ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

Кумир поверженный, или О вреде агротехнического… оппортунизма


В Беларуси набирает обороты осенняя посевная, хотя еще и не отгремели дожиночные фанфары в Жлобине. Что ж, земледельческая специфика такова, что буквально вслед за комбайном требуется пускать агрегаты, обрабатывающие тем или иным образом почву. Но вот как обрабатывать – наиболее рационально? Пахать или не пахать? В поисках «волшебного избавления» от агрономических недоработок, приносящих белорусским аграриям немало убытков, нередко можно слышать и такое: дескать, если бы рискнули более широко распространить No-Till… Доходит до того, что некоторые отечественные ученые рьяно отстаивают позиции минимальной обработки, а иные – столь же азартно обвиняют первых в «отсталости», «замшелости», «препятствованию прогрессу» и так далее. Где же истина? В том числе и об этом наша беседа с Яковом ЯРОЦКИМ, директором Могилевского центра повышения квалификации руководящих работников и специалистов. Попытаемся отыскать ответ на вопрос, чем может быть чревато одностороннее увлечение какой-либо одной идеей или теорией. Допускаем, однако: высказанные здесь соображения, оценки кому-то покажутся излишне субъективными, на грани…

— Яков Устинович, Вы считаете, что для повышения эффективности белорусского агрокомплекса нужно пробить некую брешь в сознании земледельца – он должен осознать четко: пришла пора переходить на новый технологический уклад! Но ведь, слушая оживленные дебаты вокруг минимальной обработки почвы, простой белорусский хлебороб вправе… и возмутиться слегка? Совсем ведь запутывается – кого слушать?!

— Да, соглашаюсь: если речь заходит о какой-то технологии, но — вырванной из общего контекста, преподносимой, как некая панацея, – ясности не будет. Ни в сознании человека, ни на практике – в ходе реализации идей…

— Как Вы считаете, может, действительно недооцениваем потенциал ресурсосберегающий той же минимальной обработки почвы? Знаю, что Вы, по итогам одной из своих поездок в Россию, даже подавали аналитическую записку вице-премьеру, курирующему агросектор. Вас услышали? Дошло ли до широких аграрных масс, чиновников-управленцев: на самом деле – не все так однозначно? И подходить к бытованию «минималки» в Беларуси, в условиях рискованного земледелия, при наших административно-экономических управленческих реалиях, – нужно вдвойне осмотрительно?

— Давайте начнем с афоризма. Галилео Галилей в свое время говорил: «Книга природы пишется языком математики». Очень точное, верное выражение! Если следовать глубинной логике, заложенной в нем, стоит признать: дважды два – четыре, в любой стране мира! Это – закон математики, науки очень строгой. Но ведь математикой, не забывайте, описываются природные процессы, где участвует не один фактор, а их совокупность.

Даже самые крупные, маститые ученые-аграрии не смогут Вам назвать все факторы, влияющие, например, на урожайность сельскохозяйственных культур. Потому, что теория теорией, а древо жизни – зеленеет! То есть, все время, в практической деятельности, заново и заново открываются новые нюансы, обстоятельства. Особенно, если пытаемся не просто скользить по верхам, а более глубоко вникаем в фазы развития растений. Между прочим, сначала их количество определяли – 30, потом – еще больше, теперь – уже говорится о 115! Начиная от прорастания до формирования и снятия урожая… И в каждой фазе есть свои элементы, влияя на которые, можем получать запланированный конечный урожай.

Утверждать, что одну и ту же систему обработки почвы можно рекомендовать и для украинских, и для белорусских реалий, а также для условий других стран – глубоко не верно! Есть определенные параметры, которыми определяется применимость той или иной системы, в условиях конкретной страны…

— Если брать именно систему обработки почвы, то от чего нужно отталкиваться?

— Этот параметр – ясен и понятен: уровень увлажнения. То есть, речь идет о количестве осадков, выпадающих в той или иной зоне, применительно к перспективам возделывания той или иной культуры. Есть несколько типов зон: недостаточного, неустойчивого, устойчивого и избыточного увлажнения. Первая: 400 и ниже миллиметров осадков, что характерно, допустим, для Казахстана, юга Украина. У нас же, для сравнения, — 550-650 миллиметров. Белорусскому аграрию приходится работать в условиях достаточного, но неустойчивого увлажнения. В этом – коренное отличие! Это – принципиально разные земледельческие условия! Как, при таком раскладе, можно механически переносить срабатывающую на юге Украины систему обработки почвы на белорусские угодья?!

— Что же мешает нашей республике, которая неплохо увлажнена, получать в среднем по 60 центнеров зерна на круг?

— Это – слишком объемный вопрос, нельзя ответить примитивно: мол, из-за того, что не применяется та или иная прогрессивная, ресурсосберегающая система обработки почвы. Призываю Вас смотреть в природный корень! Отталкиваться от тех же климатических условий: и, вправду, количество выпадающих осадков у нас достаточное, чтобы замахиваться на более внушительную урожайность.

— Эта вожделенная цифра – 60 ц/га… Вот и по итогам жатвы-2013 ее достичь не удалось, более того, случился даже небольшой отход от прошлогоднего рубежа по средней урожайности. В любом случае, уже не один год «топчемся» в районе 30 ц на круг…

— Нынешний год аграрный был очень сложным в плане природно-климатических условий. Но! По-прежнему не отказываюсь от своих слов – средний показатель по урожайности зерновых в 60 ц/га для Беларуси реален! Проблема в другом: не всегда у нас осадки выпадают в нужный, оптимальный для земледельца момент. Но попытка перевести стрелки на незадействованный потенциал так называемой «нулевой» обработки почвы — на мой взгляд, не совсем эффективный путь поиска.

— Допустим, волевым решением спускаем «низам» резолюцию о более широком внедрении безотвалки по всей стране…

— Поясню, чего добьемся. При достаточном увлажнении, хотя и не ритмичном, неравномерном, «схлопочем» большую активность сорняковой растительности. Сколько стоят гербициды – сами понимаете. А где выгода, если придется, потом, раскошеливаться на дорогущие средства защиты растений?! Но засоренность – только один из настораживающих, не очень, прямо скажем, позитивных элементов. Довелось слушать как-то выступление коллеги, доктора наук из Казахстана, в котором ученый рассказал и о проблеме чрезмерного уплотнения почвы, которая имеет место быть как раз при минимальной обработке. Кто даст гарантию, что такая напасть минует нас, если безоглядно увлечемся No-Till?! Не пришлось бы проводить разуплотнение?.. Словом, начинают «вылезать» минусы, хотя, в целом, для того же Казахстана применение такой системы и предпочтительно, по причине природно-климатических факторов…

— Вспашка – на самом деле анахронизм, как ее пытаются представить?..

— Сегодня этот технологический процесс никто не может выбросить на задворки! Все способы обработки почвы имеют право на жизнь! Суть в том, что для каждой зоны увлажнения важны свои пропорции применения той или иной системы… Ответственно заявляю: в условиях Беларуси нам, нашим детям, внукам, задействованным в аграрном производстве, придется иметь дело со схемой, при которой 60-65 процентов останется за традиционной вспашкой. Если климат совсем уж глобально не поменяется, то, рискну предположить, белорусские почвы можно будет обрабатывать в такой пропорции вечно…

— Но ведь, несмотря на вносимые регулярно дозы минеральных удобрений, приходится констатировать: плодородие белорусских сельхозугодий находится в состоянии не преумножения, а убывания. Так, во всяком случае, считает профессор Михаил Кадыров. Апологеты же более широкого применения в Беларуси минимальной обработки почвы упирают, в числе прочих преимуществ, и на то, что с помощью этой системы можно существенно поднять плодородие. Сократив, попутно, затраты на приобретение удобрений, тоже – отнюдь не дешевых…

— Да, соглашаюсь: применение минеральных удобрений обеспечивает не только прибавку в урожайности, но и, увы, довольно ощутимое «сжигание» гумуса. Здесь рецепт один: возмещать органикой...

Что же касается оправдания более широкого применения минимальной обработки, в плане повышения плодородия почвы… Вот с этим – никак не могу согласиться! Применение подобного подхода предполагает нахождение достаточного количества пожнивных остатков, так ведь? Но количество таковых, после снятия основного урожая, на мой взгляд, совершенно не достаточно! Поэтому, даже при использовании No-Till, не обойтись без применения навоза в Беларуси.

Помнится, еще не в очень далеком прошлом, советском, многие поля у нас зимой были буквально заставлены буртами навоза. А где он теперь? Хорошо, там, где применяют «минималку», но без внесения органики, — рискуют утверждать, будто бы у них и так растет плодородие почв? Я бы на их месте не спешил так говорить… Это – очень и очень спорное утверждение! О повышении плодородия может авторитетно «заявлять» только сама почва: когда через пять-десять лет поле из белого превращается в серое. Или когда в дождливую погоду идем, а «кусочки» почвы прилипают к обуви – один из признаков того, что появился новый гумус.

— И что, по-вашему, стоит делать, дабы решить эту проблему – повысить плодородие почвы в Беларуси? Или, хотя бы, приостановить его убывание?

— Нужно более серьезно работать с органикой! Грамотное ее внесение, в оптимальных количествах – залог того, что ситуация поправится…

— Но откуда брать органику – у меня лично есть подозрения, что количество поголовья скота, мягко говоря, у нас малость завышено…

— Нет, по статистике оно растет, как раз. Дело тут не в количестве скота, хотя и это имеет значение, важнее – строгое соблюдение технологической последовательности. Вы думаете, навоз – это прямолинейно то, что «выдало» нам животное? Нет же! Эффективный, полезный навоз – прежде всего, правильно, по строжайшей технологии, приготовленное удобрение! Покажете мне, кто сегодня в Беларуси качественно, эффективно работает с органикой? Боюсь, искать придется долго! По большей части, в поля бессистемно, в жидком виде, всё вываливается – под «маркой» качественной органики! Но что она способна дать, такая «органика»?! Кроме загрязнения окружающей среды – ничего, по сути…

— Неужто во всей аграрной Беларуси не найдется ни одного хозяйства, опыт которого можно было бы здесь привести в пример?!

— Отдельные положительные примеры имеются… Но мы речь ведем о системном подходе, а не про усилия отдельных хозяйств. Представьте, сегодня на Западе активно внедряют производство биогаза. Но ведь то, что остается после переработки, вполне претендует быть названным высокого уровня органикой. Если мы не делаем биогаз, не используем отходы его производства, а просто вносим органику, то какой навоз должен быть, хотя бы — для обеспечения минимальной эффективности применения? Подстилочный, с большим содержанием соломы – раз. Сбуртованный, однородный по консистенции – два. До внесения – как минимум полгода, а лучше год – навоз должен пролежать в бурте, перепреть – три. Это все в идеале, на самом же деле система работы с органикой у нас очень допотопна: идет от того, как содержатся животные, а не от потребностей агротехнологического применения. Нормальной технологии подготовки органики ко внесению, увы, нет.

Кто в этом повинен? Ученые, которые не обеспечили научного сопровождения? Не сказал бы. Все идет от недоработок именно со стороны аграриев-практиков, производственников. Они, испытывая постоянный дефицит рабочей силы, и это – только один из факторов, сознательно закрывают глаза на фактически малополезное внесение органики. Да, навоз не оставишь накапливаться бесконечно, но и вносить его так, как в подавляющем большинстве случаев делается у нас, – это не дело! Можно вывозить: либо заранее подготовленным, либо в «сыром» виде, чтобы потом уже доводить непосредственно в полях.

— Как я поняла, солома должна играть во всем этом непростом процессе одну из ключевых ролей…

— Правильно понимаете! Но сейчас активно пропагандируется, рекламируется якобы очень толковое, полезное расширение функций соломы. Из нее можно получать энергию, если сжигать. Или, допустим, сделать пеллеты, которые на «ура» пойдут в качестве экспортного товара. Но призадумывался ли кто-нибудь, насколько это рачительно, по-хозяйски – жечь, прессовать солому? Почему-то забываем простую истину: горсть соломы приносит две горсти органики, умелое применение которой обеспечивает три горсти зерна в амбаре! Солому нужно непременно, в большой степени, возвращать в почву!

— Скажите, ну, почему хозяйствуем, думая лишь о сиюминутной выгоде, а не о том, что оставим, в плане плодородия почвы, потомкам?!

— Тут Вы немного утрируете – на самом деле, никто не отменял три вида задач для земледельца: в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективах. Если не думать о копейке на ближайшее прожитье, то – как решать более отдаленные по времени задачи?

— Да, но… Я хочу снова связать понятия, вернуться к обсуждению той же дискуссионной проблемы, насколько стоит уповать на минимальную обработку почвы, не возражаете? Создается впечатление, что как раз панацеей от всех бед No-Till некоторым ученым, практикам видится потому, что сместились акценты в системе трех видов задач. Похоже, о долгосрочной перспективе, то бишь о преумножении плодородия почвы, сохранении ее потенциала для потомков, белорусский аграрий сегодня просто не в состоянии думать? В силу того, что на селе скуден трудовой ресурс, что нет средств для ведения расширенного воспроизводства в АПК…

— Да, и профессор Кадыров прав, когда говорит, что нужно бить тревогу по поводу всё убывающего плодородия почвы. Да, в чем-то расширение применения «минималки» могло бы, не исключаю, дать определенные финансовые выгоды, но…

Куда важнее, на мой взгляд, смотреть на проблему в комплексе – насколько мы, вообще, грамотно работаем с землей, помогаем ей не истощиться? Проще всего сейчас пойти на повальное применение какой-либо технологической системы. Но каковы будут последствия? По No-Till моя позиция остается неизменной: применять – на определенных полях, не сильно обширных по площадям, под строго определенные же культуры! Важно учитывать еще и фактор своевременного применения, и наличия у вас эффективных мер защиты. Мало того, что могут «полезть» сорняки, так еще ж и болезни культуры одолевают… Идет ведь сильнейшее инфицирование – значит, потребуется весомый фунгицидный «ответ», так? А это все – затраты, затраты, затраты.

И так, надо заметить, дороговатый хлеб в Беларуси получаем. А ведь высокая себестоимость зерна неизбежно приводит к удорожанию молока, мяса. Нужно думать, как снижать себестоимость! Снижение некоторых статей затрат – только такой путь оптимален, на мой взгляд. Самое главное, при этом: ни в коем случае нельзя экономить, снижать зарплаты и так не сильно обеспеченных тружеников агросектора! Наоборот, при общей задаче – снижения себестоимости того же зерна — уровень заработной платы надо держать на достойном уровне. Почему? Вот мы говорим о No-Till… А для кого рассуждаем? Для продвинутого специалиста-агрария, работающего над своим развитием? Да! Но ситуация в АПК сегодня настолько сложна, в техническом, технологическом плане, что даже механизатору приходится вникать в такие сложные моменты, которые никогда бы и не коснулись тракториста советских еще времен… Нужно не допускать падения производительности труда в белорусском агросекторе, а, значит, платить хорошие деньги толковому работнику…

Читать вторую часть интервью


Система Orphus


КОММЕНТАРИИ К МАТЕРИАЛУ

    ПОИСК ПО САЙТУ

    СКАЗАНО!

    Алексей БОГДАНОВ, начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Минсельхозпрода Беларуси:

    – Россия остается важнейшим торгово-экономическим партнером для белорусских производителей сельхозпродукции, которая пользуется высокой лояльностью потребителей. Стратегия на этом рынке такова: сохранить достигнутое за прошлые годы. А вот дополнительные объемы производства и по мясу, и по молоку поставлять на разные рынки, диверсифицируя экспорт. Мы реально понимаем, что Россия занимается очень хорошим делом — импортозамещением, наращиванием собственного производства. Негоже такой стране зависеть от кого-то по импорту основных продуктов питания…

    ЦИФРА

    С 64 до чуть менее 30 тысяч единиц

    упали за последние годы, по сравнению с 2012-м, объемы производства тракторов в Беларуси. Об этом, как сообщает БЕЛТА, доложил на совещании у Президента А. ЛУКАШЕНКО министр промышленности РБ Виталий ВОВК.

    ГЛАС(З) НАРОДА

    В Гомельском районе – органик сад

    Здесь будут выращивать яблоки, груши и абрикосы без «химии». Местные фрукты прекрасно дополнят школьные обеды, а излишки планируют продавать – деньги пойдут на поддержку школы. К тому же сад станет местом отдыха деревенских жителей, сообщили www.agrolive.by в Центре экологических решений (ЦЭР).

    СИЗОХРЕНИЯ

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Вверх по склону, ведущему вниз…

    Фото Владимира СИЗА.

    ПОЧТА@AGROLIVE.BY

    Логин:
    Пароль:

    (что это)