АВТОРА!

ТОЧКА ЗРЕНИЯ. ГМО: реальная опасность или миф?


Есть сторонники, а есть ярые противники генетически-модифицированных организмов. В научном мире, СМИ продолжаются бурные дебаты. Маркетологи – тоже не отстают: расхваливают, что именно их продукция не содержит ГМО. Следовательно, она безвредна, полезна для здоровья и так далее.

Но нет ли тут, в бурном дискуссионном «море», элемента мифотворчества? Откуда, вообще, «ноги растут» у бесконечных дебатов? Конечно, сложно сохранять нейтралитет, но те немногочисленные эксперты, которым это удается, утверждают: проблема во многом искусственно раздута специалистами, журналистами.

При этом, на фоне дискуссий двух противоборствующих сторон, складывается интересная ситуация. Одни специалисты утверждают, что все это плохо, вредно, надо запрещать. Другие возражают – да нет же, за этими технологиями будущее, рано или поздно к ним придем. Кто прав? Чтобы встать на ту или иную сторону, нужно представлять суть самого процесса.

Нередко продукция, содержащая ГМО, у обывателя ассоциируется с ненатуральностью. Ну, раз уж с нею производились какие-то «подозрительные» генные манипуляции. На самом деле здесь нет ровным счетом прямой зависимости: трансгенный продукт может быть натуральным. Разница лишь в том, что в нем, допустим, выключен какой-то один ген.

 Почему же маститые ученые устраивают азартные словесные битвы, особенно в эфире российских телеканалов? По наблюдениям нейтрального, но компетентного зрителя, пока в теледебатах верх берет как раз лобби, выступающее против ГМО. На самом деле, все это – следствие банального столкновения экономических интересов.

Впрочем, журналисты, которые инициируют и поддерживают вышеупомянутые баталии, не хотят копнуть глубже. И увидеть, что ­­– о, неожиданность? – проблема ГМО… высосана из пальца.

Есть производители, которые проталкивают на агрорынок «химию» (пестициды). Они работают по старинке. Хотя там по-прежнему – миллиардные обороты. Представим себе такую ситуацию: выходит на рынок сорт сельхозкультуры, который имеет ген устойчивости к тем или иным вредителям, болезням. И, что, солидному производителю с налаженным циклом производства всевозможных препаратов – терять прибыль? Да, он понимает: раз уж генетически, а не с помощью внесения химических препаратов можно побеждать болезни, минимизировать тлетворное влияние вредителей, то рано или поздно наука продвинется настолько вперед, что придется полностью перестраивать свою специализацию.

Правда, пока приход такого момента в реальности откладывается. И заинтересованным игрокам на рынке нужно всячески оттягивать его необходимость в общественном сознании. Для чего производители «химии» активно покупают лояльность журналистов, ученых. Те, в свою очередь, азартно обосновывают, что не нужно ГМО, иначе будет плохо и прочее, и прочее…

Получается: не нужно увлекаться «химией» и, попутно, сочинять страшилки про ужасные последствия от возможного применения ГМО? Хотя, с другой стороны, прогресс в области проблематики ГМО полностью не избавит от необходимости использовать пестициды, но, однозначно, – уменьшит в них потребность для земледельцев.

Уже сейчас есть технологические схемы, при которых нужно сочетать и ГМО, и «химию». Типичный пример – применение глифосатов. Известная мировая корпорация, как известно, первой опробовала схему, придумав трансгенные растения, устойчивые к глифосату. Суть в том, что выращивается определенный сорт – трансгенный – устойчивый к глифосату сплошного действия. При этом сорняки гибнут, а трансген успешно растет и развивается.

С помощью трансгенных технологий можно попробовать решать проблему колорадского жука, например. В любом случае, применение ГМО возможно и целесообразно. И уж точно: нет никаких оснований искусственно ограничивать научный поиск – в угоду коммерческой выгоде тех же производителей «химии»…

Источник иллюстрации: zimmytws/shutterstock.com           

 


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Юрий МАЖАЙСКИЙ, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, главный научный сотрудник Мещерского филиала ФГБНУ «ВНИИГиМ им. А. Н. Костякова»:

    – Почему важно сегодня заниматься оценкой сочетания традиционной мелиорации и технологии эффективных микроорганизмов? Для улучшения агрохимических показателей дерново-подзолистой почвы, в первую очередь. Допустим, определенные поля не пашутся более 15 лет. Это вовсе не означает, что в плане плодородия почва стало лучше! Наоборот, есть определенная деградация, и биологические препараты тут способны помочь в повышении плодородия.

    ЦИФРА

    Более 70% самых уязвимых по засушливости почв

    находятся в Гомельской области. Такую информацию озвучил во время международной научно-практической конференции «Инновационные технологии в мелиорации: опыт, стратегия, приоритеты» доктор сельскохозяйственных наук, профессор, заместитель директора Института почвоведения и агрохимии НАН Беларуси Николай ЦЫБУЛЬКО.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Спортсмены против насилия, или Что удалось сделать БФСС во главе с «золотой рыбкой»?

    ЧМ по хоккею в Беларуси в 2021-м точно не будет. Кого-то эта новость огорчила, кого-то обрадовала. А еще она подтвердила: протестные настроения в спортивной среде вылились в неслабую головную боль для действующего политического режима. Одна из главных ролей в противостоянии с властью – за Белорусским фондом спортивной солидарности (БФСС). Что это за структура, как действует? www.agrolive.by проанализировал ее инициативы и успехи…

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)