АВТОРА!

Период полной непрошибаемости: как вытащить трудовой ресурс из… курилки?


Кадровая ситуация в белорусском агросекторе сейчас -- «пациент, который скорее мертв, чем жив». Недавно Президент Беларуси Александр Лукашенко, в поисках панацеи от массового побега специалистов, управленцев из отрасли, предложил: без характеристик – не отпущать! То есть, не позволять менять работу. Будет ли у белорусских аграриев новое «крепостное право» с «Юрьевым днем»? И разве можно силой, принудительными мерами… осчастливить? Удержать в той системе, которая не видится кадрам – молодым и не очень – перспективной?

В одной из последних командировок довелось немало покопаться в судьбе бывшего руководителя, причем, лучшего хозяйства района. Не вдаваясь в коллизии, замечу: ситуация сложилась не из легких. После ухода из хозяйства человеку приходится, образно говоря, пожинать «плоды» своих управленческих усилий. Какой ценой давались производственные свершения? Путем жесткого авторитарного «правления», без малейшего намека на демократию и принятия в расчет мнений специалистов, не говоря уже о простых работниках.

При всем этом, руководителем сельхозпредприятия наш герой был, по оценке вышестоящего руководства, -- вполне соответствующим должности, более того – принципиальным, требовательным, как к себе, так и к другим. Одним словом, заставлял работать, напрягал, а теперь…

В чем же суть противоречия? Да все в том же: погоня за иллюзорными успехами, порой, вынуждает тех же председателей СПК, директоров ОАО, КСУПов до предела «закручивать» производственные гайки. Ну, а винтиками, естественно, становятся люди. Их судьбы…

А как -- по-другому? Если в условиях нынешней системы, сложившейся в общественном секторе АПК, практически невозможно простимулировать работника, специалиста? Только – кнут, окрик, иногда – редкий пряник?

Вопрос в том, насколько велик КПД такого «управления»? Действительно ли улучшается экономика конкретного сельхозпредприятия, в частности, и районного агросектора, в целом?

Помню, лет десять назад позвонила одному руководителю СПК, вполне себе крепкого, кстати, в экономическом плане. Договориться об интервью, чтобы обсудить нелегкую ношу организатора сельхозпроизводства (тогда еще не в ходу было у нас модное нынче словечко – «агроменеджер»). Человек согласился охотно, вот только голос у него был хриплым. Простуженным или… надорванным? Оказалось, второе…

-- А что ты думала? Я колхозом «кірую” – надо ж кричать, иначе…

Ничего не поменялось с тех пор, увы. На «кнутовождение» подчиненные кадры реагируют своеобразно – с одной стороны, но и банально – с другой. Тихо саботируют… Зачем напрягаться, жилы рвать, если можно получить минимальную зарплату, которой вполне хватит, чтобы после получки прикупить в сельмаге «горючую» жидкость?

На кой ляд, одним словом, нам те перемены к лучшему?

А, между тем, получая, при полной отдаче, ненамного больше, чем горькие пропойцы, кадры тоже задаются резонным вопросом: «Почему – уравниловка?»

Как при таком раскладе повышать производительность труда, побуждать колхозников пахать, вслед за председателем, с утра и до ночи? Как вытащить трудовой ресурс из курилок?

Это -- сегодня огромная проблема не только в АПК Беларуси, во всей отечественной экономике! Проблема повышения производительности труда, выпуска более конкурентоспособной продукции. Или, хотя бы, продукции в нужных объемах (не приписанных!), что актуально чрезвычайно для агросектора Беларуси.

Поговаривают, теперь склады наших доблестных мясо- и молокопереработчиков снова «трещат» от… нереализованных запасов готовой продукции. Самое-самое «лучшее в мире» продовольствие отчего-то… невостребовано? Загадка века, не иначе!

Чтобы ее разгадать, не нужно претендовать на Нобелевскую премию. Все просто: затраты «шкалят». Потому, как работаем спустя рукава, полдня сидим в курилках, а хотим быть покорителями планетарного продовольственного рынка? Ну-ну…

Роль руководителя, менеджера, организатора сельхозпроизводства – особая стать. Вообще-то, в мире нет такого понятия – «руководитель», обычно применяются более конкретные определения. А руками водить – это, простите, пока только у нас можно.

Бывает, упрекают бывшего колхозного председателя: мол, присвоил себе, похитил, растащил добро хозяйства! А оно заключается, например, в старом добитом тракторе, который порос быльем на мехдворе. А списал сию колымагу не по правилам – тут тебе на голову сваливаются орды контролеров, ревизоров. Глядишь, и срок за решеткой на горизонте замаячил?

Но кто и когда задумывался, с чем уходят на заслуженный отдых руководители, отпахавшие в колхозах всю жизнь? Правильно: уходят ни с чем! У них нет доли акций, а, значит, стабильного дохода, как у акционеров-«буржуинов». Хорошо, если новый «голова» колхоза не забудет предшественника – огород спашет вне очереди, подарит грамоту к очередному Дню работника сельского хозяйства…

Грустно все это! И горько, и обидно…

Оплата труда агроменеджера в Беларуси -- во всяком случае, в крупнотоварном секторе точно -- не сильно разнится с доходом простого работника. Если есть примеры обратного толка – они, боюсь, единичны.

Уровень же ответственности, морально-психологической нагрузки – несоизмерим.

Вот и получается этакий диалог слепого с глухим. «Ты мне, товарищ работник, дай производительность труда в два раза большую – получишь пять-семь миллионов зарплаты!» -- увещевает руководитель. А в ответ: «Тебе надо? Ты и рви попу! А мне вкалывать -- зачем так нещадно?»

Только мощный собственнический стимул может спасти ситуацию. Иного – не придумано еще.

-- Интересно, а как вы работает с кадрами? Мотивируете их? Чтоб не повторять ошибок предшественника, -- спросила я у руководителя, сменившего того самого руководителя, о котором речь шла выше, на его беспокойном посту.

-- А они, кадры то бишь, уже давно – непрошибаемые, -- огорошил собеседник. -- По-хорошему, тихо-мирно -- не понимают… Приезжайте на второй день после выдачи заработной платы – сами всё увидите! Посмотрите, насколько «удается» быть корректным, выдержанным увещевателем. Лишать премий, грозить прогулами, увольнениями? Бесполезно! Все равно ведь придется идти на поклон к тому же горькому алкашу. А что делать, если больше некому «кланяться»? Белорусская деревня лежит на лопатках, вымирает, деградирует…

Наступил период полной непрошибаемости?

С уважением всегда Ваша Инна ГАРМЕЛЬ


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Владимир НОВИЦКИЙ, глава ФХ «Новицких» Лунинецкого района:

    – Почему сегодня в Беларусі колхозы попросту раздеты? Они много зарабатывают, но получается, что для мясокомбинатов выступают спонсорами. Цена закупки не соответствует себестоимости. Не говоря уже, чтоб получить прибыль. Моя задача – разобраться и поставить всё на своё место. Если кто-то думает, что меня будет учить – так не пойдёт...

    ЦИФРА

    130 лизинговых компаний

    на сегодня входят в реестр Национального банка РБ.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В деревне, где оставалось пять жителей, – теперь 100 домов

    В последние годы все больше череповчан, желая сбежать от городской суеты, поглядывают в сторону деревни. Почему? Мы постарались узнать на конкретном примере. «Голос…» побеседовал с жителями уютной маленькой деревеньки Юрьевец, что в 7 км от города. Итак, как же череповчане изменили ее жизнь?

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)