ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

Кумир поверженный, или О вреде агротехнического… оппортунизма (окончание)


Читать первую часть интервью

— Верно ли, что пока уровень производительности труда в сельхозпроизводстве у нас раза в два ниже, чем у конкурентов-европейцев?

— Да, к сожалению.

— Но ведь сторонники более широкого применения минимальной обработки почвы акцентируют на том, что сэкономленные деньги можно пустить на стимулирование производства, отдельного сельского труженика. Не применяя пахоту, разве ж нельзя добиться существенного сокращения затрат, и, в итоге, получить более дешевую продукцию? Причем, меньшим количеством пахарей?..

— Нет, не соглашусь с тем, что в этой плоскости лежит резерв для сокращения затратной части. Когда появились мощные, широкозахватные машины, с увеличением рабочей скорости, проблема выполнения операций в оптимальные агротехнические сроки уже не так остра, как раньше. Ведь тот же No-Till, действительно, что дает в организационном плане? Да, более высокую производительность, с точки зрения сроков. Мы успеваем, не выполняя дополнительные операции по подготовке почвы, вспашке, обрабатывать поля. Но ведь сегодня мощные, высокопроизводительные агрегаты, применяемые и при плужной обработке тоже, снивелировали эту разницу, как бы «притушили» преимущество «минималки». Вопрос проблемный, повторюсь: в защите растений, то есть задействовании другого, весьма дорогостоящего фактора. При вспашке, как ни крути, засоренность уменьшается.

Экономия на ГСМ… Белорусскому аграрию надо снижать затраты горюче-смазочных материалов! Но вовсе не обязательно – за счет отказа от вспашки.

— Тут Вы меня удивили – разве аграрий сможет влиять на ценовую политику, диктуемую нефтяниками?

— На ценовую политику, ваша правда, влиять не в состоянии, но, все равно, конкретно в Беларуси аграрий еще далеко не оптимально использует ресурсы ГСМ. Очень высоки у нас тут затраты, увы. Как с этим бороться? С помощью эксплуатационно-технологического совершенствования машин, в первую очередь. Сегодня, если берем любую западную машину для нужд агросектора, то она будет обязательно компьютеризированной. Процесс принятия решений технологических, таким образом, переложен на машину. У нас же, предполагается, с этим должен справляться оператор, механизатор. Это не всегда происходит – если человек уставший, не хватает знаний и тому подобное. Как неизбежный итог, работа выполняется с пониженной производительностью и с меньшим уровнем качества.

В советские времена, кстати, так просто, от балды, не сажали прицепщиков, в пару к трактористам! Потому, что было строжайшее требование: пахать на глубину гумусного слоя! Но нет полей одинаковых – где-то глубже, где-то – мельче… Задача прицепщика была важной: следить за тем, что поднимал плуг. То есть, жестко отслеживалось, насколько соблюдалось требование хода корпуса на глубину гумусного слоя. Сегодня прицепщика нет – фактически нет глаз и ушей тракториста! Прицепщика должна заменять эффективная автоматика. А ее… нет. И, стало быть, «хромает» качество вспашки. Что, в свою очередь, приводит к ее дискредитации в глазах того же земледельца.

— Здесь уместно было бы вспомнить выражение, что нечего пенять на зеркало, коль лицом – не шибко красив? В смысле – не операция виновата, а то, как мы ее осуществляем?

— В моем понимании агротехнический оппортунизм – это, прежде всего, не попытка показать преимущества той же «минималки». Просто – так якобы удобней, выгодней, быстрей. Это – поверхностный взгляд, стремление не проникать глубоко в сущность проблемного вопроса, а скольжение по верхам…

— Тут, по-моему, уместно сказать о только-только намеченной колее, борозде, но — никак не о качественно заглубленной …

— Совершенно верно! Колея, на первый взгляд, правильная, удобная, но… Я считаю «сидение» в ней агротехническим оппортунизмом. Почему – поверженный кумир? В стихотворении Лермонтова, откуда взято это словосочетание, есть такая строка: «храм оставленный – всё храм, кумир поверженный – всё Бог». Глубоко убежден: для истинного агрария, стремящегося проникнуть глубоко в суть явления, плуг остается и останется кумиром! Кто бы его и как ни старался ниспровергнуть!

На самом деле, в данном случае кумир и не может никак быть поверженным. Он — силен, потому что остается и долго еще будет оставаться! Но ему сегодня, на мой субъективный взгляд, противостоит именно агротехнический оппортунизм.

Ленин давал такое определение оппортунизму: «Это – попытка опошлить марксизм, подорвать его изнутри, выхолостить его революционное содержание». Более точного определения, применительно к данному нашему разговору — о минимальной обработке почвы и спорах вокруг нее в Беларуси – не придумаешь! То есть, говоря без обиняков, переводя на реалии аграрные, у нас имеет место попытка опошлить вспашку. Но если сегодня поставить специалиста, ратующего за No-Till, и спросить, что такое вспашка, какие требования к ней применяются и как ее выполнять… Рискну нарваться на жесткую критическую отповедь, но, все же, закончу мысль – немного найдется среди «бесплужников» специалистов, которые действительно хорошо изучили «противоположную сторону»!

Чем «подрывается изнутри» вспашка? Сторонники «минималки» утверждают: якобы вспашка приводит к деградации почвы. «Благодаря» ей идет будто бы уменьшение ее потенциала. И спасение видят в отказе от плуга. Но пусть бы лучше оставили в стороне столь радикальные меры и выдали рецепт, а как по максимуму эффективно… пахать? Под какие культуры, на какую глубину, с каким количеством навоза? Речь идет ведь не только о правильном применении технологии, но и о конечной стоимости всех работ. Она же напрямую влияет на себестоимость конечной продукции! В Беларуси, которая не испытывает дефицита увлажненности, мы в трубу рискуем вылететь, тратясь на средства защиты растений – после использования панацеи технологической, коей «бесплужники» пытаются представить «минималку»…

«Химия» по-прежнему, в ценовом отношении, держится на стабильно высоком уровне. Причем, Китай, Индия прочно застолбили за собой выпуск основы, ингредиентов, дженериков, покупать которые вынуждены остальные производители во всем мире. А там, где есть подобная монополизация, сами понимаете, снижения цен ждать почти не приходится.

— Ленин еще говорил о «выхолащивании революционного содержания»…

— Стоит вспомнить другое крылатое выражение: вспашка разогнала голод, как керосиновая лампа – тьму. Но! В неумелых руках земледельца вспашка — страшнее острой бритвы в лапах обезьяны.

— No-Till, если развивать дальше Вашу мысль, тоже – бритва, но — несколько иного свойства?

— Да, более затратная, это – на мой взгляд. Неправильная вспашка может приводить и к деградации почвы, и к ее эрозии, и к резкому снижению производительности последующего комплекса машин. По неровной почве ведь нельзя обеспечить качественное прохождение агрегата…

— Вот, Вы все время норовите перейти к чисто технологическим аспектам проблемного вопроса. Мне же не дает покоя более глобальная проблема – может, все же, призадумаемся, что за землю оставим потомкам?

— Тут – смотря, перед кем ставить этот, безусловно, стратегический, в чем-то философский вопрос. Если — перед технологом полей, то его в первую очередь нужно учить, просвещать, как правильно обращаться с землей, оптимально вкладывать в нее, пытаться достичь наиболее эффективного результата хозяйствования… Если – перед политиками, финансистами, то стоит спросить, а насколько рачительно, целесообразно выделяются, расходуются средства, бюджетные в том числе, которые должны работать на сохранение, преумножение потенциала земли? Надо проводить за счет государства мелиорацию, но не только. Вот, мы говорили о недостатках в работе с органикой. Но чтобы внедрять новые подходы, одних слов мало – требуются средства. На технологию производства органики, на создание комплекса машин, которые бы помогали воплощать теорию в практику… Если в Беларуси сегодня действительно думают про сбережение земли, сельхозугодий для потомков, такие нужные средства обязательно отыщутся!

— У нас в государстве, создается впечатление, не очень-то много денег – вон, говорится про экономию, даже чиновничьи шеренги задумали малость «прополоть»…

— Да, нет, деньги есть, вопрос в том, чтобы их грамотно распределять, направлять в оптимально важные точки приложения. Ставить же перед аграриями стратегический вопрос о сохранении и преумножении плодородия почвы… Не думаю, что такой акцент верен. Скорее, нужно направлять земледельца на грамотную, ответственную работу с землей в то время, которое выпало на его долю.

Беда в том, что цифры по внесению необходимых доз органики в общем и целом очень хорошо расписаны. Но давайте спустимся на уровень конкретного хозяйства – спросим с него за это дело! В каком состоянии процесс на низовом уровне?

Без органики могут обойтись только временщики, эксплуатирующие на черноземах их природный потенциал. Белорусы не могут так работать, в силу многих обстоятельств. Сейчас, делая агрохимический анализ почв, можно заметить, где работают над повышением плодородия, а где – просто на дармовщинку хотя выехать… Кроме органики, возвращения соломы в почву, плодородию содействует и грамотная работа с сидератами. Так называемые культуры, используемые на зеленое удобрение, очень эффективны. В любом случае, оставляя их в почве – получаем положительный результат. Главное – строго следовать технологической дисциплине!

— Что касается технической составляющей…

— Несколько лет назад, начав активно использовать импортные машины, вместе с ними привнесли и довольно высокое качество соблюдения технологий. То есть, с импортными машинами добиваться этого стало легче, проще. Но, в связи с кризисом, слабой платежеспособностью аграрного сектора, фактически была прекращена закупка импортной техники, оборудования. Предприятиям же отечественной промышленности, в том числе системы «Белагросервиса», была поставлена задача: обеспечить как можно более высокий уровень импортозамещения.

— Справились с нею? На мой взгляд, не совсем…

— Дело в том, что приход на белорусские поля импортной техники показал: нам нужно иметь отечественные аналоги, уровнем никак не ниже! Многие предприятия рискнули и стали производить нечто похожее. Вначале, когда им разрешалось использовать до 90 процентов импортных комплектующих, дело шло более-менее успешно. Но, по мере освоения отдельных элементов у себя, доля импортных комплектующих стала снижаться. Но, все равно, они оставались… Когда же грянул кризис, чуть ли не в приказном порядке было велено… вообще исключить импортные комплектующие!

Всё бы ничего, но промышленное производство оказалось не готовым к повторению такого же качества, которое обеспечивается в некоторых импортных узлах, агрегатах. Оговорюсь – речь идет действительно о сложных составляющих, например, о тех же компьютеризированных системах, упругих элементах… В результате – пришлось идти на суррогатную замену импортных комплектующих на белорусские. Итог: резкое ухудшение качества работы машин и их технологической надежности. И это сегодня, если не в открытую, так в частных беседах, признается всеми. Но, на мой взгляд, для пользы дела, исправления ситуации стоило бы открыто, гласно признать это! И поставить перед руководителями промышленных предприятий, министерствами вопрос ребром: если сегодня даете гарантию равнозначности определенной детали импортной – на здоровье! В противном случае, будьте добры, разделяйте ответственность с аграриями за неурожай в хозяйствах…

Дело сегодня, гвоздь вопроса – не в какой-либо чудо-технологии, а в эффективной технологической машине. Ею определяется целеопределяющая операция… Я – за многофункциональность машины, когда с помощью одной – можно выполнить сразу несколько схожих процессов, которые должны осуществляться в течение всего аграрного года . Но это не значит, что стоит придавать машине не свойственные ей функции, то есть искусственно, в рекламных целях, расширять ее потенциал.

— Подытоживая тему «минималки»… Вы же не отрицаете ее важность, необходимость применения в условиях Беларуси?

— Не отрицаю, наоборот, где-то от применения плуга можно и нужно отказываться! Но — под определенные культуры, определенный тип почвы, при определенных погодных условиях… Применять — непременно с четкой, ясной, конкретной целью! Как нельзя сшить сапог, подходящий для любого размера ноги, так и в аграрном деле нет технологии обработки земли, годной на всю случаи, при любых условиях, на все времена!

В той аналитической записке, которую я подавал в правительство, сделан был такой вывод: нужно использовать в условиях Беларуси все доступные системы. Но каждая из них должна иметь конкретно обоснованную, научно выверенную, конкретную цель. В расчетном плане нужно применять четкую схему – сколько по хозяйству, в процентах, «отдавать» той или иной системе обработки почвы. Есть культуры, которые, в условиях Беларуси, требуют непременной вспашки: это пшеница, и озимая, и яровая, и кукуруза… Это и посев семян для получения корнеплодов. В мелиорации нельзя обойтись без плуга. А вот на мелиорированных торфяниках, наоборот, опасно пахать. В Гомельской области, между прочим, есть хозяйства, в которых с помощью «минималки» можно обрабатывать до 65 процентов всех сельхозугодий. Особенно, если СПК находится на мелиорированных торфяниках.

Система No-Till — сложнейшая! Требует учета многих и многих параметров. Если в вопросах классической обработки ошибки, неумелые ходы еще как-то можно снивелировать, минимизировав пагубные последствия, то ошибки после бездумного применения «минималки» — более ощутимы…

— Большое спасибо Вам, Яков Устинович, за обстоятельный, предметный разговор! Успехов Вам!

Беседовала Инна ГАРМЕЛЬ

Фото автора


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Александр ЛУКАШЕНКО, Президент Республики Беларусь:

    – С продукцией животноводства в прошлом году Беларусь вышла на рынок дружественного нам Китая. Мы на китайском рынке доказали высокое качество своей продукции. Почти полсотни отечественных предприятий получили соответствующие сертификаты. Это – непросто, это – самый тяжелый и сложный рынок. Достигнуто благодаря общим усилиям. Может быть, в первую очередь – дипломатической работе, и благодаря установлению тесных дружественных отношений с руководством Китая. Потому что решение принимал председатель КНР…

    ЦИФРА

    На уровне 3% по итогам 2017 года

    получен рост производства сельхозпродукции в Беларуси. Об этом БЕЛТА сообщило, цитируя министра сельского хозяйства и продовольствия Леонида ЗАЙЦА.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    Проблемы небольшого аграрного района в Беларуси: работы нет, но люди терпят

    За день до визита Александра ЛУКАШЕНКО (в ноябре 2017 года – Прим. www.agrolive.by) на центральной улице Буда-Кошелево смешались техника и люди. В воздухе – запах краски, рев болгарок и шорох щеток по асфальту.

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)