ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

Адаптивное земледелие в Беларуси: на подступах или, все-таки, -- в действии?


Минувший земледельческий сезон показал: никто в Беларуси не «отменял» зону рискованного земледелия. Более того, стоит признать – уже два года подряд отечественные агрономы сталкиваются с такими природными капризами, что впору… Нет, не сдаться на милость небесной канцелярии, а вспомнить такое мнение: пора, давно пора и у нас активнее внедрять адаптивное земледелие! Впрочем, о чем конкретно идет речь и в каком направлении двигаться, практически не обсуждается. Видимо, за рутиной трудовых будней не находится времени? На эту тему мы и решили порассуждать c Константином ШАШКО (на снимке), кандидатом биологических наук, ведущим научным сотрудником отдела адаптивной интенсификации технологии возделывания зерновых культур РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по земледелию».

-- Меня эта проблема, бесспорно, волнует, поскольку всю жизнь занимаюсь данной тематикой – адаптацией агротехнологий к складывающимся конкретным погодно-климатическим условиям, -- заметил в начале нашей беседы ученый. – Не сказал бы, что в данном направлении в Беларуси ничего не делается… И практики, и мы, ученые, стараемся вносить свой вклад в, по сути, общую урожайную «скарбонку». Вы ж понимаете: в республике, находящейся в зоне рискованного земледелия, пускать на самотек адаптацию технологий к изменчивым реалиям – себе дороже!

-- Но нельзя же сказать, что можно почивать на лаврах?

-- Да, вы правы – надо смотреть правде в глаза: многое делается, но не везде, к сожалению! О какой серьезной работе говорить, если из десятка хозяйств в районе в трех, допустим, нет главного агронома? Или соответствующий специалист райсельхозпрода не имеет возможности выехать в то или иное хозяйство, потому что нет горючего или по какой другой причине? Между тем, внедрение методов адаптивного земледелия – эта априори глубокая системная работа. Ее нельзя подменить разовыми указаниями или полумерами.

Кроме того, порой в самих хозяйствах специалисты как будто бы в постоянном ожидании – вот, кто-то извне привнесет в их работу новые веяния. А пока – мы и так справимся. Как-нибудь…

А, тем временем, экономическая ситуация в отечественном АПК заставляет относиться к проблеме внедрения адаптивного земледелия более вдумчиво.

-- Не секрет, что с экономикой АПК, точнее, экономической эффективностью, у нас еще не все так безоблачно. Данный фактор влияет на распространение адаптивных технологий в белорусском земледелии?

-- Попытаюсь, со своей колокольни, ответить на этот чрезвычайно сложный, объемный вопрос… Тут есть прямая зависимость от общего экономического состояния в каждом конкретном хозяйстве. Если ОАО, СПК не прозябает, имеет деньги на счетах, то, как правило, про адаптивные технологии в земледелии не только краем уха слышали, но и внедряют их, в той или иной степени.

При неважной же ситуации с финансами речь уже идет не об адаптивных технологиях и прочих сложных материях, все сводится к банальному – отсеяться бы как-нибудь, потом наскрести денег на пару скудных обработок да поскорее убрать «хилый» урожай.  Соответственно, применение средств защиты растений идет не по принципу наибольшей отдачи, эффективности применения, а – на что хватит средств (улыбается). Замечу: на сегодня адаптивные технологии в земледелии во многом подкрепляются именно применением современных СЗР…

-- Однако агрессивная маркетинговая политика коммерческих структур, предлагающих огромное разнообразие СЗР не таит ли в себе подводных камней? Чем тому же агроному руководствоваться при выборе недешевых препаратов, когда в хозяйстве нехватка финансов, кадров, технических средств? Можно ли в таком случае говорить об адаптивных технологиях или, все же, о неких приспособленческих, применительно к возможностям?

-- Наука на сей счет должна говорить свое веское слово, конечно же! И она проверяет эффективность предлагаемых препаратов, помня и об увязке с адаптивными технологиями в земледелии. Нередко то, в чем убеждают фирмы, действительно оправдывается, доказывается на практике. Чаще всего именно более дорогие препараты – эффективнее. Поэтому коммерческие фирмы, как правило, работают не со всеми сельхозпредприятиями и не со всеми агрономами далеко. С передовыми, лучшими…

-- Возникает резонный вопрос: а кто же будут подтягивать остальных? Кто напомнит лишний раз о необходимости адаптации земледельческих приемов к изменчивым реалиям белорусского климата?

-- Не смогу ответить на этот, безусловно, ключевой, глубокий по своей постановке вопрос – я ведь не аграрный управленец. Могу, как ученый, только подтвердить: подобный разрыв, если он будет усугубляться, между примерно двумя сотнями передовых хозяйств и остальными – не на пользу общему уровню белорусского земледелия! И поднять уровень внедрения адаптивных технологий ведь быстро нельзя: даже за 10 лет нереально буквально каждое белорусское сельхозпредприятие приобщить к данному способу ведения хозяйствования на земле.

И, потом, нужно учитывать почвенную специфику в каждом хозяйстве. Если вспомнить, что нынче идет постоянное укрупнение бывших совхозов, колхозов, то порой на территории одного агрохолдинга можно найти сразу несколько видов почв. И под каждую потребуются свои адаптационные механизмы, технологии возделывания культур. А ведь есть еще и зоны разной обеспеченности влагой, теплом, разной продолжительности вегетации…

До тех пор, пока хозяин на земле (будем считать, что агрономы у нас таковыми являются) не станет понимать биологию каждой культуры и не будет иметь в своем распоряжении достаточно средств для применения всего самого передового, разработанного на сей день наукой… До тех пор, увы, мы будем только стремиться к внедрению адаптивных технологий в земледелии, а не будем их иметь на практике!

В этом плане, сами понимаете, в Беларуси еще предстоит ой, как много сделать…

-- Можно ли говорить, что, кроме финансовых проблем, есть и некая инертность мышления у агротехнологов, мешающая более широко взглянуть на проблему?

-- Нет, не сказал бы… Скорее, это единичные случаи. «Соль» проблемы – не в том, что много инертных агрономов, а в том, что в отрасли ощутимый дефицит кадров вообще.  Высокая текучка, сменяемость -- из-за низкого уровня заработной платы, прочих обстоятельств – отнюдь не способствует кропотливой планомерной работе. Повторюсь: внедрение адаптивных технологий – дело не одного аграрного года! И лучше, если один и тот же толковый агроном, придя в хозяйство и проанализировав ситуацию, начнет внедрять. Ну, а если некому анализировать, то некому и внедрять.

Низкий уровень зарплат специалистов – от общего низкого уровня экономики в тех или иных хозяйствах. Так что, как бы мы ни пытались уйти в разговоре от экономики, она «настигает» снова и снова (улыбается).

-- Сфера вашего научного интереса – адаптивные технологии в возделывании зерновых культур. Но в последнее время то и дело высказываются сомнения: быть может, зря стараемся сделать Беларуси житницей? Насколько, по-вашему, адаптивные технологии позволят и в будущем получать действительно высокие намолоты?

-- На сегодня в Беларуси зерновые высеваются на той площади, которая обеспечивает выполнение заказа по производству зерна. А главными заказчиками здесь выступают именно животноводы, учитывая то поголовье скота, которое имеется на сегодня в республике. Думаю, животноводческая отрасль имеет на сегодня право давать именно такой, по объемам зерна, заказ агрономической службе. 

К сожалению, говорить о стабильной 100-процентной обеспеченности поголовья своим зерном – пока в Беларуси не приходится. Тут есть незадействованные резервы. Недостаточно концентрированных кормов. Да, продовольственная безопасность для человека у нас, безусловно, обеспечена. Но вот как быть с продовольственной, то бишь кормовой безопасностью для животных? Они-то не «жалуются», но толковые специалисты, неравнодушные аграрии давно бьют тревогу – ставка только на кукурузный силос, как сильное «молокогонное» средство, чревата большими осложнениями в будущем. Отрадно, что в последнее время об этом много говорится – будем надеяться, ситуация исправляется…

-- Зерно в Беларуси останется – это понятно. По-другому сложно решать кормовую стратегию, соглашаюсь…

-- Да, но это мой взгляд -- как ученого-«зерновика». Возможно, если бы вы разговаривали с теми учеными, которые занимаются травами или бобовыми, то услышали бы весомые контраргументы. Необходимо, например, больше сеять трав, укреплять бобовую составляющую в рационах, не переводить массово скот на круглогодичное стойловое содержание, а вспомнить о выпасе. Я же занимаюсь адаптивными технологиями в возделывании зерновых, и за это отвечаю.

-- Но нужно ли Беларуси зерно, получаемое без применения адаптивных технологий вообще?

-- Когда в 70-е годы прошлого века западным странам удалось увеличить урожайность зерновых в два раза, в аграрном мире заговорили о «зеленой революции». У нас же в 1961 году урожайность была 8 ц/га зерновых, а в современной Беларуси, за последние годы, напомню, получено в среднем почти под 40 центнеров на круг. Получается, в 4 раза увеличили, и можно ли в таком разе говорить, что у нас не внедрено технологий адаптивного земледелия? Есть они, работают, другое дело – нет предела совершенствованию.

Многое меняется: если, например, не учитывали погодные условия, то теперь это – само собой разумеющийся фактор! Пишем научные обоснования, работы, на основе которых практики смогут продвигаться дальше. По моему глубокому убеждению, отечественному земледелию нужно и дальше идти вперед – увеличивать урожайность зерновых, а не останавливаться на нынешнем результате почти в 40 ц/га.

В то же время зарубежные специалисты говорят: а у нас наиболее выгодно производство зерна с урожайностью на уровне 50 ц/га, выше подниматься не стоит, поскольку тут же начнут «зашкаливать» затраты. (Кстати, в современных экономических условиях порой затраты настолько быстро растут, что зерно может и вовсе перестать окупаться!).

-- А до какого уровня урожайности целесообразно расти нам?

-- Не можем назвать конкретную цифру, но то, что расти пока нужно, есть резервы – абсолютно точно! И более активное внедрение методов, технологий адаптивного земледелия – тому подспорье. Ведь получение большего вала зерна не должно вестись за счет расширения посевных площадей под зерновыми -- то есть, экстенсивными методами! Интенсивный путь развития – будущее нашего земледелия вообще. Но сказать, что в этом деле сильно преуспели, – наверное, нельзя…

-- Может, стоит пристальнее всмотреться и в составляющие нашего зернового клина?  

-- Постоянно работаем над этим вопросом, уточняем – перемены, быть может, не настолько заметны, негромки, но они есть. Например, в послевоенные годы на территории БССР высевался 1 миллион 300 тысяч га озимой ржи. Сегодня под эту культуру отводится ежегодно по 350-400 тысяч га всего. Это изменение ощутимое? Да!

-- Будут и дальше сокращаться площади под озимой рожью в Беларуси?

-- Возможно, но не настолько серьезно. По овсам – бывало и по 600, и по 700 тысяч га, теперь – 300 тысяч. В данном случае сильно отразилось на сокращении посевных площадей под этой культурой значительное сокращение поголовья лошадей, белорусское коневодство утратило прежний размах, судя по всему. А для людей много овсяной муки не нужно. В то же время, еще не так давно кукурузы на зерно в Беларуси вовсе не выращивалось, а сейчас имеем 180-200 тысяч га на зерно. Рапс пошел весьма бурно «завоевывать» посевные территории. Тритикале – тоже, его высевается уже до полумиллиона га.

Подытоживая, могу сказать: всё в отечественном земледелии меняется, движется вперед, хотя непосвященному взгляду может показаться, что подотрасль консервативна. Во многом перемены обусловлены и необходимостью учитывать изменения в погодно-климатическом раскладе. За последние 25 лет среднегодовая температура в Беларуси выросла более чем на один градус. В большей степени это отразилось на осени, тех работах, которые приходится вести сразу после жатвы зерновых.

Но и сроки сева яровых тоже пришлось пересмотреть – из-за того, что продолжительность залегания снежного покрова сократилась, а продолжительность вегетации – удлинилась. Правда, обязательно нужно уточнять, какие именно культуры «требуют» перемен, образно выражаясь…

-- Сколько Беларуси нужно, вообще, получать зерна – в амбарном весе, а не в бункерном? И так ли уж необходимо стабильно иметь по тонне зерна на душу населения?

-- Понимаете, эти вопросы -- больше политические, нежели экономические… Мне сложно называть какие-то конкретные цифры. Как ученый, ставлю задачу для себя получать, во время опытов, и помогать практикам в производственных условиях иметь максимальные урожайности. Но, соглашусь с верной постановкой проблемы, -- Беларуси действительно нужна четкая, увязанная по многим позициям стратегия получения зерновых! Важна – стабильность, когда в течение многих лет урожайность поддерживается на высоком уровне.  Ненужных скачков, падений можно избегать -- в том числе, и задействуя технологии адаптивного земледелия…

-- Большое спасибо, уважаемый Константин Георгиевич, за интересный, содержательный разговор! Успехов Вам!

Беседовала Инна ГАРМЕЛЬ

Фото автора       

      

 


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Иван АМОСОВ, сооснователь компании 101dom.by, занимающейся строительством деревянных домов с использованием белорусских традиционных материалов и методик:

    – Если бы деньги, израсходованные на строительство БелАЭС, страна потратила на развитие альтернативной энергетики и внедрение соответствующих идей в жилищное строительство… Было бы куда больше пользы – и в государственном масштабе, и для отдельных граждан. Это повлекло бы за собой некий тренд, моду даже. И люди бы не опасались, например, делать ставку на использование того же самого теплового насоса. Надо понимать: газу есть альтернатива! Нужно только показать ее, убедительно пропиарить. Дело бы пошло. Оно и так движется, правда, потихоньку. И, все равно, в Беларуси достаточно энтузиастов, которые уже используют альтернативные источники энергии для своих домов. Свое жилье многим реально сделать более энергонезависимым собственными усилиями!

    ЦИФРА

    Более Br712 млн

    выделено из бюджета на реализацию в 2017 году мероприятий госпрограммы развития аграрного бизнеса в Беларуси, рассчитанной до 2020 года. Такое решение закреплено постановлением Совета Министров №62 от 23 января текущего года, сообщили БЕЛТА в пресс-службе правительства.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Фермера из-под Гомеля разорили чиновники?

    В деревне Страдубка, что в Гомельской области, с работой – не лучшая ситуация. А потому молодой человек – активный, с ветеринарным образованием – Иван ХВОИН решил заниматься собственным хозяйством и за счет этого жить.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)