АВТОРА!

Беларусь ограничила въезд. Въездной туризм – всё?


С 1 ноября Беларусь закрыла наземные границы для зарубежных граждан. Впрочем, и со своими гражданами не все так просто. В конце прошлой недели на несколько часов границы Беларуси с Польшей, Литвой, Латвией и Украиной были перекрыты и для обладателей белорусских паспортов. Затем белорусов стали пропускать. Но уже в субботу начали поступать сигналы, что не впускают в страну наших студентов, которые учатся в сопредельных западных странах.

Ну, и с 1-го ноября в этой чехарде переменчивых правил, действующих на западных рубежах родины, появилась неутешительная новость: согласно постановлению Совмина от 30 октября, с 1 ноября Беларусь временно приостановила пересечение границы на въезд для иностранных граждан и лиц без гражданства в автодорожных пунктах пропуска, пунктах упрощенного пропуска, пунктах пропуска на железнодорожных вокзалах (станциях), пунктах пропуска в речных портах в целях предотвращения распространения инфекции – COVID-19.

При этом доступ в страну для иностранцев через воздушные ворота Беларуси не закрыт. Есть также исключения из правил по наземному перемещению, они касаются дипломатов, граждан РФ, следующих транзитом домой, и других категорий, которые к туризму отношения не имеют.

Въездной туризм в Беларуси получил значительный удар еще весной – вместе с первой волной коронавируса, когда мы границ не закрывали, но все вокруг отгородились от нас карантинными кордонами. Наш основной поток гостей – россияне – как вода: всё же проникал через свои границы, предъявляя документы, подтверждающие брони туров в белорусские санатории. Но это, конечно, была мизерная часть российского потока – приблизительно 80% от количества гостей из России, приезжавших в белорусские санатории в «доковидные» времена. Экскурсионный въездной туризм получил весной и вовсе 100%-ный удар. Деловые поездки также стали на паузу.

Впрочем, удивительно, но факт – россияне в наших санаториях по-прежнему составляют основную массу клиентов. Многие любят ездить в Беларусь на лечение, привыкли к врачам и не хотели бы отказываться от таких поездок. В субботу, когда было обнародовано вышеупомянутое Постановление Совмина, казалось, что уже всё – российским отдыхающим вход в наши лечебно-оздоровительные учреждения заказан. Тем не менее, по информации компании «АТТ», в эти тревожные два дня россияне по-прежнему заезжают на белорусскую территорию, предъявляя на своей границе ваучеры белорусских санаториев. С нашей стороны границы ничего не изменилось. Да и не могло измениться. На российско-белорусском участке границы нет блок-постов, нет пограничников – проверять ПЦР-тесты (которые Минздрав, между прочим, сделал обязательными для всех граждан, въезжающих в РБ, – без исключения для россиян!), останавливать и разворачивать каких-то нежеланных гостей некому. Как можно закрыть или контролировать границу, которой… нет?!

В то же время в Постановлении ничего не сказано о том, что новые правила не касаются российско-белорусского участка границы – видимо, забыли впопыхах. Или это – вообще неразрешимая коллизия. В итоге, новую норму в отношении россиян невозможно применить и непонятно как трактовать. Санатории, фирмы, продающие этот продукт, российские клиенты, которые волнуются и обрывают телефоны белорусских санаториев и фирм, – все ждут комментариев. Могут все-таки въезжать россияне на лечение в Беларусь или мы добили последний ручеек туристического экспорта?!

Что касается не перекрытых для иностранцев авиаграниц, то въездному туризму этот факт ничего особо не дает. Не перекрыли, конечно, в том числе, из-за «Белавиа», остановка деятельности которой невозможна по стратегическим причинам, да и полная изоляция страны, видимо, не является злободневной повесткой. Ну, и через воздушные ворота в страну всегда попадали деловые путешественники, вход для которых нужно держать открытым. К слову, сейчас в нескольких брендовых отелях столицы есть гости, их немного, но они есть. Нет сомнений, что они прилетают на самолетах, но, по большей части, их интересы находятся отнюдь не в плоскости бизнес-ивентов.

Впрочем, после событий августа 2020-го года стало ясно: ковид – не единственная причина, которая ставит под вопрос не только текущие, но и долговременные перспективы въездного белорусского туризма. Понятно, что о существенном развитии въездного туризма в Беларуси на какое-то время можно забыть.

На какое время?

Представители инкаминговых компаний говорят, что все контракты отменяются и переносятся на неопределенный срок. Кроме того, острой проблемой являются обязательства, которые имеют фирмы, занимающиеся приемом, принявшие деньги по предоплате от своих зарубежных партнеров, расплатившиеся с поставщиками и сейчас имеющие десятки тысяч долларов долга. Ведь указ об отсрочках, как помним, так и не был принят.

Свою печальную роль играет и неопределенность, непредсказуемость социально-экономической обстановки в стране. Минск туристический и, в целом, туристическая Беларусь, набравшие кое-какие импульсы и обороты после 2014-го года, больше не является ни миротворческой площадкой, ни желанной ареной для спортивных и прочих мероприятий.

Буквально на днях закончился большой турнир по фигурному катанию Isе Star, который никогда не привлекал каких-либо ощутимых потоков туристов-болельщиков (все-таки – не ЧЕ!), но теперь интересен тем, что, возможно, это будет последний в обозримом будущем значительный спортивный международный ивент, который мы видели на отечественных площадках. Командный ЧЕ по легкой атлетике, который должен был пройти в Минске весной 2021-го, уже отменен. Скорее всего, такая же судьба постигнет долгожданный ЧМ по хоккею, который Латвия принципиально отказалась проводить с нами на пару. Ряд печальных обстоятельств можно перечислять долго.

Что туризму остается в таких обстоятельствах?

Во-первых, не принимать никаких фундаментальных законов и программ, которые устанавливали бы правила игры на фактически разрушенном рынке. Речь идет, прежде всего, о новом Законе «О туризме». Не только Беларусь, но и весь мир оказались в совершенно новых условиях. Каким будет «пост-коронавирусный» туризм или туризм в условиях перманентной пандемии (и такое может быть!), мы еще не знаем. Не видим! Ситуация находится в развитии. Не думаю, что в состоянии балансировки на земле, уходящей из-под ног, есть необходимость вводить законы, по которым отрасль должна жить Бог знает сколько времени.

Выездной туризм в Беларуси кое-как дышит, в отличие от фактически мертвого въездного, но строить долгосрочные концепции развития, вводить некие глобальные регламенты в таких условиях нет никакой возможности. То же самое, кстати, касается и различных долгоиграющих программ, а также стратегий развития внутреннего и въездного туризма. Сейчас речь может идти только о текущих тактических действиях – программах-SOS – для рынка, для фирм, для инфраструктуры: тех, кто еле дышит – поддерживаем (речь, конечно, идет о государственной поддержке), видим, что «пациент» не дышит – делаем искусственное дыхание…

Во-вторых, жизненно необходимо внимательнее присмотреться к такому сегменту как внутренний туризм и бросить все силы на поддержку ресурсов этого сегмента. Здесь разумно было бы поддержать идею председателя правления РСТО Руслана СЕГЕНЮКА, который считает, что госбюджеты, запланированные на зарубежные выставки и прочие несостоявшиеся маркетинговые мероприятия зловещего 2020-го – следует переориентировать на поддержку внутренних проектов и терпящей бедствие инфраструктуры. Почему бы это не сделать? Назовите хоть одну причину! Трудные времена рано или поздно пройдут, а человеческие ресурсы, уже созданные команды, креативные проекты в белорусском туризме в любой момент могут бесследно раствориться в потоке фатальных обстоятельств. Если есть какая-то копейка – зачем ее держать «замороженной»?

Вот тут как раз не помешала бы систематизация для оказания помощи, если такая помощь, конечно, возможна. Мы почему-то только из Фейсбука узнаем, что музеи (в том числе – частные), галереи или порталы, работающие на белорусский турпродукт, просто-напросто загибаются. Поддержать их – это было бы правильно. Это было бы дальновидно. Ведь ни сегодня, ни завтра ничего не заканчивается. Какие бы сложности мы сейчас ни испытывали, надо сохранить кадры и потенциал. С надеждой на лучшее будущее…


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Игорь БРЫЛО, заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь:

    – Хотя основным рынком для поставок нашего продовольствия остается российский, продолжаем политику диверсификацию продаж. К примеру, интересен нам и вызывает встречный интерес рынок Афганистана. Посольство этой страны, а также бизнесмены хотели бы организовать бизнес-форум в нашей стране. Надеемся, когда пандемия поутихнет, такое мероприятие обязательно состоится.

    ЦИФРА

    Около 6% ВВП Беларуси

    составляет на сегодня сельхозпроизводство. При этом в данном секторе работает около 8% от общего количества занятых в экономике страны. Такие данные приводит Белстат в обзоре ко Дню работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности, сообщает БЕЛТА.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Силовым «скальпелем» – по людям в белых халатах…

    Белорусские медики, прежде не замеченные в повышенной политической активности, после 9 августа 2020-го – на постоянной основе подвергаются репрессиям, увольнениям и задержаниям. (И это – в разгар пандемии COVID-19!) В основном – за то, что выступают против насилия и поддерживают коллег, попавших за решетку.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)