АВТОРА!

ТОЧКА ЗРЕНИЯ. ГМО: реальная опасность или миф?


Есть сторонники, а есть ярые противники генетически-модифицированных организмов. В научном мире, СМИ продолжаются бурные дебаты. Маркетологи – тоже не отстают: расхваливают, что именно их продукция не содержит ГМО. Следовательно, она безвредна, полезна для здоровья и так далее.

Но нет ли тут, в бурном дискуссионном «море», элемента мифотворчества? Откуда, вообще, «ноги растут» у бесконечных дебатов? Конечно, сложно сохранять нейтралитет, но те немногочисленные эксперты, которым это удается, утверждают: проблема во многом искусственно раздута специалистами, журналистами.

При этом, на фоне дискуссий двух противоборствующих сторон, складывается интересная ситуация. Одни специалисты утверждают, что все это плохо, вредно, надо запрещать. Другие возражают – да нет же, за этими технологиями будущее, рано или поздно к ним придем. Кто прав? Чтобы встать на ту или иную сторону, нужно представлять суть самого процесса.

Нередко продукция, содержащая ГМО, у обывателя ассоциируется с ненатуральностью. Ну, раз уж с нею производились какие-то «подозрительные» генные манипуляции. На самом деле здесь нет ровным счетом прямой зависимости: трансгенный продукт может быть натуральным. Разница лишь в том, что в нем, допустим, выключен какой-то один ген.

 Почему же маститые ученые устраивают азартные словесные битвы, особенно в эфире российских телеканалов? По наблюдениям нейтрального, но компетентного зрителя, пока в теледебатах верх берет как раз лобби, выступающее против ГМО. На самом деле, все это – следствие банального столкновения экономических интересов.

Впрочем, журналисты, которые инициируют и поддерживают вышеупомянутые баталии, не хотят копнуть глубже. И увидеть, что ­­– о, неожиданность? – проблема ГМО… высосана из пальца.

Есть производители, которые проталкивают на агрорынок «химию» (пестициды). Они работают по старинке. Хотя там по-прежнему – миллиардные обороты. Представим себе такую ситуацию: выходит на рынок сорт сельхозкультуры, который имеет ген устойчивости к тем или иным вредителям, болезням. И, что, солидному производителю с налаженным циклом производства всевозможных препаратов – терять прибыль? Да, он понимает: раз уж генетически, а не с помощью внесения химических препаратов можно побеждать болезни, минимизировать тлетворное влияние вредителей, то рано или поздно наука продвинется настолько вперед, что придется полностью перестраивать свою специализацию.

Правда, пока приход такого момента в реальности откладывается. И заинтересованным игрокам на рынке нужно всячески оттягивать его необходимость в общественном сознании. Для чего производители «химии» активно покупают лояльность журналистов, ученых. Те, в свою очередь, азартно обосновывают, что не нужно ГМО, иначе будет плохо и прочее, и прочее…

Получается: не нужно увлекаться «химией» и, попутно, сочинять страшилки про ужасные последствия от возможного применения ГМО? Хотя, с другой стороны, прогресс в области проблематики ГМО полностью не избавит от необходимости использовать пестициды, но, однозначно, – уменьшит в них потребность для земледельцев.

Уже сейчас есть технологические схемы, при которых нужно сочетать и ГМО, и «химию». Типичный пример – применение глифосатов. Известная мировая корпорация, как известно, первой опробовала схему, придумав трансгенные растения, устойчивые к глифосату. Суть в том, что выращивается определенный сорт – трансгенный – устойчивый к глифосату сплошного действия. При этом сорняки гибнут, а трансген успешно растет и развивается.

С помощью трансгенных технологий можно попробовать решать проблему колорадского жука, например. В любом случае, применение ГМО возможно и целесообразно. И уж точно: нет никаких оснований искусственно ограничивать научный поиск – в угоду коммерческой выгоде тех же производителей «химии»…

Источник иллюстрации: zimmytws/shutterstock.com           

 


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Александр ЛУКАШЕНКО, Президент Беларуси:

    – Нужны в сельском хозяйстве новые тенденции. Наряду с тем, что в основе все равно будут старые технологии. Они себя зарекомендовали. Думаю, вы как экономист понимаете, что нам нужен экономический, прежде всего, результат. Без вала не может быть экономики, естественно. Но вал есть вал, а нам нужен результат. Нужны денежные средства. В Мстиславле это можно иметь. Надо разобраться вообще, чем там заниматься в перспективе. Особенно в части чего-то нового.

    ЦИФРА

    9-10 тонн на га пашни

    – столько ежегодно вносится органических удобрений белорусскими земледельцами. Этот показатель остается стабильным на протяжении последних 10 лет. Но, как полагают в Институте почвоведения и агрохимии НАН Беларуси, этого явно недостаточно.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    100 тысяч долларов штрафа. За то, что очистил болото с разрешения властей…

    Геннадий КОЛОШУК сейчас живет в Кобрине, у него небольшой семейный бизнес. В 2015-м, на волне интереса к агроэкотуризму, он купил хутор на берегу реки Мухавец в деревне Ходосы. Это пригород Жабинки, с богатой природой, хвойными лесами, где еще с советских времен работают детские лагеря.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)