массе хозяйств того же картофеля высаживается от силы 10-20 га, не больше, — соглашается мой собеседник. – А, чтобы действительно поправить ситуацию в белорусском АПК, как на то справедливо указывает Президент Беларуси Александр Лукашенко, нужно многим хозяйствам вернуться к более активному выращиванию льна и картофеля. Льнозаводы могли бы подключаться только на стадии уборки, к слову. Сложно или нет будет реформировать льноводство? Если создать агрохолдинги на этом направлении, то все пройдет хорошо, уверен! Но объединять в мини-холдинги, прежде всего, нужно хозяйства и льнозаводы, а не «сверху» начинать – с концерна «Беллегпром» и Оршанского льнокомбината…

(Читайте скоро на AGROLIVE.by интервью с Александром Гайдуковым – о первом в Беларуси эксперименте с частными унитарными аграрными предприятиями (ЧУАПами), случившемся более десяти лет назад…)


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Алексей ГОРДЕЕВ, вице-премьер Российской Федерации:

    – У нас возникает перепроизводство зерна, это уже очевидно. 2017-й достаточно явно это показал, ведь впервые в истории страны, в рамках сельскохозяйственного года, на экспорт было отправлено более 50 миллионов тонн зерна. При этом мы видим, сколько не используется продуктивной пашни в стране. И когда начинаем обсуждать тему штрафов и отъема земли у нерадивых сельхозпроизводителей, то, конечно, корень зла здесь экономический: ты производишь продукцию, а она никому не нужна, отсюда пустеет земля…

    ЦИФРА

    В 58 стран мира

    за 5 месяцев 2018 года поставили продукцию предприятия Минсельхозпрода РБ. Это на три страны больше, чем в аналогичном периоде прошлого года, сообщило БЕЛТА со ссылкой на начальника главного управления внешнеэкономической деятельности Министерства сельского хозяйства и продовольствия Алексея БОГДАНОВА.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Почти спортивная экзотика, или О создании в полесской глубинке бейсбольного клуба

    «Однажды известного бейсболиста Дерека Джитера спросили, каково это – играть в лучшей команде мира. Он ответил: «Не знаю. Я никогда не играл за «Логишинских волков», – шутят бейсболисты из городского поселка Логишин, что под Пинском.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)